Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

В.Ф. Аристов Валерий Никитич Демин В.Н. Назаров Загадки русского междуречья

0|1|2|3|4|5|6|7|

Ведь когда дотошные греки спрашивали наших соотечественников, служивших в императорской гвардии: «Откуда вы, варяги?» – те не задумываясь отвечали: «Из Тулы…» Ничего себе ответ, если вдуматься. Впрочем, под Тулой подразумевался вовсе не город в центральной части России, а древняя Гиперборея, иначе Тулй, по имени таинственной полярной страны из знаменитой «Географии» Страбона и сочинений других древних авторов. Византийцы, как и арабы, говорили об «огромном острове Тула», расположенном посреди Ледовитого океана (подробнее см. Приложение 2).

Быть может, в социальной структуре варяжского воинского братства (ордена) отчасти сохранились и архаичные черты древнеарийского кастового сословия. Почему не предположить, что варяги – это трансформированный вариант одной из классических каст – кшатриев? Ведь она как раз и объединяла правителей, воинскую аристократию и дружинников. Корни Руси уходят в недосягаемые глубины индоевропейского прошлого. Оно зародилось, пережило расцвет, катастрофические потрясения и упадок на Севере, где климат в те времена был иным, чем теперь. Постепенно мигрировали на юг из‑за неблагоприятных условий жизни многие индоевропейские прапредки современных этносов (индийцев, иранцев, греков, испанцев, итальянцев, армян, осетин и др). Ближе к северным широтам обосновалась часть славян; из них впоследствии вычленилась и русская нация.

<p>* * *

Разобравшись более или менее с варяжским происхождением Рюрика, можно переходить к вопросу о его призвании вместе с братьями на княжение. Примечательно, что здесь тексты наиболее древних летописей – Лаврентьевской и Ипатьевской – не совпадают. Вот как звучит, к примеру, знаменитый фрагмент в передаче Ипатьевской летописи (точнее, по Ипатьевскому списку «Повести временных лет»): «В год 6370. (862). И изгнали варягов дз море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали: «Поищем сами себе князя, который бы владел нами и рядил по ряду и по закону». Пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные – норманны и англы, а еще иные готы – вот так и эти. Сказали руси чудь, славяне, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли прежде всего к славянам. И подставили город Ладогу. И сел старший, Рюрик, в Ладоге, а другой, Синеус, – на Белом озере, а третий, Трувор, – в Изборске И от тех варягов прозвалась Русская земля. Через два года умерли Синеус и брат его Трувор. И принял всю власть один Рюрик, и пришел к Ильменю, и поставил город над Волховом, и назвал его Новгород, и сел тут княжить, и стал раздавать мужам своим волости и города ставить – тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро. Варяги в этих городах – находники, а коренные жители в Новгороде – славяне, в Полоцке – кривичи, в Ростове – меря, в Белоозере – весь, в Муроме – мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик» note 81 .

К сожалению, переводчик слукавил: перевел слово «наряд» не в соответствии со смыслом оригинала летописи, а следуя дурной традиции, заложенной еще два века назад норманистами‑русофобами, для коих важно подчеркнуть одно – на Руси «порядка… нет», подразумевая – «никогда не было и не будет». Чтобы убедиться – перед нами прямая и неуклюжая фальсификация, достаточно заглянуть в десятый том академического «Словаря русского языка XI–XVII вв.» (М., 1983. С. 227 – 230). Оказывается, понятие «нарядъ» в древнерусском языке имеет шестнадцать значений: 1) устройство, правопорядок… 2) руководство, управление, надзор… 3) оснащение, снаряжение, вооружение… 4) артиллерия, пушки… 5) заряд, снаряд… 6) набор вещей, одежды, украшений… 7) парадная, церемониальная, нарядная одежда… 8) уборка, украшение (как действие)… 9) убранство, внутренняя отделка… 10) совокупность вспомогательных деталей для оформления (застежки, пряжки и т. п.)… 11) подкладка (обуви); 12) нашивки и кружево по полам одежды… 13) приказание о посылке людей на работу, службу и т. п. … 14) комплект некоторых предметов… 15) состав, смесь; 16) подлог, сфабрикованное дело…

Большинство отечественных историков (не говоря об иноземных), не сообразили, что подлинный смысл Несторовой фразы связан с управлением и организацией. Их‑то и недоставало рассорившимся новгородцам, почему они и обратились за помощью к близким по происхождению и языку варягам. Другими словами, требовался распорядитель, начальник, руководитель, управляющий (по‑современному – объявлен конкурс на вакантную должность). Для обозначения данных понятий в древнерусском языке и миропонимании существовало одно‑единственное слово, «нарядникъ», образованное от однокоренного «нарядъ». Об этом, собственно, и говорится у Нестора, а вовсе не о каком‑то беспорядке‑хаосе, извечно присущем безалаберным русским людям.

Что дело обстояло именно так, а не иначе, доказывают и более поздние русские летописи, в которые традиционно, но с некоторыми уточнениями включалась «Повесть временных лет». Так, в Тверской, Львовской, Никифоровской и других летописях (в точном соответствии с действительным смыслом) вместо слова «наряд» поставлено другое – «на‑рядник». «Вся земля наша добра есть и велика, изобильна всем, а нарядника в ней несть, поидете к нам княжити и владети нами», – записано, к примеру, в Холмогорской летописи. Еще более удачная формулировка содержится в Густинской летописи, где вместо спорного «наряд» прописана развернутая фраза: «…но строения доброго несть в ней».

Конечно, сам Нестор также освещал вопрос о призвании варягов не по документам, а понаслышке – на основе устных преданий, которые сложились ко времени начала работы над «Повестью временных лет» в дружинной среде. Историю, связанную с Новгородом (тем более предысторию), он знал плохо, фрагментарно и в основном в тех аспектах, которые имели непосредственное отношение к Киевской великокняжеской династии. Это отмечает и В.Н. Татищев, приступая к изложению начальных страниц русской истории в соответствии с Иоакимовской летописью. Точнее, он присоединяется к мнению тверского монаха Вениамина, сделавшего необходимые выписки из утраченной в дальнейшем Новгородской летописи, составленной епископом новгородским Иоакимом в основном во времена Ярослава Мудрого. «О князех руских старобытных Нестор монах не добре сведом бе, что ся деяло у нас славян во Новеграде…» – таков приговор автору «Повести временных лет» в отношении знания им фактов ранней истории собственного Отечества.

К любопытным соображениям могут привести также записки «О государстве Русском» английского посланника Джильса Флетчера. Он посетил Москву в 1588 году, в царствование последнего представителя династии Рюриковичей – Федора Иоанновича. Флетчера интересовала не только политическая ситуация, сложившаяся в России в конце XVI века, накануне Смуты, но также истоки и корни русской истории. Собирая в Москве материалы для будущей книги, он, судя по всему, пользовался какими‑то не дошедшими до нас источниками или устной информацией знатоков вопроса. В пользу последнего предположения свидетельствует фраза из трактата Флетчера: «Русские рассказывают…» Оказывается, в то время в Москве начальную историю Руси излагали несколько иначе, чем сегодня можно прочесть в «Повести временных лет». Согласно сведениям, полученным Флетчером от устных информаторов, братьев, призванных на княжение в Новгород, изначально не трое, а четверо и четвертого звали Варяг. Другими словами, Варяг оказывается именем не этноса или социума, не рода или военно‑торгового объединения, а верховного вождя, по имени которого прозывались и все остальные.

Но и это еще не все. По Флетчеру, в первоначальном распределении власти участвовало не трое братьев‑варягов, как у Нестора, а целых восемь претендентов на управление Русской землей. Помимо Рюрика, Синеуса, Трувора и Варяга, это еще хорошо знакомые нам братья Кий, Щек, Хорив и сестра Лыбедь. Выходит, в Москве, предоставляя англичанину такую информацию, считали всех восьмерых современниками, а акт распределения земель и сфер влияния – единовременным. Из сказанного следует также, что первая русская правительница‑женщина была не благоверная княгиня Ольга, а легендарная язычница Лыбедь, к которой восходит фольклорный образ прекрасной царевны Лебеди. Конечно, когда писалась христианизированная история Руси (а процесс непрерывного «редактирования», купюр и подчисток продолжался и в XVI веке, например при составлении Степенной книги и Никоновой летописи), таким деталям уже не придавали серьезного значения – их просто опускали за ненадобностью.

<p>СТАРАЯ ЛАДОГА И ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД – ДРЕВНИЕ СТОЛИЦЫ РУСИ

Итак, прежде чем появиться в Новгороде, Рюрик долго скитался в Приладожье, от устья реки Вуоксы до излучины Волхова, где срубил первый стольный град будущей российской династии – Ладогу (Старую). Позднее крепость достроил Олег Вещий, а в 1114 году новгородский князь Мстислав Великий воздвиг каменные стены, неоднократно перестраиваемые в последующие века (рис. 27). Сейчас здесь реконструирована крепость XVII–XVIII веков; внутри ее сохранилась жемчужина древнерусской архитектуры – Георгиевский собор XII века.

<p>
<p><emphasis>Рис. 27. Старая Ладога</emphasis>

Священное место земли Русской и поныне поражает своей сакральной уникальностью. Порой кажется, что Рюриковы времена совсем рядом. Повсюду древние курганы, среди них – самый большой, под которым, по преданию, похоронен Олег Вещий. Вот что утверждается в Новгородской Первой летописи младшего извода: «И прозваша и Олга Вещии; и бяху людие погани и невегласи. Иде Олег к Новугороду, и оттуда в Ладогу. Друзии же сказають, яко идущю ему за море, и уклюну note 82 змиа в ногу, и с того умре: есть могыла его в Ладозе».

По другому местному преданию, в Ладоге находится и тайная могила Рюрика, похороненного в золотом гробу в одном из подземных убежищ. В самом деле, вокруг города множество неизведанных пещер и подземных ходов, один из них даже проложен под Волховом. Современные гидрогеологи отрицают даже принципиальную возможность сооружения чего‑то подобного в далеком прошлом (из‑за отсутствия инженерных навыков и соответствующей техники). Но ведь система подземных убежищ и туннелей могла возникнуть гораздо раньше, в гиперборейские времена, когда уровень развития был совершенно иным. А Рюрик и его соплеменники воспользовались уже готовым, созданным задолго до них. Так или иначе, имеются неопровержимые факты, свидетельствующие о наличии разветвленной сети подземных коммникаций и скрытых убежищ. Одно из первых опубликованных свидетельств принадлежит генералу‑майору Герарду, которому еще в начале 20‑х годов XIX века по потайной каменной лестнице удалось проникнуть в обширный подземный зал, от которого отходило несколько подземных ходов. Однако продолжить исследование не представилось возможным из‑за тяжелого, спертого воздуха, в котором невозможно дышать. Аналогичное письменное свидетельство оставила и подземная зкспедиция монахов, состоявшаяся в 1884 году.

А вот «подземный репортаж» журналиста и краеведа Юрия Сякова, попытавшегося проникнуть в Танечкины пещеры (так в народе прозываются рукотворные подземелья) уже в наши дни:

«Было тихое осеннее утро. Ночные заморозки прибили к земле пожелтевшую траву. Над рекой клубился туман и белесой пеленой застилал берега и мирно устраивался в низинах. Мы надели утепленные прорезиненные костюмы, каски, проверили фонари и… полезли в темную дыру под грудой камней. Лаз был настолько узким, что невозможно было поднять головы. Все, что я видел в эти минуты, – это крепкие ботинки ползущего впереди опытного специалиста. Было душно. Пахло погребом, сыростью, могилой… Метров через десять, порядком устав и ударившись несколько раз головой об острые выступы плитняка, мы оказались на распутье: проход разветвлялся. Один лаз вел куда‑то вниз, а второй… Мы решили ползти по второму. Через десять минут он вывел нас на поверхность около большого валуна в ольховых зарослях. Мы проползли под землей метров пятьдесят. Выход или вход в лаз был настолько хорошо замаскирован самой природой, что мы даже не предполагали его существования.

Не скажу, что меня охватило полное разочарование от быстро закончившегося путешествия под землей. Скорее, это была радость от увиденного дневного света. Мы молча отряхивались от земли, сняли свои шахтерские каски. Тот, кто полз первым, подозвал всех членов нашей небольшой экспедиции. Он протянул руку и разжал кулак. На его ладони лежали два наконечника стрел и совершенно черный обломок то ли монеты, то ли какого‑то украшения. Как‑то получилось само собой, что мы посмотрели в одну сторону: за рекой из тумана вырисовывались церковь Святого Георгия и башни Староладожской крепости».

Староладожские краеведы ни на минуту не сомневаются: придет время, и золотой гроб Рюрика обязательно предстанет перед глазами изумленных поисковиков… Подземная Русь – тема особого разгвора. Испокон веков люди стремились укрыться под землей – от непогоды, лютых зверей, недобрых глаз. Подземные убежища и целые пещерные города существуют повсюду. В России они встречаются от северных до южных границ. Христианские монахи пришли здесь на смену наследникам Гипербореи. Легенды о «подземной чуди» распространены по всему Русскому Северу note 83 . Однако и южные регионы дают немало пищи для размышления. Вот уже четверть века исследует древние подземные туннели в районе реки Медведицы (притока Дона), взорванные в годы Великой Отечественной войны, научно‑поисковая экспедиция под руководством В.А. Черноброва.

Совсем недавно обнародованы документы из архива Воронежской области (еженедельник «НЛО», 2002. № 28). Весной 1923 года здесь, близ деревни Чигорак Грибановского уезда, при уточнении налогооблагаемых посевных площадей землемеры столкнулись с таинственными подземными обитателями, говорившими на древнем языке и одетыми в архаичные костюмы. Они имели обширные подземные владения, соединенные с поверхностью длинным туннелем.

<p>* * *

После Старой Ладоги центр русской истории ненадолго переместился в Великий Новгород (рис. 28), находившийся на перекрестке традиционных миграционных и торговых путей и, кроме того, занимавший удобное стратегическое положение как для обороны от многочисленных недругов, так и для собственной экспансии во всех направлениях. О новгородской деятельности Рюрика летописных сведений сохранилось очень мало. Известно только, что присмотрел его в качестве наиболее достойного жениха и мужа для своей дочери Умилы новгородский старейшина Гостомысл. Перед смертью он посоветовал новгородцам пригласить зятя на княжение. Как известно, это случилось в 862 году.

Не все, однако, приняли совет достопочтимого вождя однозначно: Никоновская и другие летописи времен централизованной Руси скупо сообщают о восстании жителей Новгорода под водительством Вадима Храброго, которое окончилось гибелью смельчака. Княжение Рюрика продолжалось достаточно долго, семнадцать лет, и завершилось в 879 году созданием Новгородской Руси – первого государства новой династии, процарствовавшей в России 719 лет. Несторова «Повесть временных лет», по существу, фиксирует только начало и конец Рюриковой деятельности. В остальном в летописи либо лакуны, либо сообщения о заморских событиях – вступлении на престол нового византийского императора да крещении Болгарской земли. Судя по всему, личной вины Нестора‑летописца в том нет: его бессмертный труд подвергся при Владимире Мономахе жесточайшей цензуре в угоду киевским князьям, в результате чего изъятыми оказались целые страницы, а оставшиеся тщательно отредактированы, подчищены или переписаны заново.

<p>
<p><emphasis>Рис. 28. Георгиевский собор XII века в Ладоге (Старой)</emphasis>

Впрочем, по смерти Рюрика ближайшие и отдаленные перспективы нового государственного образования еще достаточно неопределенны. В Киеве властвовали сильные конкуренты, Аскольд и Дир, – настолько сильные, что без труда организовали поход на всесильную Византию и на двухстах кораблях осадили Царьград (только чудо спасло город от захвата и разграбления). Можно представить, что случилось бы, если бы эта армада отправилась не к Константинополю на Босфоре, а к Новгороду на Волхове. По счастью, этого не произошло, а спустя четверть века Олег Вещий, опекун сына Рюрика, Игоря, и регент нового Российского государства, сумел хитростью переломить ситуацию в пользу Новгородской Руси: «В год 6390 (882). Выступил в поход Олег, взяв с собою много воинов: варягов, чудь, словен, мерю, весь, кривичей, и пришел к Смоленску с кривичами, и принял власть в городе, и посадил в нем своего мужа. Оттуда отправился вниз, и взял Любеч, и также посадил мужа своего. И пришли к горам Киевским, и узнал Олег, что княжат тут Аскольд и Дир. Спрятал он одних воинов в ладьях, а других оставил позади, и сам приступил, неся младенца Игоря. И подплыл к Угорской горе, спрятав своих воинов, и послал к Аскольду и Диру, говоря им, что‑де «мы купцы, идем в Греки от Олега и княжича Игоря. Придите к нам, к родичам своим». Когда же Аскольд и Днр пришли, выскочили все остальные из ладей, и сказал Олег Аскольду и Диру: «Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода», и показал Игоря: «А это сын Рюрика». И убили Аскольда и Дира, отнесли на гору и погребли Аскольда на горе, которая называется ныне Угорской, где теперь Ольмин двор; на той могиле Ольма поставил церковь святого Николы; а Дирова могила – за церковью святой Ирины. И сел Олег, княжа, в Киеве, и сказал Олег: «Да будет это мать городам русским». И были у него варяги, и славяне, и прочие, прозвавшиеся русью. Тот Олег начал ставить города и установил дани словенам, и кривичам, и мери, и установил варягам давать дань от Новгорода по 300 гривен ежегодно ради сохранения мира, что и давалось варягам до самой смерти Ярослава» note 84 .

Так возникла Новгородско‑Киевская Русь, ибо Великий город на Волхове еще полтора века продолжал играть важнейшую (а подчас решающую) роль в русской истории, за что в конце концов и получил относительную вольность. Даровал ее феодальной республике на Волхове Ярослав Мудрый, сын крестителя Руси – князя Владимира. Заслуга новгородцев, в общем‑то, вполне стоила того: они выставили 40 тысяч (!) ратников, кои помогли Ярославу вместе с варягами‑наемниками одолеть брата Святополка (убийцу Бориса и Глеба) и занять Киевский престол.

В эти страшные междоусобные времена первой на Руси гражданской войны новгородцы еще именовали себя словенами, то есть насельниками Словенской земли, названной так по имени первой столицы Словенска Великого, на развалинах (точнее, на пепелище) которой был воздвигнут Великий Новгород. Затем наступил «темный век» новгородской истории: более чем на столетие о жизни Новгородской республики, освободившейся от великокняжеского диктата, практически почти ничего не известно. Кто держал в руках Новгородскую Первую летопись старшего извода, знает: начало ее попросту выдрано, а на последующих сохранившихся страницах описываются в основном события в Киеве. Не сохранились даже тексты дарованных Ярославом основополагающих документов, «Правды» и «Устава», где были сформулированы принципы и юридические нормы новгородского народоправства: то ли грамоты надежно спрятаны во времена соперничества с Москвой, то ли их уничтожили опричники Ивана Грозного.

<p>
<p><emphasis>Рис. 28а. Новгородский Кремль. Фото А. Орлова</emphasis>

В XIII веке Новгородская республика достигла пика своего расцвета и могущества. Отражение экспансии католической и Запада, разгром шведов в битве на Неве и немцев с ливонцами на льду Чудского озера, блестящая воинская, государственная и дипломатическая деятельность Александра Невского, его мудрая политика в отношении Золотой орды – все это славные страницы не только новгородской, но и общероссийской истории. Однако, как обычно случается, последующие поколения не смогли преумножить или хотя бы закрепить достигнутое. Начался застой, а затем и разложение. Псевдодемократические нормы поведения, искусно регулируемые городской элитой и агентами влияния сопредельных стран и культивируемые в своих собственных интересах, только усугубили ситуацию и привели к тому, что уже в следующем, XIV веке в условиях жесточайшего татаро‑монгольского ига и перманентной княжеской междоусобицы идеалом новгородской вольницы вместо общерусского патриотизма стали шкурничество, сепаратизм и разбой.

На передний план выдвигается криминальная личность средневекового бандита – ушкуйника: он изменил христианским заповедям, грабил и сжигал повсюду русские города, вырезал поголовно все мужское население и продавал мусульманским работорговцам молодых женщин и девушек. Деяния сих «рыцарей ножа и топора», перемещавшихся на многовесельных лодьях‑ушкуях по русским рекам, мало чем отличались от зверств золотоордынских карателей, а по бессмысленной жестокости нередко их превосходили. В учебниках и исторической литературе эти факты, как правило, старательно замалчиваются. Исключение, пожалуй, составляет известнейший русско‑украинский историк Николай Иванович Костомаров (1817 – 1885). Вот как описывается он один из набегов новгородской вольницы на Кострому:

«Ушкуйники приплыли к городу рекою Костромою. Костромичи, зная, чего можно ожидать от таких гостей, вышли против них с оружием; и было их пять тысяч во главе с воеводой Плещеевым. Новгородцы сошли на берег и как только поняли, что костромичи встречают их не добром, то разделились надвое. Одна половина пошла прямо на костромичей, а другая зашла им в тыл и спряталась в кустах можжевельника. Они разом ударили на костромичей – и спереди, и сзади. Воевода Плещеев первый оставил рать и побежал в Кострому; за ним все «защитники» города пустились врассыпную. Новгородцы некоторых вдогонку убили, других повязали; третьи успели скрыться в лесу. Тогда ушкуйники вошли в беззащитную Кострому, простояли там неделю, ограбив подчистую: они брали все, что им попадалось под руки; не оставляли даже того, чего не могли брать с собою; взяли только, что было подороже, а все остальное сожгли. В заключение набрали они сколько хотели пленников, особенно женского пола, и поплыли вниз по Волге. Далее они пристали в Нижнем Новгороде, здесь награбили все, что им приглянулось, и зажгли город. Отсюда они поплыли в Болгары и там распродали бесерменам (мусульманам. – В. Д.) женщин и девиц костромских и нижегородских, а потом проследовали еще ниже. Встретив по пути на судах гостей бесерменских, грабили суда, а людей убивали, христианских же купцов – только грабили и отпускали живыми. Так достигли они Астрахани. Тут‑то постигло их воздаяние и за костромичей, и за нижегородцев. Какой‑то татарский князь заманил их лестью, и татары перебили всех новгородских ушкуйников без милости, забравши их имущество, приобретенное в русских городах…»

Во все времена и у всех народов подобная вседозволенность и безнаказанность быстро оборачивались бедой для самого существования социума. Так случилось с Римской империей; то же самое в конечном счете грозило Руси. Ушкуйническая идеология и психология проникли во все поры новгородского общества, превратив подлинные свободы в анархию, вольнодумство – в измену православию (ересь жидовствующих), а независимость – в измену общерусским интересам. Конкретные проявления данной тенденции прекрасно показал историк‑славянофил Иван Дмитриевич Беляев (1810 – 1873) в своей книге «История Новгорода Великого от древнейших времен до падения» (1866):

«В Новгороде в это время богатые и сильные безнаказанно давили слабых и бедных; там на богачей не было ни суда, ни управы, суды разгонялись буйными приятелями или наемниками подсудимых, в самое вече бросали каменьями и грязью, там только сильный мог найти управу при помощи своей силы и богатства, там уже образовались толпы бездомных голышей, готовых за чарку водки на какое угодно буйство и беззаконие, там уже можно было ограбить и пустить по миру любую вдову и сироту при помощи самого суда. А посему естественно для Новгорода все обеспечение старых прав и вольностей, дарованное Коростынским миром, было только обеспечением своевольства и беззакония, ручательством за быстрое и окончательное разложение Новгородского общества. Новгороду, по его тогдашнему внутреннему состоянию, нужна была новая, крепкая и непреклонная сила для обуздания своеволия и неправды, нужно было стеснение и ограничение старых прав и вольностей, уже отживших свое время, а не их обеспечение и признание».

Понятно, что неуправляемая и бесконтрольная вольница, по непонятным причинам отождествляемая некоторыми историками с превратно понятыми и истолкованными свободой и демократией, нуждалась в немедленном обуздании. Тем более что Новгород, а вслед за ним и Псков, недовольные укреплением Москвы, затеяли опасные политические интриги и возымели серьезное намерение поступиться общероссийскими интересами и присоединиться либо к Литве, либо к Ливонии, либо к Швеции. Чтобы покончить с сепаратистскими настроениями (которые, к чести новгородцев и псковичей, разделяли далеко не все), требовалась бескомпромиссная политическая воля и твердая самовластная рука. Таковая вскоре нашлась: Иван III (Великий) и Иван IV (Грозный) навсегда отбили у новгородских и псковских псевдодемократов охоту торговать интересами Государства Российского.

Какой крови это стоило – хорошо известно из летописей и мемуарных источников. Московские летописцы не пожалели ярких красок и возвышенных слов в похвалу авторитетному и грозному властителю Государства Российского. Они точно прониклись тем общим пассионарным духом, который был присущ самому царю Ивану III, его ближайшим сподвижникам и всему московскому люду, что ковали мощь и величие Российской державы. Особенно наглядно это проявилось во время борьбы с новгородским сепаратизмом, когда независимая и богатая феодальная республика на Волхове в своем соперничестве с Москвой дошла до последнего предела и готова была, поступясь общерусскими интересами, перейти в подданство к польскому королю. Вождем и идейным вдохновителем антимосковской партии волею случая стала вдова новгородского посадника Марфа Борецкая и ее дети. Правда редко бывает на стороне государственных изменников и предателей. Так случилось и с новгородскими самостийниками. Они не вняли даже небесным знамениям и ноосферным предупреждениям, явственно предупреждавшим о плачевном исходе их черных замыслов. Одна из псковских летописей сообщает:

«…И в четверг (30 ноября 1475 года) на ту нощь бысть чюдо дивно и страха исполнено: стряхнувшеся Великои Новъгород против князя великого, и бысть пополох во всю нощь сильне по всему Новуграду. И ту же нощь видеша и слыша мнози вернии, как столп огнян стоящь над Городищем от небеси до земля, тако же и гром небеси, и по сих ко свету не бысть ничто же, вся си Бог укроти своею милостью; яко же рече пророк: не хощет бо Бог смерти грешьничь, но ждеть обращениа».

Во ту же пору случилось страшное видение и у Савватия Соловецкого: оказавшись по делам монастыря в Новгороде и попав на пир в терем Марфы Борецкой, он вдруг увидел бояр, сидевших за столом, безголовыми, и предсказал их скорую гибель. Рядовые новгородцы не желали сражаться за неправое дело и не считали Москву смертельным врагом: их гнали в бой насильно и путем устрашения: «А новгородские посадники, и тысяцкие, и с купцами, и с житьими людьми, и мастера всякие или, проще сказать, плотники и гончары, и прочие, которые отродясь на лошади не сидели и в мыслях у которых того не бывало, чтобы руку поднять на великого князя, – всех их те изменники силой погнали, а кто не желал выходить на бой, тех они сами грабили и убивали, а иных в реку Волхов бросали…»

Именно поэтому в новгородской эпопее явственно видно пассионарное воодушевление москвичей, которое переломило апатию во много раз превосходящего большинства новгородцев. Последние думали прежде всего о своей мошне, первые – об интересах Родины. Во всех летописях с разными подробностями описывается знаменитая битва на реке Шелони 14 июля 1471 года, где немногочисленная московская рать под водительством князя‑пассионария Данилы Холмского наголову разгромила многократно превосходящее ее новгородское ополчение. Карамзин суммировал рассказы различных летописей в общую впечатляющую картину (6‑й том, целиком посвященный царствованию Иоанна IV, многими признавался лучшим во всей 12‑томной «Истории Государства Российского):

«В самое то время, когда Холмский думал переправляться на другую сторону реки, он увидел неприятеля столь многочисленного, что Москвитяне изумились. Их было 5 тысяч, а Новгородцев – от 30 тысяч до 40 тысяч: ибо друзья Борецких еще успели набрать и выслать несколько полков, чтобы усилить свою конную рать.(Июля 14). Но Воеводы Иоанновы, сказав дружине: «Настало время послужить Государю; не убоимся ни трехсот тысяч мятежников; за нас правда и Господь Вседержитель», бросились на конях в Шелонь, с крутого берега, и в глубоком месте; однако ж никто из Москвитян не усомнился следовать их примеру; никто не утонул; и все, благополучно переехав на другую сторону, устремились в бой с восклицанием: «Москва!» Новгородский летописец говорит, что соотечественники его бились мужественно и принудили Москвитян отступить, но что конница татарская (татары были союзниками царя Ивана во время первого похода на Новгород. – В. Д.), быв в засаде, нечаянным нападением расстроила первых и решила дело. Но по другим известиям (в большинстве летописей. – В. Д.) Новгородцы не стояли ни часу: лошади их, язвимые стрелами, начали сбивать с себя всадников; ужас объял Воевод малодушных и войско неопытное; обратили тыл; скакали без памяти и топтали друг друга, гонимые, истребляемые победителем; утомив коней, бросались в воду, в тину болотную; не находили пути в лесах своих, тонули или умирали от ран; иные же проскакали мимо Новагорода, думая, что он уже взят Иоанном. В безумии страха им везде казался неприятель, везде слышался крик: «Москва! Москва!» На пространстве двенадцати верст полки Великокняжеские гнали их, убили 12 тысяч человек, взяли 17 тысяч пленников, и в том числе двух знатнейших Посадников, Василия Казимера с Дмитрием Исаковым Борецким; наконец утомленные возвратились на место битвы…» Победоносный клич «Москва! Москва!», прозвучавший впервые на Шелони, на долгие десятилетия стал главенствующим на всей необъятной территории новой и разрастающейся вширь России. Усмирение и умиротворение Новгорода сопровождалось жесточайшими репрессиями. Летописцы сообщают о них с леденящими душу подробностями. После Шелоньской битвы на пепелище Старой Руссы Великий князь Московский самолично учинил показательную расправу над приверженцами новгородской самостийности и сторонниками Марфы Посадницы. Для начала у рядовых пленных отрезали носы, губы и уши и в таком виде отпустили по домам для наглядной демонстрации того, чту впредь ожидает любых смутьянов, не согласных с позицией верховной московской власти. Плененных же воевод вывели на старорусскую площадь и, прежде чем отрубить им головы, у каждого предварительно вырезали язык и бросили на съедение голодным псам. Страшно, жестоко, бессмысленно, но, похоже, иного лекарства против воинствующего сепаратизма, кроме применения силы, история просто не знает (о чем, между прочим, свидетельствуют и события нашего времени). Ведь новгородцы не внимали словам разума и убеждения. Увещевательных грамот им отправлено предостаточно. Если бы царь Иван проявил мягкотелость или нерешительность и дальше продолжал слать грамоты и ждать, когда их обсудит вече и примет решение путем голосования, можно без особого усилия мысли предсказать: сегодня Новгород (а вслед за ним и Псков) входил бы в состав Шведского королевства или Великой Польши, а внешняя граница России проходила бы невдалеке от Москвы, где‑нибудь под Можайском (как в середине XV века) note 85 .

<p>* * *

Неотъемлемые части Русского Междуречья – Приладожье, Приильменье, седой Волхов, пуповиной связывающий два заветных озера, Ладогу и Ильмень, – сыграли выдающуюся роль в становлении и развитии российской государственности в последние двенадцать с половиной веков. Безусловно, эти судьбоносные процессы немыслимы в отрыве от других земель и краев. Однако «спусковой механизм» на протяжении почти четырех тысяч лет – от легендарных Словена и Руса до вполне исторических Рюрика и Олега Вещего – находился на Северо‑Западе, локализованный в совершенно конкретном регионе, со времен Гипербореи связывавший Север и Юг. Впоследствии этот естественный, природный мост (по воде и посуху) получил название «пути из варяг в греки». С равным основанием его можно назвать путем из Гипербореи в Элладу, в Шумер, в Египет, в Иран и т. д. и т. п.

В настоящее время в исторической науке продолжает доминировать точка зрения, согласно которой российская государственность зародилась не на Севере, а на Юге. Даже такой ученый‑патриот, как академик Борис Александрович Рыбаков (1908 – 2001), утверждал безапелляционно:

«Обильный материал разнородных источников убеждает нас в том, что восточнославянская государственность вызревала на юге, в богатой и плодородной лесостепной полосе Среднего Поднепровья.(…) Мы обязаны отнестись с большой подозрительностью и недоверием к тем источникам, которые будет преподносить нам Север как место зарождения русской государственности, и должны будем выяснить причины такой явной тенденциозности».

Такая нелюбовь Рыбакова к Северу и подозрительность по отношению к любым намекам на северные очаги и источники российской цивилизации объясняются просто: вот уже два с половиной столетия именно с Севера дует на нас злой ветер норманизма. Рыбаков как мог противостоял норманистской концепции, которой заражены все наиболее крупные историки XIX века – Н.М. Карамзин, В.О. Ключевский, С.М. Соловьев и другие, – но, как видим из процитированного выше пассажа, вместе с водой выплеснул из ванны и ребенка. К тому же и земледелие не может служить критерием развитости или неразвитости социумов. Скотоводство (включая северное оленеводство), овцеводство, коневодство и т. д. не в меньшей степени обеспечивают богатство и процветание, чем оседлое земледелие, заниматься которым в условиях массовых миграций вообще невозможно.

Популярное и поныне представление о генеральном направлении – с Юга на Север – славянской колонизации центральных областей современной России, относящихся к Русскому Междуречью, несостоятельно. Как и миф о норманском происхождении российской государственности, оно построено на песке. Разумеется, в какие‑то отрезки времени подобное движние наблюдалось, но в другие можно зафиксировать движение на запад или на восток. Неприемлема никакая односторонность или абсолютизация, так как при них не учитывается былое этнолингвистическое и социокультурное единство всех без исключения народов, населявших когда бы то ни было и населяющих сегодня центральную часть России.

Теорию ведущей роли так называемой Киевской Руси в среневековую эпоху истории России следует существенно скорректировать. Хронологические границы Киевской Руси четко определены четырьмя столетиями (X–XIII века), – она всего лишь отдельное звено в многотысячелетней истории Руси как целого. А колыбелью российской государственности, как показано выше, надо признать Новгород, который, собственно, и делегировал Киеву первых князей и до присоединения в XV веке к Московскому централизованному государству продолжал занимать ведущее место на арене российской и евразийской истории. Вот почему средневековую эпоху Руси правильнее именовать историей Новгородско‑Киевской Руси – с учетом, разумеется, того факта, что этому периоду предшествовало не менее впечатляющее многотысячелетнее развитие. Часть З

<p>ЗАГАДКИ ОКСКОЙ ЭЗОТЕРИКИ
<p>РУССКОЕ ТАЙНОЗНАТСТВО

Неизведанным и таинственным, на грани волшебной сказки является нам сегодня мир наших пращуров, испокон веков живших на землях Русского Междуречья. Полный загадок и скрытых смыслов духовный мир древнего славянина поражает многоцветьем и разнообразием оттенков, глубокими индоевропейскими и доиндоевропейскими корнями. Однако, если вдуматься, мы и сегодня живем в окружении тайного знания. Даже текущая информация, которая лавиной обрушивается на нас с газетных полос и телевизионных экранов, дозированная, неполная информация, – за ней скрыта невидимая часть айсберга, понятная и доступная немногим. Смысл политики – скрыть свои истинные цели и намерения; наука в главных разделах – набор естественных и искусственных (в виде математических или иных формул) высказываний; смысл их понятен ограниченному числу специалистов (а то и вообще не имеет никакого рационального смысла). О философии, теологии, эзотерике говорить не приходится – здесь сплошь абстракции и иррациональные суждения.

Но не о таком тайнознатстве пойдет речь. Существует целый пласт архаичного знания, уходящего корнями в глубочайшую древность и передаваемого от поколения к поколению на протяжении многих тысячелетий – от самых истоков истории и культуры. Это знание всегда существует – традиции, обычаи, нравственные нормы поведения и общежития, закодированные символы орнаментов и узоров, одежды и танцев, фольклорных образов и мифологем, привязанных к конкретному природному ландшафту и энергетике земных недр. Это знание неподвластно ни общественному устройству, ни конкретной форме власти, ни воле или желанию отдельных индивидуумов или общественных групп. По сути своей и природе оно никогда не предназначалось для фиксации в виде письменных текстов, жизнь его – в реальном бытии людей; – среди них всегда находятся хранители сакральной памяти веков.

В печати уже появлялись достоверные сообщения о сохраненных духовных ценностях наших пращуров; изданы фундаментальные сборники, содержащие бесценные сведения о древней народной мудрости. Достаточно назвать серию книг Юрия Миролюбова, неоднократно издававшихся в России и за рубежом. В основе их – знания, впитанные в детстве, до революции, в южнорусских краях (теперь отошедших к Украине). Недавно появились не менее впечатляющие публикации, принадлежащие этнопсихологу Алексею Андрееву. Ему удалось ввести в научный оборот огромный массив ранее недоступных фактов, относящихся к истокам народной культуры. Алексей Андреев получил по завещанию от своего деда, происходившего из офенского рода, записи, связанные с тайной практикой, языком и, главное, с древним офенским мировоззрением; это в свою очередь дало толчок к общению с последними представителями загадочного слоя русского населения. Старики, жившие в глухих деревнях Верхневолжья (преимущественно в Ивановской области), на протяжении нескольких лет открывали перед профессиональным исследователем Мир Тропы – давнюю философскую традицию и сакральную практику, восходящую, без сомнения, к далекому индоевропейскому прошлому. Автор допущен к святая святых лишь на том основании, что сам по материнской линии принадлежит к офенскому роду. Собранные и обобщенные им факты уникальны и поразительны. Укоренившееся мнение о языке офеней как об искусственном профессиональном арго (наподобие воровского жаргона) не имеет ничего общего с действительностью. Вполне возможно, что афинский (офенский) язык и магическая практика офеней (афинян, как их еще называли) восходит не к афинским грекам (такое истолкование предлагали некоторые лингвисты в XIX веке), а к культу Афины Паллады, причем в ее первичном варианте, когда будущая покровительница Эллады была еще гиперборейской богиней. В этом случае афиняне, возможно, служители ее культа и хранители таинств, а офени, дожившие до конца ХХ века, – наследники традиции. Кстати, и «тайные тропы» офеней, не исключено, совпадают с путями миграций древних индоевропейцев.

Авторы этой книги тоже намерены поделиться информацией, относящейся к древнему тайному знанию пращуров русского народа (Волжско‑Окский регион). Согласно сакральному миросозерцанию, протославянские племена – мигранты с Севера на Юг, которые долгое время селились вдоль реки Оки, первоначально поклонялись культу Первуна (впоследствии преобразован в Перуна). Имя, данное священной реке, соответствовало значению «глаз» («око») или «(все)видящая река» (мифологема «всевидящее око» известна со времен Древнего Египта). Ока – центральный перевалочный пункт многочисленных мигрантов через прилегающие земли. В связи с этим на нее возлагалась особая роль всевидящего глаза, способного заметить любого званого и незваного гостя. Крутые берега обеспечивали прекрасный обзор стражникам, ловушки фарватера надежно защищали аборигенов.

Тайнознатство, к которому мы оказались причастны, – ключ к пониманию многих аспектов древнейшей истории и предыстории всех краев и областей нашего Отечества, – ведь оно восходит к истокам индоевропейского, славянского и русского менталитета. До сих пор в речевой форме общения жителей Веневского, Заокского районов Тульской области и прилегающих к ним территорий не различаются слова мужского и женского рода, при полном исключении среднего. Этот несомненный отголосок древней культуры сохранил свое влияние на быт и речь последующих поколений, крепко удерживающих память о матриархате. Николай и Елена Рерих в книге «АУМ» (статья 231) отмечают: «Очень полезно изучать древние языки, в них запечатлена история мысли человечества.(…) Язык есть летопись народа, словарь есть история культуры».

Вместе с тем язык как явление культурной и духовной жизни имеет ноосферную природу. Существующие теории происхождения и функционирования языка лишь в очень незначительной степени раскрывают его сущность, полностью игнорируя связь и взаимодействие языка с энергоинформационным полем Вселенной, порождающим первичные смыслы, которые в дальнейшем оформляются в виде лексем и синтаксических структур. Ограниченность и беспомощность теоретической лингвистики в свое время точно подметил и удачно охарактеризовал великий мыслитель Алексей Степанович Хомяков (1804 – 1860) в своем незавершенном энциклопедическом труде (названном после его смерти «Семирамида»):

(Языкознание) «занимается только одним, именно скоплением (агломерацией) звука, и редко, редко доходит до его растительности (по их выражению – динамическое развитие). Томы пишутся за томами, теоретические грамматики являются на свет без числа, но во всем этом мало пользы для науки и плохая пожива для историка, кроме сбора материалов, для которого надобно было избрать путь простее и прямее. Исследования испещряются названиями аффиксов, суффиксов… и прочих искусно составленных латино‑санскритскою ученостью… но наука сравнительной филологии подается вперед самыми медленными шагами. Критики страдают в этом деле, как и всегда, недугом односторонности».

Наши далекие пращуры, вне всякого сомнения, лишены этих недостатков, и мы полностью полагаемся на их ноосферную интуицию, позволяющую считывать вселенскую информацию любой степени сложности и преобразовывать ее в виде приемлемых образов. Говоря о себе собирательно «мы» (рис. 29), авторы вполне отдают себе отчет, что волею судеб первоисточником исходной информации и нынешним ее хранителем оказался только один из нас – художник по духу и призванию Виктор Федорович Аристов; двое других – доктора философских наук Валерий Никитич Дёмин и Владимир Николаевич Назаров – попытались осмыслить древний пласт народного мировоззрения как профессиональные ученые – специалисты в области философии, культурологии, теологии и религиоведения. Сколь бы невероятными с точки зрения обыденных и традиционных представлений ни показались нижеследующие материалы, мы придерживались фактов, и только фактов, а дело читателей – судить, насколько это удалось. Начнем с того, что поразило нас – каждого в отдельности: оказывается, и поныне продолжает жить особый русский язык, о существовании которого многие даже не подозревают. Он известен в самой гуще народной, и быть приобщенным к нему считается столь же естественным и понятным, как и употребление обычного языка. Однако назначение тайного языка вовсе не в осуществлении обычных коммуникативных функций, а в удержании в памяти и сохранении для потомков некоторой системы древних понятий и духовных ценностей, с помощью которых осуществлялась на протяжении веков и тысячелетий организация повседневной жизни и утверждение принципов высоконравственного поведения.

<p>
<p><emphasis>Рис. 29. Авторы книги у заваленной пещеры близ Алексина, на Оке (Возможно, одно из убежищ древних арийских мигрантов).</emphasis> В первом ряду слева: В.Ф. Аристов; во втором ряду: второй слева – В.Н. Дёмин; четвертый – В.Н. Назаров. Фото В. Дёмина

Чтобы не быть голословными, приведем три жизненных правила, на которые еще совсем недавно ориентировался в тульской глубинке стар и млад:

1. «Вди заро пяти» = «Войди в завтра задом».

2. «Жути шн оте питися бере погани» = «Страшись сын и дочь испить вод отечества из рук погани».

3. «Знамо сияж икати вир» = «Познай богов своих, и тебя озарит высший свет».

Вроде и русский язык, да не совсем. Что‑то знакомое слышится в вычурных словах, но даже в Словаре Владимира Даля многих из них не отыщешь. Расшифровка смысла принадлежит одному из тех, кто на протяжении веков пользовался этими древними вербальными формулами в соответствии с заложенным в них сакральным знанием. Еще в детстве любознательный мальчик Витя Аристов прислушивался к странному говору и седовласой бабки своей, и других родичей, что появлялись невесть откуда. Слышать‑то слышал, понимать понимал, а вот записать догадался спустя несколько десятилетий, под старость так сказать, да и то после многочисленных уговоров семьи и специалистов, вовремя уловивших, что речь идет об уникальном феномене русской духовной культуры.

Как появлялось и как закреплялось тайное знание? По‑всякому – всего и не упомнишь; но наиболее яркие моменты врезались в память. Вот один из таких эпизодов, где смешались реальное и ирреальное. Случилось это летом 1966 года, уже после того, как Виктор Аристов отслужил в армии и вернулся навсегда в родные приокские края. Страсть живописца повсюду преследовала его. Однажды во время работы над пейзажем он почувствовал, что кто‑то стоит сзади за спиной и молча следит за движением кисти. Старика по фамилии Селянин, с окладистой бородой, бесцветными глазами, но пронизывающим взором, он знавал и раньше, но поговорить по душам довелось только теперь. О своих впечатлениях расскажет сам художник, – встреча состоялась на просторах Оки тридцать пять лет назад:

«Каждая произнесенная им (дедом Селяниным. – В. Д.) фраза точно окружала частоколом. Казалось, я попал в какую‑то незримую западню, из которой не было выхода. Плавная речь старика вползала в меня легким ознобом. Оказалось, что ему были прекрасно известны многие мои детские проделки, отчего разговор наш походил на некое воспоминание совместно прожитого и пройденного пути.

За неторопливым разговором не заметили, как подкрались сумерки. Солнце клонилось к закату, а по небу расползалась вечерняя заря. Дед встал на колени, сложил ладони и прикоснулся большими пальцами ко лбу. Затем, как бы омываясь лучами заходящего солнца, встал, подставив последним закатным лучам обнаженную грудь, на которой явственно проступала татуировка магического знака, знакомого мне с раннего детства.

– Слушай меня и поступай согласно сказанному. – То была не просьба, не приказ, а нечто выражающее само существо этого необычного человека; его речь, как священное песнопение, полностью приковывало внимание. – Внимательно и не моргая смотри на диск Солнца. Если захочется моргнуть, не отрывая от Солнца взора своего, поведи вправо и влево головой: желание сморгнуть должно исчезнуть. Запоминай игру диска и его цветоносное свечение.

Я внимательно впился в горизонт, ожидая исчезновения солнца. Вдруг диск его разделился надвое, затем из огненного жара появился еще один, третий. Неожиданно все трети превратились в квадраты и закружились вокруг общего центра. Красота несказанная!

– Не моргая опусти взор свой под ноги и запомни цвета предметов, особенно их тени! – раздался повелительный голос Селянина.

Увиденное навсегда поразило меня своей насыщенной светоносной светностью. В открывшемся видении не было корпусных красок. Все – и земля, и дальние горизонты, и трава, и не просохшие от дождя лужи – преобразилось и засияло каким‑то неземным, внутренним, глубинным светом.

Солнце шагнуло за горизонт. Кисельное пространство обступило нас, и чудилось: мы всего лишь мелкие светящиеся крупинки этого «бульона». Я взглянул на моего таинственного спутника и обомлел: над головой старца сиял нимб. Его руки светились, как люминесцентные рекламные лампы, а на обнаженной груди зафосфоресцировал орнамент совы, готовой вцепиться в жертву. Я оцепенел от видения. Ломота миндалин и ком в горле как‑то неожиданно прокатились по всему телу и тяжестью осели в стопах ног. В голове закружились образы прошлого, многие события детства и юности роем промелькнули перед глазами. Поля передо мной вдруг оказались покрытыми дремучим лесом, на берегах реки белыми черепами проступали то ли известковые, то ли кварцевые отложения. В ногах ощущалась необычайная легкость, как будто я вот‑вот взлечу ввысь и поднимусь к небу… Я мог только догадываться, кого представлял старик Селянин, услышав от него знакомую с детства фразу: «Знамо сияж икати вир» («Познай богов своих, и тебя озарит высший свет»).

Когда я поинтересовался, как он нашел меня и зачем я вообще ему нужен, последовал ответ:

– Мое объяснение не приблизит тебя сейчас к истине, но запомни навсегда – зов тому имя. Это не оклик, не письмо, это стон сердца. Придет срок, и вокруг тебя соберутся последователи: их также будет мучить подобный вопрос. Будь осторожен, приоткрывая дверцу в мир таинственного и непознанного…»

Можно продолжить воспоминания художника Виктора Аристова, – они, безусловно, интересны сами по себе. Но нам важна не нынешняя повседневность, а та давняя и древняя действительность, то архаичное тайнознатство, которые неведомыми путями дожили до наших дней. В конечном счете после многолетних усилий и филигранной работы в руках исследователей оказался целый словарь, панорамная ретроспективная энциклопедия. Всестороннее и внимательное знакомство с ней открывает столь неожиданную картину бытия наших пращуров, что вряд ли кто‑нибудь об этом до сих пор и подозревал. Общими усилиями мы попытаемся провести читателя по этому далекому и почти призрачному миру стародавней действительности. В нем есть своя особая география, свои философские устои и нравственные принципы, свои герои и враги. В полном объеме «Словарь окской эзотерики», составленный В.А. Аристовым, его сыном, Р.В. Аристовым, и В.Н. Назаровым, насчитывает восемнадцать авторских листов. Далее он используется здесь как ориентир для раскрытия некоторых наиболее показательных явлений обыденной жизни наших пращуров (приводятся наиболее показательные и систематизированные фрагменты).

При этом следует принять во внимание, что воссозданные картины древней жизни относятся, судя по всему, к совершенно конкретному этапу распада индоевропейской этнолингвистической общности на стадии перехода от матриархата к патриархату. На некоторых обычаях и традициях лежит явная печать строго регламентированных (фактически кастовых) отношений.

Обратимся к основе основ – рождению и воспитанию детей. Весь процесс управления и контроля за продолжением рода осуществлялся с помощью седьмы – родословного оберега, передаваемого по наследству профессиональной ведуньей. Этот оберег передавался от отца к младшему сыну, от матери к младшей дочери. Седьма хранила информацию о его владельце и прямых предках предыдущих поколений. Изготавливался оберег из глины, в виде лепешки, несущей в орнаменте изображение животного или растительного вида. Тип орнамента говорил о деятельности, о постижении поколениями темы, вменяемой по наследству. Так, седьма поокских земель несла изображение семи лучей, исходящих из центра, опоясанных семью окружностями. Во избежание утраты или сокрытия седьма дублировалась в виде татуировки. Эта архаичная традиция дошла до наших времен из глубин веков.

В зависимости от вершин постижения в седьму вводился штрих, указывающий степень продвижения в области познаний или достижения. Обратная сторона оберега служила полем для отражения на нем характеристик. Вписанные друг в друга круги и радиально исходящие из центра семь лучей ограничивали поля поколений. Очередная мета в седьме характеризовала личность и вводилась в отведенное поле, на произрастающую из центра малого круга спираль развития поколений. Метки ставились при достижении сорокадевятилетнего возраста. Эта дата характеризовала качества личности. Человек считался рожденным лишь при выявлении в нем определенного количества чувств.

Право на учительствование давалось Человеку, открывшему в себе сорок девять чувств. Направление спирали развития поколений отражало принадлежность оберега мужскому или женскому полу. Так, развитие спирали от центра к периферии против хода солнца сообщало о принадлежности ее женскому началу; противоположное вращение – мужскому. Владельцам одноименного знака при встрече достаточно мгновения, чтобы определить свою причастность к знаку и занимаемому месту в развитии родословного древа.

Обожженному в огне слепку седьмы предстоял долгий срок служения обществу и поколениям. Оберегом особо дорожили. Вместе со срезанной прядью волос новорожденного младенца он укладывался в особую урну, на спящие уголья из семейного очага; урна хранилась в специально выстроенном строении, обеспечивающем неприступность огню и влаге, а также любому хищнику – вору или сведу. Это хранилище подведомо лишь ведунье или другому посвященному. Седьма служила пропуском на Кострище – так именовалось заветное место для бракосочетания, по существу первая брачная постель.

На кострище вводились лица, достигшие брачного возраста соответственно родословной седьмы. От степени вознесения в поколениях колена присваивалась каста, определяющая дальнейший путь будущего ребенка. Лица, лишенные седьмы, не допускались на кострище и наделялись низшей кастой. Под страхом отлучения от племени и рода никто не смел посещать это место, кроме избранных. Восхождение на кострище происходило в первый вечер летнего полнолуния.

Каждому юноше и девушке ведунья указывала особое место от прежних костров и метила места, выставляя подле каждого по два горшка со спящими углями от очагов семей и младенческий волос вступающих в эту ночь в брачное сочетание. Обнажив себя донага, брачащиеся жертвовали свои одежды пламени. Затем удалялись к водам бегущей поодаль реки совершать омовение. В это время со стороны, находящейся выше по течению, приближались к пылающим кострам обнаженные девы, оставив свои одежды на ветвях поречных ракит.

Жених и невеста теряются в догадках, пытаясь объяснить себе свое состояние – ощущения давнего знакомства, будто знакомы целую вечность. Волосы, голоса, запах тела и блеск глаз юности им давно знакомы. Но сколько бы они ни тешили себя догадками, для них остается вечным таинством суженость их супружества. В беседе, в любовании друг другом не замечают, как луна переступает полночь. Догорает костер, молочный туман поглощает округу, но не спешит укрыть собой союз новобрачных. Прогретая земля и разгоряченные порывом чувств тела гонят прочь пелену тумана. Полный диск луны и мириады звезд созерцают из бездны великое таинство продления жизни человечества. Встает заря, ведунья возглашает гимн Солнцу и силе, родившей его.

Подбор супружеских пар начинался с момента появления младенцев на свет. Способность читать данные человека по внешнему виду и скрытым характеристикам каждого – волосяному покрову, запаху пота, цветности радужной оболочки глаз и состоянию ауры – позволяла особому сословию, кудесникам, определить сочетание супружеских пар.

Первое зачатие женщины происходило по развитому сценарию под контролем старейшин рода и приходилось на срок первого летнего полнолуния. Головная звезда созвездия Большой Медведицы, именуемая Идусом, приходилась по своему стоянию прямо по вертикали на темя человека. Детей, зачатых под этим знаком, именовали первунами, а особо одаренных нарекали идусами. Идусам предстоял путь в духовенство, а первунам – стать первооткрывателями новых путей и свершений. Все жители региона от 49‑го до 52‑го градуса северной широты именовались детьми Большой Медведицы. Зачатие происходило и в период осеннего равноденствия.

Каждая рассчитанная супружеская пара являла более сильный плод. Благодаря этому происходило формирование защитной покровной сети, напоминающей соты, для земли и ее обитателей. Сформированный таким образом единый чувственный орган становился мембраной, задолго предупреждающей о пробуждении космических аномалий, вызывающих резонанс в среде земных стихий. Сочетание супружеских пар согласно седьме полностью исключало близкие родственные браки. Союз родственных пар, достигших развития по седьме четырнадцатого поколения, высоко чтился и считался царственным или священным браком.

В сочетании близких по родству супружеских пар до третьего поколения, срабатывает зов крови. Он порождает симпатическое чувство, принимаемое за любовь. Обманное пробуждение чувства на этом уровне разрушительно для здоровья, для умственного и духовного развития. В среде защитной сети образовывается брешь. Космические сквозняки, а то и бури расширяют брешь, рвут сотообразную сеть. Оказавшись в такой ситуации, человек прекращает созидательный труд.

Начиная с четвертого поколения родство супружеских пар усиливает антипатические чувства, переходящие порой в ненависть и коварство. И лишь начиная с седьмого поколения начинают произрастать качества настоящей супружеской любви. По мере восхождения согласно седьме поколений происходит возрастание этого чувства. Эгоизм и самолюбие исчезают прочь из понятия этих людей. Только десятому поколению дается возможность бракосочетаться.

В чем заключается таинство супружества царственного поколения? Любовь, порождающая полное жертвование во благо супруга, перерастает впоследствии в божественную любовь. Низменные чувства, перерождаясь в высокодуховный интеллект, развивают способность свободно владеть спектром чувств и пребывать в нем. С этого момента начинается осознанная работа над своим совершенством, позволяющим наращивать нить жизни, связующую с Миром Духа.

Энергетическая емкость и насыщенность чрева будущей матери позволяет избранно направлять в зачатый плод силу света. Мать, отец или учитель, обладающие таким «просветленным интеллектом», становятся способными привить качества благосклонных чувств своим подопечным. Дети от такого брака наследуют лучшие качества своих предков, освобождаются от наследственных болезней, а их внешний вид повторяет прапредков изначального поколения, как и врожденные качества интеллекта. Их светоносная аура становится зримой. Увидевший или почувствовавший ее однажды избавляется от духовного дальтонизма.

Четырнадцатое колено имеет и свои слабости. В случае несостоявшегося брака избранные испытывают тяжелые душевные страдания. Их интеллект, сознание в процессе сильных мучений продолжают вести избирательный поиск близкого по духу человека. Личности такого рода воспринимаются несовершенным обществом так, будто они не от мира сего. Являясь маяками, а возможно, и ретрансляторами тонких миров, эти людские совершенства превращаются в объект нездоровых суждений.

По достижении четырнадцатого поколения в седьме происходило видоизменение гербового орнамента. Его головная, главная часть подлежала коронации с сохранением тех же заповедей, касающихся заданий, а орнамент седьмы в идентичном виде татуировался на плече, груди или спине носителя этого знака.

Родословный оберег, утративший путь дальнейшего развития поколений (по причине преломленной ветви, подлежал дарению цветущему полю. Ведунья и детвора до семилетнего возраста из этого племени, подхватив полотно с лежащей на нем седьмой орнамент рисунка вверх), обращались к колосьям, произнося заклинание, чтобы пророс корень этого оберега. Чтобы добрая пашня понесла зародыш обновленной седьмы в грядущих поколениях.

Затем, повернувшись к полю спиной, ведунья бросала седьму правой рукой через левое плечо и не оглядываясь начинала угощать детвору хлебцами из сладкого приготовленного теста. С датой посева седьмы совпадает христианский праздник Вознесение. Строгая заповедь Седьмы не допускала самовольных браков и посторонних половых связей. Она объявляла святость женщины через ее целомудрие и приверженность мужу по рождении троих детей. Мужчин седьма, эта неписаная система норм поведения, обязывала сеять семя в добрую пашню, чтобы пожать три семени.

Как видим, налицо строгая регламентация брачной обрядовой практики и всей половой жизни протославянской общины, мало в чем совпадающая с традициями, которые складывались в народе в более близкие к нам века и хорошо известны из многочисленных научных и беллетристических описаний. Тем не менее, как свидетельствуют хранители сакрального знания, традиция седьмы дожила и до наших дней. С ней связаны и другие архаичные нормы и принципы, соблюдение которых в наше время уже не зафиксировано. Однако они представляют несомненный интерес для понимания семейно‑брачных отношений в далеком прошлом. В частности, сказанное относится и к древним традициям продолжения рода вне формально заключенного брака.

Для появления детей без участия мужчин практиковалось так называемое ковшевое зачатие. Разные способы «непорочного зачатия» хорошо известны и давно описаны в этнографической литературе. Практиковались подобные экстравагантные приемы и в славянской среде. Но если факты недавнего прошлого свидетельствуют о добровольности выбора одинокими женщинами такого способа обретения ребенка, то в далеком прошлом старейшины рода попросту обязывали девушек вынашивать плод без вступления в половую связь с мужчиной. Впрочем, хорошо известно и «натуральное донорство», когда женщине, желающей иметь ребенка, подбирался временный супруг или, гораздо чаще, она входила в уже сложившуюся семью. (В целом вопрос этот во всех аспектах весьма деликатный и недостаточно изученный из‑за своей глубокой интимности.)

Не вдаваясь в другие подробности этой темы, проиллюстрируем, как складывались дела в древнеславянской родо‑племенной общине на стадии ее выделения из кастового индоевропейского социума. Искусственное оплодотворение девственниц в стародавние времена происходило по повелению старейшин рода. Ковшевому зачатию предшествовало обильное питье настоев и поедание плодов водного растения, впоследствии именовавшегося кувшинкой. Нередко ковшевое зачатие приурочивалось к периоду затмения луны или солнца, к летнему солнцестоянию. Этот период совпадал с вертикальным стоянием головной звезды Идус из созвездия Большой Медведицы. Поэтому ковшевые дети именовались еще идусами, а их седьма приобретала особый знак, изображающий цветущую кувшинку, – знак лотоса.

Таинство ковшевого зачатия, как правило, носило групповой характер. При неимении достаточного количества донорского семени группа девственниц оплодотворялась сбором от одного мужчины посредством ритуального сосуда, также напоминающего своим контуром созвездие Большой Медведицы и сохраняющего фаллический вид. Первоначальное ритуальное назначение ковшина со временем утратилось и название превратилось в слово «кувшин».

Он изготавливался из глины с последующим обжигом в огне. Современные технологии и дизайн пытаются в производствах керамики возродить утраченные формы посредством реконструкции произведений искусства далекого прошлого, в том числе и ковшина. Этот предмет до сих пор живуч и применим в среде ведунов и знахарей. Подлинный вид предмета представлял собой сидящего человека с перекрещенными ногами, коленями прикрываются кисти рук. От широкобедренной части основания сосуда идет переход в узкие формы полногрудой женщины. Продолжение изогнуто длинной шеей и оканчивается изображением головы в форме фаллоса.

Свежеприготовленный состав с мужской спермой вводился в лоно девушки без нарушения ее целомудрия, но предварительно помещался ей на солнечное сплетение. Оплодотворенная таким образом девушка подлежала особой защите и представлялась роду после первых признаков беременности. С этого момента она называлась ковшинкой.

Девушки, принявшие одновременный сеанс, считались с этого момента кровными сестрами благодаря введенному семени, как впоследствии и их дети. Рожденные дети часто унаследовали одинаковый внешний вид. Дети, рожденные в результате таинства ковшевого зачатия, именовались ковшевыми. Рано лишенные матерей и не знающие отцов, они становились подопечными рода и находились под неусыпным наблюдением кущея – покровителя кроны священного древа. Их часто называли звездными детьми. Из среды этих детей воспитывались лица духовного и воинского звания.

Интересно сближение в архаичном мировоззрении женского с наиболее известным названием ночного светила – Лоно (= Луна). Внимательно наблюдая за развитием и функциональной деятельностью женского организма, наши пращуры выявили близкую сопряженность ночного светила и женского начала. Результатом стал лунный календарь. Лунные фазы и женские месячные циклы стали вписываться в знак оборы, похожий на кириллическую «Ф», с введением в него горизонтальной линии и косого креста. Этот знак лона, с исходящими из кольца восемью лучами и надломленными окончаниями, сообщал посвященным о лунном прочтении текста, касающегося таинств женского начала. Не посвященные в эти тексты, не ведая значимости знака лона, воспринимали его как нечто отрицательное и пытались причислять и Луну, и женщину к кругу темных сил.

В чем таинственная взаимосвязь ночного светила и женского начала? И так ли далеко отстоит от нее мужская суть? Разность лунного и солнечного года составляет 13 лунных месяцев и 12 солнечных. Женский организм подчинен воздействию луны и проявляет себя открыто в виде месячных. У мужчин протекает похожий процесс, но в скрытой и необъяснимой для непосвященного человека форме, что выражается не только на физическом, но и на духовном уровне. Свои недомогания и упадочническое настроение мужчины нередко пытаются увязать с воздействием на них женского начала, что порождает всевозможные мистические течения. Но два полярных, противоположных пола неразделимы и взаимосвязаны, как полюсы магнита. Все попытки разделить магнит на отдельно существующие монополии неминуемо приводят к отрицательному результату, – вероятность разделения полов чревата самоуничтожением человечества.

Луна способна поглощать солнечные лучи и посылать в пространство их отобранную силу. Чрезмерное воздействие отраженных от Луны лучей усиливает определенные частотные колебания, угнетая земные организмы. Этот контакт способствует откачке энергии с тел, способствуя их развитию или, напротив, угнетая их. Не случайно селекционеры древности использовали влияние Луны в пользу развития растений и человека. Лучистая энергия Солнца, подобно зонту, простирает спасительный свет, оставляя незащищенной ночную часть Земли. Такому же воздействию подвергается Земля со стороны звезд и планет. Женский организм способен фильтровать мужскую энергию и хранить ее в генетической памяти, передавая от поколения к поколению.

Далее мы еще раз вернемся ко всем этим вопросам, более подробно, но уже на материале систематизированных словарных статей (при этом пусть читателя не смущает, если некоторые пассажи окажутся текстуально тождественными). Чрезвычайно любопытно также сопоставить сакральную информацию, сохранившуюся в Окском регионе, с другими известными фактами и сведениями, касающимися древних обычаев и верований наших пращуров. Несомненный интерес представляет и общая оценка роли язычества в духовной жизни и становлении русского народа. Помимо ортодоксальной точки зрения, здесь существует и чисто научный подход, известный на протяжении полутора веков. Наиболее яркие представители такой мифологической школы в русской науке – А.Н. Афанасьев, Ф.И Буслаев и И.Е. Забелин.

Капитальный двухтомный труд последнего, «История русской жизни с древнейших времен» (М., 1876 – 1879), не переиздавался со времени его выхода в свет. Между тем многие выводы этого выдающегося историка не потеряли актуальности и по сей день. Показательный пример – глава, посвященная русскому язычеству; она помогает и нам сориентироваться в нашем собственном материале (см. Приложение).

<p>* * * Гиперборейский след часто (более чем часто) встречается в мифах многих народов мира. Но, думается, мы не покривим душой, если скажем: нигде он не отпечатался с такой отчетливостью и первозданностью, как в эзотерических легендах и преданиях жителей поокских земель. Само происхождение окской эзотерики, по всей вероятности, объясняется вынужденной миграцией, сохранившейся в результате глобального катаклизма части населения Гипербореи в южном направлении и его остановками на этом многотрудном пути с целью основания новых очагов культуры и возрождения генофонда человечества. Один из таких регионов – бассейн реки Оки и прилегающие к нему земли, обладающие необходимыми условиями для жизни и воспроизводства рода. Сама река Ока сыграла в этом отношении исключительно важную роль. Имя, данное ей, как уже говорилось выше, соответствовало значению «глаз», «око», то есть «(все)видящая река». Она стала центральной водной артерией для прилегающих земель. При этом на нее возлагалась особая роль глаза, способного заметить незваного гостя. Крутые берега обеспечивали прекрасный обзор стражникам; ловушки фарватера надежно защищали жителей окрестных земель, получивших название Змеиного царства, от врагов сведов (шведов), стремящихся выведать тайну родового бессмертия. Полноводная всевидящая река, лесные дебри, переходящие в болотные топи, сделались естественной крепостью для жителей Змеиного царства и их потомков и оставшись ею на протяжении тысячелетий. Не случайно в памяти народа река Ока осталась также в значении «пристанище», «жилище», «приют», «убежище», «родина». Знаменательно, что именно такими смысловыми значениями наделено санскритское слово «okas» note 86 . Судя по всему, этот смысл вложили в сакральное слово выходцы из гиперборейской прародины, проследовавшие примерно в VII тысячелетии до нашей эры через Окский регион к берегам Инда и Ганга (как считал Александр Барченко, под предводительством арийского вождя Рамы, будущего героя великого индийского эпоса).

Поокские земли стали своего рода генетическим заповедником, в котором создавались совершенные расовые образцы, ставшие впоследствии инициирующим началом миграционных волн VII–I тысячелетий до нашей эры и определивших современную этническую картину. Генетический отбор преследовал цель создания человека, способного проникнуть в Мир Духа и вынести оттуда знания, устанавливающие такие законы человеческой жизни, которые делали бы ее неотъемлемой частью Мироздания и необходимым звеном в иерархии космических сил и природных стихий. На этой почве и выросла окская эзотерика, ядром которой стало учение о воссоздании духовно и физически совершенного потомства, получившее среди протоаборигенов Центрального региона России название «учение чародея». При этом слово «чара» означало здесь священный сосуд, наполненный Светом, а слово «дея» – деяние, создание образца, идеального типа. Такой «чарой» считался человек, достигший 49‑летнего возраста и постигший высоты Мира Духа. Человек становился чашей (ср. с чашей Грааля) для наполнения ее божественным светом. Испить чашу значило познать свет. Излить ее содержимое значило даровать этот свет людям.

Окская эзотерика занимает по‑своему уникальное место в ряду мифологий и эзотерических учений народов мира. Она содержит знания (прежде всего в области эзотерики пола, брачных и погребальных обрядов, знаков духовного мира), которые невозможно почерпнуть ни в одной другой мифологии или религии. И вместе с тем эти знания не только не противоречат иным мифологическим представлениям, но, напротив, восполняют и проясняют их обрывочные и зачастую смутные и искаженные образы. Окская эзотерика нередко выступает по отношению к другим мифологиям в роли «примордиальной традиции» (Р. Генон), объясняющей происхождение и смысл тех или иных мифических и сказочных образов. Прежде всего это касается русской мифологии и волшебной сказки, многие образы которых (например Перун, Мокошь, Кащей Бессмертный, Баба Яга и другие) деконструируются к конкретным родовым или жреческим функциям и персоналиям. Как изначальная устная традиция знания, окская эзотерика с трудом поддается письменной фиксации. Наиболее адекватно это учение передается через посвящение на основе духовной практики. В этой связи наша попытка рассмотреть основные положения этого учения носит весьма условный и неизбежно поверхностный характер.

<p>МИФОЛОГЕМА ГЛОБАЛЬНОЙ КАТАСТРОФЫ: БАЛЬЗАМ СОЛНЦА

Взгляд храмовников, служителей культа четырехгранных пирамид, сводился к признанию отдельных самостоятельных стихий – Огня, Воды, Земли, Воздуха, – с возвышающейся над ними вершиной – Человеком‑Творцом. Причем человеку позволялось путем генетического вмешательства творить совершенных животных и людей с разумом или силой животных.

Духовники трехгранных пирамид придерживались иной философии. Они взяли за основу незримый свет и его проявление в иерархии природных стихий. Стихии первого уровня – Огонь, Вода, Земля, Воздух – служили, по их мнению, почвой для произрастания стихий второго уровня: Растительного, Животного мира и Человека. Человек в свою очередь нес в себе третичный свет, который служил основой для возникновения стихий третьего уровня – Мысли и Сознания, переходящих в Разум – Свет.

Духовники трехгранных пирамид учили о влиянии звезд на течение жизни на Земле, предостерегали духовных дальтоников об опасности производства, складирования и применения бальзама Солнца. К тому времени при помощи бальзама можно было доставлять грузы любой тяжести на расстояние, соответствовавшее светлому времени суток. Следовало с осторожностью применять силу этого вещества, но алчность и гордыня человеческая применяла его «ежедневно» по поводу и без повода. Не вняли голосу разума храмовники юга. Они по‑прежнему вырубали в карьерах многотонные монолиты, обрабатывали их, превращая в колонны для возведения новых храмов Человеку‑Творцу. Все так же в ночи натирались колонны бальзамом Солнца и с восходом солнца, едва прогревшись от теплых лучей, колонны в сияющем блеске отрывались от земли, – достаточно одного погонщика, чтобы переместить парящий над землей многотонный груз на расстояние светового дня. Однако ни одному погонщику не удавалось переместить груз из начальной точки в конечную. Под воздействием исторгаемых от бальзама излучений погонщик к середине дня приобретал пепельный цвет кожи. Внезапно вспухшее тело и бескровные язвы, зияя белыми лохмотьями, приводили в ужас людей, проходивших по той же дороге.

Участь, ожидавшую погонщиков, храмовники обставляли так, что недостатка в желающих гнать груз не было. Слепые исполнители из лиц неугодных господствующей касте представляли собой единственную силу – тяглового раба с нелепой надеждой на прощение.

Росли пирамиды, воздвигался храм. Но вот однажды пополнилось звездное небо новой звездой – Желтой звездой. Она не покидала небесный свод ни днем, ни ночью. Свечение ее нарастало с каждым днем. Люди, обеспокоенные непонятным явлением, пытались найти укрытие от жарких лучей в тени лесов, в водах озер и рек.

Вот уж увяла листва, а в реках и озерах сварилась рыба. Толпы несчастных, ища спасения в подземельях, раздавлены под натиском своих же соплеменников. Светом жестокой звезды пересилен свет Солнца, и люди забыли о существовании ночи. Вскоре все вокруг засияло светящейся пылью. Это вскипел в тайниках бальзам Солнца, пробужденный Желтой звездой. Безветрие сменилось бурей, зародившейся где‑то в недрах земли и поднявшей ввысь плодородный слой почвы. Мир погрузился в сумрак от той пыли.

Долго гуляла песчаная буря, глодая выветренные мумии людей и животных, нехотя угасая подле их останков. Затаившиеся в подземельях люди с трудом выбрались на свет в надежде испить свежей воды. Но пустыня предстала перед ними: практически весь покров земли сорван бальзамом Солнца и рассеян шлейфом по параллелям и меридианам Земли.

Очистился небосвод, настало утро нового дня. Померк разум у оставшихся в живых. Соха бога Ра («соха» + «ра» = «сахара») иссушила землю, превратив зеленый массив в безводную пустыню. Ветры сменили свои направления. Дожди обходили стороной поруганные человеком места. Распыленный шлейфом Бальзам наложил ощутимый отпечаток на попавших под его ливень.

В различных точках Земли стали появляться звери‑мутанты. Звероподобные люди, гонимые человеком, покидали родные места, ища спасения. Со временем и у человека стал меняться цвет кожи, появлялись отдельные группы с одинаковыми признаками. Над человеком нависла угроза непредсказуемых последствий, вызванных мутациями.

За долгие годы раздора храмовникам пришлось собраться вместе, несмотря на различия в убеждениях и претензии друг к другу. Собрались с одной целью – найти выход из сложившейся ситуации. Принять решение оказалось нелегко: в конечном счете согласились с расселением и изоляцией мутировавших популяций по континентам в соответствии с цветом кожи. Впредь запрещалось кровосмешение разных человеческих рас во избежание окончательной потери человеческого облика и души.

Многократным отбором поколений постепенно стабилизировался социум, и это позволило преодолеть непредсказуемый хаос в популяциях. По решению храмовников на одном из островов в честь каждой из человеческих рас выстроен мемориал в виде фаллических изваяний.

На долю частично сохранившейся белой расы (то есть первоначальной, не подверженной воздействию бальзама Солнца) возлагалась мировая ответственность за сохранение своих начал и распространение учения духовников. Наработанный ими в веках опыт восстановления генетического фонда признан храмовниками всех стран и континентов, получив название «чародея», направленного на совершенствование человека.

<p>ОБЩЕСТВО БЕЛОЙ РАСЫ: СВЯЩЕННЫЕ МЕСТА

Белая раса – остаточное малочисленное население, не подвергшееся воздействию бальзама Солнца, сохранившее изначальный генофонд и данные, накопленные человечеством. После великих катастроф эта раса продолжала заниматься вопросами улучшения своего генофонда. Белая – значит изначальная, божественная раса, на которую возложена ответственность за сохранение Человека и оказание другим народам помощи в восстановлении утраченного генофонда.

Воздействие бальзама Солнца на человека, растительный и животный мир вызвало массу больших и малых катастроф. В основном поражалась кровь, которая уже не способна распределять ауру. Люди приобрели несвойственную белой расе полярность аур. Чтобы не допустить смешанных браков, люди, как уже сказано, расселены (в соответствии со своими антропологическими признаками) по разным континентам. Население, оказавшееся за сорок девятым градусом Северной широты, в основном сохранило признаки изначальной человеческой расы.

На протяжении многих тысячелетий белая раса совершенствовала свой генофонд, помогая в этом и другим народам. Считалось, что жизнь данной формации находится под покровительством богини плодородия Га и бога Солнца Ра. Древние русы унаследовали культ богини плодородия от первокультуры человечества, став приверженцами культа Матери‑Земли и женского космического начала. Для врагов Га принимала образ змеи, что впоследствии получило отражение в символике знаков доброго и жестокого начал, змеепоклонства и змееборчества.

От имени богини Га произошло исконно русское слова «берега», что означает «руки богини плодородия Га, держащие в своих объятиях воды рек». Среди множества различных смыслов общеиндоевропейской лексемы «бер» – слова, означающие «оберегание» и (со)бирание (ср.: «беру», «бери» и т. п.). Наши далекие пращуры не отделяли себя от стихий и плоды, которыми наделяла их среда обитания, прямо относили к дарам природы. Из добрых рук Бере, богини Га, они получали все необходимое, чтобы жить и растить достойных хранителей и продолжателей древних гиперборейских традиций, связанных с поклонением Матери‑Земле, чей образ восходит к Великой богине эпохи матриархата.

Богиня Га сопряжена с мифическим образом реки Змеи, – ее неустанные руки перемещали по глади суда, срубы крепостей и теремов, связанные в плоты для вновь возводимых строений. По прошествии ночи Первуна народ выходил на берега Матери‑Реки с надеждой получить из ее рук необычный дар. Особенно ждали такой дар в племени, где кончался срок, установленный для зачатия женщинам. Те из них, кто оставались бездетными, особенно надеялись на священный дар – ребенка, принесенного рекой.

Взращенный до года ребенок мужского пола, взятый от макуш, ковшинок и будущих наложниц (см. об этом ниже), становился сыном Га, и та в свою очередь «дарила» его бездетной женщине. Как правило, за этим появлением нового человека в племени следовал представитель кущея (см. ниже), который прорицал младенцу будущее, а племени славу. Но руки Бере несли не только дар; они нередко безвозвратно и брали, а если и возвращали назад спутника жизни, то уже в глубокой старости. Такой оказывалась судьба землепроходцев – ванов (см. ниже).

Добрые руки Га в неурожайные годы призывали «бережить», то есть «жить рекой». Но не иждивенческий, потребительский подход питали к реке древнеокские племена, а учитывали ее ресурсы. Искусственные устройства нерестилищ постоянно пополняли продуктивным запасом рыбы реки и озера. Сроки, отведенные для промысла, учитывались для нагула и нереста рыб, перловиц (жемчужниц) и раков. Жемчуг служил оборотным средством в торгах и мене. Пушнина речного зверя и сверленый жемчуг оставались приоритетом женского туалета и платья. Рыбья кость и панцирь перловиц шли на отделку ритуальной атрибутики для празднеств, посвященных Матери‑Реке.

С течением реки связывалась жизнь людей. Неизведанность речных глубин и постоянно меняющийся фарватер сравнивали с тайной ритуалов и обычаев, недоступных врагу‑сведу. Возводимые искусственные плотины для создания подмоклых мест, надолбы на дне становились неприступным препятствием непрошеному гостю.

В знак великого почитания и благодарности Бере, несущей живительные воды, слагались песни и гимны. На устных исторических преданиях, обрядовых песнопениях и ритуальных танцах воспитывали верное роду и земле потомство белой расы. Племена, населяющие бассейн Оки, одухотворяли сакральную реку, связывали с ней свою жизнь и благосостояние, считали ее матерью, всех поровну любящей.

При недороде на земле реки становились подлинными спасительницами человеческой жизни. Племена, жившие по берегам крупных рек и на высоха (то есть вдали от рек), разнились по использованию природных ресурсов и промыслу. Разделенные на территории угодья способствовали развитию промысла и земледелия. Мены уравновешивали спрос населения. Тем самым земледелец вдали от рек, на своем высоха, мог употреблять в пищу доставленную ему вяленую или соленую рыбу, а насельник рек – вкушать или использовать дар борти (мед, воск, прополис), сытные хлеба и каши. Хлебами, в отличие от засеянных полей в современном понятии, ранее называли любое яство, связанное с выпечкой.

Но не только натуральный обмен практиковался в племенах белой расы; среди них ходила в обороте особая обменная единица. Ею являлся речной жемчуг. Промысел жемчуга велся под строгим контролем гардар (см. ниже). Нарушить эти установления не мог ни один член племени. Детское любопытство к перловице (жемчужнице) пресекалось просто. Родители и все члены племени неукоснительно напоминали о беде, подстерегающей каждого посягнувшего на жизнь перловицы. Старшие доводили до детей сказания о жизни росалок (см. ниже), плачущих жемчугом, живущих в омуте вод и ждущих момента изловить злоумышленника, чтобы заточить его в большую перловицу – граба (см. ниже).

Ребенок живо представлял событие и не только не проявлял любопытства к живой жемчужнице, но и являлся ее спасителем. Детям поручалось искать жемчужины средь мертвых раковин. Находка также обставлялась знаком благодарности. Нашедший жемчужину как бы снимал с себя какую‑то ему известную вину, в чем он обязательно признавался старшим соплеменникам. Такой мудрый и взвешенный подход к ребенку пробуждал в нем чувство совести и ответственности.

Ранним утром песчаные отмели рек становились западней для жемчужниц. После пиршества грязной птицы (вороны) и их прожорливого потомства оставались кладбища растерзанных раковин. Детвора с ранней зори спешила на берег реки собрать выползших на песчаную отмель моллюсков и выпустить их в глубины вод. Найденные жемчужины дети относили ведунье (см. ниже). Старейшины племени использовали этот жемчуг в качестве обменной единицы и украшения для женщин своего племени. Во время празднования ведунья интересовалась количеством жемчужин в убранстве своих соплеменниц – каждая жемчужина у нее на счету. Жемчуг не передавался по наследству, так как род считал, что это слезы предков и они нуждаются в особом «схроне».

По мере угасания племени отток жемчуга шел в гардар и аргаим (см. ниже), где использовался для украшения храмов и написания особых текстов в своде знаний тула (см. ниже), а также служил обменным фондом для приобретения заморского товара, необходимого для нужд общества.

Предки оберегали чистоту вод, считая их источником жизни. Обычаи и обряды, сказания и предания использовались как оберег. «Обережить» – значит защитить, обнять руками легко ранимый мир. Легенды доносят до нас слова предостережения: «Когда росалки плакать перестанут и слезы‑жемчуга ронить, тогда река иссохшей станет и вод своих не даст испить».

Наряду с богиней плодородия и покровительницей рек Га широко почитался и бог солнца Ра. Но если храмовники поклонялись ему как небесному светилу, то духовники рассматривали Ра как дом незримого света, частица которого пребывает в сея (см. ниже), ставшей с утратой истинного знания прообразом человеческой души.

<p>* * *

Окская эзотерика представляет собой характерный образец сакральной географии, основу которой составляют особые, энергетически насыщенные участки местности (земли или воды), именуемые белыми столбами. Именно в районе белых столбов возводились культовые сооружения, являвшиеся природными конденсаторами космических энергий. Считалось, что в зависимости от ландшафта белые столбы обладали различной силой. Так, столбы господствующих высот местности, где имелись мощные родники, проявляли большую силу воздействия. Подземные воды местности, проистекая к родникам за счет скрытных энергий земли, также насыщались силой белого столба. Такие воды обладали чудодейственной, священной силой, способной целить, а главное, пробуждать скрытые духовные способности человека. Места, обладающие такими свойствами, предназначались под устройства аргаима. Реки с наличием в устье белого столба использовались для устройства гардар.

Белые столбы остального ландшафта местности являлись центром зарождения селищ (см. ниже). Население накапливало энергию белого столба данной местности не только в своем теле, но и передавало ее наследственно из поколения в поколение. В зависимости от дозировки энергий в поколениях определенные члены племени наиболее склонны к началам добра – добротолюбию и подвижничеству во имя добра. Постепенное восхождение поколений по местам возрастания энергии белых столбов в виде спирали обеспечивало накопление белой силы на генетическом уровне.

Белый столб способствовал стабилизации и очищению ауры. Человеку, явившемуся на свет близ энергетического столба, очень важно не покидать эту местность и не поселяться в зоне более слабого белого столба. В случае долгого расставания с родной энергетической местностью возникал опасный недуг, именуемый в настоящее время ностальгией. В этом случае возможно отделение части собственной ауры в поисках «родного» белого столба. Не случайно, что взрослые люди во сне часто «посещают» места, где прошло их детство. Аура, испытывая недостаток энергии присущего ей белого столба, может надолго оставлять тело, что способствует вторжению в душевный мир человека инородных сил. Чувство угнетения и тоски – первый признак разрушения ауры. Такому человеку, оторванному от родины, достаточно испить воды из родных мест, чтобы почувствовать исцеление.

В зоне белых столбов возводился духовный храм Гара, посвященный первобогам – богине Плодородия Га и богу Солнца Ра. Храм располагался на аргаиме и выстраивался в виде равносторонней трехгранной пирамиды с учетом проекции северной грани на дневное светило в полдень летнего солнцестояния.

В этом храме на тесни хранились данные о движении звезд и их влиянии на землю. Каждый тесни располагался по периметру внешней стороны сутуги, что в общем виде представляло собой образ чаши. В определенный месяц года тесни оказывался в луче света. Этот тесни напоминал о проведении работ и наблюдении за звездным небом. Противоположный тесни, за плоскостью круга, находящийся в тени, информировал о положении звезд в ночном небе с ориентацией на полярную звезду. Подсветка тесни осуществлялась за счет отверстий в плоскости шатровой крыши. На почве природных источников духовной энергии в обществе белой расы выросли уникальные институты духа, являющиеся одновременно институтами власти и управления белой расы, – аргаим и гардар – и примыкающие к ним духовные школы – тула, карники, упанишад.

Аргаим – пленящее место, земля богов. Различаются духовный и материальный аргаим. У каждого человека есть Родина, но не каждый связан накрепко с корнями своих предков. Если он не припал в детстве к ее священным родникам, не отведал материнского молока и хлеба, ему никогда не изведать чувства щемящей тоски о Родине, в нем не забьется радостно сердце при встрече с родимым краем. Что это – зов Родины? Почему человек, оторванный от нее, грезит желанием встречи с ней?

Дело в том, что в любой местности есть свои заповедные места или иначе белые столбы, имеющие энергетическую природу. Они обусловливают и энергетику индивидуальных объектов, в том числе людей, выросших на этих местах. Это особые биополя, которые отражаются на окружающей природе и человеке; они словно запахом пропитывают все вокруг, и этот «запах» неизменно примешивается к излучениям индивидуальных объектов, выросших в данном месте. В некоторых случаях белые столбы приходятся своим местоположением на родники, которые в свою очередь являются священными. Употребление воды из такого источника становится практически прямым подключением к энергетике данной местности. Если человек долгое время пребывал в отрыве от этой энергии, у него возникало естественно обусловленное чувство тоски. Потому‑то он постоянно стремился к этим местам, чтобы избавиться от изнуряюще гнетущего чувства. Не каждый способен ощутить запах и цветность белого столба, но чувство восторга и привязанности, пробуждаемое таким местом, знакомо большинству.

По своей невоспитанности человек стремится заселить пришедшееся по душе место, не подозревая о коварных последствиях. Постоянное давление столба может пагубно влиять на здоровье и психику. Особенно опасно разрушение ландшафта; столб в этом случае приобретает неустойчивое состояние с пульсирующим исторжением своей силы. Наши пращуры без труда определяли такие пагубные места и отводили их под возведение культовых сооружений. В период всесветия эти храмы представляли собой трехгранную, равностороннюю пирамиду, именовавшуюся белая гара (в честь богини плодородия Га и бога солнца Ра).

Посетивший храм неизменно приходил в восторг. Невидимые вибрирующие струны энергии омывали тело с головы до ног и по нервным каналам, вдоль позвоночника, устремлялись снизу вверх. Тело человека как бы пребывало в невесомости, в состоянии свободного падения. Торжеству сердца нет предела, оно готово вырваться наружу и парить в необъятном пространстве. Нередко человек, попадавший в зону столба, на некоторое время терял чувство ориентации, и у него происходили видения.

Впервые вошедший в течение энергетических струй белого столба навсегда прирастал к нему своей памятью, становясь пленником сакральной местности. Чтобы облегчить свое положение в дальнейшем, важно запомнить ощущение, нахлынувшее в момент нахождения в столбе.

Человеку необходимо вовремя покинуть завораживающее место. При длительной задержке в зоне столба проявляется чувство превосходства – повелителя всего и вся. Это очень опасное и коварное чувство, которое в дальнейшее порождало деспотизм. Несвоевременность выхода из зоны столба вызывало также энергетическую перенасыщенность организма, после чего возникало беспричинное расстройство желудка.

Спустя некоторое время у человека могло вновь возникнуть желание посетить белый столб, быстро перераставшее в зов.

Тот, у кого состояние зова запечатлелось в сердце, мог впредь вызывать его независимо от места нахождения: такая память служила прекрасным лекарством и защитой для души и тела, открывала путь к сокровищам Мира Духа. Данную ноосферную закономерность прекрасно знали и использовали наши предки и прапредки и умело использовали в своих интересах голос пространства. Места, где пересекались энергетические токи недр и поверхностного рельефа, считались заветными, их посещение крайне ограничивалось. Здесь допускалось пребывание лишь сильных духом и специально подготовленных людей. Каждому в меру его посвященности и способности к восприятию сакральное место открывало свои тайны.

Посетить священное место – одно, но целенаправленно работать в энергии белого столба – иное. Путь в это место – аргаим – длиной не в одно поколение. Происходило постепенное наращивание степени посвященности от поколения к поколению в соответствии с возрастающей силой белых столбов, близ которых выстраивались селища. Это своеобразное вознесение избранных лиц к заветной цели.

Спираль поколений седьма – это тот же путь селений, в которых предстояло жить члену племени и его потомкам. По седьме можно определить, на каком этапе восхождения находится ее обладатель и в каком селении живет. Вознесенные седьмой в 10 – 14‑м поколениях призывались в гар‑дар, где, получив посвящение, уводились на аргаим для служения куще и роду. При этом юноши и девушки признавались духовно рожденными благодаря раскрытию в себе сорока девяти чувств.

Прибывшие на аргаим данки (см. ниже), пришедшие по возрастающей силе белых столбов, готовы к вхождению в священный храм небесного огня. Рационально используя его силу, они достигали неведомых высот в восприятии окружающего мира. В конечном счете им открывался земной запредел. Аргаим избирательно указывал на путь данки – сферу его деятельности. Вокруг аргаима образовывался своего рода научный центр со сводом знаний тула. Данные тула постоянно пополнялись астрономическими знаниями. Звездочтецы данки установили, что замеры по уклону земной оси относительно полярной звезды (Звезда мира) в одно и то же время летнего солнцестояния, в различных тысячелетиях, указывают на смену положения звезд и что данные вечернего неба прошлого ближе своим положением к утреннему последнего замера. Разница между показаниями во времени указывала на уклон оси в один градус в течение 72 лет. Познав пределы уклона оси, звездочтецы установили срок ее колебания, который составил 72 ґ 60 = 4320 лет. Это цикличное явление меняет широтные и климатические условия в поле от 49 до 55 градусов. Земля не получает уклона относительно вертикального положения Полярной звезды более 30 градусов. Ее сдерживают магнитные силы полярных широт, рожденные противодвижением сил различных полушарий. Образованный таким образом широтный пояс данки назвали лета. Это особо чувствительный пласт планеты, на котором произрастают белые столбы – пуповина, связующая их с энергиями Пространства note 87 .

На основании наработанного материала обращено особое внимание на связующие энергии земли, то есть аргаима. При смене угла земной оси открылась возможность наблюдать положение звезд с разных позиций. В результате обнаружено шесть исчезающих и появляющихся звезд, названных мерцательными или переходными. Небесный феномен объясняли тем, что звезды уходят в запредел плотных аур – ближе расположенных к земле звезд.

С их появлением на Земле происходили всевозможные катаклизмы. В народе эти звезды прослыли роковыми. В этот момент белые столбы начинали пульсировать в соответствии с амплитудами звезд. Эти явления привели к мысли о влиянии звезд на ритмы стихий земли. Учитывая взаимосвязь стихий и их реакцию на пульсацию роковых звезд, данки обратили внимание на развитие человека. Именно на основе наблюдений и данных тула и возникло учение белых рас под названием чародеи, о котором говорилось выше.

Верховным советом аргаима считался великий тор. Совет состоял из трех групп, составлявших единую структуру. Говоря современным языком, одна из групп решала вопросы голосованием, другая присутствовала при этом с правом совещательного голоса. Третья группа находилась вне аргаима, исполняя принятое на местах; ни одна из групп не имела права этому препятствовать. Но каждая имела право контролировать и оповещать о намеченном (древняя демократия в действии). Через определенный срок группы менялись местами: ранее отсутствовавшая замещала законодательную, становилась совещательной, а совещательная – исполнительной.

Передаваемая по цепи эстафета исполнения, подотчетность аргаиму и контроль последующей группой обеспечивали неукоснительное исполнение.

Верховный Совет аргаима отвечал за систему охраны и защиту населения кущи. Каждая группа согласно соха, плану обитания, перемещалась по территориям рода или племен, исполняя свои обязанности, контролируя деятельность предыдущей группы. Не зная лично друг друга, группы меняли свои позиции по указу тора, человека, наделенного особой властью. Нередко устраивались провокационные действия с целью уличить проверяющую группу в недобросовестной службе. Это влияло благотворно, так как неисполнение или укрывательство задуманного могло повлечь тяжелые последствия. В случае неисполнения чего‑то представитель последующей группы оповещался об этом через представителя тора. Такое неисполнение тут же привлекало внимание и необходимое претворялось в жизнь. На «группу мобильного действия» тора возлагались надзор за готовностью и строительством оборонительных сооружений, использованием и эксплуатацией природных ресурсов, включая и жизнедеятельность общества. Тор поддерживал непрерывную связь с главой кущи, готовой в любой момент ввести в действие воинство в состав рати.

Подобные группы работали и за пределом рубежей белой расы, в стане других племен и народов, под видом лиц, ведущих товарообмен или какие‑то консультации. Особое место в этом служении отводилось травникам, звездочетам и лекарям. Эти должностные лица согласно взаимным договорам не подлежали гонению с противоположной стороны. (Современное слово «стравить» полностью впитало смысл подобных действий. Проводники политической власти в инородных станах, ратники прибегали к сталкиванию сторон или их размежеванию.)

«Торические» законы и мероприятия не преследовали цели угнетать население. Их направленность – создать материальную основу, с тем чтобы подготовить другие народы и ввести в спираль их родословной – седьмы. В случае преследования или гонения представителей аргаима со стороны племен и народов, заключавших договор, рать белой расы отторгала наиболее просветленную часть населения, обеспечивая ему безопасность на данной территории. Свою систему «торирования» аргаим увязывал с положением звезд и углом наклона земной оси по отношению к ним. Зная о характере влияния роковых звезд, духовники заранее готовили общество к срокам их проявления и выдавали информацию своим проводникам через великий тор. Так за много лет вперед народы, оберегаемые великим тором, создавали условия для развития своих потомков.

К аргаиму непосредственно примыкал гардар, представляющий собой святилище родового огня вместе со всеми постройками и прислугой (дословный перевод – «дарить огонь»). Гардар возводился в устьях рек, на местах, где проявлялась сила белого столба. Там возводилась деревянная шатровая крыша в виде трехгранной пирамиды. Строение именовалось гара и являлось духовным храмом рода.

В центре храма ставился столб, служащий пальцом (см. ниже) для родового огня. Огонь обновлялся два раза в год – в периоды весеннего и осеннего равноденствия. Он добывался жрицей огня от солнца при помощи зениц (собирающая линза из хрусталя). При движении солнца, ровно в полдень, луч попадал, преломляясь через зениц, на приготовленную кладь и под хоровое пение прислуги гардара, под магический гимн жрицы происходило возгорание топлива. Необычный способ разведения огня повергал в трепет гостей из племен. Далеко разносилась слава о таинственном глазе зенице, что жрица огня носила на челе. Добытым огнем в период осеннего равноденствия одаривались племена – своего рода прощальный дар богини Га, отлетающей в теплые края вместе с перелетными птицами. Огонь разносился по своим столбам представительницами племен. Огонь весеннего равноденствия дарился вновь образовавшимся племенам через кострище. Его доставляли несуны – данки гардара.

Наличие гардара в ряде случаев накладывало отпечаток и на название рек, где воздвигнуто священное строение. Поэтому лексема «ра» в названии рек может свидетельствовать о некогда существовавшем в их устье гардаре, несшем людям учение света. Широко известен гардар нара, являющийся центром одного из семи поокских родов. Располагался гар‑дар в устье реки Нары, левого притока реки Оки. Этим именем нарекались все жрицы огня данного рода.

Легенда донесла до нас повествование о силе духа этих жриц. Одна старая жрица, спасая культовые сооружения и молодую, приступившую к обязанностям послушницу, выступила против извергов, которые пожелали в своей резервации возвысить себя над своими женами и создать культ мужчины. Видя подступающих к святилищу огня извергов, старая жрица вызвала их предводителя на единоборство, условие которого – самосожжение с полным молчанием в жаре пламени. Первый жребий пал на жрицу: она торжественно взошла на костер и вознеслась в его пламени, не проронив и стона. Остолбеневший враг готов принять свое поражение, но нерушимость слова и договора обязывают исполнить условие до конца. Однако сам войти в пламя он так и не решается; вскоре его бросают туда свои же подельники, разочаровавшиеся в мужестве атамана. Мир и покой надолго восторжествовал в обществе. Нара, по всей видимости, – главный центр в Гардарике, наряду с центрами Жиздра и Протва.

Дюка‑змея – такое тотемное имя носил один из самых прославленных и древних родов поокских язычников. Этот род – главная голова семиглавого змея, который объединял семь родов при куще поокской земли и входил в аргаим большинством данки – выходцами из гардарнара. (Местонахождение этого гардара – Соборная гора в историческом центре современного города Серпухова; некогда здесь возвышался Кремль, ныне полностью разобранный.) Племенная связь различных змеиных родов нашла отпечаток в ряде топонимов и гидронимов, доживших до наших дней. Сюда, в частности, относятся Козюльск (современный Козельск), а также Гардар Жиздра, Гардар Протва (Прять‑Ва – «волосатый змей»). Не отсюда ли весь Поокский край до недавних пор называли Змеиным царством? Представления древнего населения Поочья о значении топонима «тула» (и генетически первичного по отношению к нему гидронима «тулица») вполне соответствуют гиперборейской этимологической традиции, о которой подробно говорилось в начале книги. Помимо отмеченного там, наши предки тулой именовали также колодезные срубы и аналогичные конструкции для добычи железной руды. Вертикальный сруб надежно оберегал рудокопов от оползней и обрушивания породы.

Само слово – ископаемый реликт, значение которого не читалось, а воспринималось как нечто определяющее и заявляющее само за себя. Каждая фонема, что образует сакральный топоним, имеет особый, тайный смысл. Так, символ «Т» представляет усеченный крест; он же – предел, тупик; «У» означает духовный путь; «Л» – земной; «А» – первоначало, а именно свет – начало всех начал. Суммарность символов, образующих слово, говорит само за себя: А – первоначало знаний ЛУ, земного и духовного пути, размещенных в Т (хранилище). Получается: «Свод, содержащий светоносные знания духовного и земного пути». Выходит, и тула – это информационный центр, кладовая знаний. Веды русов конкретно указывают на местонахождение такого центра: он располагался в ансамбле застройки аргаима.

В устройстве лабиринта – свода знаний Тула использовался барус – обожженный слепок из глины с рельефным орнаментом на одной из сторон, заключающим в себе открытый, смысловой текст или скрытую информацию. Позднее техника барус использовалась также в отделке интерьера жилья и семейного очага. Им украшались печи и сходни вертикальной части ступеней. Текстовый ключ на сходни находился в начале подъема по лестнице.

При печной кладке под барус отводилось главное место над устьем печи (над загнеткой) – оберег очага семьи. Барус завешивался занавесью и поручался попечению молодой хозяйки.

Второй способ нанесения барусной информации непосредственно на кирпич, дикий камень печи или стену – способ резца. Барус не подвергался покрытиям, но нередко в его рельеф втирались резко выделяемые по цвету глины. Таким образом, письмена и орнаменты приобретали различные ц ве та.

Барус нес в себе перечень хронологических дат. В основном это касалось древа семьи, племени или рода. Выражение «начать от печки» означает пройти, вспомнить весь путь предков. Глиняный барус не единственный способ сохранения памяти о родовой ветви; как правило, ему вторил холстинный барус, и хранился он в укладке – сундуке старших членов семьи. Передавался холстинный барус по наследству от бабки к младшей внучке. Холстинный барус представлял скатерть в виде шляпки подсолнуха; кромки его окаймлялись замысловатыми кружевными плетениями. Нити для вышивки красились с использованием естественных красителей из крутых отваров корня ежевики, куманики, коры ивы и ольхи, травы чистотела, душицы, зверобоя. Закреплялись цвета крашеной нити в растворе уксуса. Холстинный барус не подлежал стирке и глажению; он хранился скатанным на скалке. Во время особых семейных торжеств передаваемый из поколения в поколение холстинный барус – живой свидетель преемственности традиций очага. Принесенная на стол пища укрывалась барусом, и хозяин, когда все садились за стол, откидывал, сбрасывал с угощений эту реликвию. Возможно, отсюда и пошло название «скатерть‑самобранка».

Наряду с барусом в оформлении свода знаний Тула использовался также тесни, имеющий вид глиняного подноса. Конфигурация его различна, но толщина всегда одинакова, независимо от размеров (около 10 мм). На лицевой плоскости тесни нанесен врубленный текст, поверх его наносилась многоцветная роспись. Обратная сторона имела рельефный текст, также дополненный росписью в разных цветах. Последовательность чтения зависела от этой цветовой гаммы.

Учебный центр духовных знаний, который включал своды – хранилища знаний, объяснял тайный смысл «птичьего», «крылатого», то есть сакрального, языка, именовался карнике (кар – язык мудрой и вещей птицы – вороны; нике – «постижение», «проникновение»; ср. – «вникать»). В нем изучались и фиксировались знания о знаках, язах, азах, символах и образах. Предположительно, такой центр располагался у истока реки Упа, на берегу озера Шад, позднее Иван‑озеро (теперь Шат, на месте его находится Шатское водохранилище).

В карнике, высочайшем культурном центре, развивалась наука о слове, несшем в своем кратком образе информацию широкого содержания. Кодированное восприятие символа переведено здесь на читаемую строку, что позволило широкой массе обитателей рода пользоваться собственной мыслью и доставлять ее содержание адресату, невзирая на время и пространство. С этой формой обозначения символ не утратил своего значения, а лишь приобрел защитную оболочку от посягательств на чистоту его изначального восприятия. Посвященный в знания карнике мог свободно общаться на уровне словесного чтения и восприятия текстов.

Карнике явился своего рода консерватором основ знаний и смысла знаков, составляющих слово. «Распечатать слово» – значит снять с него печати, вникнуть в его суть на уровне современного знания и изначальных сведений, сокрытых в нем.

Карнике – прародина учения Упа‑Ни‑Шад, зародившегося в верховьях реки Упы и перенесенного впоследствии в ходе военного похода ариев под предводительством Рамы к берегам Инда и Ганга.

<p>ДУХОВНАЯ СТРУКТУРА ОБЩЕСТВА

Социальная структура общества белой расы представляет собой чистейший образец пневмократии, то есть духовной власти, пронизывающей все поры личной и общественной жизни. Духовное жречество, начиная с его высшего представителя Кущея и кончая лицами, исполняющими духовные функции в быту на уровне рода и племени, имело непререкаемый авторитет, сравнимый с авторитетом духовных учителей и наставников. Эти духовные лица не просто «воспитатели человеческого рода», – они его созидатели и вершители. Они «воспитывали» поколения еще задолго до их появления на свет, определяя на основе науки о брачных сочетаниях идеальные генотипы, задающие оптимальные параметры для проникновения в мир Духа.

Духовная власть окского жречества распространялась как на членов собственного рода, так и на другие народы, утратившие культуру генетического и духовного отбора.

<p>ВНУТРЕННЕЕ УПРАВЛЕНИЕ

Во главе духовного жречества стоял Кущей, представитель аргаима в куще. Миссия Кущея соответствовала функции садовника, следящего за кроной (фондом рода) священного сада кущи. В его обязанность входило растить «молодильные яблоки» – новые поколения, именуемые златом. Вошедший в русскую фольклорную культуру как отрицательный сказочный персонаж под именем Кащей Бессмертный, он фактически обеспечивал родовое бессмертие, основанное на тождестве совершенного индивида и цепи поколений рода.

Кущей контролировал подбор супружеских пар среди лиц, прошедших не менее десяти ступеней целенаправленного полового отбора по закону Седьма. Попавшие в его «сеть», свод родословных Седьма, уже обладали чистыми цветовыми оттенками ауры. При подборе супружеских пар он следил за цветовой гармонией соединяющихся аур. Чтобы быть полностью уверенным в правильности своего подбора, он мог задерживать или ускорять процесс брака. Когда цвет излучения звезд, стоящих в данный момент на небе, соответствовал ауре супружеской пары, он давал разрешение на ковшевое (непорочное) или супружеское зачатие.

Высшее таинство, связанное с именем Кущея, – посвящение, именуемое «роды Кущея». Кущей обязан «вознести на Гара», в Мир Духа своего преемника и венчать его рогами, то есть знанием о взаимной целостности Света и Земли, а затем бросить с высот знаний на РаГа для применения на практике. Успех преемника венчался знаком Козерога.

Преемник знаний Кущея с наступлением срока посвящения, начинал ощущать тяжесть на голове в виде теплой ноши. Вскоре жар разливался по всему телу, тяжелая поступь преемника становилась подобной скорости черепахи; этот след отмечался на натоптанном пространстве чистого снега.

Следуя в направлении утренней звезды до восхода солнца, он затем с восходом улавливал левым виском его лучи и двигался вслед за ними до заката дня. Вечером, уловив движение звезды тем же виском, он продолжал свой путь, выписывая своеобразную траекторию, соответствующую графическому изображению знака Козерога.

Посвященному подносился специальный напиток ига‑чар – «молоко богов». Питье представляло собой зелье, в состав которого входил змеиный яд. Посвященный, испивший яд, наделялся титулом Змееносца – верховного главы духовенства. Принятию чаши предшествовала долгая подготовка иммунитета на змеиный яд. Считалось, что этот напиток, смешиваясь со слюной человека, оказывал оздоравливающее и омолаживающее действие на организм, подготавливая его к принятию информации из мира Духа. Обладал он и определенным эйфорическим, трансовым эффектом. Вполне вероятно, что именно данный напиток послужил прототипом священного напитка ведических ариев – сома (рецепт его утрачен).

Роды Кущея происходили в период зимнего солнцестояния. В любое другое время тело не выдержало бы накала лучистой энергии Солнца и слитой с ней энергии Кущея. С ощущением тяжести рогов посвященный оставался до срока сброса их на своего преемника. Из‑за постоянного чувства тяжести в голове тело как бы лишалось чувствительности, что порождало ощущение его невесомости и легкости. Человек, способный видеть Ауру Кущея, мог созерцать светящееся яйцевидное тело. Кущей считался бессмертным в силу того, что существовала неприступность к его физическому телу. Перевоплощая собственную личность в своего ученика, он становился собирательной силой с постоянно обновляющимся телом; его знаниям не было предела. Традиция изображать высших посвященных с рогами на голове (мы встречаем их, например, на многих изображениях Моисея), несомненно, берет начало из этого истока, хотя смысл его оказался утраченным уже в эпоху библейских пророков. Образ Кащея Бессмертного из русской волшебной сказки также навеян жреческой функцией высшего духовного лица Кущея. Можно только поражаться степени искажения этого образа в народном сознании. Очевидно, что здесь мы имеем дело не просто с забвением истинного значения образа и полной утратой традиции, но с сознательным, инспирированным извращением его в памяти народа.

Параллельно с Кущеем существовала и высшая женская духовная «половина», именуемая Макуша. Это представительница рода, достигшая по седьма десяти – четырнадцати поколений и овладевшая знанием в аргаиме, позволяющим ей стать жрицей огня в гардаре. Она никогда не сохраняла собственного имени, а принимала нарицательное, по названию гардара, имя которого присваивалось рекам.

Макуша – постоянный член аргаима. По достижении сорокадевятилетнего возраста избранная жрица становилась Макушей. К этому сроку, полностью переложив обязанности жрицы Огня в гардаре на вновь назначенную жрицу, Макуша исполняла законодательную деятельность.

Многоглавие кущ, не связанных между собой в наработке сведений по исследованию Мира Духа, позволяло Макуше избрать злату средь (золотую середину) из поступивших сведений.

При наличии нескольких Макуш в аргаиме с учетом их индивидуальных особенностей и дарований среди них избиралась старшая. Ее нарекали Вашиной, высшей дочерью общества, или Каргой. Бытующее до сегодняшнего дня в народе ругательство «старая карга» в действительности означает высшую степень признания духовной власти данного лица женского пола в обществе.

Не вызывает сомнений, что духовная функция Макуши с той же степенью искажения, как и у Кущея, трансформирована в образ богини Мокошь, чей идол стоял в Киеве на вершине холма, рядом с Перуном. Представление о Мокоши как о пряхе, ткущей нити судьбы, – слабый отголосок ее реального участия в целенаправленном половом подборе и контроле за процессом продолжения рода, фактически определяющим нить человеческой судьбы.

Одну из главных ролей в сонме духовных лиц играла жрица огня. Она была главной участницей в обряде образования нового рода, приуроченном к началу летнего солнцестояния и символизированном в ритуальном действе – рождении жрицы.

Рождение жрицы осуществлялось на виду у приглашенных на это торжество старейшин будущего общества. В числе их присутствовали гости иных родов и представительство аргаима.

На Огласной площади заново выстроенного ансамбля гардара представлялась всем на обозрение сияющая перламутром распахнутых створов огромная перловица. Приглашенные и почетные гости выставляли подле ее подножия священные дары. Но ограниченное временем подношение даров исключало доступ дарующих к жертвеннику. С истечением срока они не могли переступить первого внешнего круга таинственной сутуги – широкого металлического обруча. Тело дарителя неожиданно начинали сотрясать конвульсии, и он вопреки своим желаниям довольствовался тем, что оставлял свой дар с внешней стороны сутуги. Зачарованный необъяснимой неприступностью и таинством белого внешнего кольца сутуги, он перемещал свой взор на последующий вписанный в нее голубой контур, а затем на внутренний красный круг, на котором лежали дары предшественников еще не рожденной жрице огня.

Продолжение ритуала – расстановка тринадцати полудниц, прислуживающих жрице, вокруг грани белого кольца. Напротив каждой выстраивались юноши; связующие их рук – набитые углями куклы. Тень держателя куклы должна совпасть с тенью полудницы. Объединенные тени, слившись в одну, указывали единственно возможный путь к перловице. В таком положении, ступая след в след, женщина, пятясь задом, вводила несуна куклы в центр священных кругов. Оставив свою ношу подле раковины, они смыкали ее створки и удалялись в обратном направлении, на свое исходное место.

Но вот створы перловицы внезапно распахивались, и ликующему собранию являлась в своем величии дева. Сняв с чела зениц (хрустальный глаз) и направив на куклу проходящий сквозь него солнечный луч, она звучно взывала синь небес даровать огонь роду. Ее безгласному напеву вторили будущие члены ее общества. Вскоре на пальце (святилище огня) уже тлели угли, которыми набита кукла. Жрица начинала одаривать ими приблизившихся к ней несунов. Шло время, но жрица огня, украсив свое чело зеницем, не спешила покинуть красного места.

Вскоре вокруг нее закипала работа как в муравейнике. Начиналось возведение шатра будущего святилища вновь образованного рода. Возложив на прислугу обязанности по присмотру за огнем рода, жрица устремлялась к своим подданным за пределы священных колец. Первое касание земли стопами ее ног возвещало о рождении нового рода в обществе белой расы.

Не менее зрелищен обряд передачи жрицей власти своей юной наместнице, осуществляемый с помощью ритуального ларца, имитирующего раковину перловицы (жемчужницы) и называемого граба.

Обитатели побережья рек замечали необычное поведение жемчугоносных перловиц, связанное с солнечным затмением. За несколько часов до начала солнечного затмения жемчугоносные перловицы вдруг начинали свой таинственный танец. Скачкообразное перемещение по дну водоема, с выбросом раковины над поверхностью мелководья, а то и на песчаную отмель берега, сопровождалось жабьим скрипом. С началом солнечного затмения перловицы плотно смыкали створки и впадали в спячку. При появлении луча света выходили из оцепления и возобновляли свою обычную жизнь. Так же таинственно выглядело их поведение при наличии облачности. Тихая заводь как бы вскипала от всплесков щелкающих перловиц. Наблюдающий это спешил удалиться с берега реки, замечая помутнение воды, – казалось, нечто огромное, темное приближается на водопой.

Это явление пытливый ум духовников связывал с проявлениями Мира Духа. Не раскрытую ими тайну жрецы использовали в своем обряде при назначении жрицы огня во вновь зарождающемся роде, а также при передаче власти старой жрицей своей молодой наместнице.

Духовники аргаима заранее исчисляли сроки начала солнечных затмений. Опираясь на эти данные, они приглашали на открытие гардара высоких представителей из других родов. В этом обряде принимали участие и почетные гости племен, а также приглашенные званые лица из сопредельных земель.

Задолго до начала главной части торжества гости празднества пленялись красотой танцующих женщин и ловкостью состязающихся мужчин. Ничто не предвещало неожиданных перемен в миролюбивом празднестве. На общем фоне веселья мало кто обращал внимание на выставленный муляж перловицы необычных размеров. Искусные руки позаботились об идентичном сходстве его с натуральной речной жемчужницей. В глубине ее, на задней части створа, сияла в лучах солнца большая жемчужина.

Под звуки музыкальных инструментов и бой барабанов приглашенные занимали удобные, а гости почетные места. Площадь замирала и, вслушиваясь, поглощала нежные звуки мелодий. Под это упоительное звучание жрица рода или представитель аргаима провозглашал дальнейший путь развития общества и принятия законов, направленных на созидательный труд во имя культуры белой расы и других дружественных народов. В этот момент глашатай аргаима или жрица огня гардара выставляли очень жесткие требования к своему народу, а также к приглашенным гостям из числа сопредельных нардов. Жрица родового огня возвещала о приближении срока, когда она должна покинуть род, удалившись в створ граба. Но на смену ей явится молодая, более мудрая наместница богини Га – ей дано вершить волю неба.

Собравшиеся слушали затаив дыхание; звучащий фон музыкального сопровождения речи навевал тревогу.

А между тем жрица огня следила за ходом тени, отбрасываемой столбом солнечных часов. Близился срок начала солнечного затмения. Жрица прощалась с народом; затем, войдя в граба, замыкала за собой створ. Душераздирающие звуки мелодии, несущие отчаяние и скорбь, вводили народ в исступление. Одержимые гнетущим страхом, ощутив веяние холодного ветра, подняв взор к небесам, люди наблюдали, как гаснет день. Черный диск медленно наползал на Солнце, поглощая его свет и теплые лучи. Ужас и отчаяние, истошный ропот, подобно набежавшему хладу, разливался в толпе. В этот момент распахивалась перловица‑граба и потрясенному обществу являлась жрица огня. Наместница Га взывала небесные силы воздействовать на черный диск и освободить Солнце. Солнце медленно освобождалось из объятий мрачной тени. Жрица своим гласом возносила гимн солнцу и славу роду. Ее звучный голос, пронизывающий пространство, привлекал внимание оцепеневших людей, изумленных преображением прежней, старой жрицы в молодую деву, – на челе ее сияла огромная жемчужина – зениц. В честь вновь возродившегося Солнца и жрицы огня возносились гимны, славящие великий род белой расы.

0|1|2|3|4|5|6|7|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua