Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Николай Николаевич Непомнящий Самые невероятные случаи

0|1|2|3|4|5|

Пианист решительно заиграл «Арию Клеветника» из «Севильского цирюльника». Джузеппе Лаццо начал петь, сперва довольно робко, так неуверенно, как никогда прежде. И после первой арии — никаких хлопков, ни единого звука. С обвисшими руками оперная звезда стояла как марионетка на сцене. У него появилось чувство, что он перед судьями или учителями, как когда учился в консерватории. Но одно было точно: призрачная публика его слушала, и это радовало. С тех пор как он дает концерты, он хорошо различает виды тишины. Без каких‑либо сомнений, это была почтительная тишина — вместо бурных аплодисментов.

Джузеппе Лаццо достал носовой платок. Пот заливал его лицо: жара была невыносимая. Но теперь он потел только от нее — страх исчез. Контакт со своей невидимой, таинственной аудиторией был налажен. И с этого момента в нем появилось только страстное желание: превзойти самого себя, Пианист начал следующую арию. Джузеппе запел. Он пропел всю программу, одну арию за другой, — и в промежутках была такая же тишина. Но теперь его это не заботило. У него была только одна цель — петь как можно лучше.

Через полтора часа занавес бесшумно упал. Все осталось позади. Импресарио бросился к нему. Впервые его голос не показался Джузеппе таким уж неприятным. Маленький человек был бесконечно благодарен и тронут. Он долго жал руку певца:

— Спасибо, господин Лаццо! Спасибо! Это было чудесно, спасибо!

. Джузеппе уже не хотелось задавать никаких вопросов. Он был подавлен усталостью, измучен всеми событиями этого дня. И ему совсем не хотелось углубляться в эту загадку. Сразу после концерта господина Лаццо отвезли в Манаус, а на следующий день он улетел в Рио.

Только через много лет ему открылась невероятная правда. Когда он рассказал эту историю одному своему знакомому, бразильскому врачу, тот пробормотал: — Все это правда. А затем пояснил:

— Я слышал, что приблизительно в двадцати километрах от Манауса существует одна деревня, в которую никто не осмеливается зайти. Это деревня прокаженных. Да, друг мой, вы пели для прокаженных. Джузеппе долго держался за голову и размышлял, — Но зачем, зачем потребовалась вся эта инсценировка? Фальшивый импресарио, говоривший чужим голосом? Почему двадцать тысяч долларов?

— Ну, фальшивый импресарио, вероятно, был настоящим миллионером. Может быть, филантропом… кто знает. Может, он знал кого‑то из слушателей, кто был ему очень дорог?

<p>ЧЕЛОВЕК, КОТОРОГО ТАК И НЕ СМОГЛИ ПОВЕСИТЬ

23 февраля 1885 года, 6 часов 58 минут. Священник тюрьмы в Экзетере, Англия, судья и старший надзиратель входят в камеру осужденного на смерть Джона Ли. чтобы его разбудить. Сперва должен выполнить свою работу священник. И сегодня первая казнь в его жизни. Он, конечно, страшится — и любой может его прекрасно понять. Вчера в тюрьме возводили виселицу, прямо напротив его часовни, и каждый удар молотка буквально пронизывал его с головы до пят.

За сорок лет несения духовной службы в графстве Сассекс он получил хорошую практику, и вся его чувствительная натура ныне протестует против одной мысли о том, что он должен принять участие в этом «спектакле». Но такова его работа: быть рядом, когда кто‑то умирает. Быть рядом, когда умрет Джон Ли. Быть рядом с ним и молиться о спасении его души.

К большому изумлению священника, осужденный встречает троих вошедших широкой ухмылкой:

— А, это вы наконец? Что, уже пробил мой час? Что ж, господа, начинайте!

Священник спрашивает у него, не желает ли он прежде всего исповедаться.

— А зачем? Мы определенно скоро увидимся снова! Четверо мужчин проходят во двор к виселице, где мистер Берри, «заплечных дел мастер», связывает осужденному руки за спиной. Священник начинает бормотать молитвы, поднимается на несколько ступенек и занимает место, которое ему предназначено по закону.

— Вы хотите что‑нибудь сказать? — спрашивает судья у осужденного. Джон Ли твердым голосом отвечает: — Нет, ничего.

Все дальнейшее происходит очень быстро: палач накинул белый капюшон на голову преступника, укрепил у него на шее веревку и подал знак помощнику. Священник закрыл глаза и забормотал молитвы еще чуть громче. Помощник дернул за шнур защелки — но люк под осужденным не провалился! На пару секунд воцарилось молчание. Палач опомнился первым и дал еще один знак помощнику. Джон Ли был освобожден от веревки и капюшона. Он бледен, но — да, он почти развлекается происходящим.

— Привет, это снова я! — И он замечает пастору, который стоит рядом с ним на трясущихся коленях: — Я же вам говорил, что мы скоро увидимся снова!

На помосте виселицы мало места. Священника и осужденного просят спуститься вниз. Надо проверить механизм. Палач и его помощник принимаются за отладку. Но все работает — защелка отходит, как ей полагается, и люк с глухим стуком падает вниз. Мистер Берри, палач, извиняется: — Мне правда очень жаль… но мы должны проделать это еще один раз.

— Так делайте! Выполняйте свою работу! — произносит Джон Ли совершенно небрежно.

На него снова надевают белый капюшон и на шею накидывают веревку. Священник закрывает глаза и опять бормочет молитвы. Палач подает знак. Его помощник дергает за шнур. Защелка движется, и люк снова застревает и не открывается!

Ну довольно! Судья сверлит палача гневным взглядом. Защелка опять задвигается, веревку и капюшон снова снимают. — Отвести осужденного в камеру! Пока надзиратели ведут Джона Ли, священник возвращается в свою часовню и молит Господа, чтобы ОН простил несчастного, уже дважды перенесшего смертный страх.

Между тем палач лихорадочно работает. Механизм еще раз проверен. Все функционирует безупречно: защелка выдвигается, и люк откидывается вниз. Мистер Берри даже сам встает на люк, хватается за веревку обеими руками и командует: ‑Давай! Дергай за шнур! Люк распахивается, и палач на несколько секунд повисает на веревке. Затем он спрыгивает на дошатый пол:

— Все работает безупречно. Вы же видели сами.

— Хороню, — говорит судья. — Тогда еще раз!

И снова Джон Ли покидает камеру смертников. И создается впечатление, что ему все это нипочем. Несчастный священник возвращается, чтобы казнь была приведена в исполнение по всей форме. Он пытается возразить, что при сложившихся обстоятельствах… принимая во внимание знаки… когда дважды небеса являли свою волю… необходимо отменить казнь!

Но судья непоколебим и требует, чтобы все заняли предназначенные им места. Божественное право достойно уважения, но ирландское право требует своего. Джон Ли убил, и он должен умереть!

Слух о необычайных обстоятельствах этой столь технически трудной казни уже разнесся по всей тюрьме, будто искра. Все заключенные собрались у зарешеченных окон и глядят на человека, который готов в третий раз взойти на виселицу. Палач, духовник и приговоренный — каждый вновь занимает предназначенное ему место.

Прежде чем мистер Берри накидывает на голову Джона Ли капюшон, он говорит ему:

— Мне очень жаль, старина, но теперь все произойдет на самом деле.

— Ты так считаешь? — замечает осужденный, и снова по его лицу пробегает широкая усмешка.

Ну теперь все пройдет, как надо, думает про себя палач и со смешанным чувством опять накидывает капюшон на голову, укрепляет веревку на шее, проверяет узел и отступает на два шага. В третий раз священник в своем углу начинает произносить необходимые молитвы и закрывает глаза.

Мертвая тишина. Затем слышится голос: он поет старую английскую песню, — приглушенный голос, но спокойный и мощный: Джон Ли, он поет из‑под капюшона!

Изумленно и беспомощно палач смотрит на судью. Такое он видит впервые. Да разве способен человек на что‑то подобное?… Но судья уже в нетерпении: — Чего вы ждете, мистер Берри? Почему небеса не подают знака? Судья энергично кивает, и палач решительно командует. Помощник дергает за шнур, слышно, как скользит защелка, — и снова люк не проваливается!

Вопль радости разносится по всей тюрьме. Заключенные неистовствуют. В ярости судья срывает парик и топчет его ногами.

— Уведите осужденного в его камеру… и пришлите ко мне этого идиота плотника, который строил виселицу!

Сопровождаемый радостными воплями своих товарищей по заключению, Джон Ли покидает тюремный двор, как тореро арену, со всех сторон его встречают приветствия, а он спокойно шествует в свою камеру.

Священник поворачивается к судье, но тот перебивает его:

— Позаботьтесь о своих делах и нс лезьте туда, где вам не место!

Плотника зовут Френк Росс. Он тоже заключенный, которого сначала приговорили к смерти, но потом заменили наказание на пожизненное заключение. С невинным видом он встает перед судьей. — Ты строил эту хреновину?

Отрицать бесполезно. Действительно, две недели назад он получил приказ администрации построить виселицу с помостом по классическим чертежам.

— И почему же эта штука теперь не работает, спрашиваю я? Френк Росс пожимает плечами. Он не знает… ни малейшего понятия… может быть, из‑за дождя и ночного холода дерево разбухло… — Так подтеши дерево в этом люке! К восторгу всех заключенных, которые прилипли к своим окнам, сам судья проверяет работу механизма. Дважды он лично встает на место осужденного, как прежде него это делал мистер Берри. И дважды защелка открывается, дважды он повисает на веревке, за которую держится обеими руками. Все прекрасно работает!

— Ну, кто что скажет! Все в порядке. Мы должны довершить это дело до конца!

Под буйные выкрики заключенных Джон Ли в четвертый раз оказывается под виселицей. В четвертый раз — уже трясущимися руками — мистер Берри накидывает на него капюшон и укрепляет веревку, в четвертый раз священник закрывает глаза и молит Господа, чтобы чудо случилось еще один раз. И снова мертвая тишина повисает над тюремным двором.

Поскольку палач весь трясется, судья сам подает знак помощнику. Тот в четвертый раз дергает за шнурок — чтобы в четвертый раз люк не распахнулся! — Мать моя, да не может этого быть! Тут поднимается немыслимый шум — все заключенные разражаются воплями восторга. Мертвеннобледный, с повисшей головой, судья покидает тюремный двор. Священник поднимается с коленей и благодарит Господа за спасение жизни Джона Ли. А тот снова отправляется в свою камеру.

Пару дней спустя на заседании нижней палаты парламента смертный приговор ему заменяется пожизненным заключением. А через двадцать два года Джона Ли амнистируют и отпускают на свободу. Он даже успевает жениться и умирает в 1043 году естественной смертью. Уже на смертном ложе он открывает свою тайну.

Конечно, никакого чуда в его спасении не было, а была одна только ловкость рук Френка Росса, плотника: точно под тем местом, где во время казни должен стоять священник, он обломал одну доску, которая сдвигалась всего на один‑единственный сантиметр, когда кто‑нибудь на нее становился, — один сантиметр, но приходящийся точно на нужное место, чтобы заблокировать люк. Ведь при всех проверках священник уходил со своего места на помосте виселицы и не стоял на той самой доске. Поэтому механизм действовал исправно. Но при каждой попытке провести казнь доска делала свое дело. Священник, если можно так выразиться, оказался для осужденного на самом нужном месте.

Это был последний раз, когда система английского правосудия позволила заключенному строить виселицу.

<p>НОЧЬ ШПИОНОВ

В аэропорту одной европейской страны, в то самое время, когда большинство работников таможни спит и видит сны, зазвонил телефон. Чей‑то настойчивый голос потребовал, чтобы ему дали поговорить с начальником таможенной службы. Хотя голос звучал глуховато, но в нем слышались вполне официальные нотки. Во всяком случае, ссылки были соответствующие: на министерство такое‑то, секретаря того‑то и даже на приказ самого главного, всем известного начальника!

— Самолет из Цюриха, рейс тысяча двадцать седьмой, приземлится у вас в один час ноль четыре минуты. Правильно?

— Правильно.

— У вас есть список пассажиров?

— Да…конечно.

— Там у вас должна значиться госпожа В., транзитный пассажир в Швецию. Речь идет о жене военного атташе из нашего министерства. У нас есть следующий приказ относительно нее: даму надо тщательнейшим образом обыскать. Подозревается, что она везет при себе документы исключительной важности. Дело серьезное. Речь идет о безопасности государства. Но вы должны быть крайне осторожны. Сделать все основательно, но тактично! Министерство на вас полагается. Я надеюсь, что вы возьмете это дело под свой личный контроль.

Начальник таможни аэропорта встал прямо, как на параде, и с самым серьезным выражением лица положил трубку на рычаг. И к тому времени, когда самолет из Цюриха ‑рейс тысяча двадцать семь — с завывающими турбинами садился на ближайшую полосу, вся местная таможенная служба была готова устроить госпоже Б. веселенькую ночь.

Госпожа Б. с любой, точки зрения была дамой значительной. Достоинство и властность. А что еще нужно в наше время для настоящей шпионки? Известно ведь, что шпионы выглядят точно так же, как мы с вами. Они бывают высокие и низкорослые, тонкие и толстые, самые настоящие волки в овечьей шкуре. Госпожа Б. как нельзя лучше подходила для роли шпионки.

Глава таможенной службы наблюдал в полевой бинокль из окна своего бюро, как к самолету подогнали трап, и был просто поражен, с каким независимым, небрежным видом ведет себя предположительная Мата Хари. Настоящая гранддама пятидесяти с небольшим лет в меховой шубе. В одной руке она несла маленькую собачку, а в другой косметичку и шествовала по залу для транзитных пассажиров как кинозвезда, С этого момента она, сама того не подозревая, уже была в западне. Прошло всего несколько минут, как к ней подошла миловидная стюардесса и обратилась тем правильным, поставленным голосом, каким в аэропортах всего мира стюардессы встречают или напутствуют пассажиров:

— Извините, пожалуйста, уважаемая госпожа. Но ваш самолет сможет вылететь только через пару часов. У нас возникла маленькая техническая проблема. Ничего серьезного, но на проверку всего уйдет некоторое время. Не будете ли вы так любезны дать мне ваш багажный талон, чтобы мы перенесли ваши вещи. Наша компания сделает все, чтобы вы как можно скорее — и само собой в первую очередь — получили место в другом самолете. Но это не очень легко, ведь все места забронированы заранее!

Госпожа Б., с одной стороны, была недовольна задержкой, но с другой — почувствовала себя польщенной подобным вежливым и дружелюбным обращением. Пусть другие пассажиры видят, как она станет вести себя в такой ситуации. Конечно, принимая во внимание ее общественное положение, ничего удивительного в подобном обхождении нет, тем более что она, госпожа Б., верный клиент этой авиалинии и регулярно совершает рейсы ее самолетами. Ее дети живут в Швеции, и она часто их навещает. Персонал аэропорта (;е знает. Поэтому она без промедления достала свой багажный талон и проследовала в зал ожидания для важных персон. Стюард принес ей чашечку чаю.

Между тем на ее багаж, словно стая саранчи, набросились таможенники и перетрясли все вещи с потрясающей аккуратностью. Но — ничего. Никакого двойного дна, никаких микропленок в тюбике для зубной пасты. Чемодан выглядел совершенно невинно. Было ясно, что дело принимает серьезный оборот. Глава службы решил прибегнуть к помощи двух таможенниц., специалисток по обыску. И пока он объяснял своим коллегам их задачу, госпожа Б. в зале ожидания начала проявлять нетерпение. Она встала, подошла к стюарду и шепотом — а в таких случаях все ламы переходят на шепот — сказала:

— Мне нужно освежиться. Вы не подскажете, где здесь туалет?

Черт возьми! Об этом стюарду — а он, конечно, был работником секретной службы — ничего не говорили. На какой‑то момент он застыл в нерешительности. Что же делать? У него есть приказ не спускать с госпожи Б. глаз ни на секунду. А трюк с туалетом известный, классический. Одну минуточку, уважаемая госпожа, и я буду к вашим услугам. Туалеты и комнаты для отдыха находятся в зале прилета. Лучше всего я вас сам туда провожу.

Он еще позвонил — незаметно — начальству и попросил подкрепления. Он должен быть уверен, что никто во время краткого «затворничества» дамы не будет иметь с ней контакта и при этом надо, чтобы она ничего не заподозрила. Скрытность и эффективность — вот их девиз. Малейшая оплошность — и весь материал уйдет! Или, что еще хуже, выяснится, что никакого «материала» вообще не существует — никаких документов или микрофильмов. Тогда получится большой межведомственный и международный скандал, такой, что ой‑ой‑ой.

Госпожа Б. весьма терпеливо ждала, пока ее не проводили в то место, куда она так стремилась. Перед дамским туалетом она передала свою собачку на руки стюарду — переодетому агенту, дружески его поблагодарила и скрылась за дверью. Она не обратила ни малейшего внимания на другую даму, которая подкрашивала губы перед зеркалом, прошла дальше и, убедившись, что все кабинки, кроме одной, уже заняты, закрылась в этой единственной свободной. Прошло значительное время. Стюард только смотрел, чтобы никто не заходил или не выходил. И вот его миссия была завершена.

Госпожа Б. приняла на руки свою собачку, поблагодарила и деликатно дала понять своему вежливому провожатому, что нашла здешнее заведение в состоянии, в котором ему вовсе не полагалось бы быть, — замечание, которое сделал бы любой благородный клиент соответствующему учреждению на ее месте, имей он для этого возможность.

Когда госпожа Б. опять заняла свое место в зале ожидания для важных персон, то она обнаружила перед собой ту же самую стюардессу, но на этот раз в сопровождении бодрящегося, но явно стыдящегося своей роли служащего таможни в форме:

— Вот, уважаемая госпожа… сейчас… понимаете ли… так… нам очень, очень жаль, но мы вынуждены вас просить пройти досмотр вещей и… личный досмотр.

Какое лицемерие! Госпожа Б. вскочила. Личный досмотр? И зачем? Да это же смешно!

Ей было объяснено, что приказ есть приказ. Остальным пассажирам пришлось пройти аналогичную процедуру. И ни один из них не возражал, а теперь никто не станет делать исключений для госпожи Б. и т.д.

Явно раздосадованная, но все еще сохраняющая самообладание, госпожа Б. покорилась своей судьбе. И вскоре оказалась в таможенном бюро перед двумя атлетически сложенными служительницами, которые попросили, чтобы она сняла с себя всю одежду и позволила бы ее осмотреть.

— Но это совершенно нелепо! Вы же знаете, кто я такая. Ну ладно, пожалуйста, делайте свою работу. Но знайте, что все это — невероятная наглость!

Дальнейшие события этой цочи — весьма деликатная тема, к которой надо подступать с осторожностью. В конце концов госпожа Б. осталась стоять посреди таможенного бюро в костюме праматери Евы. Ее одежда была тщательно осмотрена — но без результата. Да, но ведь служительницы таможни должны осмотреть и саму даму — лично! Спереди, извините, — ничего неот бычного. Сбоку — все в порядке. Но вот сзади!

— Вот… здесь… посмотрите здесь! Вы только взгляните… — залепетала совершенно смущенная помощница и кликнула свою начальницу. — Что такое? Немедленно отвечайте! Госпожа Б. вся покраснела от стыда и была близка к обмороку.

Да, что же там такое? А то, что на ягодицах достопочтенной госпожи Б. явственно видны буквы, на первый взгляд совершенно нечитаемые. Начальница подносит поближе лампу, берет даже лупу, но все никак не может уловить хоть какой‑нибудь смысл в этих иероглифах. Но в любом случае ясно, что ТАМ — некое сообщение, зашифрованный текст. Ведь буквы написаны явно в зеркальном отражении! Вот где скрывался «материал»!

— Может быть, вы наконец соблаговолите сообщить, что вас так заинтересовало на моих ягодицах? Это выходит за рамки допустимого! Вы закончили со своим обыском?

— Мы просим у вас прощения, уважаемая госпожа, но здесь, здесь «материал»… какой‑то документ! — Что? Материал! Документ! Вы все с ума сошли! Глава таможенной службы, который был вызван уже через мгновение, поскреб макушку. Подобное озадачивает: «Это просто невероятно!» Как такое возможно? Госпожа Б. — все‑таки шпионка! И она придумала гениальный метод, просто шикарный.' Прекрасно зная, что при ее высоком положении в обществе никто не осмелится… она отпечатала сообщение на самой интимной части тела.

Он схватил телефон, позвонил своему начальству, оно — своему и так далее, пока наконец голос самого высокого лица не приказал: «Сфотографируйте тело преступницы! Я хочу, чтобы было сделано увеличение!

И свяжитесь с шефом отдела дешифровки. Все это должно делаться скрытно, вы понимаете! И подержите эту даму для меня тепленькой! Из того, что найдено, не должна пропасть ни одна буква. И сделайте это половчее. Пусть она лежит на животе и не шевелится. Отправьте также на анализ чернила, ясно? Покажите, на что вы способны. И немедленно пришлите мне отчет по этому делу. Я надеюсь, вы понимаете, что это значит!» И вот в течение долгих часов госпожа Б., несмотря на ее крики и протесты, подвергалась худшему из возможных унижений. Ее фотографировали, исследовали при помощи микроскопа, ее увеличивали в цвете и черно‑белом изображении и даже просвечивали инфракрасными лучами. Наконец, когда с ее ягодиц получили все возможное, изображение было размножено, и по телетайпу отправлено в отделы дешифровки сразу нескольких ведомств. Но — все никуда не годится.

— Совершенно ни к черту! Сделайте еще увеличение, каждой части отдельно, и еще — картинку почетче! — командовал шеф.

Что, черт возьми, могут означать эти иероглифы? Промышленные секреты? Может быть, здесь изложены данные по конструкции нового двигателя? Или тайный военный отчет НАТО? А может быть, речь даже идет о списке шпионов и их прикрытий? Да вдобавок с фотографиями!

Понадобилось участие всех секретных сотрудников. Супруга госпожи Б. разбудили и препроводили к министру, которого тоже подняли посреди ночи с постели. Ночь для всех участников прошла в большом напряжении: тайные сведения, телефонные переговоры )ерез всю Европу, приказы и еще приказы. Между тем несчастная госпожа Б., окончательно униженная, на грани обморока, в который раз пересказывала свою версию событий:

— Да поверьте мне, наконец! Здешние туалеты ужасно грязные, я даже пожаловалась на это стюарду. Мне было настолько противно, что я положила на унитаз газету, перед тем как сесть. Вероятно, номер был только что напечатан и краска перешла мне на кожу. Вы сами можете это проверить. Это была «Трибюн де Женев». Я оставила ее там!

Но, увы, уборщицы первой смены уже приступили к работе, и по крайней мере основную работу они сделали. Никто не верил госпоже Б. И она оставалась лежать распростертой на животе, пока размноженные фотографии ее ягодиц подвергались анализу во всех возможных инстанциях. Шутка получилась довольно скверная.

Прошло несколько часов, прежде чем работник отдела дешифровки не принес высокому начальству свой отчет. Уже на заре министр.наконец смог ознакомиться с материалами по самому громкому шпионскому делу нашего времени. Перед ним легла папка со всей шпионской информацией, и он прочел: статью о кантональных выборах в Швейцарии, прогноз погоды, список некой футбольной команды с приложением фотографий, а также сообщение о конкурсе рыболовов спортивного общества «Веселый женевец». Все это была первая полоса «Трибюн де Женев» с изрядно стершимся текстом, в зеркальном отражении и напечатанная — в цвете — на ягодицах одной достойной дамы. Невероятно секретный документ!

<p>РАДИО В ГОЛОВЕ

28 февраля 1937 года, двадцать часов. Леон Бувре в, первый раз спрашивает себя, уж не сходит ли он с ума. Только что он вполне мирно сидел со своей женой за столом и ужинал, и, как всегда, они вместе слушали радио. Они жили в пятнадцатом квартале Парижа. До сих пор все было нормально. Ничего необычного. В течение десяти минут они почти с религиозным рвением слушали передачу о певце Тино Росси. И вдруг начался этот странный разговор между месье и мадам Бувре.

Мадам Бувре посмотрела на радиоприемник и зло произнесла: — Да что же это такое! Опять! Месье Бувре с удивлением поглядел на супругу: — В чем дело?

— Ты что, плохо слышишь? Приемник отключился! — Да нет, я думаю, это ты оглохла. — Да что ты говоришь! Тогда ты слышишь то, что слышать невозможно!

— Мне очень жаль, дорогая, но приемник работает совершенно нормально.

— Что? Тогда ты, должно быть, восьмое чудо света! И за несколько минут дискуссия едва не переросла в такой скандал, который мог бы привести к семейному краху. В конце концов разъяренная мадам Бувре щелкнула выключателем на приемнике:

— Ну что ты теперь скажешь? Может быть, ты попрежнему что‑то слышишь?

На самом деле именно в это мгновение и началась эта беспрецедентная история. Месье Бувре недоверчиво поглядел на свою жену, а потом на радио:

— Ты… 'это… это же смешно… совершенно невозможно, но я очень четко слышу программу!

Это замечание привело к тому, что обычно весьма выдержанная и спокойная мадам Бувре в гневе захлопывает за собой дверь в свою спальню. А ее муж остался сидеть над своим остывающим супом. Он, должно быть, сошел с ума, вдруг взял и сошел с ума!

Через час его жена вернулась в гостиную. Вполне спокойно она поглядела на своего окаменевшего мужа и начала медленно осознавать, что он вовсе не собирался ее разыгрывать. Стало ясно — произошло нечто неслыханное!

Месье Бувре, тридцати восьми лет, телесно и психически вполне здоровый мужчина, стал жертвой необъяснимого феномена: он слышал радиопрограммы в своей голове, а не своими ушами. И чтобы его жена ему поверила, он начал пересказывать ей слово в слово все новости, потом прогноз погоды, потом сводку с биржи, программу передач и даже песню Тино Росси «Мари нелла», которую он спел дуэтом вместе со звездой эстрады.

В два часа утра программы окончились исполнением «Марсельезы», французского гимна. Наконец‑то в голове совершенно запутавшегося месье Бувре воцарилась тишина. Его жена уже побаивается оставаться с ним рядом. Может быть, она вышла замуж за некое сверхъестественное существо? Но заснули они вдвоем, рядом друг с другом. Однако уже в шесть тридцать утра месье Бувре вскочил с кровати, как будто собираясь исполнить зажигательный танец. В его голове отчетливо раздался строгий голос: «Но‑ги в‑розь! Ко‑лени вместе! Ру‑ки опустите вдоль тела… и раз, и два, и три, и четыре! Теперь снова потянемся… глубокий вдох! И еще разок: но‑ги…» Последующие дни стали настоящей пыткой для месье Бувре. Неважно, где он находился: дома, на улице, на работе: с шести тридцати до двух утра он прослушивал всерадиопередачи в своей голове. Да, внутри! Единственное, что ему помогало, — звук затихал, когда он открывал рот. Но нельзя зевать бесконечно. Само собой разумеется, он проконсультировался с врачом, и само собой разумеется, тому нечего было сказать. И даже невропатолог‑психиатр ничего дельного не смог предложить. Но в конце концов, когда ничего другого ему уже не оставалось, он чисто для проформы задал первый разумный вопрос:

— А какую программу вы слышите?

Леону Бувре было весьма затруднительно нормально беседовать со специалистом по нервным заболеваниям, так как он продолжал слушать бесконечные разговоры в своей голове. И поэтому он не слишком учтивым тоном ответил:

— Чаще всего я подключаюсь к «Пост паризьен». Но это зависит от того, где я нахожусь.

— Дорогой месье Бувре, не могли бы вы объяснить это поподробней?

— Пожалуйста. Когда я, например, прохожу мимо дворца Шайо, тогда слушаю канал новостей культуры. Но недолго. Точно в тот момент, когда я сворачиваю за угол, на улицу Поля Доме, все прекращается. Черт возьми! Я ничего не имею против новостей культуры, но они мне начали слегка надоедать.

Специалист по невропатологии и психиатрии мог только безнадежно покачать головой: этот человек, сидящий у него в кабинете, явно не был симулянтом! Он кажется абсолютно нормальным. Он нс сумасшедший, хотя его положение может свести с ума любого. И дело обстоит куда как серьезно. Месье Бувре уже не может работать. Он едва ест, а о сне уж и говорить не приходится. Очень часто по ночам приходят телеграммы морзянкой, которые передает ему его внутренний приемник: это просто ад на земле!

Какой— то специалист объяснил ему на своем неподражаемом и малопонятном жаргоне, что электрические волны, излучаемые человеческим мозгом, довольно сильны и поэтому он может даже улавливать и радиоволны. Но это же чепуха!

— Тогда по крайней мере не могли бы вы посоветовать мне какой‑нибудь выключатель? Когда я открываю рот, то все затихает. Может быть, при этом каким‑то образом переключаются полюса? Я в этом ничего не смыслю. Но вы сделайте что‑нибудь, наконец!

И только через два месяца он получил бесценную консультацию от одного электроинженера. Тот спросил: — У вас есть вставные зубы? По крайней мере два? — Есть. Как раз два. — Они металлические?

— Да, оба из золота, один вверху, а другой внизу, точно друг напротив друга.

— Тогда все ясно! Вот оно что! — И электроикженер объяснил: — Когда две детали из одного металла или даже из разных находятся друг напротив друга и одна из частей окисляется, то возникает эффект своего рода батарейки, то есть возникает слабое электромагнитное поле. Вы понимаете?

Нет, Леон Бувре ничего не понимал. Но теперь ему это уже все равно. У него было два золотых зуба, и один из них был над пломбой. Когда он закрывал рот, то создавался диполь, своего рода мини‑антенна, которая оказалась достаточно мощной для того, чтобы улавливать радиопрограммы. Ведь месье Бувре жил и работал совсем неподалеку от Эйфелевой башни, а именно там установлен самый мощный во всей Франции радиопередатчик! Конечно, для того чтобы этот эффект проявился, потребовалось, чтобы сошлись вместе самые разные обстоятельства. Но, насколько невероятно это ни звучит, целых два месяца месье Бувре жил в сплошном кошмаре, пока его зубной врач, покачивая головой, не сменил ему два золотых зуба на два фарфоровых.

<p>ОТТО, КОРОЛЬ АЛБАНСКИЙ

В начале 1913 года в Албании возникла одна поистине необычная проблема: страна остро нуждалась в короле!

Нынче профессия короля не принадлежит к той области, где часто появляются вакансии. Но Албания незадолго до этого восстала против турецкого владычества и объявила себя независимым королевством. Только, увы, так случилось, что ей не хватало короля.

Поистине забавная проблема. Однако нет ничего странного, что добрая половина человечества озаботилась поисками подходящего монарха для этой маленькой страны. В Лондоне даже была созвана специальная конференция по этому поводу, и представители западных держав чуть было не передрались, выясняя, будет ли новый властитель французом, англичанином или же немцем.

,У албанцев на этот счет было свое собственное мнение, однако никому и в голову не пришло их спросить. Албанцы хотели короля‑мусульманина, и, естественно, у них был на примете такой мусульманин, племянник самого константинопольского султана Халим Эддине. И что же, он принял корону? Тут тоже возникла серьезная проблема. Оказалось, что генерал Эссад Паша, временный правитель Албании, послал дипломатической почтой запрос о намерениях племянника султана. И албанцы в напряжении ждали ответа.

В это самое время один бродячий цирк разбил свои шатры в столице страны городе Тирана. Это был немецкий цирк, довольно бедноватый, но способный похвастаться двумя звездами в своей программе: клоуном Отто Витте и шпагоглотателем Максом Хофманом. Оба компаньона уже объездили всю Европу и Африку и помимо своих артистических талантов обладали еще одним замечательным свойством: оба были завзятыми мошенниками. И на этом поприще они тоже добились весьма значительных успехов.

Как и все в Тиране, Отто Витте и и Макс Хофман ежедневно читали газеты. По крайней мере проглядывали в них картинки. Надо сказать, что все тогдашние албанские газеты поместили на первой странице огромный портрет Халима Эддине, которого собирались короновать. Отто и Макс не могли поверить своим глазам: этот Халим Эддине был вылитый Отто Витте. Когда Отто с помощью краски сделал свои волосы чуть более седыми и наклеил пышные турецкие усы, из него получился абсолютный двойник племянника султана. И из этого сходства родилась одна совершенно безумная авантюра: Отто и Макс решили занять албанский трон — ни больше ни меньше.

Отто Витте, который, как оказалось, был весьма способным к языкам, всего за два месяца овладел основами албанского. Затем они заказали в Вене два оперных костюма: генеральскую форму и наряд турецкого вельможи.

Оснащенные подобным образом, оба мошенника отправились в Грецию, в город Салоники, и ступили на борт корабля, только что прибывшего из Турции. Тем временем их сообщник в Константинополе дал телеграмму на адрес албанского правительства: «Принц Халим Эддине отплыл в Албанию».

Неописуемая радость воцарилась в стране. Наконец‑то свершилось! 10 августа 1913 года народ вышел встречать долгожданного повелителя.

В этот день в порту Дурес собралась невиданная толпа, и оба прибывших клоуна основательно перетрусили. Впрочем, делать им ничего не оставалось и отступать было некуда. И их волнение осталось никем незамеченным. Все сработало без осечки. Отто и Макс показались на трапе, и им навстречу понесся гул радостных приветствий. Был дан почетный салют, и им под ноги полетели лепестки роз…

А как он выступал, этот будущий монарх! Он был очень толст, делал гигантские шаги и с достоинством нес в руке красную феску. Его седые волосы, торжественное выражение лица, импозантные усы… Само собой разумеется, на нем была форма турецкого генерала. Блистающая всеми цветами радуги лента шла поперек украшенной орденами груди. В двух шагах позади него шел турок самого респектабельного вида. Люди Указывали на его роскошные шелковые одежды и огромный тюрбан.

Едва оба мужа ступили на албанскую землю, как их приветствовал генерал Эссад Паша, временный правитель страны. Он встал на колени перед своим будущим королем. Тот почтил его жестом редкостного благородства, приказав встать с коленей, и поприветствовал «братским поцелуем».

Путь до Тираны был триумфальным. Когда королевская карета подъехала ко дворцу, обоих турецких господ попросили оказать честь и поприсутствовать на предстоящем праздничном пиру. Блюда меняли восемнадцать раз!

Когда, наконец, они оказались в своих личных покоях, то быстро выработали основные пункты своей политической программы: первым делом подобрать хороший гарем — как известно, такой гарем должен быть у каждого мусульманского монарха. Отто и Макс это знали. Во‑вторых, будущий король, естественно, должен был распорядиться албанскими государственными финансами.

На следующий день в главном зале королевского дворца состоялась историческая конференция. Присутствовали все важные лица страны, по списку, составленному Эссадом Пашой. Будущий правитель вышел на люди, провел тыльной стороной ладони по усам, потом погладил ленту с регалиями, а затем решительно заявил:

— Прежде всего: моя коронация состоится послезавтра! Затем: сегодня же я объявляю войну Черногории! Генерал Эссад Паша назначается главнокомандующим! В‑третьих: в моем гареме я не хочу видеть ни одной иностранной принцессы, а только дочерей своего народа. Они должны будут укреплять легендарную красоту албанок! И наконец, я желаю, чтобы мне как можно быстрее были переданы финансы государства, чтобы я смог каждого наградить по заслугам!

Кипучая радость собравшихся! И когда новость стала известна народу, его восторг с трудом удалось сдержать.

Объявить войну Черногорки было гениальной идеей. Уже много столетий албанцы‑мусульмане с трудом терпели своих соседей‑православных в Черногории, как это часто бывает на Балканах. Однако до сего момента албанская слабая армия не имела ни малейшего шанса победить более мощную черногорскую. Но когда сам Халим Эддине объявляет войну черногорцам, это совсем другое дело! Он, в конце концов, племянник султана. Это значит, что за ним стоит значительная военная мощь всей Турции и поэтому он непременно разобьет врага. Поистине гениально! И кроме того, как трогательно, как великодушно, что он собирается брать в свой гарем только местных девушек! Идеи Халима Эддине вызвали полное одобрение, его уже почитал и любил целый народ.

Ко дню коронации 13 августа 1913 года его уже чествовали как бога. Халим Эддине решился принять западное тронное имя: Отто Первый — жест, дипломатическое значение которого было по достоинству и благодарно отмечено иностранными наблюдателями.

После религиозной церемонии в главной мечети столицы был устроен коронационный пир — поистине царский. Достаточно сказать, что для беспримерного кутежа жарились целиком туши быков, овец и телят. Король Отто Первый и его доверенное лицо Макс Хофман обладали завидным аппетитом, что восхитило всех званых гостей. Но за всеми утехами властитель не забывал и об исполнении своих важных обязанностей.

Он выказал достойное изумления политическое чутье, когда наделил своих сановных подданных кучей денег из государственной казны. Даже солдатам его личной охраны досталось по десять золотых на человека.

Изнуренные и в не меньшей степени опьяненные, новый король и его доверенное лицо очень поздно вступили в свои покои, где их поджидал приятный сюрприз: на диванах и шелковых подушечках расселись двадцать пять прекрасных юных девушек — краснеющие кандидатки на места в королевском гареме. Если Отто Первый и его соучастник впоследствии очень хорошо помнили все дни царствования, то уж ночи они не смогли забыть никогда.

Организация королевского гарема, как дал понять Отто Первый генералу Эссаду Паше, есть первоочередное государственное дело, которому он намерен посвятить себя лично. Во всех прочих делах он целиком полагается на Эссада Пашу. Но устройство гарема — это дело государственное. Но так как претенденток было чудовищно много, то к этой важной работе был подключен и «турок» Макс ^Хофман. Он беспристрастно оценивал каждую, которую приводили для его величества. Он проверял и перепроверял каждую и только после этого выносил свое окончательное решение.

Все это казалось настоящей сказкой. Но это было на самом деле! Два дня, или, лучше сказать, сорок восемь часов подряд, чтобы не забывать про ночи, оба приятеля, клоун и шпагоглотатель, несли свою нелегкую службу, и прежде всего трудились над самыми красивыми девушками страны.

Но любой сказке приходит конец. 15 августа Эссад Паша получил телеграмму от настоящего Халима Эддине, из которой явствовало, что, насколько ему известно, племянник султана не был коронован албанской короной и что он срочно желает знать все подробности об этом фальшивом султане.

Вне себя от гнева, Эссад Паша появился в сопровождении стражи у дверей покоев Отто Первого. Но Отто Витте и Макса Хофмана, столь талантливых специалистов по переодеваниям, уже и след простыл. Одевшись в женское платье, они тайком покинули дворец. В Дуресе они без труда отыскали одного рыбака, который переправил их в Италию — с некоторой долейалбанской государственной казны в своих сумках они могли найти друзей и помощников по всему свету.

Но сокровища скоро кончились. И Отто Витте с Максом Хофманом снова пришли в цирк, один в качестве клоуна, другой — шпагоглотателя. Их так никто и не призвал к ответу. Напротив, западный мир рассматривал их «подвиг» как еще один удачный цирковой номер, и еще долгое время Отто Витте позировал для журналистов в своей поддельной униформе: в красной феске на голове, с орденами и регалиями — как Отто Первый, король Албании, в своем собственном походном фургончике, — к большому удовольствию прессы и публики.

Отто Витте умер 13 августа 1958 года, в день сорокапятилетия своей «коронации». Клоун — король — мошенник — остряк или, может быть, просто негодяй. Во всяком случае, он сильно потревожил большую европейскую политику. И своим праведным трудом на гаремной ниве на несколько человек увеличил численность албанского населения…

<p>СПАСЕНИЕ ЮДМАЙЕРА

26 сентября 1970 года, близко к полудню. Два человека глядят на раскинувшиеся перед ними африканские джунгли с горы Кения. Их зовут Освальд Ольц и Герд Юдмайер, двадцати четырех и двадцати девяти лет. Оба — медики. Освальд Ольц работает в Цюрихе в паучком институте, а его друг Герд Юдмайер готовится к сдаче экзамена в Инсбруке по специальности. Оба австрийцы и истовые любители альпинизма.

Юдмайер и Ольц уже четыре года ходят в горы вместе. Но еще никогда им не удавалось покорить такой горы! Маунт‑Кения, высотой 5199 метров, с фантастическим видом сверху: особенная гора, которая поднимается из самого тропического леса прямо на экваторе и чья заснеженная вершина теряется в облаках. И они ее покорили, эту гору. Это самое большое достижение, вершина их совместной альпинистской карьеры.

Около четырнадцати часов друзья начали спуск и довольно скоро, в двадцати метрах внизу, достигли маленького выступа скалы. Освальд Ольц начал искать подходящее место в скале для того, чтобы вбить колышек безопасности. Герд Юдмайер чуть‑чуть склонился над выступом и стал выбирать подходящее место для спуска. Внезапно раздался пронзительный крик. Ольц вздрогнул… Юдмайер! Маленький скальный выступ, на котором стоял его товарищ, обломился. Альпинист сорвался. Руки Ольца ухватили обмотанный вокруг его тела ускользающий конец веревки. Чудом ему удалось выдержать жуткий рывок безо всякой страховки и даже зафиксировать трос, чтобы избежать дальнейшего падения вдоль по всей скальной стене.

И тогда началась самая; пожалуй, удивительная эпопея в истории альпинизма. Трос был надежно зафиксирован. Как ни тяжел и опасен был спуск, но в конце концов Ольц добрался до своего друга. Тот был жив. Слава богу! Юдмайер лежал на маленьком уступе над полем, на голове зияла кровоточащая рана, но Ольц знал, что это повреждение не слишком серьезно. Гораздо худшее он увидел на правой ноге. Открытый перелом и предположительно осколочный перелом бедренной кости. Эта рана тоже сильно кровоточила, и Ольц накрепко перевязал своего друга.

Оба были врачами. Оба прекрасно знали, насколько серьезно обстоят дела.

— Освальд, это не имеет смысла. Со мной тебе ничего не удастся.

— Чепуха. Что ты такое говоришь? Мы прекрасно справимся.

Ольц пытался подбодрить друга, но что он мог ему сказать? Сейчас гораздо важнее было что‑то предпринять, и как можно скорее. Положение на самом деле было очень тяжелым. Конечно, в Швейцарии или в Австрии, где ходят целые толпы опытных альпинистов, можно было использовать любой из методов спасения. Там можно было рассчитывать на быструю помощь. Но здесь, в Кении? Здесь нет даже настоящей горно‑спасательной службы.

Ольц стал раздумывать. Пока кто‑то предупредит группу скалолазов, допустим, они смогут продержаться… Но пока они подойдут, пока взберутся на гору… К тому времени Герд будет уже мертв! Он или истечет кровью, или замерзнет. Гора Кения лежит почти в пятидесяти километрах от экватора, но на высоте невыносимо холодно, особенно после захода солнца. Однако.есть еще одна возможность. Ольц должен попытаться сам позвать на помощь, достать медикаменты и собрать людей, которые смогут отнести Юдмайера вниз. Он подумало связке альпинистов из Зимбабве (тогда эта страна называлась Южной Родезией) и Америки, которые накануне их подъема из‑за снежной бури решили отказаться от своего намерения забраться на вершину. Вполне вероятно, что они все еще находятся в хижине, всего в семистах пятидесяти метрах ниже по склону. И он решительно объяснил своему другу, что собирается сделать.

— Это бессмысленно, ведь скоро начнет темнеть.

— Я знаю, ГерД, что это будет нелегко, но… но я должен по крайней мере попытаться! Не могу же я сидеть здесь, ничего не делая и даже не пробуя что‑нибудь предпринять!

— Да, конечно.

Тем временем снег начинает падать еще гуще. Ольц заворачивает своего друга в двойную меховую куртку, обертывает его поверх спальным мешком и чехлом от палатки. И оставляет ему все, что у них есть из съестного: банку консервированных фруктов. И прежде чем начать свой спуск, еще раз кладет руку на плечо друга:

— Держись, Герд. Я скоро вернусь, не падай духом! Я тебя отсюда вытащу!

Спуск был невероятно тяжел. Снег падал так густо, что Ольц едва видел на пару шагов впереди себя. В конце концов, около восемнадцати часов, когда солнце на экваторе уже садится, он достиг в полном изнеможении хижины, где, на его счастье, застал американцев и зимбабвийцев. В нескольких словах объяснил им ситуацию. Один альпинист тут же тронулся в путь к другой хижине, где, как он знал, имелся набор для оказания скорой помощи и даже радиопередатчик. Путь в темноте был чрезвычайно опасен, но зимбабвиец дошел и послал сигнал SOS в полицейский участок в деревне у подножия Кении.

Новость распространилась со скоростью молнии, и кенийский «Маунтин‑клаб» на месте выработал план спасения. Но, как мы помним, все происходило не в Австрии или Швейцарии, а посреди Африки. «Маунтин‑клаб» — это всего лишь общество любителей‑энтузиастов со штабквартирой в Найроби. И состоит это общество скорее из людей страстных, чем опытных, и к тому же их трудно собрать вместе. У кенийских любителей скалолазания не было ни достаточного опыта, ни снаряжения для подобной спасательной операции. Но они знали, что раненый человек не должен оставаться наверху. И они сделали все от них зависящее.

Пока спасательная служба созывала всех имеющихся поблизости скалолазов, Роберт Чамберс, президент клуба, со скудным набором первой помощи уже был у подножия горы.

В это время мужественный зимбабвиец, который послал сигнал SOS, вернулся в хижину, где Ольц в нетерпении ждал новостей. Близилось утро. Появились медикаменты и пришла добрая весть, что спасатели уже на пути к горе. Ольц снова воспрял духом и спросил собравшихся, готов ли ктонибудь из них пойти наверх к Юдмайеру, как только рассветет. И вскоре вместе с одним американцем он уже тронулся в путь.

Снег валом валил до полудня. Оба альпиниста были тяжело нагружены и вскоре устали. Кроме того, американец был скорее мужественным, чем опытным человеком. И в конце концов, потеряв время, они должны были отступить, остановившись всего за какую‑нибудь сотню метров от Юдмайера. Ольц рухнул на снег не в силах сделать больше ни одного шага.

Тем временем группа из восемнадцати скалолазов и двадцати носильщиков прибыла к хижине. Был уже вечер. Мистер Чамберс, президент клуба, и еще четверо альпинистов пришли первыми. У них был с собой радиопередатчик и подобие носилок, нечто вроде корзины, которую предполагали использовать для переноски раненого. И кроме того они принесли с собой хорошую новость: из Найроби к ним на помощь уже вылетел вертолет.

Вторая ночь прошла в напряженном ожидании, и поэтому для Юдмайера она пролетела как одна секунда.

28 сентября. Восход солнца. Небо уже очистилось от облаков. В сопровождении итальянского альпиниста Ольц еще раз пытается подняться вверх. За ними идут сразу две группы. Одна из них несете собой импровизированные носилки. После полудня Ольц с итальянцем достигают того выступа скалы, над которым лежит Юдмайер. Они видят его. Но он не шевелится. И даже тогда, когда они громко окрикивают его, — никакого ответа. Юдмайер уже пятьдесят часов один. А последние две ночи были просто ледяными. Как он смог их пережить?

Но Юдмайер пережил. А теперь он просто был не в силах пошевелиться. И даже тогда, когда услышал их крики. Ольц и итальянец уже рядом с ним. Юдмайер едва в состоянии пошевелить губами:

— Освальд? Я думал… ты тоже… сорвался.

Ольц делает ему укол. Морфий. Затем пытается связаться по радио с хижиной, чтобы сообщить о том, что Юдмайер жив. Но передатчик отказывается работать.

И снова наступает ночь. И обоим ничего не остается, как ждать рядом с Юдмайером и надеяться на скорый приход помощи. Однако только на следующий день, около полудня, помощь наконец прибывает.

Ольц делает Юдмайеру еще один укол и закрепляет сломанную ногу. Затем привязывает друга к носилкам, которые притягивают к спине самого сильного из скалолазов, англичанина. Юдмайер мертвенно бледен. Видно, что вынести эту боль он не в силах.

— Нет, у нас ничего не получится. Уберите эту корзину! Он умирает!

Ольц старается изо всех своих сил. Но что он может сделать без запаса крови? И снова наступает ночь. И снова необходимо ждать следующего дня.

Мало— помалу Ольц теряет всякую надежду. Было так сложно добраться до Юдмайера! А теперь он слишком ослаб, чтобы вытащить его на себе. А переживет ли его друг эту ночь? Единственный, последний их шанс ‑это вертолет. Но чтобы воспользоваться этим шансом, сперва надо перенести раненого ниже. И наконец, на следующее утро, едва встает солнце, новая надежда. Все прислушиваются: вертолет! И пилот, которому сам черт не брат. Он уже пытается приземлиться где‑то поблизости! Но — о ужас! — винт задевает скальную стенку, и вертолет камнем падает. Пилот, тридцативосьмилетний американец‑доброволец, погибает на месте.

Это была их последняя надежда… Юдмайеру с каждой минутой становится все хуже. С тяжелой степенью обморожения, высокой температурой, он страдает от лихорадки, и когда едва слышно пытается попросить воды, то уже не может проглотить ни капли.

Освальд Ольц сделал все возможное. Ни на одну минуту он не оставлял своего друга в беде. Но сейчас уже знает, что не сможет его спасти. Он накрывает Юдмайера, впавшего в кому, куском полиэтилена. Но в это время на сцене появляется еще один герой этой истории. Это отец Юдмайера, который находился в своем доме в Инсбруке и до поры до времени ничего не знал о происшедшем. Рано утром 1 октября ему звонит один друг:

— Ты еще не читал сегодняшних газет?

— Нет! А что там?

Как можно осторожней друг сообщает Юдмайерустаршему, что его сын, скорее всего, уже умер, и так даже будет лучше для него самого, потому что он был тяжело ранен и находился в коме на высоте в пять километров и никто не мог ему помочь. Против ожидания господин Юдмайер остается спокойным. Он молчит только мгновение, а затем спрашивает: — Что можно сделать?

— Я боюсь, ничего. Все уже перепробовано. — И друг рассказывает, что пишут по этому поводу газеты.

— Хорошо. Спасибо. Я смогу ему помочь! Он кладет трубку, снова поднимает ее и звонит в аэропорт ВенаШвехат и спрашивает, может ли он нанять самолет на десять мест.

— Когда он вам понадобится?

— Прямо сейчас!

Ему предлагают машину с пропеллером.

— Слишком медленно! Мне нужен реактивный самолет!

По аэропорту новость разносится будто искра: какойто полоумный желает нанять реактивный самолет! — Куда я собираюсь лететь? В Найроби! В Вене ранним утром невозможно достать реактивный самолет. Но в Цюрихе можно попытаться. — Какой у вас есть?

— «Каравелла». До Найроби он долетит с двумя посадками для дозаправки. — Никаких посадок!

— Тогда можем предложить еще одну машину: «Боинг707».

— Хорошо. Обеспечьте мне «Боинг»!

— Но это будет стоить вам целое состояние!

Господин Юдмайер называет счет своего банка, чтобы сотрудники авиакомпании смогли удостовериться в его платежеспособности. Он сам звонит директору банка и объясняет ситуацию. И конечно же все устраивается. Но отец Юдмайера не только богатый человек, он еще чрезвычайно опытный и известный альпинист. Он знаком со всеми лучшими скалолазами в округе, поэтому обзванивает полдюжины человек, и все соглашаются вылететь вместе с ним в Найроби. Место сбора — аэропорт Вена‑Швехат. Там их уже ждет «Боинг‑707», перегнанный из Цюриха и готовый к перелету до Найроби.

В группе даже есть один альпинист, который уже взбирался на Кению. Секретарь альпинистского общества Инсбрука с быстротой молнии доставляет самое лучшее снаряжение.для оказания медицинской помощи.

В полдень все уже в аэропорту. Около часа дня «Боинг‑707» взлетает. Восемь часов пути без посадок. Поздно вечером они приземляются в Найроби, куда уже оповещенные по радио местные альпинисты подогнали вездеход‑джип. Еще два часа пути — и машина у подножия горы. Уже ночью спасательная команда из Австрии трогается в путь наверх. Тренированные альпинисты, они скоро достигают молодого Юдмайера, он пребывает в коме, но все еще жив. Его немедленно переносят вниз. Вскоре после полудня Герд Юдмайер уже находится в больнице Найроби.

Вся операция заняла приблизительно пятнадцать часов. Сегодня доктор Герд Юдмайер живет в Инсбруке. Он был спасен благодаря невероятной энергии своего отца.

<p>КОШМАР ЗА ПЯТЬ ДОЛЛАРОВ

«Очень милая молодая семья». Именно так все характеризовали Рендольфа и Вирджинию Норман. Рендольф, двадцати пяти лет, со своей открытой, юной улыбкой, был особенно симпатичен. Вирджиния, двадцати двух лет, вся дышала свежестью и здоровьем — типично американская девушка, твердо стоящая обеими ногами на земле. Оба были родом из Нью‑Йорка: следовательно, были жителями мегаполиса, которые только и мечтают, что о зеленом лужке и свежем воздухе. До того самого момента, пока страховая компания, представителем которой работал Рендольф, не предложила ему новую должность в Маунтин‑парке — на юге штата Северная Каролина. С какой радостью юная пара согласилась покинуть Нью‑Йорк! Там, на юге, климат гораздо приятнее и гораздо здоровее, чем на дымном северо‑западе.

Прибыв в Маунтин‑парк, Вирджиния и Рендольф сразу же купили маленький, но очень милый домик в черте города. А так как повсюду в саду круглый год росли розы, то они окрестили свое поместье виллой «Розовый Сад». Их новая жизнь началась! Они очень хорошо поладили с соседями и скоро завели новых друзей.

7 июня 1963 года Норманы забрели в парк у дома пастора. И там выяснилось, что в этот день проводится ежегодный благотворительный базар и что все жители города пришли на этот традиционный праздник, где можно не только славно развлечься, но и приобрести разные полезные вещи почти за бесценок — и к тому же все ради благой цели.

— Смотри, Рендольф… вон там!

Вирджиния указала на комичную фигуру — маленького человечка в очках, который скорчился на, складном стульчике. Несмотря на июньскую жару, на нем был черный костюм и подходящий к нему черный галстук.

— А, да. Может быть, он продает сам себя как живое чучело!

— Я имею в виду совсем не это! Посмотри на землю. Вот что нужно нам для гостиной!

Рендольф посмотрел на то, что так очаровало его жену: рулон кремового цвета, который лежал у ног живого пугала.

— Линолеум? Для чего?

— Ты же знаешь, что паркет на полу в гостиной у нас сильно попорчен. Мы можем положить на него линолеум, а поверх какой‑нибудь хороший ковер.

Линолеум выглядел совершенно новым. Никаких пятен, ни даже следов пыли. И маленький человечек в черном просил за него всего пять долларов! Так как покупка их вполне устраивала, Вирджиния и Рендольф с трудом уложили рулон в свой автомобиль и поехали домой. Конечно, Рендольф гораздо охотнее купил бы что‑нибудь изящное, может быть, картину, что‑нибудь для украшения дома. Но спорить со своей практичной женой он не мог. В конце концов, пять долларов — это почти что даром!

1 июля 1963 года. Три недели прошло со дня благотворительного базара.

И уже три недели, как Вирджиния больна. Ничего серьезного. Просто затяжной насморк. Вирджинию он почти не тревожит, хотя ей уже надоело беспрерывно чихать и вытирать нос. Может быть, лучше пригласить доктора Лорримера? Он живет напротив их дома и по вечерам часто заходит к молодым соседям. Врач осмотрел покрасневшие глаза и распухшие веки Вирджинии:

— Сдается мне, что вьг к этому привыкли? Каждый год примерно в это же время у вас начинается что‑то подобное, правильно?

— Нет! Такой страшный насморк посреди лета… Нет, ничего такого у меня не бывало!

— Правда? Удивительно! Я могу поклясться, что у вас сенная лихорадка. В любом случае это аллергическая реакция. Может быть, вы в последние три недели купили себе собаку или кошку? — Нет.

— Тогда, вероятно, какие‑нибудь растения для вашего розового сада? — Нет же!

— Тогда что‑нибудь из вещей, что вам понадобилось как раз три недели назад. Подумайте хорошенько. ‑Линолеум!

Рендольф уверен, что они напали на верный след. Он следует за врачом и Вирджинией' в гостиную и приподнимает ковер за угол. И тут же Вирджиния разражается жутким приступом чиха, а Рендольф в отвращении произносит:

— Да… до чего же противная штука!

Противная — это еще мягко сказано! На самом деле кремовая поверхность линолеума повсюду покрыта омерзительной плесенью с большими зелеными пятнами, напоминающими кочаны капусты, настолько регулярно они распределены, как будто рисунок на обоях. Рендольф проводит по нему пальцем. Омерзительно! Плесень вязкая, клейкая, тошнотворная!

Пока Вирджиния, чихая, уходит из комнаты, оба мужчины, качая головами, рассматривают находку и обсуждают странный феномен.

— Знаете, мистер Норман, я, по правде говоря, даже не знаю, что это такое, но одно точно: именно оно виновато в аллергии вашей жены!

— Тогда выкинуть эту гадость! И немедленно!

Рендольф с врачом сдвигают мебель, скатывают ковер и утаскивают покрытый плесенью линолеум во двор, где кладут в контейнер для мусора. Завтра утром приедут мусорщики, и все это наваждение закончится! Прежде чем попрощаться, доктор Лорример замечает:

— На вашем месте я бы немедленно почистил ковер. Никогда не сталкивался в своей жизни с подобной гадостью!

Ковер, как кажется, совершенно не затронут плесенью, но врач определенно прав: для надежности лучше почистить. Пока Вирджиния отходит в спальне от приступа, Рендольф берется за работу: вооружается щеткой с мыльной водой и начинает драить ковер до абсолютного блеска! Затем вешает его на веревку для сушки белья в саду. Самое позднее завтра вечером он высохнет, и этот кошмар наконец‑то будет позади.

И в самом деле, на следующее утро Вирджиния впервые за три недели чувствует себя хорошо. Глаза больше не пухнут, из носа больше не течет. Мир снова в порядке, и свежевымытый ковер возвращается на свое законное место.

— Как ты думаешь, что это было?

— Вирджиния, ни малейшего понятия! Но теперь все это в прошлом. Не будем больше ломать над этим голову. Это обошлось нам всего в пять долларов, и ладно! Мы с этим справились!

3 июля 1963 года Рендольф Норман проснулся с неприятным, каким‑то гнетущим чувством. Повернулся к еще спящей жене: — Вирджиния!

Ее веки — красные, распухшие, и нос тоже опять распух.

— Вирджиния! Просыпайся!

Приступ чиха мгновенно лишает ее сна. Тогда Рендольф соскакивает с кровати и направляется в гостиную. Он уже догадывается, что его там ожидает.

Но ковер выглядит чистым и стерильным: никаких зеленых кочанов. Но стены… «Это» переползло на стены! Повсюду в комнате — где‑то на высоте полуметра — такие травянистые, зеленоватые, вонючие «обои»!

Еще сонная и чихающая, Вирджиния следует за мужем.

— Уходи отсюда! Ради бога, иди к себе! Запрись в спальне и оставайся там! Я… сейчас позабочусь об остальном.

Грегори Мак‑Каллох возглавляет в Маунтин‑парке службу дезинфекции. И «это», когда Рендольф ему все рассказывает, его весьма заинтересовывает. Он готов взяться за дело лично.

В гостиной он осматривает невиданные пятна, даже исследует их с помощью лупы. А потом вынимает из кармана мензурки с химикалиями и с помощью пипетки опускает в каждую по капле набранной плесени. Затем некоторое время размышляет:

— Нет, подобного я еще не встречал! А я‑то уж свое дело знаю, можете мне поверить! Без сомнения, речь идет о… плесени, да! Но что это за плесень? Это знает только Господь!

— Господь, Господь! К черту все это! Скажите лучше, можете ли вы что‑нибудь с этим сделать?

— Конечно, еще бы. На вашем месте я бы тоже захотел что‑нибудь сразу предпринять! Я вас понимаю!

— И прекрасно' Тогда сделайте что‑нибудь, наконец!

— Но, мистер Норман, мне кажется, вы не имеете ни малейшего представления, чего это потребует! Это будет очень дорогостоящая операция, и продлится она по крайней мере неделю! — Как вы сказали? Простите? Неделю? ‑Да! Нужно ободрать все обои, почистить стены спиртом и снова заклеить, вымыть паркет и поскрести его щеткой, нужно снять лак со всей мебели, заново ее отполировать и снова покрыть лаком. Но это еще не все, мистер Норман: придется выстирать, вымыть и продезинфицировать всю одежду, постельные принадлежности, одеяла и тому подобное!

Рендольф Норман в унынии смотрит на стену. Да что же здесь творится? Ему так кажется… или эта плесень действительно распространилась дальше? До того она забралась всего на полметра, а сейчас… по крайней мере, на семьдесят, нет, восемьдесят сантиметров!

— 0'кей! Я на все согласен! Приступайте прямо сейчас, и пусть это обойдется мне во… столько, во сколько нужно!

Всю последующую неделю на вилле «Розовый Сад» наводили лоск. Там работали бригады чистильщиков, обойщиков, маляров и столяров. Соседи с любопытством наблюдали за этой необычной активностью — но не отваживались приблизиться к «плесневому дому». Пара Норманов поставила палатку посреди розового сада и старалась наилучшим образом использовать все преимущества жизни на природе. Слава богу, что в это время года теплые ночи. Наконец через неделю Вирджиния с Рендольфом смогли снова вступить в свой дом. Все здесь блистало чистотой. Даже прибыла бригада с телевидения, чтобы снять рекламный ролик о средствах очистки помещений! Грегори Мак‑Каллох провожал их с широкой радостной улыбкой:

— Да, мы готовы! И если здесь снова появится плесень, значит, меня зовут не Мак‑Каллох!

Норман снова воспрянул духом. Это был дурной, очень дурной сон, необъяснимый кошмар. Но теперь он позади!

Вечером 9 июля их больше всего радовала возможность вернуться в свою уютную постель. На следующий день, 10го, — эту дату Рендольф уже никогда не забудет — он был вырван из сна неким звуком: Вирджиния чихнула! В его голове этот звук отозвался сиреной. Как укушенный скорпионом, он подпрыгнул на кровати и бросился в гостиную. И застыл посреди комнаты, не в силах пошевелиться.

Стены были в порядке, потолок и ковры тоже. Но кушетка! Да как такое возможно? Еще вчера вечером на всем в гостиной красовалась новая обивка. А теперь на кушетке она выглядела, как будто прямиком прибыла с городской свалки. Никаких пятен… нет, гораздо хуже, ужасней: вся кушетка была покрыта толстым слоем зеленой блестящей плесени, и от этого невероятного образования шел гнилостный, неописуемо омерзительный запах!

Уже не думая об этом клейком, отвратительном веществе, Рендольф обхватил зеленую кушетку обеими руками и вытащил ее в сад. Затем принес канистру с бензином, облил кушетку и бросил на нее спичку. Высокое пламя и черный дым взметнулись в утреннее небо. — Рендольф! Вирджиния стояла, как лунатик, в гостиной. Ее покрасневшие, распухшие глаза уставились на стену. Рендольф, который бросился в дом на крик жены, проследил за ее взглядом. Стена… эта стена, которая всего десять минут назад была покрыта прелестнейшими розовыми обоями, теперь напоминала залитый болотной жижей огород: капустные кочаны снизу доверху. Гниющая, тошнотворная капуста!

Спустя пару часов на виллу «Розовый Сад» в Северной Каролине прибыли специалисты из службы министерства здравоохранения штата. Все застыли на месте. Никто не произнес ни слова, все в потрясении наблюдали, как отвратительная «овощная» волна покрывала стену все дальше и наползала на потолок.

Бенджамин Адлер, биохимик по профессии, первым опомнился и заговорил:

— Ну, на первый взгляд мы ничего не можем сказать, мистер Норман. Увы. Но вы в любом случае не должны оставаться в доме. Уезжайте в отель или к друзьям. Сейчас мы должны взять пробы этой плесени и исследовать их в нашей лаборатории. Как только выясним подробности, тут же поставим вас в известность. Через неделю Бенджамин Адлер признавался: — Я совершенно ничего не понимаю. Говоря по существу, мы имеем дело с обычной плесенью. Ненормально в ней только то, с какой скоростью эта гадость распространяется. Она растет с пугающей быстротой. У нас, в лаборатории, пробы развиваются как обычно. Мистер Норман, мы вынуждены признать, что не существует никаких естественно‑научных объяснений того, что случилось в вашем доме. Может быть, это воздействие почвы или излучения земли, каких‑то вибраций, в каком‑то смысле даже магнитного поля Земли. Мы не знаем!

Вирджиния и Рендольф с потерянным видом слушали это заключение эксперта. У них пропала всякая надежда. Рендольф лишь спросил слабым голосом:

— И что вы собираетесь делать?

— Это явление имеет огромное научное значение!

Мы должны его исследовать самым тщательным образом. Но, конечно, есть опасность заражения. Поэтому мы обязаны отсечь ваш дом от внешнего мира. Если плесень будет распространяться дальше или даже перейдет на сад, то тогда, разумеется, нам придется все сжечь.

Так прекрасный домик «Розовый Сад» превратился в настоящий бункер. Его охраняли как какой‑нибудь военный объект.

Был привезен и наполнен бензином тысячелитровый контейнер, по периметру участок был опутан колючей проволокой, и на некотором расстоянии было установлено устройство для дистанционного открытия контейнера и возжигания бензина… на всякий случай.

День за днем юная пара приходила к дОму своей мечты, который превратился в кошмар. С тоской и ужасом наблюдали они через полевой бинокль, как зеленая масса внутри виллы распространяется по всем комнатам. Однажды это отвратительное вещество выползло наружу через открытые окна и покрыло внешнюю стену. Затем загадочная плазма вскарабкалась на крышу. Когда белый заборчик вокруг идиллического розового сада позеленел и стал липким, Бенджамин Адлер отдал приказ о ликвидации. За несколько минут дом сгорел. Осталось только густое черное облако…

Никогда и нигде с тех пор это явление не повторялось. И ученые так и не смогли объяснить, что же произошло. «Плесневый дом Маунтин‑парка» и сегодня остается загадкой. У Вирджинии и Рендольфа после сожжения дома осталось одно страстное желание: не углубляться в эту загадку, а бежать, бежать куда глаза глядят! Страховая компания, на которую работал Рендольф, безотлагательно выплатила ему большую компенсацию. И теперь Норманы смогли начать новую жизнь: жить посреди Нью‑Йорка, дышать зараженным воздухом в крошечной и шумной квартирке в одном из небоскребов на Манхэггене, где человек никогда не увидит за окном растущей капусты, просто рай!

<p>ОДИНОКИЙ ОРЕЛ

Еще минуту назад Констанс была счастлива и безмятежна. Теперь она дрожала всем телом — от охватившей ее паники. Только что она нашла в своем школьном шкафчике письмо — ужасное послание!

Констанс, младшей дочери посла США в Мексике Дуайта Уитни Морроу, было всего пятнадцать лет. Ее отец не только занимал высший пост в дипломатической иерархии, но и был весьма богат. Поэтому он и послал трех своих дочерей учиться в самое известное и престижное учебное заведение Америки — Милтонколледж в штате Массачусетс. Роскошь «по‑американски» для дочерей из зажиточных семей Западного побережья: прекрасно меблированные отдельные комнаты для каждой девочки, плавательный бассейн, теннисный корт и вокруг колледжа — изысканный цветочный сад, а рядом лужайка для игры в гольф. Констанс ни в чем не испытывала недостатка.

Совсем недавно ее мысли тревожил только один важный вопрос: успеет ли прибыть к свадьбе ее потрясающее модельное платье из Парижа? Ну конечно, ведь Констанс было всего пятнадцать. И само собой разумеется, ни одно событие в своей короткой жизни она не ожидала с таким нетерпением. Ведь через четыре недели это, наконец, произойдет: ее сестра Анна выйдет замуж за самого популярного холостяка целой Америки. Весь мир уже только и говорил, что о «свадьбе века», и все школьные подружки Констанс ходили желтые от зависти к ней, которая на этом сказочном, великолепном «национальном празднике» будет почетной подружкой невесты. Все обожали жениха — не только девочки из колледжа! Он герой — настоящий национальный герой, миф нового времени.

В этот апрельский вечер 1929 года в девятнадцать часов Констанс стояла, покачивая головой, у своего школьного шкафчика со странным конвертом в руках., Ее имя было нацарапано карандашом сверху, из чего можно было заключить, что отправитель сильно спешил. И под именем еще стояло: «Лично». Смешно, право слово. Может быть, новый робкий поклонник? Что там еще?

Слегка заинтригованная, девушка вынула листок из конверта, пробежала глазами два раза — и застыла на месте. Крупными печатными буквами там было написано:

«ПРОЧТИ ЭТО ПИСЬМО И ДЕРЖИ РОТ ЗАКРЫТЫМ! Я ТЕБЯ ПРЕДУПРЕЖДАЮ! ЕСЛИ ТЫ КОМУ‑НИБУДЬ ПРОБОЛТАЕШЬСЯ, ТО УМРЕШЬ!» Несмотря на свой юный возраст, Констанс сразу поняла, что это совсем не чья‑то неудачная шутка. Ведь она, собственно говоря, уже четвертая девушка в колледже, которая получает угрожающее письмо. Но другие ученицы Не удержали свои рты закрытыми… И что с ними случилось? Все три были похищены, и полиция до сих пор отыскала только одну. Но, увы, уже мертвой.

«Держи рот закрытым! Я тебя предупреждаю!» Констанс почувствовала, как под ее ногами зашаталась земля и весь мир начал куда‑то проваливаться! Теперь ее очередь! Что же ей делать?!

«…читать дальше, Констанс… может быть, это глупая выходка одной из завистниц…» Не вполне сама этому веря, она стала читать дальше:

«Твой отец купается в золоте! Поэтому ты должна делать все то, что я от тебя потребую. Если ты ничего не сделаешь, то опять произойдет несчастье! Малышка Смит получила такое же письмо, но она проболталась. Ее охраняли как только могли, но это не помогло! Две другие, Кольберт и Арнольд, тоже проболтались. Полиция оберегала их днем и ночью. Но напрасно. Будь умней и держи рот на замке! И тогда с тобой ничего не случится. Не пытайся ничего предпринять. Я постоянно слежу за тобой. Ты должна сделать следующее: напиши своему отцу и попроси, чтобы он немедленно выслал пятьдесят тысяч долларов. Эта сумма должна быть наличными, пачками по пять, десять, двадцать, пятьдесят и сто долларов. Предупреди своего отца: если он что‑нибудь подстроит, то ты исчезнешь навсегда, и это так же точно, как восход и заход солнца.

Теперь уничтожь это письмо! Немедленно! У тебя есть время до первого мая. Затем ты получишь первую инструкцию. И держи рот закрытым! Иначе ты — труп! Я тебя предупредил!» Нет, это не шутка.

Констанс измученно поглядела на письмо, не в силах ясно соображать. Затем на нее накатило отчаяние — убийца явно где‑то поблизости и наблюдает за ней! «Что же мне теперь делать? Молчать и доставать пятьдесят тысяч долларов… или идти в полицию, как Френсис Смит, которую всего две недели назад выловили из Коннектикут‑ривер, мертвую, обезображенную?!» Маленькая Констанс была полумертва от страха. Ее сердечко стучало где‑то в горле, она дрожала и хватала ртом воздух.

Немалого же добился этот вымогатель! Он нагнал на нее такого жуткого страха, что она была готова не делать никаких глупостей и слушаться его указаний. На этот раз у него все должно было получиться. Такой ни перед чем не остановится. Но убийца не учел одного: пятнадцатилетняя девочка не может оставаться спокойной в подобной ситуации и самостоятельно принять какое‑нибудь решение. Она должна довериться взрослому, она должна рассказать!

Констанс была почти что ребенок и к тому же ребенок, который не был готов к решению даже самой крошечной проблемы, не то что такой!

В тот же момент она бросилась бежать, не размышляя, даже не зная, куда бежит. Просто прочь, прочь отсюда, быстро по длинному коридору, по лестнице вверх к своей комнате… но что, если убийца спрятался там? Прочь, быстро по лестнице теперь уже вниз и снова по длинному коридору! Она оказалась перед святая святых — комнатой директрисы колледжа. Даже не постучавшись, она ввалилась внутрь и, дрожа, бросилась в объятия напуганной преподавательницы:

— Констанс Морроу! Что бы ни случилось, возьмите себя в руки!

— Пожалуйста… помогите мне!

— Мое милое дитя, успокойтесь!

— Я… я не могу…

По поведению такой обычно веселой девочки строгая учительница начала понимать, что происходит. Неужели снова этот убийца, который, 'по‑видимому, облюбовал их школу?! Когда Констанс без слов положила измятый листок бумаги ей на письменный стол, она поняла, что он снова нанес удар. Директриса быстро пробежала глазами письмо и тут же схватилась за телефон. Даже не подумав, к каким фатальным последствиям могут привести ее поспешные действия! Она известила двоих людей: мать Констанс и начальника городской полиции.

В первое мгновение миссис Морроу не поняла, о чем идет речь. Угрожающее письмо как бомба настигло ее в Энгельвуде, обширном поместье семьи в НьюДжерси. Уже несколько недель она деятельно занималась подготовкой к свадебным торжествам и настолько перетрудилась, что могла взорваться по любому мелкому поводу, А тут — такое! И что она может сделать? Ее муж опять где‑то шляется, когда он так нужен! Несколько дней назад он отправился куда‑то в Мексику и совершенно недосягаем — якобы выполняет важное политическое задание…

Точно так же, как ее дочь полчаса назад, миссис Морроу потеряла всякое соображение и бездумно бросилась прочь из дома. «Держи рот закрытым!» Нет, этого от нее никто не может требовать! Она должна с кем‑нибудь поделиться. Пусть кто‑то другой разберется, что делать, — не она!

И тогда обезумевшая мать обратилась к единственному мужчине по соседству, которому чрезвычайно доверяла: своему будущему зятю, герою, прославленному на весь мир, который скрывался в поместье Морроу от журналистов. Его звали Чарлз Линдберг.

Чарлз Линдберг! Этот отчаянный молодой человек, который два года назад — 21 мая 1927 года — первым перелетел на самолете через Атлантику! Мировая сенсация!

Позднее похищение ребенка Линдбергов в 1932 году тоже стало мировой сенсацией. Трагическая история, которая тоже была приписана «безымянному убийце». Многие помнят об этом или по крайней мере что‑нибудь слышали. Но почти никто не знает предысторию, которая разыгралась тремя годами ранее: будущая золовка Линдбергов, Констанс Морроу должна быть похищена и убита, если не удержит рот закрытым и не принесет по первому требованию вымогателя пятьдесят тысяч долларов.

Пятьдесят тысяч долларов — точно такая же круглая сумма была впоследствии потребована за жизнь сына Чарлза Линдберга.

Миссис Морроу была убеждена, что сделала правильно, когда доверилась жениху своей дочери. Мужчина, которому удалось на смехотворно крошечном аэроплане перелететь через Атлантику, которого ничто не могло сломать, не спасует перед такой опасностью! Мужчина будет действовать быстро, не теряя самообладания. Он определенно тот самый подходящий человек!

Кроме того, миссис Морроу не имела никакого другого выбора: ведь незадолго до свадьбы вся печать буквально сошла с ума по Линдбергу! Буквально целая армия репортеров со всего света осаждала семейное поместье в Энгельвуде. Упорно и… напрасно с того момента, как Чарлз и Анна спрятались. Также несколько истеричных папарацци пытались пробраться в Милтон‑колледж в надежде вытянуть какую‑нибудь трогательную историю от малышки Констанс, что‑нибудь вроде: «Мой зять и моя сестра — одинокий орел и воркующая голубка».

Как сможет бедная девочка в таком бедламе удержать рот закрытым? Констанс проговорится, это наверняка. И тогда она — покойница!

Линдберг долго не размышлял и действовал очень решительно. Сперва он позвонил директрисе колледжа, чтобы выяснить еще какие‑нибудь подробности, так как из лепета миссис Морроу ничего толком разобрать было нельзя. И как только он все узнал, то тут же вышел из себя! Как могла преподавательница рассказать обо всем полиции?! Позже, когда все уже будет позади, она обязательно ответит за это неслыханное проявление слабости. Позже. А сейчас злиться не имеет смысла. От этого один только вред.

Затем Линдберг связался с Джеймсом Треверсом, тем самым, уже знающим о письме начальником полиции. С самых первых слов между двумя мужчинами возникло острое противостояние:

— Мистер Линдберг, мы хотим держать это дело в строгом секрете и заманить убийцу в ловушку. Это единственный способ с ним разделаться!

— Она вообще не будет никакой приманкой для заманивания в ловушку! Она должна быть в стороне от этого! Так решила семья!

— Слишком поздно, мы должны учитывать и интересы всего колледжа!

— Нет уж! Это дело не имеет никакого отношения к колледжу, а только к моей золовке!

— Все ученицы в опасности, пока мы не поймаем убийцу! Он уже убил одну из трехдевушек, и с большой вероятностью — всех троих.

— Вот именно! И Констанс не будет четвертой! Держитесь от этого дела подальше! Я увезу Констанс! И только на самолете! Я увезу свою невесту, свою тещу и Констанс в надежное место! На остров!

— Линдберг, вернитесь на землю! Мы сейчас не над Атлантикой! Как вы думаете, что произойдет, если вы поступите так безрассудно? Целая толпа журналистов будет штурмовать ваш остров, и убийца сразу же поймет, что малышка проговорилась! Да, и тогда он совершенно спокойно сможет подготовить убийство, скрывшись в толпе!

— Никто не знает, куда мы полетим! Меня будут преследовать, это я понимаю, но все равно у меня останется преимущество во времени, чтобы спрятать Констанс!

— А потом?! Как долго вы намерены ее укрывать? Неделю? Месяц? Год?

Этот аргумент сразил Линдберга, и он позволил Джеймсу Треверсу себя убедить, но только поспешил его предупредить: до 1 мая Констанс ничего не угрожает. Если, конечно, убийца не заметит, что она проговорилась! Поэтому она должна оставаться в колледже и вести себя так, словно ничего не произошло. И никто не должен за ней следить. Это может встревожить вымогателя. Линдберг будет с ней созваниваться… да, это поможет малышке, если она будет знать, что он заботится о ней, он, великий герой!

Прошло две недели, прежде чем К‑онстанс нашла второе письмо в своем шкафчике. Указания были четкими и подробными: в такой‑то день, в определенное время девушка должна перебросить деньги через ограду в одном саду. Убийца придумал для Констанс невероятно сложный маршрут через весь город. Она должна многократно пересаживаться с одного автобуса на другой, и к письму прилагался длинный список маршрутов, остановок и временных интервалов.

Между шефом полиции Джеймсом Треверсом и национальным героем Чарлзом Линдбергом вновь разгорелась словесная перепалка:

— Мистер Линдберг, мы поставим наших людей на всем пути Констанс. В каждом автобусе, на каждом углу, повсюду девушку будут сопровождать полицейские! И убийца ничего не заметит!

— Об этом не может быть и речи! Я считаю, что это слишком рискованно! Ночью я заберу Констанс из колледжа, и мы улетим прочь. Ночью! Это мое последнее слово.

— Подождите немного, мистер Линдберг, мне пришла в голову одна идея! Давайте пойдем на компромисс: Констанс покинет колледж в предыдущую ночь, о'кей… Я все понимаю! Мы поместим в ее комнату молодую девушку, добровольного помощника полиции. Она принесет деньги на следующий день. Но вы должны мне обещать вот что: вы с Констанс останетесь в Энгельвуде и не будете и носа оттуда высовывать! Вы никуда не улетите, пока убийца не окажется у меня в руках! Если он что‑нибудь заметит, то Констанс, считайте, уже мертва! Поймите это наконец!

— Хорошо! Я подожду — но только один день! Если вы до окончания этого срока не схватите негодяя, мы с Констанс улетим. Один день, вы слышите? И ни минутой больше!

— Я сделаю все, что возможно. Будем надеяться, что преступник окажется хорошо воспитан и прибудет на место вовремя!

В ночь на 18 мая 1929 года в колледже, в обстановке повышенной секретности, одну девушку заменили другой. Добровольная приманка полиции поселилась в комнате Констанс, а мужественная пятнадцатилетняя девушка, которая на протяжении нескольких недель столь мастерски играла свою роль, была перевезена в Энгельвуд под надежной охраной. Это было очень опасное предприятие, но прекрасно спланированное и проведенное, так что убийца ничего не заметил.

На следующий день, в девятнадцать часов десять минут — строго по указаниям из письма — лже‑Констанс покинула колледж с пакетом денег в руках. Полицейская машина заработала. Все шло по плану в точности до минуты, даже секунды.

Было уже довольно темно, когда она наконец добралась до маленькой, отдаленной от центра города улочки, где должна была перебросить пакет через стену. Улица кишела полицейскими — но совершенно незаметно для постороннего глаза! У шестого фонаря она остановилась, подождала пять минут ив назначенном месте перебросила деньги через двухметровую стену. Готово! Затем она развернулась и бросилась бежать, как, несомненно, поступила бы на ее месте настоящая Констанс.

Пакет упал на заросшую сорной травой землю в саду. Полицейские могли наблюдать через бинокли, что творится вокруг. Но ничего не происходило. Прошло четверть часа, полчаса, час… по‑прежнему ничего. Стало совсем темно. Судя по всему, преступник спокойно ждал где‑то неподалеку. Он мог себе это позволить. Джеймс Треверс, в свою очередь, тоже мог подождать. Два‑три дня. Почему бы и нет? Ведь деньги лежат в саду под более надежной охраной, чем в любой сокровищнице! Но… «Только один 'день…» — сказал Линдберг. Значит, до утра. Времени в обрез.

Ночь, казалось, тянулась бесконечно. Время как будто остановилось.

Когда настало новое утро, весь город проснулся со свежей новостью на устах, только что отпечатанной в газетах. И на этой маленькой улочке тоже показался мальчишка, который вскочил ни свет ни заря, чтобы продать мировую сенсацию:

«Ночной полет Чарлза Линдберга! За неделю до собственной свадьбы Линдберг улетает в неизвестном направлении! С ним улетели миссис Морроу и ее две дочери, Анна и Констанс! Наш корреспондент следует по пятам! Все подробности в следующем выпуске! Ночной полет Чарлза Линдберга! За неделю до собственной свадьбы!…» Черт его побери!

Джеймс Треверс кипел от возмущения. Все напрасно! Операция сорвана. Теперь убийца ни за что не подойдет к этим деньгам. Чертов Линдберг! Он ведь даже послал телеграмму в американское посольство в Мехико, чтобы убийцу было еще сложнее поймать! И теперь мистер Морроу где‑то на пути к Вашингтону… Все это негодующий шеф полиции изложил своим подчиненным в собственном бюро:

— Летающий идиот! Да, вот кто он такай! Тояве мне, птичка! Одинокий орел! Посмотрим, как ему будет одиноко на этом затерянном острове!

Когда Одинокий Орел опустился на водные шаеси у маленького одинокого островка Северный Хейвен, все было спокойно. Просто идиллическая вечерняя тишина. Но стоило Линдбергу вместе со своими пассажирками показаться на мостике, как во всех укрытиях на берегу закопошились спрятавшиеся журналисты. Его поджидали!

Только теперь Линдберг наконец понял, что полицейский был прав. Из‑за этих охотников за сенсациями Констанс оказывается еще в большей опасности, чем была. И все по его вине! Теперь ему стало ясно, что значит быть «национальным героем» и какую фатальную роль может сыграть его популярность. Он должен лететь, лететь куданибудь в другое место. Этот ночной полет напоминал кошмар. Сперва он попытался приводниться у ХемстедХарбора, но прямо оттуда взлетел в направлении ХендиПойнта. Там покружил над посадочной полосой, но был вынужден выйти на крутой вираж и направиться^ МанхассетБею. Но повсюду было одно и то же, У него не было ни малейшего шанса попасть куда‑то, где его бы не. ждали. Шла беспощадная травля.

Что же случилось у Одинокого Орла? — волновало журналистов. Почему он улетел вместе с семьей Морроу за неделю до своей свадьбы, как беглец?

У Линдберга не было выбора, ему нужно было заправиться горючим. А это значило — обратно в Энгельвуд. Было уже совершенно темно, когда он закружил над поместьем Морроу, но это не дало ему ни малейшего преимущества перед преследователями. Им не нужно было совершать посадки вслепую, не нужно было так рисковать, ведь они шли за ним по земле. Энгельвуд был заполнен, как какой‑нибудь стадион. Спасибо домашним и одному другу, который прибыл в Энгельвуд, когда узнал о полете: благодаря им Линдбергу и трем женщинам, Констанс в том числе, удалось пройти в дом невредимыми.

Но что делать теперь? Одно ясно: убийца ждет своего часа, затерявшись в толпе.

Теперь был только один выход. Если это поможет… Своре надо кинуть кусок пожирнее! И поэтому на следующий день Линдберг позволил «проскользнуть» в газеты такой информации: якобы «он в тесном семейном кругу тайно сочетался браком с Анной Спенсер Морроу и направился со своей женой в свадебное путешествие. Бессмысленный ночной полет был только отвлекающим маневром, чтобы в пылу сражения им самим уехать на автомобиле…» В мгновение ока Энгельвуд опустел. Получилось! Теперь, наконец, Джеймс Треверс мог охранять малышку Констанс по своему методу.

И весьма успешно, если судить по тому, что через три года, 1 мая 1932 года, девушка счастливо и безмятежно жила в Милтон‑колледже и готовилась к выпускным экзаменам. В этот день Констанс узнала, что ее маленький племянник — Чарлз Линдберг‑младший, «дитя нации» — похищен.

Труп нашли 12 мая, точно в тот день, когда его жизнь должны были выкупить за пятьдесят тысяч долларов.

Линдберг хотел ее спасти. По‑своему, на авантюрный лад.

Одинокий Орел хотел пролететь над всеми горами мира… Но теперь ему было некуда лететь. Часть вторая

<p>ДВЕРЬ В ЗАЗЕРКАЛЬЕ
<p>ТЕНИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ

Рассказывает А. Борисов

С Алексеем я познакомился несколько лет назад, но до сих пор не знаю ни его фамилии, ни адреса… Доподлинно известно лишь то, что он москвич, и то, что каждое лето вместе со своими товарищами Алексей выезжает на места былых боев Великой Отечественной… Появляется и исчезает Алексей неожиданно. Вот и теперь он позвонил неожиданно…

— Давай встретимся… Есть разговор, ‑многообещающе сказал Алексей и повесил трубку.

Сразу замечу, что Алексей с товарищами не охотники за оружием, — на этот вид находок в компании Алексея наложено табу — «Оружие не брать!». Желанными же находками являются: воинская атрибутика, предметы быта: ножи, бутылки, фляги и прочая мелочь… В почете и неожиданные в местах боев находки — так, в позапрошлом году Алексей нашел в разрытом блиндаже россыпь довоенных немецких значков… Видать, потерявший их немец был завзятым коллекционером!

В этих походах по местам, так сказать, боевой славы с ним и его товарищами частенько происходят как курьезные, так и странные, а где‑то и страшные случаи…

Через полчаса после телефонного разговора мы уже сидели в скверике возле «Макдоналдса», что у метро «Пушкинская».

— Алексей, как вы съездили в этом году?

— Да неплохо… Снова, как и год назад, работали в Брянских лесах, в верховье реки Жиздры, где почти полтора года с зимы 1942‑го по конец лета 1943 года стоял фронт…

— Были интересные находки?

— Находки у нас традиционные — наши и немецкие солдаты, навсегда оставшиеся в‑русской земле, и предметы их быта…

— И сколько вы откопали в этом году?

— Отрыли шестерых наших и одиннадцать немцев, причем четверых солдат вермахта в заваленном блиндаже на берегу реки Жиздры… Как бомба или снаряд попали туда, так они там все и остались. Стали мы аккуратно рыть… Почва там песчаная — работать легко. Разрыли накат, перепилили бревна и отрыли истлевшие немецкие сапоги с торчащими из них костями… Стали рыть аккуратнее… Вот тазовые кости, позвоночник, ребра… Потихоньку и остальных отрыли… Четверых… Один, видимо, был офицер — с крестом… Пока работали, потихоньку стало смеркаться… Мы оставили скелеты возле ямы, а сами расположились метрах в двухстах, на полянке…

А вот ночью стало происходить черт‑те что! Мы народ привычный… Спать в Лесу нам не впервой… Но тут… Такого еще не было! Ночью нас разбудил дежурный — Валера. «Ребята, — говорит, — что‑то происходи», а что — не пойму!» Мы повскакали… Слушаем… А там, за лощиной, где мы копали, слышны немецкая речь, немецкие марши, смех, лязг гусениц… Мы, честно говоря, перепугались… Собрали, вещички и отошли к реке — это с полкилометра… Там до утра и просидели…

— Но к блиндажу‑то вернулись?

— Да, конечно. Утром пошли снова туда… Все на месте… Ничего не тронуто… Лежат скелетики, как мы их и оставили… Но чуть дальше прошли, а там… Танковые ямы…

— Это еще что?

— Укрытия, в которых стояли танки… И самое поразительное — свежие следы гусениц!!! Мох весь изрезан, словно только вчера здесь какие‑то «пантеры» ездили!

— Может, какие‑то местные трактористы развлекались?

— Если бы! Там до жилья ближайшего километров десять! Глухомань! Даже не знаю, что и подумать! Следы явные — ночью танки ходили… Да мы и рев двигателей слышали… Мистика!

— А с немцами‑то что сделали?

— Похоронили, как положено. Так в общей могиле их и зарыли… Правда, и тут не обошлось без приключений…

— Еще что‑то?

— Да! Мы все вообще‑то приучены к останкам относиться с почтением, аккуратно… Но новичок наш Константин — первый раз с нами был… Как бы это выразиться — был несколько беспечен и непочтителен к останкам…

— В чем это выражалось?

— Да он рыбак, везде с удочкой телескопической ходил… Он кости этой удочкой трогал да ногой пару раз их ворошил, хотя мы его и осаживали…

— И что?

— А то, что, когда мы вечером снова к реке возвращались, он споткнулся, что называется, на ровном месте… Удочку сломал и пальцы на ноге сильно ушиб… Причем той самой, что кости трогал! До сих пор хромает…

— Может, совпадение?

— Какие тут совпадения?! Удочкой трогал? Трогал! Сломалась! Ногой трогал? Было дело! Ногу тоже повредил… Я‑то сам давно понял, расплата неминуема, если это касается мертвых…

— А еще какие‑то подобные случаи были?

— Да… Как‑то опять заночевали прямо среди леса. Стемнело… Ночью заметили метрах в ста пятидесяти от стоянки странное свечение. Утром подошли к тому месту. Стали искать. Заметили верхнюю часть каски… Разрыли… Двоих нашли ‑одного на другом… Тоже немцы… Один другого, видимо, из‑под огня тащил на себе, да не донес — самого убили… Вот так! Похоронили обоих…

— А что‑то подобное, типа лязга гусениц, раньше было?

— Нет, я восемь лет хожу, а это впервые! А вот стоны в лесу по ночам часто слышим… Это постоянно… Каждый год такое случается… И всегда где‑то неподалеку находим непохороненных солдат.

— Может, кажется?

— Да нет! Людей надо хоронить по‑человечески… А тут где солдат был убит, ранен… как упал, так до сих пор и лежит… Сколько их — и наших, и немцев по оврагам и лощинам непохороненными лежат… Вот в прошлом году овражек нашли — там наших человек пятнадцать, а может, и более до сих пор лежат… Как их в лощине побили, так они там и остались… Да били, видать, крепко… Каски — в лепешку! Копнешь — фаланги пальцев, обломки костей, истлевшее обмундирование! А оружие — винтовочкитрехлинейки. Кругом воронки от мин… А рядом на горушке, которую им, видать, взять приказали, — груда немецких гильз, ящики из‑под мин валяются… И ни одной воронки! Это получается, с голыми руками на пулеметы и минометы шли! Ужас!

— Где ты научился читать «картины» боя?

— Эх… Сколько лет уже хожу по лесам — глаз наметан… Да и не один я, все вместе «читаем».

— Какие планы на будущее?

— В 1997 году поедем в другие места… Куда‑нибудь поближе к северу… В район Нелидова, Великих Лук — там тоже бои были, дай боже! Да и места поглуше, чем под Брянском… И вообще слишком много появилось копателей! «Черные» ведь могут и убить… Им оружие надо… А у нас другие цели… Кстати, вот тебе сувенирчик! Пока!

Алексей протянул небольшой сверток и быстрым шагом направился к метро… Я развернул бумагу… В руках у меня оказалась алюминиевая солдатская пряжка с орлом и готической надписью на немецком: «С нами Бог!»…

Алексей уже скрылся в подземном переходе, и я мысленно пожелал ему удачи в этих странных, непонятных для меня поисках.

<p>ДОМАШНИЙ КОНЦЕРТ НА РИО‑ДЕ‑ВОЖИРАР

В свое время эта история не сходила со страниц парижских газет.

Поль Бордье сидел на скамейке в Люксембургском саду, прямо напротив большого пруда. Погода в тот день, 2 июня 1925 года, была солнечной и прекрасной. Люксембургский сад, что над бульваром Сен‑Мишель, с давних пор стал, как это всем известно, своего рода «школьным двором» почтенной Сорбонны, Парижского университета — оазисом тишины и покоя посреди уже тогда очень шумного города.

Молодой человек, погруженный в свои мысли, перелистывал записи, сделанные аккуратным почерком в толстой тетради. Время от времени он поднимал голову и что‑то про себя бормотал.

Ему было двадцать два года, и он учился на четвертом курсе медицинского колледжа. Еще неделя — и все! Ему остается не так уж много времени, чтобы подготовиться к экзаменам.

Поль выглядел очень нарядно в своем светлом костюме и модной соломенной шляпе а‑ля Морис Шевалье. Отец Поля, уважаемый провинциальный врач, регулярно посылал ему деньги, которых хватало на удовлетворение всех его материальных потребностей.

Рядом с ним сел старик. Поль бросил на него быстрый взгляд — но достаточный, чтобы удивиться, как тот хорошо одет, правда, слегка старомодно — в сюртуке и цилиндре, с тросточкой с набалдашником из слоновой кости.

Примерно через минуту старик придвинулся поближе к Полю:

— Знаете, молодой человек, а ведь пятьдесят лет назад я тоже сидел на этой скамейке и, как вы сейчас, готовился к своим экзаменам!

Это вмешательство вовсе не разозлило Поля. Он работал уже два часа и, в конце концов, должен немного передохнуть! Кроме того, старичок выглядел занятным — в нем были некие шарм и грациозность. Почему бы не поболтать с ним немножко? И они начали беседовать о медицине, пока старик вдруг внезапно не сменил тему: — Вы любите музыку?

Поль испытывал слабость к чарльстону, но… к музыке? Почтенный господин явно имел в виду классику, и Поль, чтобы не произвести на своего собеседника неблагоприятное впечатление, с пылом ответил:

— Да, очень!

— Так я и думал! Не окажете ли вы мне любезность — прийти на домашний концерт? Мы даем его в следующую среду, в семейном кругу. Мы будем исполнять Моцарта!

Прежде чем молодой человек успел что‑либо ответить, старый господин встал и отрекомендовался, приподняв цилиндр:

— Вот моя визитная карточка, юный друг! Приходите, скажем… в девять часов вечера!

Поль озадаченно смотрел, как его собеседник удаляется размеренными шагами. Затем поглядел на визитку: Ипполит Мансо, 28, рю‑де‑Вожирар. «Странное приглашение, — подумал он удивленно. — Должно быть, я ему действительно понравился или напомнил о его собственной юности!» И хотя он отнюдь не был ярым поклонником классической музыки, Поль решил пойти на концерт, куда его пригласил любезный старик. В следующую среду. А пока — за работу!

9 июня 1925 года, ровно в девять часов вечера, с букетом роз в руке он позвонил в дверь на первом этаже дома 28 по улице Вожирар. Слуга открыл дверь и провел Поля в салон. Он зашел — и буквально окаменел на месте! Ничего подобного он увидеть никак не ожидал: все господа и дамы были одеты в наряды эпохи романтизма — сюртуки с высокими жабо, шелковые платья с кринолином. У мужчин были бакенбарды, а у женщин прически из спирально завитых прядей. Сама комната выглядела в том же стиле: мебель первой половины прошлого века, времен Луи‑Филиппа. И естественно, никакого электричества, только свечи в канделябрах на стенах. Прямо у стены стояли концертный рояль и арфа — перед полукругом из кресел и канапе. Музыкальный уголок.

— Заходите, любезный друг! Вы даже не подозреваете, какую радость вы нам доставили, что пришли!

Поль Бордье тут же с неловкостью ощутил неуместность своего наряда:

— Я не знал, что речь идет о костюмированном вечере… иначе я бы, разумеется, с удовольствием оделся соответствующим образом.

Как ни странно, Ипполит Мансо на это ничего не сказал. Он доверительно подал юному гостю руку:

— Заходите! Позвольте мне вам представить… ^оя жена Клара, моя дочь Луиза и ее муж Жюль Фонсе, мой старший внук Адриан, кадет в морской школе, Эдуард Мансо, мой внучатый племянник, студентюрист третьего курса…

Озадаченность Поля росла с каждой секундой. Какой странный способ представлять гостей! Может быть, у старика не все в порядке с головой? Ведь он ни разу не спросил о его имени! В самом деле, весьма необычно!

Дальнейшие события этого вечера были не менее удивительными. Ипполит Мансо провел его к креслу прямо перед роялем. Оба внука взяли по скрипке, Клара села к роялю, и домашний концерт начался.

Бордье был в большом замешательстве. Остальные члены этого забавного семейства расположились вокруг него — но ни один из них не произнес ни единого слова. Они даже не кивнули из вежливости головой. Что там будут играть — Моцарта? Что это за прием, где людям даже не предлагают освежающие напитки, где никто не шевельнется, не обменяется парой незначительных слов? Что это вообще за люди?

На маленьком свечном столике рядом с собой Поль все же усмотрел пепельницу. Значит, здесь можно хотя бы курить. По крайней мере это — одну сигарету — он себе позволил, исключительно чтобы не заскучать.

Звуки Моцарта наполнили комнату. Теперь Бордье ничего плохого не думал о домашнем концерте Мансо, а только радовался. И само собой разумеется, никакой скуки он уже не испытывал — только время от времени обегал взглядом освещенный свечами салон. Никто не смотрел на него — как будто его здесь и не было. Все семейство сидело с закрытыми глазами, словно в экстазе.

И еще одна странность бросилась ему в глаза: на стене за роялем висел ряд картин — своего рода портретная галерея предков, только это были не изображения давно умерших пращуров, нет! На картинах были представлены все присутствующие в невероятно реалистичной манере, как будто на фотографиях. Загадочная семья, черт побери! Почему они все изображены в этих нелепых старомодных одеяниях?

Казалось, концерт длился бесконечно. Как только завершалась одна пьеса, три музыканта принимались за следующую. Даже не делая паузы, чтобы хотя бы перевести дух. И они играли не по нотам, а по памяти — как профессиональные музыканты, только, может быть, не столь виртуозно.

Когда отзвучала последняя нота, была почти полночь. И тогда Ипполит Мансо в первый раз повернулся к юному гостю: — Я надеюсь, вам понравилось? — Очень…

Поль Бордье подождал еще пару минут. Но больше никто к нему не обращался. Тогда он понял, что званый вечер закончен, и стал прощаться:

— Что ж… Для меня это было большим удовольствием. Я хотел бы от всего сердца поблагодарить вас за любезное приглашение и за чудесную музыку. Старый хозяин поднялся на ноги и рассмеялся:

— Очень мило, 410 вы нам оказали эту честь. Оревуар, месье.

И вот Поль уже перед дверью на лестницу в прихожую. Еще никогда он не был настолько сбит с толку. Медленно он начинает спускаться.

На улице сразу же достает сигареты из кармана и принимается искать зажигалку. И тут же вспоминает, что оставил ее на маленьком круглом столике. Он тут же возвращается, поднимается наверх и звонит в левую дверь на первом этаже.

Как хорошо воспитанный молодой человек, он звонит недолго и ждет. Ничего. Минуту спустя пробует еще раз. И опять ничего! Он прижимает ухо к двери: полная тишина. Его охватывает гнев! Хватит меня дурачить! Теперь он звонит с яростью, долго и пронзительно — и снова напрасно. Он не намерен больше терпеть подобное — пусть хозяева пеняют сами на себя! И Поль начинает барабанить в дверь, как совершенно некультурный дикарь: «Открывайте! Да впустите меня, наконец! Я же знаю, что вы там!» Дверь открывается ‑но не та, а соседняя. На пороге появляется явно разозленный мужчина в домашнем халате:

— Эй, прекращайте стучать! Что вы вообще здесь делаете?

— Что я делаю? Я хочу пройти к Мансо! Не пойму, неужели там никто ничего не слышит?

— Не слышит? Да вы смеетесь!

— С какой стати?

— Да с той, что в этой квартире уже пятьдесят лет никто не живет! Убирайтесь отсюда!

Гм— м‑м… Это чересчур даже для такого благовоспитанного молодого человека, как Поль Бордье. Довольно резко он заявляет соседу: ‑Я не верю ни единому вашему слову! Я даже не знаю, кто вы такой, — я не имел чести… Заботьтесь‑ка лучше о своих делах и не лезьте в мои!

Обыкновенно столь сдержанный юноша теперь вне себя от гнева. В ярости он толкает дверь в квартиру Мансо плечом. Удар вышел мощный! Но это ни к чему не приводит — толстая старая дверь из прочной древесины даже не шелохнулась!

В сердцах он отходит назад, желая хорошенько разогнаться, когда появляется второй незнакомец, тоже в домашнем халате. Человек задыхается, потому что поднимался по лестнице бегом. Явно консьерж. Непривычный шум — да еще посреди ночи — заставил его покинуть обычное место своего пребывания:

— Что за беспорядок?

Поль Бордье даже не посмотрел на него, продолжая разбираться с дверью. Сосед, живший за правой дверью первого этажа, объяснил ситуацию вновь прибывшему:

— Месье Дюпюи, этот человек спятил! Лучше всего побыстрее вызвать полицию!

Тут студент оторвался от своей возни с дверью — резко кивнул обоим и крикнул:

— Да‑да, правильно, зовите полицию! С меня хватит, вот что я вам скажу! Мы еще посмотрим, кто здесь сошел с ума!

Через десять минут консьерж появился с двумя жандармами. Поль тем временем слегка остыл и успокоился — он просто само благоразумие — и объяснил двум служителям правопорядка, что этим вечером он был в гостях у Мансо и распрощался с хозяином всего четверть часа назад… а теперь тот отказывается впускать его обратно! Он только хочет забрать свою зажигалку, которую оставил в квартире.

— Этот человек — сумасшедший! Я работаю здесь консьержем и прекрасно знаю, что уже двадцать пять лет в эту квартиру никто не заходил!

Поль Бордье устало, спокойно и, может быть, немного снисходительно еще раз пояснил гак, как разговаривают с упрямыми детьми:

— Господа, я вас прошу. Поверьте мне. Я говорю правду. Я не сумасшедший и не пьяный, месье Дю… Дюпюи, если не ошибаюсь? Так вы — здешний консьерж? Тогда у вас должен быть ключ от этой двери, не так ли? Принесите его, я вас прошу. И откройте, наконец, эту дверь. Тогда вы все сможете убедиться, что я ничего не придумал.

— Да как вы себе это представляете? Как я могу вломиться сюда без разрешения хозяина? — А он живет далеко, этот хозяин? — Нет, прямо на углу.

— Ну вот! Сходите за ним! Эта история должна быть прояснена окончательно!

Прошло еще четверть часа, прежде чем консьерж вернулся с низкорослым лысым мужчиной в очках. Поль Бордье бросился к нему:

— Ипполит Мансо сегодня вечером пригласил меня на домашний концерт! Вы ведь его знаете, не так ли?

Сонный маленький человечек не отвечал. Он недоверчиво огляделся, как будто ощущал себя только что свалившимся с луны. Затем он кивнул консьержу, который принес с собой огромную связку ключей, и пробормотал:

— Откройте ее как‑нибудь потише. Месье Дюпюи нервно перебрал ключи от всех квартир и в конце концов нашел нужный. Между тем студент вновь попытался объяснить суть дела владело цу квартиры. В качестве подтверждения своих слов достал визитную карточку из кармана:

— Видите? Здесь стоит черным по белому: Ипполит Мансо, 28, рю‑де‑Вожирар! Здесь разве что‑то неясно или, может, написано нечетко?

Лысый уставился на карточку и ничего не сказал. — Скажите, в каком родстве вы состоите с этим Ипполитом Мансо? Извините меня за навязчивость… Вероятно, он ваш отец? Или ваш дядя?

Квартировладелец еще раз поглядел на визитную карточку и после паузы, длившейся целую вечность, наконец ответил:

— Ипполит Мансо был моим прапрадедом. Консьерж наконец справился со своей задачей и со скрипом вставил ключ в замок. Поль Бордье с трудом дождался этого момента и теперь ринулся к двери. Остальные пятеро мужчин — сосед, консьерж, хозяин квартиры и двое жандармов — не осмеливались сделать и шагу. Бордье нетерпеливо сказал:

— Признайтесь, вы меня разыгрывали? Тут уже квартировладелец не смог промолчать:

— Ипполит Мансо умер в 1870 году. В том году я родился.

Дверь распахнулась. Никто по‑прежнему не отваживался войти. В помещении было темно, и консьерж произнес с раздражением:

— Ну вот еще! Света нет! Ясно, после пятидесятито лет! Подождите, я принесу керосиновую лампу!

Поль Бордье потерял самообладание. Он шагнул в проем двери. Внутри все было неприветливо тихо. Мертвенно‑тихо.

Шаги консьержа раздались на лестнице, и засиял зеленоватый свет керосиновой лампы. Но перед открытой дверью консьерж остановился. Владелец вошел первым.

— Месье Дюпюи, теперь идите вы! Иначе мы простоим здесь всю ночь!

Консьерж с явной неохотой ступил за порог этого негостеприимного, явно давно покинутого людьми жилища… Он передал потомку семейства Мансо лампу и уже решительно шагнул вперед. Бледный как смерть.

Покрытый пылью голый паркет скрипел при каждом шаге. Повсюду на стенах висели ковры — большей частью ручной работы. Сильный запах гнили, пропитавший затхлый воздух, был просто непереносим, Дрожащим пальцем студент указал на двустворчатую дверь:

— Там… там салон! Владелец квартиры сглотнул слюну:

— Точно.

— И музыкальный уголок прямо справа. Там стоит концертный рояль, рядом арфа и полукругом — кресла и канапе.

— Да, все так. Мы, наследники, ничего не меняли, оставили все, как было. Ничего не продавали и не передвигали.

Он распахнул дверь салона — и в самом деле, все внутри выглядело точно таким же, каким описывал Поль! Юный студент указал на стену за роялем:

— Дайте мне лампу! Спасибо! Вот… вот, посмотрите! Все портреты точно там же, где они были полчаса назад!

— Они висят так уже пятьдесят лет. Мы ничего не убирали. Только покрыли кресла от пыли.

— А здесь! Вот Ипполит Мансо… и вот! Его жена Клара!

Все в комнате едва дышали. Никто не шевелился. Поль водил лучом лампы от одной картины к другой. Застывшие, улыбающиеся лица выплывали из прошлого — исчезали и снова появлялись на стене в призрачно сверкающем свете.

— Это Луиза и Жюль Фонсе! А это — Альфред Мансо, семинарист! Глухой голос владельца квартиры только уточнил:

— Мой двоюродный дядя. Он был миссионером. И пропал где‑то в Африке.

— Адриан Мансо! Кадет в морской школе!

— Это еще один двоюродный дядя. Когда он умер, то имел чин адмирала.

— Эдуард Мансо! Он изучал юриспруденцию.

— Это мой родной дед. Умер в 1900 году. Был известным адвокатом. Поль Бордье огляделся, подошел к маленькому свечному столику и закричал, как будто хотел отогнать кошмарный сон: — А вот… смотрите! Это моя зажигалка!

<p>ПРОИСШЕСТВИЕ У РЕКИ ЭЛКХОРИ

Эта загадочная история, случившаяся в 1881 году в Соединенных Штатах, долгое время волновала многих людей. Понадобилось почти сто лет, чтобы наука могла более или менее достоверно объяснить загадку чудодейственного спасения обреченных пассажиров.

В ночь на 28 декабря на Восточномпобережье США бушевала метель. Температура была чуть ниже нуля, липкий снег, подхватываемый сильным ветром, быстро превращался на дорогах в ледяную корку. Прохожие старались не высовывать носа из дому. Но даже жуткая непогода не могла стать помехой для работы железнодорожных компаний, соревновавшихся друг с другом в пунктуальности отправки поездов по расписанию.

Машинист Девид Гарнет вышел из дому с большой неохотой. Два дня назад он обвенчался с молодой и красивой Мери Уоррен. Дома было тепло и уютно, топилась печь, хлопотала по хозяйству жена. Но работа есть работа — через несколько часов ему предстояло вести курьерский поезд на запад. То ли из‑за ненастной погоды, то ли после грустного расставания с Мери, но на душе у Девида было тревожно. Хотя он не был новичком в своей профессии и знал, какие сюрпризы можно ожидать в такую ночь, когда под колесами — не рельсы, а лед и видимость близка к нулю.

В депо Гарнет вместе с помощником тщательно осмотрел паровоз, проверил тормоза. Помощник наполнил песком ящик и взял еще несколько мешков про запас — при такой гололедице песок придется постоянно сыпать под колеса во время торможения.

И вот наконец пары разведены. Пассажиры заняли места в шестнадцати вагонах, трижды прозвенел колокол, паровоз дал свисток, и курьерский поезд, пыхтя, начал набирать скорость. В застекленной кабине локомотива было тепло, но скоро оконца плотно залепило снегом, и машинисту с помощником приходилось ежеминутно высовываться наружу, чтоб хоть что‑то увидеть впереди. Снег вперемешку с дождем и бешеным ветром больно бил в лицо, до слез резал глаза. Было уже темно, и, хотя перед трубой паровоза горел яркий фонарь, ему удавалось отвоевывать у ночи и метели лишь несколько метров впереди мчащегося поезда. Железнодорожники вели состав, больше полагаясь на интуицию и Божью помощь.

Вдруг Девид от неожиданности вздрогнул. Ему показалось, что в свете фонаря мелькнуло что‑то живое. Он смахнул с лица снег, вытер слезящиеся глаза и… понял, что клубы пара, освещенные фонарем, явно складывались в женскую фигуру. Она двигалась вместе с поездом, то приближаясь к нему, то удаляясь. Временами таинственная фигура терялась во тьме, но через мгновение снова выныривала из снежной мглы. Женщина, казалось, бежала по воздуху. Когда она приближалась к кабине, можно было даже рассмотреть черты ее лица.

— О Боже! Это же Мери! — воскликнул пораженный Девид. «Неужели у меня галлюцинации?» — подумал он, но тут выяснилось, что и помощник машиниста тоже рассмотрел в снежной пелене женскую фигуру. Кочегар, покинув свой пост у топки, высунулся в окно и… увидел то же самое!

Теперь они внимательно наблюдали за видением. Когда женщина оказывалась совсем близко, на ее лице читался то ли испуг, то ли страдание. Девид совсем потерял самообладание. «Наверное, Мери сейчас умерла и ее дух прощается со мной», — сказал он помощнику. Коллега пытался успокоить Девида: ничего, мол, страшного с Мери не случилось, она спокойно спит в тепле, разве что тоскует по муженьку. Мерещится, вот и все, в этакую ночь и не такое привидится. Словно услышав его, образ Мери исчез и больше не появлялся.

Девид благополучно довел поезд до промежуточной станции, где узнал, что и кондуктор из окна вагона тоже видел призрак женщины. Вот только пассажиры ничего подтвердить не смогли — они мирно спали в теплых вагонах. Мужчины пришли к выводу, что этот знак послан им неспроста: тайные силы предупреждают их об опасности. Впрочем, долго раздумывать некогда — пора было отправляться дальше. Погода ничуть не улучшилась. Снег с дождем сменился холодным ливнем, ветер усилился. Навстречу прогрохотал товарный поезд. Приближался мост через реку Элкхорн.

В этот самый миг перед паровозом вдруг снова появился образ Мери Уоррен! Но теперь ее взгляд был полон ужаса. Вытянув руки вперед, она будто пыталась остановить поезд. Глаза молили: «Девид, послушайся меня! Неужели ты не понимаешь, чего я хочу?!» А поезд несся на всех парах — сигнальные огни сообщали, что путь впереди свободен. Несчастная Мери сделала последнюю попытку остановить состав — и внезапно растворилась в ночной тьме. Через несколько мгновений машинист и его помощник одновременно воскликнули: «Красный!» Прямо у них на глазах сигнал светофора изменил цвет.

«Срочное торможение!» — закричал Гарнет, и под колеса паровоза посыпался песок. Тормозные колодки заблокировали колеса, но тяжелый поезд продолжал катиться по обледеневшим рельсам.

«Полный назад!» — прозвучала команда Девида, и колеса закрутились в обратную сторону. Теперь, когда до моста оставались считанные метры, все трое — и машинист, и его помощник, и кочегар — отчетливо видели, что моста уже не существует: рельсы вели в пропасть, наполненную бушующей водой…

Песок и реверс хода наконец возымели действие: поезд остановился в трех‑четырех шагах от разрушенного моста. В потрясении машинист поднял глаза на светофор и замер: там горел не красный, а зеленый сигнал! В то время, заметим, светофоров с дистанционным управлением не было — сигнал менялся вручную специальным служащим. Чтобы сделать это, ему нужно было открыть железный ящик фонаря особым ключом, имевшимся только у него, и ни у кого другого. Значит, мгновение назад, когда они начали тормозить, на светофоре не было красного сигнала опасности! Почему же они его увидели? Кто спас их от верной гибели?

В связи с этим происшествием было произведено тщательное расследование: допрошены многочисленные свидетели, проанализированы все обстоятельства дела. Выяснилось, что мост через реку Элкхорн рухнул буквально за мгновения до подхода курьерского поезда. В ту ночь через этот мост должны были проследовать навстречу друг другу с интервалом всего в двадцать минут два поезда — товарный и курьерский. Товарный преодолел мост благополучно. Путевой обходчик видел мост целым и зажег фонарь на светофоре, разрешая въезд курьерскому поезду. Из‑за шума ветра он в своей будке даже не услышал, как вода снесла мост. Встречая курьерский, обходчик снова посмотрел на светофор и был удивлен, когда прямо на глазах у него поезд начал тормозить. Еще через несколько секунд, когда состав замер на месте, на светофоре горел прежний — зеленый — сигнал. Как и кто проделал этот фокус, обходчик объяснить не смог. Во всяком случае, при всем желании он сделать бы этого не мог — потребовалось бы намного больше времени. В общем, факт оставался фактом — произошло чудо, спасшее сотни жизней.

Комиссия, расследовавшая случай у реки Элкхорн, к показаниям машиниста Девида Гарнета отнеслась весьма скептически, сочтя его рассказ чистой воды галлюцинацией. Точка зрения комиссии нашла, к сожалению, поддержку и в газетах: репортеры, описывая злополучный рейс, выставляли Девида в смешном свете. Ему пришлось уволиться с работы, хотя его товарищи под присягой подтвердили, что и сами видели призрак женщины, очень похожей на Мери. Честь его была восстановлена, когда комиссия отказалась от своей первоначальной версии о зрительных галлюцинациях. Но пережитое потрясение не позволило машинисту вернуться на прежнее место работы, и дальнейшая судьба его неизвестна. Сохранились показания и Мери Уоррен. В ту роковую ночь женщина действительно спала и видела во сне кошмары. Она пыталась спасти мужа: бежала во сне перед поездом, останавливала его руками, но паровоз продолжал движение. Девид не понимал ее знаков. Мери проснулась в поту, дрожа от страха, с сильной головной болью. Подробности сна к моменту пробуждения забылись, поэтому она не помнила, от какой именно опасности хотела спасти мужа.

Этот удивительный случай оставался необъясненным долгие десятилетия. Правда, кто‑то из парапсихологов видел в нем проявление телекинеза: именно с его помощью, считали они, была произведена смена цветов фонарей в светофоре, причем источником телекинетического воздействия была Мери Уоррен. Другие утверждали, что речь может идти о коллективном внушении. Мозг обеспокоенной Мери передавал во сне сигналы, предупреждающие об опасности. На эту же частоту оказались настроенными мысли членов паровозной бригады, работавших с максимальным напряжением физических и особенно психических сил. Известно, что в такой обстановке к пяти привычным чувствам как бы добавляется сверхчувственное восприятие…

Возникает и еще один вопрос: как спящая Мери могла узнать, что ее мужа подстерегает опасность именно у моста через реку Элкхорн?

Более или менее ясное объяснение тому, что случилось той далекой декабрьской ночью, наука смогла дать лишь во второй половине XX века. Американский врач‑реаниматолог Р. Моуди в ставшей всемирно известной книге «Жизнь после жизни» приводит множество случаев отделения души от тела во время клинической смерти. Он, как и ряд других исследователей, считает, что душа получает на какое‑то время свободу не только тогда, когда сердце больного останавливается на операционном столе, но и в некоторых других ситуациях. Например, при сильных стрессах, тяжелых травмах, во сне, после приема наркотиков и т. д. В этом необычном состоянии, получившем название «внетелесный опыт», люди обретают способность видеть свое тело со стороны (обычно сверху) и впоследствии точно описывают все, что происходило в помещении во время их пребывания вне тела: кто входил, что делал, говорил и т. д.

Но и это еще не все. Выяснилось, что существует немало людей, способных управлять процессом отделения души от тела. Таким даром были наделены многие маги и ясновидящие прошлого. С помощью определенной психотехники они «выделяли» своего астрального двойника и отправляли его в путешествие, чтобы получить информацию о событиях, происходящих в местах, удаленных от тех, где они находились сами.

Кстати, в США лабораторные исследования внетелесного опыта проводила Ассоциация психологических исследований в городе Дюрхэм, штат Северная Каролина. Специалисты доказали, что живые существа могут чувствовать присутствие отделенной от тела души в заранее выбранном месте.

Этим, собственно, и объясняется чудесное спасение курьерского поезда у реки Элкхорн. Но в данном случае важно отметить еще другое. Присутствие астрального двойника можно не только почувствовать, его можно и увидеть. Увидеть как призрак того человека, которому он принадлежит. Именно это, очевидно, и произошло в случае с Мери Уоррен, которая во сне пыталась спасти своего мужа.

<p>ЧУДЕСНАЯ ВСТРЕЧА МАТЕРИ С СЫНОМ

В июле 1996 года, совершая рейс вокруг Европы из Одессы в Санкт‑Петербург, наша белоснежная «Аркадия» ошвартовалась в самом центре Лондона, на почетной стоянке у Тауэрского моста.

Не один раз я бывал в столице Великобритании, в этом прекрасном городе на Темзе, но ни разу не удавалось посетить серокаменный дворец, напоминающий скорее крепость с четырьмя башнями, — здание всемирно известной страховой корпорации «Ллойд» на Лайм‑стрит в лондонском деловом районе Сити.

Я давно мечтал увидеть здесь «Регистр Ллойда», куда заносятся сведения обо всех застрахованных погибших судах, «Красную книгу», где собраны сведения о судах, пропавших без вести, и конечно же легендарный бронзовый судовой колокол фрегата «Лютина», более ста лет извещающий двумя ударами хорошие новости и одним ударом — плохие, гибель какого‑либо судна…

И вот наконец я у «Ллойда». В самом центре страхового зала на специальной конторке лежит большой фолиант в черном переплете из свиной кожи — тот самый «Регистр Ллойда», куда начиная с 1774 года заносятся исключительно гусиным пером (дань традиции) сведения о трагических кораблекрушениях. В этом солидном талмудерегистре собрано немало удивительных историй, но ни одна из них, пожалуй, не сравнится по своему драматизму с беспрецедентной эпопеей экипажа британской шхуны «Мермэйд».

…Погожим утром 16 октября 1829 года шхуна вышла из сиднейской бухты и взяла курс на Кольер‑Бей, на западном побережье Австралии. Дул легкий бриз, лучи яркого солнца радовали глаз. На борту судна находился экипаж из восемнадцати опытных матросов во главе с капитаном Сэмюэлем Нолброу и три пассажира.

Шел четвертый день плавания. Команда отдыхала на палубе, поскольку работы особенно не было. Барометр не показывал ни малейшего признака изменения погоды. Но к двум часам дня судно попало в полный штиль. Густые серые тучи медленно заволакивали небо. Обеспокоенный капитан Нолброу поднялся на палубу. Барометр в этот момент резко пошел вниз. К вечеру в районе между Австралией и Новой Гвинеей штиль сменился резкими порывами ветра, и вскоре начался яростный шторм!

Огромные волны при свете вспышек молний одна за другой обрушивались на судно. Опытный капитан быстро оценил обстановку и понял свое бессилие перед стихией. В густом тумане очередная большая волна швырнула «Мермэйд» на рифы, шхуна получила пробоину и затонула.

Мгновение спустя все, кто был на борту, оказались в ревущей холодной тьме. Кипящее море оставило лишь одну надежду — добраться до одинокой голой скалы, выступающей из воды в сотне метров от места трагедии.

Когда наступил рассвет, оказалось, что спаслись все двадцать два человека. Три холодных дождливых дня провели они на скале, прежде чем их увидели с барка «Свитшу». С трудом пробившийся на четвертый день через рифы барк взял всех несчастных на борт.

Через три дня «Свитшу» достиг берегов Новой Гвинеи. Здесь неожиданно барк попал в мощное течение, не отмеченное на карте, которое выбросило его на скалы. Разбившись о камни, судно затонуло, но двадцать два человека со шхуны «Мермэйд» и четырнадцать с барка «Свитшу» уцелели и без потерь доплыли до небольшого острова.

Через несколько часов вблизи острова появилась шхуна «Губернатор Рэди», державшая курс в Папуа. Она взяла на борт всех потерпевших крушение. Однако не прошло и трех часов, как на борту «Губернатора Рэди» вспыхнул пожар. Попытки погасить огонь не дали никакого результата. Пришлось всем покинуть судно. Три команды с трудом уместились на имевшихся спасательных шлюпках. Теперь число бедствующих составило шестьдесят восемь человек, в том числе три капитана. Вокруг на сотни миль простиралось открытое водное пространство, лежащее в стороне от регулярных навигационных маршрутов. Не оставалось почти никакой надежды на спасение. И тем не менее шлюпки, набитые измученными людьми, через некоторое время были замечены командой австралийского военного корабля «Комет», который и взял всех на борт.

На седьмые сутки плавания «Комета» внезапно разразился жестокий шторм, который снес единственную мачту корабля, сорвал руль и оставил парусник «без руля и без ветрил». Вскоре неуправляемый корабль пошел ко дну. Несчастным мореплавателям снова пришлось спасаться — кому на хрупких шлюпках, кому вплавь, вцепившись в обломки судна. Через восемнадцать тягостных часов борьбы за выживание люди были подобраны пакетботом «Юпитер». Теперь на небольшом паруснике едва разместились восемьдесят пять моряков и четыре капитана.

Но и ему не было суждено дойти до цели. Ударившись днищем о рифы, «Юпитер» затонул. Потерпевшим бедствие людям удалось, спастись на скользких скалах. Счастливое спасение уже ста двадцати пяти неудачливых мореплавателей и пяти капитанов завершила шхуна «Сити оф Лидз», следовавшая в Австралию с сотней пассажиров на борту. На этот раз гнев моря иссяк, и шхуна благополучно завершила свое плавание.

Эта удивительная хроника имеет еще один неожиданный поворот. Пассажирка «Юпитера», пожилая дама Сара Ричи из Йоркшира, которая направлялась в Австралию на поиски своего сына Питера, пропавшего пятнадцать лет назад, нашла его среди членов экипажа шхуны «Мермэйд», которых «Юпитер» подобрал вместе с остальными потерпевшими крушение в открытом море!

<p>ДВЕРЬ В ЗАЗЕРКАЛЬЕ <br/><br/><a href="nepomn_samie_neverojatnie_sluchai0.htm">0</a>|1|<a href="nepomn_samie_neverojatnie_sluchai2.htm">2</a>|<a href="nepomn_samie_neverojatnie_sluchai3.htm">3</a>|<a href="nepomn_samie_neverojatnie_sluchai4.htm">4</a>|<a href="nepomn_samie_neverojatnie_sluchai5.htm">5</a>|<br/> <center> <!--begin of Rambler's Top100 code --> <a href="http://top100.rambler.ru/top100/" target="_blank"> <img src="http://counter.rambler.ru/top100.cnt?1253144" alt="" width="1" height="1" border="0"/></a> <!--end of Top100 code--> <!--begin of Top100 logo--> <a href="http://top100.rambler.ru/top100/" target="_blank"> <img src="http://top100-images.rambler.ru/top100/banner-88x31-rambler-gray2.gif" alt="Rambler's Top100" width="88" height="31" border="0"/></a> <!--end of Top100 logo --> <!--LiveInternet counter--><script type="text/javascript"><!-- document.write("<a href='http://www.liveinternet.ru/click' "+ "target=_blank><img src='http://counter.yadro.ru/hit?t52.6;r"+ escape(document.referrer)+((typeof(screen)=="undefined")?"": ";s"+screen.width+"*"+screen.height+"*"+(screen.colorDepth? screen.colorDepth:screen.pixelDepth))+";u"+escape(document.URL)+ ";"+Math.random()+ "' alt='' title='LiveInternet: показано число просмотров и"+ " посетителей за 24 часа' "+ "border=0 width=88 height=31><\/a>")//--></script><!--/LiveInternet--> <a href="http://www.yandex.ru/cy?base=0&host=www.smoliy.ru" target="_blank"><img src="http://www.yandex.ru/cycounter?www.smoliy.ru" width="88" height="31" alt="Яндекс цитирования" border="0"/></a> <!--Rating@Mail.ru counter--> <a target="_top" href="http://top.mail.ru/jump?from=570687" target="_blank"> <img src="http://d5.cb.b8.a0.top.mail.ru/counter?id=570687;t=56" border="0" height="31" width="88" alt="Рейтинг@Mail.ru" /></a> <!--// Rating@Mail.ru counter--> <a href="http://click.hotlog.ru/?134111" target="_blank"> <img src="http://hit6.hotlog.ru/cgi-bin/hotlog/count?s=134111&im=103" border="0" width="88" height="31" alt="HotLog"/></a><!-- PR CY informer by webmasta.org begin --> <a href="http://webmasta.org" target="_blank" title="Посетить webmasta.org"><img border="0" src="http://webmasta.org/informer-images/3/image-1410.tif" alt="informer pr cy"></a> <!-- PR CY informer by webmasta.org end --> <a href="http://ufoseti.org.ua/katalog.php?site=smoliy.ru" target="_blank" title="smoliy.ru зарегистрирован в UFOSETI"><img src="http://ufodos.do.am/seti.gif" alt="http://ufoseti.org.ua" width="88" height="31" border="0"></a> </center> </body> </html>