Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Владимир Мезенцев В тупиках мистики

0|1|2|

Описанное произошло полвека назад. Неслышимые инфразвуки показали тогда одно из своих загадочных свойств. А ведь они вездесущи. Инфразвуковые колебания в воздухе порождают и грозы, и сильные ветры, и солнечные вспышки. Сопутствуют они выстрелам, взрывам, обвалам, землетрясениям. Повседневно в промышленности инфразвуки излучаются заводскими вентиляторами и воздушными компрессорами, дизелями, всеми медленно работающими машинами; постоянный источник таких звуков – городской транспорт. Короче говоря, инфразвуки с их еще малоизученными свойствами – наши, можно сказать, постоянные спутники. Вывод очевиден:

инфразвуки надо знать.

В те же 30-е годы, когда инфразвук показал свои «способности» в лондонском театре, в Северном Ледовитом океане на судне «Таймыр» работала советская научная экспедиция. Ученых интересовали верхние слои атмосферы. И вот однажды при запуске шара-зонда (так называют шары-«разведчики», заполненные водородом, снабженные различными измерительными приборами и радиопередатчиком)

исследователи обратили внимание на странное явление: стоило шар приблизить к уху, как человек чувствовал сильную боль. Словно кто-то давил на барабанную перепонку! Этим заинтересовались ученые. Опыты, проведенные на Черноморском побережье, показали, что неизвестное явление связано с морем. Болевые ощущения вызывали инфразвуки, которые возникают над морскими просторами при штормах и сильных ветрах. Разгулявшийся ветер и сильное волнение моря становятся источником мощных инфразвуковых колебаний воздуха. Даже сравнительно небольшой шторм порождает инфразвуки мощностью в 90 киловатт. Они распространяются на сотни и тысячи километров вокруг. Улетая вдаль, неслышимые звуки как бы предупреждают всех о надвигающейся буре. И такое предупреждение хорошо улавливают многие обитатели моря. Медузы еще до того, как приходит первая штормовая волна, уплывают от берега: о скором шторме их оповестил «голос моря», который они хорошо слышат.

Среди жителей многих прибрежных районов бытуют рассказы о людях, которые безошибочно предсказывают приближение шторма. Море еще совсем спокойно, а старый рыбак, выйдя на берег, говорит о надвигающейся буре. Видимо, такие люди тоже слышат «голос моря». Мощные инфразвуковые колебания воздуха, принесенные издалека, воспринимаются ими как болевые ощущения в ушах. У здорового человека этого не бывает. Но те, кто страдают некоторыми заболеваниями, например, ревматизмом, «голос» надвигающегося шторма ощущают.

В последние годы звуками, рождающимися у порога тишины, заинтересовались уже многие исследователи. У профессора Гавро, работающего на юге Франции, близкое знакомство с инфразвуками началось, можно сказать, случайно. В одном из помещений его лаборатории с некоторых пор стало невозможно работать. Не пробыв здесь и двух часов, люди чувствовали себя совсем больными: кружилась голова, наваливалась сильная усталость, нарушались мыслительные способности.

Прошел не один день, прежде чем Гавро и его коллеги сообразили, где следует искать неизвестного врага.

Инфразвуки и состояние человека… Какие тут взаимосвязи, закономерности и последствия? Как оказалось, инфразвуковые колебания большой мощности создавала вентиляционная система завода, который был построен вблизи лаборатории. Частота этих волн была около 7 герц (то есть 7 колебаний в секунду), и это представляло опасность для человека. Инфразвук действует не только на уши, но и на весь организм. Начинают колебаться внутренние органы – желудок, сердце, легкие… При этом неизбежны их повреждения. Инфразвук даже не очень большой силы способен нарушить работу нашего мозга, вызвать обмороки и привести к временной слепоте. А мощные звуки более 7 герц останавливают сердце или же разрывают кровеносные сосуды.

Биологи, изучавшие на себе, как действует на психику инфразвук большой интенсивности, установили, что иногда при этом рождается чувство беспричинного страха. Другие частоты инфразвуковых колебаний вызывают состояние усталости, чувство тоски или морскую болезнь с головокружением и рвотой.

По мнению профессора Гавро, биологическое действие инфразвука проявляется тогда, когда частота волны совпадает с так называемым альфа-ритмом головного мозга.

Работы этого исследователя и его сотрудников раскрыли уже многие особенности инфразвуков. Надо сказать, что все исследования с такими звуками далеко не безопасны. Профессор Гавро вспоминает, как пришлось срочно прекратить опыты с одним из генераторов инфразвука. Участникам эксперимента стало настолько плохо, что даже спустя несколько часов обычный низкий звук воспринимался ими болезненно. Был и такой случай, когда у всех, кто находился в лаборатории, задрожали предметы, находившиеся в карманах: ручки, записные книжки, ключи…

Так показал свою силу инфразвук с частотой 16 герц.

Все это, однако, по существу, лишь первая «разведка боем» загадочной страны инфразвуков. Будущие исследования, несомненно, принесут здесь выдающиеся открытия. Стоит вспомнить, кстати, что еще в 1934 году советский психиатр М.

Никитин наблюдал у больного припадки эпилепсии, проявлявшейся всякий раз, когда при нем начинали играть на органе: вибрация органных труб, как известно, рождает инфразвуки.

…Вернемся еще раз на просторы океана. В 1890 году из Новой Зеландии в Англию отплыло парусное судно «Малборо», груженное мороженой бараниной и шерстью. В порт назначения он не прибыл. Парусник был списан как погибший. Прошло 23 года, и вдруг «Малборо» обнаружили у берегов Огненной Земли. Корабль шел под всеми парусами. Капитан встречного составил подробный отчет о том, что он увидел: все члены команды «Малборо» находились на своих местах: один лежал у штурвала, трое – на палубе у люка, десять вахтенных – у своих постов, шестеро – внизу. На скелетах еще сохранились лохмотья одежды.

Что произошло с командой парусника, осталось неизвестным.

Другая история тех же лет. Осенью 1894 года германский пароход «Пиккубен»

встретился в Индийском океане с трехмачтовым парусником «Эбий Эсс Харт». На его мачте был вывешен сигнал бедствия. Немецкие моряки нашли на судне лишь одного живого человека, капитана, но узнать у него что-нибудь о трагедии было невозможно: капитан сошел с ума. Остальные 38 членов экипажа были мертвы.

В морях встречаются блуждающие корабли с мертвыми моряками на борту или по неведомой причине покинутые всей командой. Можно привести не один десяток морских трагедий, расследованных в свое время со всей возможной тщательностью.

Но вопрос, что же там могло произойти, остается без ответа. Эта морская тайна не дает покоя историкам морских плаваний.

Чего только не предполагалось тогда, чтобы объяснить загадку. Тут и гигантские кальмары, напавшие на корабль, и неведомая, таинственная эпидемия, занесенная на судно кем-то из матросов, и т. д. И конечно же свои «объяснения» давали и дают мистики. У них и здесь ответ один: загадочная катастрофа произошла по воле небесных сил…

Встает вопрос: а не причастны ли к этим странным событиям инфразвуки? В самом деле, мы уже знаем, что мощный инфразвук с частотой 7 герц смертелен. Между тем инфразвуковые волны, возникающие при штормовой погоде, по своей частоте близки именно к этой. Вполне резонно предположить, что у «голоса моря» частота колебаний может достигать 6 – 7 герц. И вот, когда такая волна «накрывает»

судно, она за секунды убивает всех. При этом тщательное расследование не обнаружит ни отравления, ни заразной болезни. Невидимый убийца «всего лишь»

парализует работу сердца.

Столь же реально допустить, что мощные инфразвуковые излучения с частотой, несколько отличной от 7 герц, способны вызывать приступы безумия. Об этом говорят некоторые факты. Установлено, например, что, когда на море зарождается и набирает силу шторм, на берегу растет число дорожных происшествий.

«Рука» инфразвука-убийцы, пожалуй, особенно явственно видна в истории с гибелью пяти американских самолетов в декабре 1945 года. Летчики несли патрульную службу в северных районах Атлантического океана. Неожиданно наземная база приняла странную телеграмму: «С нами несчастье! Мы не видим землю». Радисты на базе слышали, как пилоты всех пяти машин говорили об одном и том же: они вдруг потеряли зрение, их глаза не видели даже солнца, хотя день был самый благоприятный для полетов. Затем связь прервалась. Все самолеты не вернулись на свою базу.

Молодые, здоровые люди внезапно ослепли! С большой долей уверенности можно думать, что тут были замешаны инфразвуки. Однако все сказанное выше пока, конечно, не больше чем обоснованное предположение.

Большое значение имеет изучение другой тайны, связанной с инфразвуками. Уже давно замечено, что многие животные предчувствуют землетрясение. В 1948 году в Ашхабаде за два часа до него лошади конезавода громко ржали, срывались с привязей. За много часов до катастрофического землетрясения в Скопле (Югославия)

сильное беспокойство проявляли животные зоологического сада. Вначале громко завыла гиена, затем к ней присоединились тигры, слоны, львы. В Японии надежными предсказателями землетрясений выступают особые рыбки. Уже за несколько часов до первого подземного толчка они начинают метаться в аквариуме.

Совершенно очевидно: животный мир воспринимает какие-то сигналы, возможно, идущие из очага будущего землетрясения. Но какие? Подозрение и здесь падает на инфразвуки. Мы уже достаточно хорошо знаем, что происходит в земных недрах перед тем, как разразится «подземная непогода». В очаге постепенно создается неустойчивое состояние пород, которое и приводит в конце концов к разрывам и резкому внезапному смещению больших масс. Это и есть землетрясение. Но еще до него здесь происходят медленные небольшие смещения пластов, которые порой ощущаются на земле. Так, жители северной окраины Ташкента еще до начала апрельского землетрясения 1966 года неоднократно слышали, особенно в подвалах домов, подземный гул. Можно думать, что при неустойчивом состоянии в очаге будущего землетрясения происходят постоянные мелкие колебания пород. А такие колебания рождают инфразвуки.

Изучение инфразвука – наглядный и яркий пример, подтверждающий известные ленинские слова: «Пока мы не знаем закона природы, он, существуя и действуя помимо, вне нашего познания, делает нас рабами «слепой необходимости». Раз мы узнали этот закон, действующий (как тысячи раз повторял Маркс) независимо от нашей воли и от нашего сознания, – мы господа природы». При этом человек уже не нуждается в мистическом толковании природных явлении, сколь не кажутся они на первый взгляд необычными, загадочными и даже необъяснимыми естественными законами.

Не только инфразвуки способны подогревать мистические настроения. То же бывает с обычными звуками. Известный французский исследователь пещер Н. Касте-ре, который, по его словам, провел под землей не менее десяти лет жизни, рассказывает: «Как-то мы вдвоем ползли по узкому проходу. Во время отдыха, когда оба были плотно зажаты между полом и потолком, я вдруг услышал бившие мне в ухо отрывистые удары, от которых дрожал пол. Обратил на них внимание спутника и попросил лежать тихо и слушать. Он был менее чем в пяти метрах сзади, но ничего не слышал. Наконец загадка раскрылась: как это ни покажется невероятным, я слышал… биение сердца моего измученного компаньона. Это были тяжелые удары, которые я чувствовал во всем теле через изобилующий пустотами сталагмитовый пол, который играл роль усилителя, так как грудь моего спутника прижималась к нему.

Сомнений не было никаких, мы даже могли сосчитать его пульс. Если бы я был доктором, то мог основательно выслушать сердце моего друга с помощью этого естественного стетоскопа».

Такие парадоксы со звуком под землей не редкость. Многие исследователи пещер рассказывают, например, о странной музыке, слышимой в темноте подземелья. Порой это как бы одна нота, повторяющаяся через определенные промежутки времени.

Словно кто-то пытается играть на флейте, повторяя заданный ему урок. И напрасно ждать, когда этот урок окончится. Идут часы, а невидимая флейта продолжает звучать. «Музыкантами» здесь выступают капли воды, падающие со сводов грота. За многие годы они пробивают в известковом ложе пещеры глубокие скважины, подобные трубке флейты. Попадая в них, капли сжимают воздух, который и выходит с нежным свистом…

Однажды два туриста, пройдя всего несколько метров в незнакомой пещере, вдруг услышали, что в темном проходе кто-то разговаривает. Испугавшись, они тут же вернулись обратно. Пошел слух, что в пещере скрываются люди. Кто они? Через день туда пришли спелеологи, и все выяснилось: «разговаривал» подземный ручей, журчащий в своем каменном ложе.

Еще более пугается человек, не знакомый с миром пещер, услышав там грохочущие звуки. Н. Кастере вспоминает, как встревожили его такие звуки, когда он встретился с ними впервые: «Звук был очень низкого тона и настолько мощный, что заставлял дрожать воздух, а между тем производил его… полет летучей мыши».

Мышь, машущая крыльями в узком подземном проходе или тупике, создает такой грохот, словно в пещере что-то рушится!

Для встречи с парадоксами звука не обязательно забираться под землю. Возможно, кто-то из читателей обращал внимание на такой факт. Вы идете по незнакомому темному и длинному коридору и, приближаясь к его концу или повороту, как бы чувствуете уже на расстоянии стену, преграждающую ваш путь. Предупреждает ваш собственный слух. Когда вы двигаетесь по коридору, шаги издают звуки. Они доходят до стены и, отражаясь, возвращаются обратно. Чем ближе стена, преграждающая вам путь, тем скорее возвращается звук. Прислушиваясь к этим отраженным звукам, человек бессознательно оценивает расстояние, отделяющее его от стены или иной преграды, и таким образом чувствует, что вот-вот натолкнется на стену. Особенно сильно это чувство развито у потерявших зрение. Многие слепые люди, впервые приходя в помещение, после нескольких произнесенных фраз довольно точно определяют его размеры на слух.

С отраженными звуками связаны акустические загадки некоторых зданий. В Лондоне туристам демонстрируют такое «чудо» в соборе святого Павла. Если вы говорите шепотом у внутренней стены собора, то вас услышат в любом месте, даже на противоположном конце этого огромного здания. Необходимо лишь стать достаточно близко к стене. У человека создается впечатление: шепчут сами стены.

В Италии известен грот, именуемый «ухом Дионисия». Здесь есть два удивительных места. Хотя они далеки друг от друга, все, что вы говорите, находясь в одном месте, совершенно отчетливо слышно в другом. Кажется, что говорят именно здесь.

Разгадка явления проста: все дело в особой форме свода. Звуки, идущие из одного места, отражаются от свода так, что собираются в другом месте. Стоит отодвинуться немного в сторону, и звуки пропадают.

И снова заметим: во всех таких случаях решающее значение имеет отношение человека к загадочному – его убежденность в материалистической сущности любого явления природы, или же, наоборот, в существовании надприродных, сверхъестественных сил, способных вмешиваться в вашу жизнь. Прекрасной иллюстрацией сказанному может служить еще одна история – с ночными звуками.

… Одинокий пожилой человек работал в вечернюю смену на заводе. Каждую ночь, возвращаясь с работы, он старался не шуметь, тихо поднимался по лестнице на второй этаж старого деревянного дома и открывал свою комнату. И тут до него доносилось как бы запоздалое эхо его шагов, но уже так, как будто кто-то спускался по лестнице; затем слышался звук открывающейся и закрывающейся двери внизу. Человек не раз смотрел вниз, но ему не удавалось никого увидеть.

Что же происходило?

В соседнем доме, примыкавшем торцом к этому, жил другой человек, который работал в ночную смену. Через стенку он слышал, как возвращавшийся поднимается по лестнице, и это служило ему сигналом: пора, мол, отправляться на работу. Звуки его шагов, скрип дверей, открывавшихся и закрывавшихся за ним, чуть не свели с ума его соседа.

Самое простое совпадение в распорядке жизни двух людей дало такой мистический резонанс!

<p>ПОГОВОРИМ ОБ «ОЗАРЕНИЯХ»

«Озарение», «наитие», «предупреждение свыше» – эти слова можно часто услышать от мистиков. Все они отражают, включают в себя одну мысль: то, что произошло, нельзя-де объяснить, если не привлечь на помощь «потусторонние силы»… В этом тоже стоит разобраться.

Нередко приходится слышать об особом психическом ощущении у людей, предвещающем в скором времени какое-то событие. О предчувствиях пишут в художественных произведениях; о предвидении некоторых исторических событий рассказывают летописцы прошлого.

В оценке всякого рода «озарений» легко определить, на каких мировоззренческих позициях находится человек. Если они преподносятся как «наитие свыше», как необъяснимая законами природы способность «постижения истины», не сомневайтесь:

отсюда тянется дорожка к мистике.

Подобные явления поражали людей с древнейших времен. Особенно запоминалось, когда человек заранее предчувствовал какие-то неприятности, грядущую опасность.

«Бог спас», «Подсказало само провидение», – говорят в таких случаях верующие люди. Связывали предчувствия с непознаваемыми силами и многие мыслители прошлого. Знаменитый философ Сократ говорил, что он неизменно прислушивается к своему «внутреннему голосу» и поступает так, как тот советует.

Понять, почему подобного рода явления вызывали удивление, нетрудно: они находились за порогом сознания. Между тем, как мы теперь хорошо знаем, сознание далеко не исчерпывает и не может исчерпывать сущность психической деятельности.

Понятие «психика» шире понятия «сознание». В интуиции проявляется какая-то неосознанная работа психики. Еще И. П. Павлов подчеркивал: «Мы отлично знаем, до какой степени душевная, психическая жизнь пестро складывается из сознательного и бессознательного».

Может ли человек думать о чем-либо и не знать, что он думает именно об этом?

Казалось бы, вопрос бессмысленный. Между тем мыслительные процессы, в которых мы не отдаем себе отчета, существуют. Неосознаваемая деятельность мозга занимает в нашей жизни далеко не последнее место. Вспомним о простых вещах.

В головной мозг поступает множество разнообразных сигналов как от внутренних органов, так и из внешнего, окружающего нас мира. Все они оставляют в нем свои следы. Но фиксируются мозгом не все; не все улавливаются нашим сознанием. Глаза, например, могут увидеть лежащую в траве ценную вещь, а до сознания человека это не дойдет, потому что он думает в этот момент совсем о другом и не следит за тем, что находится под ногами. Однако глаза увидели вещь, дали о ней сигнал в мозг, и где-то в нем остался след. Позднее этот след может совершенно неожиданно «всплыть на поверхность», появиться в сознании. Чаще всего такое происходит во время сна – человек может очень ясно увидеть, как он шел по траве и заметил в ней ценную вещь. В других случаях такие не дошедшие до нашего сознания в ясной форме сигналы могут вызвать смутное и неопределенное чувство тревоги.

Появляется, например, предчувствие опасности. Какой и отчего, сознание подсказать не может. И опасность действительно приходит! Для религиозных людей такой случай является бесспорным доказательством существования «потусторонних»

сил. Кто же еще мог предупредить человека о грядущей опасности?! А ведь, по существу, человек сам себя предупреждает об этом.

Рассудочное мышление, как известно, характеризуется тем, что, думая о чем-то, мы можем проследить весь ход своих рассуждений, их последовательность и логичность.

Иное дело – подсознательная, интуитивная деятельность мозга. Тут уже мы не можем воссоздать все звенья мыслительного процесса; мозг выдает в наше сознание лишь конечный результат размышлений. Интуиция входит в сознание в виде готового суждения без всякого доказательства. И это, естественно, выглядит как внезапное озарение, или как предчувствие, хотя за ним скрыта нередко длительная, порой напряженная, деятельность мозга.

Вот простейший случай работы бессознательного. За день, за несколько часов до неприятного события у человека вдруг начинает щемить сердце. Появляются мысли о надвигающейся неприятности, нарастает тревога за близких людей. Еще ничего не случилось, но предчувствие налицо. Перед нами простейший случай интуиции.

Щемящее ощущение в области сердца появляется в минуты мысленных раздумий:

ожидает человек предстоящего тяжелого разговора, беспокоится о том, как сын или дочь окончат школу, тревожится за ребенка, у которого вдруг поднялась температура, и у него начинает болеть сердце, возникает неприятное ощущение в груди, мешающее легко дышать. Особенно это присуще людям с повышенной нервной возбудимостью.

Причина тут самая естественная. В нашем организме все взаимозависимо. Работа внутренних органов самым тесным образом связана с нервной системой, с психикой.

Плохо работают сердце, кишечник, почки – и это отражается на психическом состоянии человека, его самочувствии. Радость, горе, испуг, ожидание чего-то неприятного, в свою очередь, влияют на деятельность внутренних органов.

Достаточно вспомнить, как изменяется работа сердца при внезапном испуге. Не проходят бесследно и наши переживания, тяжелые мысли о том, что может произойти в ближайшем будущем. Сын в школе, а у матери «вдруг» начинает ныть сердце. И когда он приносит в дневнике две двойки за четверть, мать говорит: «Я знала об этом уже утром».

Она и в самом деле убеждена, что сердце подсказало ей. Но что в этом странного, мистического? Мать прекрасно осведомлена о делах у сына в школе. Ее уже не раз просили обратить внимание на его плохую успеваемость, интересовались условиями в семье. Она много говорила об этом с сыном. Удивительно ли, что перед тем, как в школе закончится четверть, мать с тревогой думает, какие отметки принесет на сей раз ее ребенок? И разумеется, боится худшего. Мысли не дают покоя, и вот уже начинает болеть сердце. Оно предвещает неприятное. А истоки дурного предчувствия? Мысли самой матери.

И. М. Сеченов образно назвал такие сигналы, поступающие от сердца в мозг, «темными ощущениями». Опытный врач по таким ощущениям может в некоторых случаях даже определить заболевание сердца. А суеверный человек начинает думать, что его сердце предвещает беду.

Примеров подобных предчувствий множество. Плохо подготовившийся студент предчувствует, что провалится на экзамене, и действительно проваливается.

Взяточник думает о том, как бы не попасть на скамью подсудимых; приходит час, и его предчувствие сбывается. Механизм предчувствия во всех этих примерах ясен.

Неосознаваемая, т. е. не контролируемая сознанием, деятельность нашего мозга играет порой заметную роль в жизни людей, профессия которых связана с повседневным риском, с необходимостью принимать решение в считанные минуты и даже секунды. Летчик-испытатель за доли секунды, «не раздумывая», принимает правильное решение, чтобы спасти машину. Что ему помогло? В критический момент полета ему помогает весь прошлый опыт. Но если его потом спросить, почему он сделал так, а не иначе, испытатель может и не ответить. Ведь принял он решение, «не думая», мгновенно, если хотите, интуитивно. Но его мозг думал, только весь процесс протекал в подсознании.

…Авиамеханик Федотов на всю жизнь запомнил такой случай. С взлетной полосы ушло в тренировочный полет звено истребителей. Перед этим он, как обычно, доложил командиру звена о готовности всех трех самолетов. Однако не прошло и минуты после того, как машины взлетели, механика вдруг охватило какое-то смутное беспокойство, предчувствие большой беды. Но почему? Мозг не давал ответа. А необъяснимое чувство надвигавшейся неведомой опасности росло. Через несколько минут мысли приняли более четкое направление – теперь Федотов напряженно думал об одном из трех самолетов. Он уже был уверен: что-то с ним случилось! И не ошибся.

Через полчаса стало известно, что пилот этого самолета, чуть не разбившись, совершил вынужденную посадку: отказал мотор. Что же произошло? В работе двигателя одной из машин опытный механик еще при проверке уловил какие-то неполадки. Но их признаки были настолько незначительны, что до сознания моториста они не дошли. Он почувствовал их подсознательно, а когда самолеты были уже в воздухе, его мозг довел до сознания мысль о том, что с двигателем у него не все в порядке. Мысль, однако, была настолько «неоформленной», что породила в сознании человека, отвечающего за проверку двигателей, необъяснимое беспокойство – предчувствие какой-то неприятности, а может быть, и беды…

Подсознательное играет большую роль и в научном мышлении, и в мышлении ребенка.

Однако нельзя забывать, что интуитивные умозаключения могут быть как истинными, так и ложными. Интуиция подводит чаще, чем об этом говорят. Когда «вспышки озарения» оказываются верными, они запоминаются порой на всю жизнь, а когда «внутренний голос» ошибается, об этом наше сознание очень быстро забывает.

Советские психологи уделяют сейчас много внимания интуиции, этой замечательной способности нашей психики, нашего мышления.

Бессознательное присутствует во всех формах психической деятельности человека.

Не учитывая этого, нельзя понять до конца поведение людей в различных жизненных ситуациях. Подсознание находится в постоянном взаимодействии с сознанием, причем это взаимодействие не носит характера соподчинения. Нет никаких оснований утверждать, что существует какое-то «роковое», непреодолимое господство бессознательного над сознанием, о чем так много писалось и пишется всякого рода мистиками, но и не следует думать, что роль бессознательного в работе нашего мозга не имеет особого значения, что она незначительна, случайна. «С физиологической точки зрения, – пишет член-корреспондент Академии наук СССР А.

Г. Спиркин, – бессознательные процессы выполняют своего рода охранительную функцию: они разгружают мозг от постоянного напряжения сознания там, где в этом нет необходимости». Разум принимал бы на себя очень тяжелый груз, если бы контролировал каждый психологический акт, каждое движение и действие. Человек не мог бы разумно действовать, если бы все в его жизни находилось под контролем сознания.

Бессознательными бывают и наши ощущения. Далеко не все из того, что мы ощущаем, доходит до нашего сознания. Уже давно и неоднократно ставился, например, такой эксперимент. В кинотеатре демонстрируется новый фильм. В нем на отдельных кадрах сделаны надписи, не имеющие никакого отношения к сюжету картины: реклама нового вида товара. Надписи появляются и исчезают на экране настолько быстро, что зрители не воспринимают их. Точнее говоря, они не доходят до их осмысления.

Чтобы какой-то кадр с надписью запечатлелся в сознании, нужно не менее 0,1 секунды видеть его. Однако, когда сеанс оканчивается, многие, кто смотрел фильм, идут в магазин, где, по словам рекламы, можно купить новый товар. Почему? Да потому, что рекламные надписи, не дойдя до сознания, были восприняты подсознанием, и оно «подсказало» человеку зайти приобрести новинку.

Румынские психологи ставили другой опыт: человеку под гипнозом показали десять картин. Затем картины перемешали с другими и показали тому же человеку, находящемуся уже в нормальном состоянии. Он сказал, что ни одну из них ранее не видел, но, когда ему предложили отобрать десять полотен для снятия репродукций, он выбрал именно те десять картин! Подсознательное мышление играет большую роль в творческих исканиях. Многие писатели и ученые подчеркивали большое значение интуиции в их творчестве.

Известный французский математик А. Пуанкаре вспоминал, как он безуспешно пытался решить одну задачу. Так и не решив ее, он отправился на экскурсию, совсем забыв о математике. И вдруг совершенно неожиданно в голове родился ответ, как решить мучившую его задачу, хотя в тот момент он думал совсем о другом. Рассказывая об этом, ученый добавляет: «Есть еще одно замечание по поводу условий этой бессознательной работы: она возможна или, по крайней мере, плодотворна лишь в том случае, когда ей предшествует и за ней следует сознательная работа… Эти внезапные вдохновения происходят лишь через несколько дней сознательных усилий, которые казались абсолютно бесплодными, когда предполагаешь, что не сделано ничего хорошего, и когда кажется, что выбран совершенно ошибочный путь. Эти усилия, однако, не являются бесполезными, как это думают: они пустили в ход бессознательную машину, без них она не пришла бы в действие и ничего бы не произвела».

Да, следует подчеркнуть важнейшее: «озарения» не сваливаются к человеку с небес.

Интуиция теснейшим образом связана с ранее приобретенными знаниями и навыками, с накопленным опытом и логикой мышления, т. е. с вполне сознательными психическими процессами. Только на такой основе могут рождаться в голове «светлые мысли» – порой совсем неожиданно, скажем, во время отдыха, а не тогда, когда ученый, писатель или изобретатель обдумывает свою проблему, сидя за рабочим столом. И чем больше у человека знаний, опыта, тем чаще могут возникать у него правильные интуитивные решения, тем увереннее и громче говорит его «внутренний голос».

Поэтому интуицию надо расценивать как неосознанный опыт человека, который обладает большим запасом знаний.

Четкой и непроходимой границы между сознательными и интуитивными мыслительными процессами, по существу, нет.

По мнению академика АМН СССР Н. Бехтеревой, когда ученый отвлекается от своей основной работы, «ответственные» за нее клетки мозга не просто отдыхают.

Происходит пока необъясненное: мысли в это время словно «дозревают», чем и объясняются внезапно пришедшие «озарения». При этом у многих творцов особенно плодотворными для работы бессознательного оказываются ночные часы, а также короткие периоды перехода от сна к бодрствованию, когда отдохнувший исследователь готов с новыми силами к творчеству, причем это относится не только к научным поискам. Некоторые люди сознательно обдумывают сложные проблемы перед сном, а утром или ночью нередко получают их решение.

Так наука наших дней разоблачает мистические домыслы об интуиции. Как и все в мире, феномен находит свое материалистическое объяснение.

Рассекречивание естественнонаучных основ всего комплекса нашего мышления только начинается. Многое в этой интереснейшей проблеме познания еще прячется за семью печатями; нам почти неизвестен механизм интуитивных решений; но уже нет того отношения, когда все связанное с интуицией отвергалось без изучения и таким путем отдавалось «на откуп» мистикам. То, что мы теперь уже знаем о работе подсознания, говорит об одном: «озарения» не приходят к нам из надуманного «потустороннего» мира.

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ЧУДЕ

Слова «чудесный» и «чудеса» мы произносим, не задумываясь над тем, что вкладываем в них различный смысл. «Чудесными» мы можем назвать хорошую погоду, выдающиеся достижения науки и техники, изумляющее нас своей необычностью или красотой явление природы. Совсем иное прямое значение слова «чудо».

Представьте себе невероятный случай: ваша собака или кошка заговорила человеческим языком. Каждый скажет, что так происходит только в сказках. Однако именно подобные явления, противоречащие как законам природы, так и всему нашему опыту, были бы подлинным чудом. И хотя ничего подобного в жизни не происходит, вера в возможность того, что противоречит законам природы, таится в сознании многих.

Эта вера не родилась на пустом месте. Она – закономерное следствие того пути, по которому шло человечество, познавая мир; люди не видели и не могли видеть, что окружающая их природа развивается объективно и закономерно.

Многие и многие обычные для нас явления природы в соответствии с их восприятием мира, знаниями и опытом для них были несомненным чудом.

Удивление и страх перед окружающим рождало в сознании другой, незримый мир, мир человеческой фантазии. Вера в чудесное легла в основу всех религиозных верований. Рассказами о чудесах полны «священные» книги. Отнимите у религии эту веру, скорее даже уверенность в возможности чудес – и нет самой религии. На вере в чудеса паразитируют все суеверия. И самое характерное тут – слепая вера, отсутствие стремления разобраться в необъясненном, увидеть в нем обычное и понятное.

Между тем стоит заглянуть в природу явления, как вся таинственность исчезнет, обнажатся земные причины «чуда». Но… в человеческом сознании все сложнее и запутаннее. Как и столетия назад, многие из наших современников без особых размышлений причисляют к чудесам явления редкостные, необыкновенные или устрашающие.

Все, что выходит за пределы повседневного опыта, нарушает известные человеку понятия, иными людьми нередко воспринимается в извращенном виде, а то и в ореоле мистики. Чудо, если хотите, влечет людей сказочностью, отрывом от обычного, повседневного, хорошо знакомого. Как заметил когда-то французский философ Дидро, «чудеса – там, где в них верят, и чем больше верят, тем чаще они встречаются». В чудесном человек нередко видит отражение своих самых сокровенных мечтаний – о том, чтобы стать выше иных жизненных обстоятельств и даже выше законов природы, которые порой ограничивают его силы и возможности.

Наверное, в глубинах психики, на уровне подсознания, у многих еще живет необъяснимое чувство присутствия в жизни чего-то неведомого и значительного, что может изменить ход событий, повлиять на их судьбу. Это свойство нашей психики, по-видимому, отражает бессилие наших далеких предков перед окружающим их миром, свидетельствует о том, что существуют глубокие биологические корни восприятия человеком непознанного. И это неосознанное чувство дает о себе знать всякий раз, когда иной встречается с неизведанным, поражающим своей формой, своим проявлением.

Разумеется, взгляды людей на «чудеса» окружающего мира определяются общим уровнем развития науки и культуры. Сто лет назад природа сновидений была скрыта за семью печатями, а гипноз не находил никакого разумного объяснения. И тогда эти проявления нашей психики выглядели явными полпредами «потусторонних» сил, относились к разряду несомненных чудес.

Проходит время, наука говорит свое слово, и чудо, препарированное скальпелем знания, перестает быть таковым. Стоит вспомнить историю создания даже столь простой (теперь!) вещи, как обычная запись звука на граммофонную пластинку.

Изобретенная Эдисоном, она поначалу демонстрировалась как первоклассное чудо в цирках. На афишах фонограф характеризовался не иначе, как «необъяснимая загадка природы».

Многое из того, что удивляло людей в прошлом, казалось бесспорно чудесным, стало естественным. Даже суеверного человека не пугает в наш век затмение солнца или появление кометы. Ведь он уже знает причины этих явлений. Такова судьба всех природных чудес. Все они в свое время умирают, становясь экспонатами в музее человеческих заблуждений.

Но… на наш век чудес хватит. Такова диалектика познания. В чем тут дело? Да, многое и многое из того, что когда-то воспринималось как чудо, теперь уже никого не удивляет. Но ведь природа, окружающий мир неисчерпаемы! Соприкасаясь с их бесконечным многообразием, наши недостаточные знания, а еще чаще чувства нередко уводят нас в мир «необъяснимого». Весь путь человеческого познания отмечен этой особенностью: от незнания к знанию мы идем через загадочное. Не только в древности, но и в недавнем прошлом, да бывает и сейчас, самые естественные явления природы воспринимались или воспринимаются как чудеса.

Наука все глубже проникает в сущность явлений, но бесконечность природы ставит перед нами новые и новые вопросы. В то же время путь познания неизменен: сегодня мы, знаем больше, чем вчера, завтра будем знать то, чего еще не знаем сегодня, и вместе с тем никогда не сможем сказать: «Вот она перед нами – полная, законченная картина мироздания. В ней уже все ясно, ничего не прибавить, не изменить». Такого не будет.

Непрерывным потоком вливаются в нашу жизнь научные открытия. Но, как и прежде, природа манит и удивляет своими многоликими явлениями, а нередко и пугает мощью своих сил. Как и сотни лет назад, несмотря на гигантские успехи научного познания, в окружающем мире много загадок. Наверное, самое замечательное в научном исследовании этого мира в том и состоит, что перед нами всегда и неизменно сосуществуют известное с неизвестным, познанное – с непознанным, открытое – с еще не найденным.

Удивление перед неизвестным, желание разгадать его сущность, увидеть, что порождает в природе «чудесное», – замечательное свойство человеческой натуры.

Оно ведет к познанию, к открытиям, к торжеству человеческого разума.

Легко ли рассекретить чудо? Конечно, нелегко. По крайней мере, не всегда легко и просто. Но в том и заключается значение этих поисков, что они не только обогащают наши знания, а и приучают к логике научного мышления; убеждают в неограниченной познаваемости мира и, наконец, раскрывают перед нами богатейшую сокровищницу знаний, уже добытых человечеством из тайников природы. А для того чтобы путь в неизведанное был плодотворным, чтобы избрать верную дорогу, необходим научный, материалистический взгляд на то, с чем мы решили познакомиться.

Конечно, каждый из нас оценивает загадочное с высоты своего миропонимания. Если для человека мир материален, и только материален, если он стократно убежден в познаваемости этого мира, если для него это – мир, в котором все происходит по законам развития материи, наконец, – и это, пожалуй, главное – сам образ мышления человека не допускает ничего мистического, ненаучного, – такой человек встретит любое, непонятное для него, ультратаинственное явление без суеверного страха и преклонения. Он скажет: «Я не могу это пока объяснить, но за ним не может быть ничего надприродного!»

Ну а человек суеверный? Сколь немного ему иной раз требуется, чтобы вовсю разыгралась фантазия, которая ведет его к «потустороннему»! И уж тогда не приходится говорить о стремлении разумно объяснить «чудесное» явление. У Маркса есть мудрые слова о том, что слабость всегда спасалась верой в чудеса. Проще согласиться с мыслью о чудесном, чем найти, узнать научное объяснение явлению, которое поражает человеческое воображение своей кажущейся необъяснимостью, необычностью или грандиозностью.

В жизни же часто бывает так. У каждого человека в сознании закреплены определенные представления об окружающем. Любое знакомое явление воспринимается как обычное. Но вдруг он сталкивается с фактом, который нарушает устоявшиеся представления, вторгается в них подобно инородному телу. Он, этот факт, столь необычен, что кажется чудом. Между тем все кроется во внешней загадочности явления.

Приведем пример. Несколько лет назад в редакцию газеты «Социалистическая индустрия» пришло письмо:

«Дорогая редакция! У нас в коллективе не раз заходил спор: бывают ли на свете чудеса? Конечно, все мы люди грамотные, десятилетку закончили. И все же, когда человек рассказывает о том, что видел своими глазами, а ты этого человека знаешь и уважаешь, как ему не поверить? Вот что рассказал нам недавно помощник мастера.

Он человек непьющий, но рыбак заядлый и часто ездит на Плещеево озеро, к Переславлю. Говорят, там рыбалка хорошая. Так вот, однажды зимой под вечер он и еще несколько рыбаков сидели над своими лунками, и у нашего Александра Петровича начало клевать. И вдруг видит: на самом конце удилища огонек засветился. Глядит – ничего понять не может: удилище горит, что ли? Схватил варежкой – огонь погас.

Снял варежку, рукой удочку потрогал – холодная, будто не было ничего. А в это время видит: сосед его окунька подсек и только дернул удочку вверх, на ней такой же огонек загорелся. Тогда оба рыбака просят других: «Поднимите удилища, чудеса какие-то происходят». И что же? У всех пятерых удочки загорелись! Голубоватые такие огоньки, потрескивают, а дотронешься до них – гаснут. И не обжигают нисколько…

Вот я и хочу спросить: что же это такое было? Впрямь ведь чудеса!»

«Горящие» удочки на Плещеевом озере для науки уже давно не представляют загадки.

Однако можно согласиться с автором письма: явление и впрямь выглядит каким-то чудом. За спиной у этого природного явления – большая и интересная история.

Такие «огни» называют с давних пор «огнями Эльма» – от церкви святого Эльма в Италии, на которой в средние века они часто загорались. И, конечно, столь необычное природное явление было отнесено народной молвой к чудесным, более того, предвещающим что-то людям. Правда, на этот раз – не плохое, а хорошее.

Мореходы, например, считали «огни Эльма» добрым предзнаменованием, предвещавшим спасение корабля во время шторма.

Чаще всего «огни Эльма» «загораются» на высоко поднятых металлических и других предметах: в горах, на шпилях высоких башен, на крестах церквей, на громоотводах, на мачтах кораблей, иногда на деревьях. По виду они напоминают красноватые языки пламени, но только по виду, природа у них совсем другая. Это тихие электрические разряды в атмосфере. Появляются они чаще всего во время гроз, снежных бурь, когда в облаках и на земле накапливается большое количество статического электричества.

Во время гроз в атмосфере происходят разряды этого электричества – молнии, они сопровождаются оглушительным треском – громом. Но бывает разряд и тихий. Физики называют его коронным, то есть венчающим какой-либо предмет, подобно короне. При тихом разряде атмосферного электричества из различных острых выступов – шпилей, высоких шестов, корабельных мачт и т. д. – начинают выскакивать одна за другой маленькие электрические искры. Если искр много и процесс длится более или менее продолжительно, мы и видим бледно-голубоватое сияние, похожее на язычки плаВ горах электрическое напряжение обычно значительно больше, чем в равнинной местности. Поэтому и «огни Эльма» наблюдают чаще жители горных районов. Однажды с ними близко познакомились наши альпинисты в Киргизском Алатау. Когда они поднялись высоко в горы, разразилась гроза. Мастер спорта Рацек первым достиг вершины, которая неожиданно засветилась. Он стоял, окруженный сияющим ореолом.

«Загорелись» и другие альпинисты.

– Смотрите, у него горят волосы! – крикнул один, показывая на товарища рядом.

– У тебя самого тоже!

Оказалось, что волосы светились у всех, кто был без шапки. А когда кто-то снял шапку, волосы, искрясь, будто потянулись за ней. Искрились ледорубы, фотоаппараты, металлические пуговицы. И все это шипело, как самовар, когда вода в нем собирается закипеть.

Гроза прошла, огни исчезли, но альпинисты еще некоторое время ощущали покалывание в концах пальцев.

А безымянная вершина горы, где все это случилось, была названа пиком Электро…

Исследуя самые различные природные процессы и явления, их причинные необходимые связи, проникая в суть явлений, мы неизменно убеждаемся: единственным источником и последней причиной всего, что происходит вокруг нас, являются материя и ее носители. И другой важнейший вывод делает наука из многовековой практики: как ни строго хранит природа свои тайны, среди них нет таких, которые нельзя было бы распознать, исследовать и объяснить. Простое и сложное, близкое и далекое – раньше или позднее все находит свое научное объяснение в победном шествии человеческого познания.

На каждом этапе своего развития наука уточняет, углубляет знания. Явления природы получают все более точное объяснение. Научное познание мира не боится отбрасывать устаревшие, порой и ошибочные выводы, оценки. В этом не слабость науки, а ее сила; в этом ее суть, ибо каждый новый шаг в познании обогащает нас более точными знаниями, глубже раскрывает сущность происходящих вокруг нас процессов и явлений.

В наш век одни загадки природы уже не являются «вещью в себе», они всесторонне объяснены наукой; природа других еще не выяснена полностью, а есть и такие явления, о которых мы знаем пока еще мало, или не знаем их совсем. Хорошо выразил эту мысль К. Э. Циолковский: «Ведь не может же быть никем прочтена вся книга природы от начала до конца! Вот цель бытия: читать ее как можно больше, прочитать как можно дальше. Чем больше перевертываем страницы, тем она интереснее и отраднее для всего существующего и мыслящего».

Сказанное легко проиллюстрировать примерами. У народов горного Алтая не один век бытовало стойкое поверье: в одном из горных озер обитают злые духи. Летом, в теплые солнечные дни их можно увидеть воочию: духи появляются над поверхностью воды. Об этих местах писал И. А. Ефремов: «Косые солнечные лучи прорвались сквозь ворота дальнего ущелья, вся долина Дени-Дьер наполнилась искрящимся прозрачным светом. Обернувшись, я увидел сине-зеленые призраки, мелькавшие в недавно покинутом нами месте». Вблизи озера нет ни птиц, ни зверей; в воде не водится рыба.

Разгадку легенды нашли геологи. Они открыли здесь месторождение ртутной руды – киновари; из нее сложены берега горного озера. Ртуть легко испаряется при повышенной температуре. При большой концентрации тяжелые ртутные пары в воздухе при солнце светятся сине-зелеными оттенками – над поверхностью озера появляются причудливые фигуры. Пары ядовиты, и все живое избегает этих мест…

Все оказалось естественным. Но как долго озеро и его «духи» служили суеверию!

Доктор медицинских наук Д. Соколов рассказал на страницах журнала «Наука и религия» о «злом роке» семьи Селезневых из Челябинской области: «Я только что слушал человека, который с горечью доказывал мне, что существует судьба – рок, что эта судьба тяготеет над всей его семьей».

– Повторите, пожалуйста, почему вы решили, что у вашей матери начало проявляться то же заболевание, от которого умерла бабушка? – задает вопрос Антон Алексеевич Константинов, инспектор облздравотдела, мой коллега по работе.

– История эта длинная, – кашлянул в кулак наш поздний гость. – Через несколько лет после возвращения из армии мой дед, Силантий Петрович Селезнев, купил дом на окраине села. И уже вскоре занемог и умер. Прошло немного времени, то же случилось с бабушкой. А теперь вот и мама больна. Вы знаете, может, это и покажется странным, но все началось с обычного насморка.

– Что же, по-вашему, каждый человек, у которого насморк, должен бояться смерти?

Вероятно, было и что-то другое?

– Да, было. У мамы изменился голос, и она не раз жаловалась, что ее преследует ощущение, будто по коже бегают мурашки. Голос у мамы стал таким же, как и у бабушки за несколько месяцев до смерти. Будь я суеверным, предположил бы, что в маму вселился какой-то злой дух, голосом которого она и заговорила.

– Не заметили ли вы еще каких-либо совпадений? – спросил я Петра Петровича Селезнева.

– Заметил. Вначале у нее какие-то болячки в носу были, а теперь нос постоянно болит, даже прикоснуться к нему нельзя…

Автор рассказа и его коллега, инспектор облздравотдела, решили проверить все на месте. Приехали в Приозерный поздно ночью. На следующий день попытались навести справки в местной участковой больнице. Участковый врач был человеком в селе новым и на наш вопрос ответил: «Слышал, что в этой семье люди умирают от какого-то особого заболевания, но думал, все это бабушкины сказки. Вера Васильевна Селезнева, мать Петра, обращалась за помощью дважды, но оба раза ничего серьезного у нее я не нашел».

Пошли в дом Селезневых. И там их внимание привлекли… старые обои, которыми были оклеены стены. Довольно красивый рисунок на неестественном ярко-зеленом фоне, в отдельных местах краска, покрывавшая бумагу толстым слоем, осыпалась, обнажая желтые пятна.

– Вера Васильевна, почему вы не обновите обои?

– Что вы, это память об отце моем, Силантии Петровиче. Он эти обои, как дом купил, сам наклеил и очень любил их. Все время жил в этой комнате.

– И мать ваша жила в этой комнате?

– И она.

Да, все дело оказалось в этих обоях. В прежние годы выпускались обои, окрашенные так называемой парижской зеленью, а она содержит ядовитый мышьяк. В доме Селезневых, как видно, были обои, покрытые этой зеленью с избытком. Мышьяк, годами накапливаясь в организме здесь живущих, и был их «злым роком»…

Мир мистических представлений не остается постоянным. Многие и многие поверья, зловещие приметы, «знамения» и страхи, с ними связанные, ушли в прошлое. Забыты сотни, тысячи всевозможных суеверий. Но природа человеческого восприятия загадочного, неизвестного, необъясненного остается почти неизменной. И в наш век, если у человека нет достаточных знаний, нет твердой убежденности в материальности мира, в его сознании продолжают жить самые наивные представления древности. Мало того, появляются новые, более современные мистические поверья, идущие вровень со знаниями века. Этакое «просвещенное» суеверие! Оно любит порассуждать о «вечных» мировых загадках, о явлениях, «необъяснимых» наукой, об «откровениях» мудрецов прошлого… И, разумеется, поставить свой неизменный штамп: «Перед нами – надприродное!» Благо окружающий нас мир, бескрайняя в своих свойствах и проявлениях, вечно развивающаяся материя всегда и неизменно предоставляет нам кроссворды познания. Да и сама наука, рассекречивая загадки природы, одновременно ставит новые загадки мироздания, требующие разрешения.

Такова диалектика научного прогресса.



0|1|2|
Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua