Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Александр Михайлович Кондратов Века и воды

0|1|2|3|4|5|

Все офицеры корабля подтверждали открытие.

Но тщетно корабль «Бакедана», посланный на поиски вновь открытой земли, три недели бороздили Тихий океан: никакого острова тут не оказалось!

Рождается или гибнет этот остров в океане?

Каменные великаны острова Пасхи.

<p>Архипелаги Дэвиса и Наска

Возможно, известия о землях, лежащих в океане между Южной Америкой и островом Пасхи, — лишь плод ошибок или мистификаций. Однако, как правило, все эти открытия делали опытные моряки, и вряд ли бы они ошиблись, а тем более решили сделать глупый «розыгрыш». Все эти странные открытия можно объяснить и по-другому. Скалы и острова просто-напросто ушли под воду.

Вспомним Чилийское землетрясение 1960 года.

Прибрежная полоса, шириной от двадцати до тридцати километров, на протяжении почти пятидесяти километров опустилась, и под воду ушло около 10000 квадратных километров суши.

Это произошло за несколько секунд!

Площадь острова Пасхи равна 117 квадратным километрам, чуть ли не в сто раз меньше, чем площадь суши, поглощенной океаном при Чилийском землетрясении (добралось оно и до острова Пасхи — волна цунами сокрушила самую большую платформу — аху — на острове).

Катастрофы, подобные Чилийскому землетрясению, могли происходить и раньше. А эпицентр их мог находиться гораздо ближе к острову Пасхи.

Ведь в этом районе земная кора под океаном неспокойна. Скалы, островки и целые архипелаги могли опускаться и гибнуть, поглощенные водой, в результате этих катастроф.

Неподалеку от острова Пасхи проходит несколько подводных хребтов.

В 1973 году советское океанографическое судно «Дмитрий Менделеев» обнаружило северней острова Пасхи неизвестные подводные горы, которым присвоены имена академиков Губера, Вавилова, Белоусова, Петелена, а также новый подводный хребет, протянувшийся на много километров (он назван хребтом Института океанологии).

Вершины многих гор и хребтов когда-то выходили из-под воды и были островами.

Уровень океана за последние тысячелетия повышается, а движения земной коры погружают сушу.

Сейчас на поверхности океана остались лишь остров Пасхи да скалы Сала-и-Гомсс. Они — надводные вершины грандиозной горной страны на дне Тихого океана. Прежде в этом районе могли быть и другие острова.

От берегов Южной Америки в сторону острова Пасхи протянулся подводный хребет Наска. Длина его около тысячи километров.

Некогда вершины этого хребта выходили на поверхность, здесь был надводный архипелаг Наска.

Быть может, острова его служили «вехами» на пути древних мореплавателей из Океании к берегам Америки. Или, наоборот, от берегов Южной Америки к острову Пасхи и другим островам к западу от него — к Полинезии.

В Полинезии выращивают тот же сорт сладкого картофеля, что и в Южной Америке. И называется он одним и тем же словом у полинезийцев и индейцев.

Очевидно, какой-то отважный мореплаватель из Полинезии достиг берегов Нового Света, опередив каравеллы Колумба и открыв Америку.

Или, наоборот, сладкий картофель в Полинезию привезли индейцы, переплыв Великий океан на своих плотах из бальсы.

Путешествие на плоту «Кон-Тики» и другие плавания на плотах через Тихий океан, вплоть до Австралии, показали, что технически это возможно. Плавания могли совершаться и в обоих направлениях — с запада на восток и с востока на запад.

Какую роль в них играли ныне исчезнувшие острова «архипелага Дэвиса» и «архипелага Наска»?

На этот вопрос ответа нет. Вероятно, острова затонули очень давно, еще до появления человечества.

Но может, они были «пунктами остановки» для древних мореходов? И, кто знает, острова эти, возможно, достигали больших размеров, и на них жило много людей — людей, которые могли создать таинственную цивилизацию острова Пасхи, над решением загадки которой бьется несколько поколений ученых.

Гипотезу об «архипелагах Дэвиса и Наска» надо проверять так же, как и другие гипотезы о затонувших землях, городах и материках.

В Тихом океане существовали острова, ставшие ныне вершинами подводных хребтов и гор.

Быть может, эти исчезнувшие острова помогли заселить Океанию, служили «вехами» на пути у первобытных «колумбов Тихого океана»?

<p>Путешественники или мореходы?

НА ПРЕДЫДУЩЕЙ СТРАНИЦЕ ИЗОБРАЖЕНО:

Изделия работы эскимосов (правый верхний угол).

Петроглифы древней Чукотки (в центре, слева).

Писаницы в заливе Кука. Полуостров Аляска (в центре, справа).

Негритосы (левый нижний угол).

<p>Мореплаватели видимого берега

Вулканические острова Океании — это вершины подводных гор и хребтов, выходящие на поверхность океана. А коралловые атоллы — «надгробия затонувшей суши», как назвал их Дарвин. Вершины многих гор, ныне подводных, прежде были островами. Большинство этих островов затонуло очень давно, миллионы лет назад. Отдельные же земли могли исчезнуть уже на памяти людей.

Быть может, последним из таких ушедших под воду островов был Сара-Энн, островок чуть северней экватора, в самом центре Тихого океана. В тридцатых годах нашего века астрономы решили сделать на нем наблюдательный пункт, чтоб изучать солнечное затмение. И тут оказалось, что островок исчез. Все лето 1932 года искали его суда военно-морского флота США, но тщетно. И Сара-Энн был «изъят» с мореходных карт Великого океана.

Исчезают не только вулканические, но и коралловые острова. Почти каждый сильный шторм или ураган меняет их очертания. После урагана, пронесшегося 21 октября 1973 года над атоллом Фунафути, в юго-восточной части острова вдоль берега образовался каменный вал длиной около 18 километров. Сложили его обломки камней, размером от 10 сантиметров до 7 метров, а общий вес их превышал три миллиона тонн! Возник и новый мелководный пролив, шириной в несколько метров.

Порой после сильной бури коралловые острова уходят под воду и превращаются в отмели. На островах Микронезии, что лежат в северо-западной части Океании, под водой часто находят полуразрушенные здания и остатки деревьев. Миклухо-Маклай, путешествуя по Океании, записал предание микронезийцев. Оно говорит о том, что многие жители острова Вуап «перебрались сюда с другого острова, который опустился о море». Миклухо-Маклай добавляет, что предание правдиво. На картах к северу от Вуапа показана большая отмель. Она-то и «соответствует этому, по преданию, затопленному острову».

Предания о затонувших землях записаны и на островах Полинезии. Жители острова Пасхи считают его остатком «Каинга Нуинуи» — «Очень Большой Земли». Гавайские легенды говорят о большом материке. Когда-то он простирался от Гавайских островов до острова Таити, но был погублен потопом. Легенды о потопе записаны на коралловом архипелаге Туамоту и на вулканических островах Центральной Полинезии. Полинезийцы говорят, что их острова — лишь верхушки прежних гор, ушедших под воду после потопа. С этим согласны и современные ученые. Только, по их мнению, жители Полинезии не могли быть свидетелями потопа. Пацифида, если она вообще существовала, затонула миллионы лет назад.

Вероятнее другое. Под воду уходили отдельные острова и островки, после землетрясений, ураганов, штормов, в результате повышения уровня Мирового океана. Фантазия же превратила стихийные бедствия в «потоп», а острова — в «Большую Землю». Эти исчезнувшие ныне острова и островки, возможно, помогали древнейшему заселению островов Океании.

Рейс плота «Кон-Тики» и не менее далекие рейсы судов полинезийцев показывают, что на них можно преодолеть Тихий океан. Полинезийцев считают — и вполне справедливо — величайшим народом-мореплавателем древности. Они заселили острова Тихого океана от Гавайев на севере до Новой Зеландии на юге. На востоке их суда достигали острова Пасхи и, быть может, берегов Южной Америки.

Но каким образом появились на островах Океании другие народы не полинезийцы? Техника мореплавания у них значительно хуже полинезийской. Многие же племена, населяющие острова Тихого океана, вообще не имеют никакого представления о вождении судов. Каким же образом оказались эти люди на островах, «пространстве суши, со всех сторон ограниченном водою»?

Полинезийцев называют мореплавателями солнечного восхода. Они в своих великих плаваниях продвигались с запада на восток. «Мореплаватели видимого берега» — так можно назвать древнейших людей, пришедших в Океанию. Именно пришедших, а не приплывших, потому что в ту пору, когда они начали заселять острова, расположение этих островов было иным, чем в наши дни. Из-за ледников уровень океана был ниже современного, расстояния между островами сокращались благодаря отмелям и островам, ныне затонувшим. А порой они просто соединялись «мостами» суши между собой.

Вероятно, по таким мостам попали на острова Океании негритосы, темнокожие люди маленького роста, не имеющие никакого представления о плавании в океане и по сей день живущие в условиях культуры каменного века.

«Тангата-моко», человек-ящерица. Наскальное изображение острова Пасхи удивительно похоже на древнегреческое.

Знак солнца в гербе Японии (I), на рисунке из государства Бенин, существовавшего в Западной Африке (II), и на финикийской вазе с острова Кипр(III).

Наскальные изображения лошадей, найденные в Южной Америке, на скале Педра Пинтада (I) и в гроте Чулии (II).

Петроглифы острова Пасхи.

<p>Темнокожие Аэта

Гомер говорил о пигмеях, крохотных человечках, что охотятся на журавлей где-то у истоков Нила, в середине Африки. Для людей античности слова Гомера были святы. Даже споры между государствами решали, ссылаясь на его авторитет! А потом и пигмеев в центре Африки, и Троянскую войну, и многое другое, о чем поведали нам поэмы Гомера, стали считать поэтической выдумкой.

Но вот археологи раскапывают легендарную Трою. И тогда же, столетие назад, в джунглях Центральной Африки открывают племена пигмеев. Средний рост их около 141 сантиметра. Это рост взрослого мужчины, у женщин он 120–130 сантиметров, а дети пигмеев совсем крохотные. Причем это не лилипуты, не карлики, а обыкновенные люди, только миниатюрных размеров.

Маленькие темнокожие люди были открыты и в других местах земного шара. Чтобы отличать от пигмеев Африки, их называют негритосы, то есть маленькие негры, негритята. В глухих джунглях полуострова Малакка бродят племена первобытных охотников семангов. На Андаманских островах также обитают негритосы. Их внешний облик и образ жизни мало чем отличен от семангского. Только говорят андаманцы на особом языке.

Негритосы живут на островах Тихого океана. В горных районах Филиппинского архипелага обитают племена аэта, похожие на семангов по облику и первобытному образу жизни. На Новой Гвинее живет несколько племен, чей средний рост не превышает полутора метров. Наконец, темнокожие маленького роста живут на островах Новые Гебриды, расположенных далеко в океане. Они также ведут образ жизни далеких прапредков: охотятся, собирают плоды и растения в лесах. Им неизвестны ни земледелие, ни скотоводство, ни металлы, ни мореплавание.

Аэта попали на Филиппины очень давно. На острове Палаван найдены следы пребывания человека возрастом в тридцать тысяч лет! В эпоху Великого оледенения семь тысяч островов Филиппинского архипелага сливались в единый огромный остров. Нынешний Палаван был частью сухопутного моста между этим Филиппинским массивом и островом Калимантан (Борнео). Калимантан, в свою очередь, являлся частью огромной суши, названной геологами Сунда. Она соединяла почти все острова Индонезии с полуостровом Малакка и Азиатским материком.

На полуострове Малакка живут негритосы-семанги. Как они сюда попали? Конечно же, по суше. По суше, только ныне затонувшей, пришли на Филиппины племена аэта. Скорее всего, такой же сухопутный поход проделали и негритосы Новой Гвинеи. Но как попали темнокожие люди маленького роста на Новые Гебриды? Ведь этот архипелаг отрезан от материка многими сотнями километров водной глади. Ледники связывали колоссальные массы воды. Но все-таки не столь большие, чтобы от берегов Азии к островам Новые Гебриды протянулся сплошной сухопутный мост. Или, может быть, все-таки этот мост существовал? Только затонул он не в результате таяния льдов, повышения уровня Мирового океана, а из-за опускания земной коры? В этом районе Океании есть действующие вулканы, часто случаются землетрясения как на суше, так и под водой.

Многие геологи считают, что вес острова Меланезии, лежащей в юго-западной части Тихого океана, объединялись когда-то в один большой массив, даже континент — Меланезиду. Гибель ее, распад на отдельные острова — Новую Гвинею, Новую Британию, Соломоновы, Новые Гебриды, архипелаг Фиджи, Новую Каледонию — начался несколько миллионов лет назад. Отдельные же участки Меланезиды, острова и островки, могли затонуть гораздо позже. Возможно, по одному из таких «мостов» и добрались негритосы до островов Новые Гебриды.

Деревянные идолы индейцев Северной Америки и жителей острова Пасхи.

<p>От Тасмании до Британии

Около ста лет назад Томас Гексли, ученик н последователь Дарвина, отметил удивительный факт: жители Тасмании похожи не на австралийцев, от которых их отделяет узкий Бассов пролив, а на жителей далекого острова Новая Каледония. Между тем мореплавание тасманийцам неизвестно, а культура их самая низкая по сравнению со всеми другими народами нашей планеты, которых могли изучить этнографы. К сожалению, этих «живых ископаемых» очень быстро и безжалостно истребили английские колонизаторы острова Тасмания.

Загадку тасманийцев Гексли решал так: они попали на остров не через Австралию, а из Меланезии, по «мосту» суши, ныне исчезнувшему. Эта гипотеза до сих пор окончательно не доказана. Однако никому ее не удалось и опровергнуть. Австралийцы попали на свой материк по суше. Ведь заселение Австралии началось очень давно, больше двадцати тысяч лет назад. В ту пору «пятый континент» связывал «мост» суши с Новой Гвинеей, а к северу от него лежал огромный материк Сунда, о котором мы уже говорили.

Конечно, в ту же эпоху и остров Тасмания соединялся с Австралией «мостом» суши. Казалось бы, «колумбы Австралии», заселив ее, могли попасть и на остров Тасманию. Однако тасманийцы ни по внешнему облику, ни по языку, ни по культуре не похожи на австралийцев. Значит, Томас Гексли прав и жители Тасмании воспользовались другим «мостом», протянувшимся от островов Меланезии?

Тасманида — так называют геологи и океанографы большой участок суши в юго-западной области Тихого океана. Находился он южней Меланезиды, и его постигла та же судьба. Миллионы лет назад началась гибель этого материка в волнах океана. Отдельные острова и островки Меланезиды могли опускаться на памяти людей. Возможно, и Тасманида погибла не сразу. «Мостом», вернее, его последними обломками могли воспользоваться предки тасманийцев и попасть на свой остров, минуя Австралию.

Только исследования под водой помогут выяснить окончательно, какую роль сыграли Тасманида и Меланезида в заселении островов Океании. Зато другой затонувший материк, Сунда, безусловно сыграл огромную роль в заселении островов Индонезийского архипелага.

Окончательный распад Сунды, разделение островов и архипелагов Индонезии, произошло всего семь-восемь тысяч лет назад. На острове Ява, одном из обломков Сунды, нашли останки питекантропа (обезьяночеловека), который жил здесь около миллиона лет назад. Конечно же, он попал на остров по «мосту» суши.

На острове Калимантан обнаружен один из самых древних черепов человека современного типа. И здесь древнейшие люди попали на остров по суше. Калимантан, как мы уже говорили, был частью Сунды и одним из звеньев сухопутного «моста», через который пришли племена негритосов-аэта на Филиппины.

Через сушу, соединявшую когда-то Корейский полуостров с Японскими островами, первобытный человек проник в Страну восходящего солнца — Японию. Ученые считают, что под водой надо искать следы древнейших жителей архипелага. Пока что здесь нашли затопленные устья рек, подводные горы и другие несомненные следы былой суши. Дело за археологами-подводниками, за их находками. Такие находки под водой уже сделаны, только не возле берегов Кореи и Японского архипелага, а на противоположном конце гигантского материка Евразии — на дне Северного моря и пролива Ла-Манш, а также на дне Балтики.

Современный Росток — один из крупнейших портов Балтийского моря. В его гавани в 1961 году проводились большие земляные работы. На дне нашли древнюю усыпальницу и следы первобытного поселения, существовавшего в ту пору, когда на севере Европы царил каменный век.

Такие же древние поселения, скрытые водой, есть и у других берегов Южной Балтики (как помните, берег здесь постепенно понижается, а море наступает). Поселение возрастом в семь тысяч лет нашли на дне пролива Эресунн, отделяющего Швецию от Дании. Затопленные поселения обнаружены возле побережья Дании. По «мосту» суши пришли древнейшие люди из Европы на Британские острова. В ту далекую пору острова эти образовали единый массив, связанный с материком. Ни пролива Ла-Манш, ни Северного моря тогда еще не было.

Почему ученые так уверенно говорят об этом? Потому что на дне Ла-Манша и Северного моря тянутся продолжения русла Темзы, Сены, Рейна и других рек Европы, впадающих в Северное море. Когда-то они текли по суше, но суша эта оказалась под водой. Пресноводные рыбы, живущие в реках материковой Европы и Британских островов, одинаковы. Через соленые воды путь этим рыбам заказан. Значит, когда-то реки Европы и Британских островов сливались воедино, их воды соединялись. На дне Ла-Манша и Северного моря обнаружены обширные залежи торфа. Образоваться под водой он, безусловно, не мог, стало быть, возник на суше, ныне затонувшей. Со дна в этом районе подняли кости крупных сухопутных животных, в том числе и мамонта. И наконец, под водами Ла-Манша и Северного моря открыты следы пребывания первобытного человека: гарпун, сделанный из костей, древние поселения, костные останки древних людей.

Более десяти тысяч лет назад Африка соединялась с Европой сухопутным «мостом». Обломки его — это нынешние острова Мальта, Линос, Пантеллерия, Сицилия. Через этот мальтийский «мост» древнейшие люди попадали из Африки в Европу. На берегу Средиземного моря, близ границы Франции и Италии, есть местность Гримальди. Она знаменита своими гротами. Ученые, исследовав их, обнаружили в гротах жилища древнейших людей, а также их скелеты. Причем скелеты принадлежали представителям двух рас, «черной» и «белой», негроидам и европейцам. По всей вероятности, темнокожие люди попали на юг Европы через мальтийский «мост»… И что самое любопытное, черепа и останки подобных же людей археологи нашли на Британских островах! Чтобы попасть сюда, африканцам пришлось проделать долгий путь через два «моста» — мальтийский и тот, на месте которого ныне гуляют волны Северного моря и Ла-Манша.

Толстые губы и широкий плоский нос — типичные черты представителя негроидной расы — этого персонажа алтаря ольмеков совершенно несвойственны индейцам Америки.

Австралия, Тасмания, Меланезия, Индонезия, Филиппинские острова, Япония, Британия… Вероятно, все эти земли, ныне со всех сторон окруженные водой, когда-то соединялись «мостами» суши. По ним первобытный человек проникал на острова и в Австралию и заселял их. Но, пожалуй, самое великое открытие «первобытные колумбы» сделали, проникнув в Новый Свет и освоив огромный материк — Америку. Путь их также шел по суше: в ту далекую пору, 15–20, а то и все 30–40 тысяч лет назад, люди не умели строить ни судов, ни лодок, ни плотов.

По мнению большинства ученых, «первобытные колумбы» попали в Америку через сушу, находившуюся на месте нынешнего Берингова пролива и значительной части Берингова и Чукотского морей. Ее называют Берингией.

<p>Была земля Беренгия…

Берега Чукотки и Аляски, лежащей к востоку от нее, имеют одинаковое геологическое строение. Это бросилось в глаза уже первым исследователям «края света», северо-западной оконечности Америки и северо-восточной окраины Азии. «Не без причины можно заключить бывшее некогда между сими землями соединение, особливо в тех местах, где нос Чукотский», — писал выдающийся русский ученый и путешественник С. П. Крашенинников. Слова эти взяты из «Описания Земли Камчатки», труда, написанного в 1755 году. Факты, добытые наукой, подтверждают правоту Крашенинникова. Между Северо-Восточной Азией и Северо-Западной Америкой действительно «некогда было соединение».

Об Атлантиде спор ведется давно, он и по сей день не решен. Зато в районе Берингова пролива на карты нанесли каждую пядь морского дна, вымерили все глубины, тщательно изучили осадки почвы, скрытые толщей воды. Геологи и океанографы смогли восстановить облик затонувшей Берингии, обозначить все фазы ее гибели и нового возрождения, затем новой гибели и т. д.

Сухопутный «мост» между Азией и Америкой возник 70 миллионов лет назад. С той поры он многократно разрушался, а затем возникал снова. В последний раз материки соединялись с помощью Берингии около 22 тысяч лет назад. Потом началось таяние льдов, и Берингия, с окончанием ледникового периода, погибла. Последние ее остатки — остров Святого Лаврентия и скалистые острова Диомида (между которыми проходит государственная граница СССР и США, разделяя не только два материка, но и две великие державы).

Через Берингию животные и растения переселялись из Старого Света в Новый и, наоборот, из Америки — в Евразию. Роль этого «моста» в формировании животного и растительного мира Северной Америки и Северной Азии очень велика. Основной частью советской программы на I Международном конгрессе по млекопитающим, проходившем в июне 1974 года в Москве, были доклады, посвященные переселению животных — даже теплолюбивых слонов! — по «мосту», точнее, по обнажившемуся дну Берингова и Чукотского морей из Азии в Америку. Годом раньше, в Хабаровске, проведена была конференция, специально посвященная Берингии. В ней приняло участие 150 крупных специалистов — геологов, океанографов, зоологов, ботаников, палеонтологов, этнографов…

Но почему этнографов? Ведь наука этнография изучает людей, их быт, одежду, пищу, жилище, а не фауну или флору, тем более — дно океана… Движение животных по Берингии дало толчок к открытию Америки «первобытными Колумбами». Мамонты, бизоны, другие крупные травоядные животные переходили из Старого Света в Новый. Вернее, кочевали из Чукотки на Аляску через Берингию. Вслед за этими стадами, в поисках дичи, шли первобытные охотничьи племена. И они открывали Америку за двадцать, а то и сорок тысяч лет до Колумба!

Откуда взяться крупным травоядным животным на заснеженных просторах Чукотки и Аляски, чем они там будут питаться? В наши дни, конечно, корма им не хватит. Но в ту пору существовала Берингия. Перешеек задерживал холодные воды Арктики, климат Чукотки и Аляски был значительно теплее, чем сейчас. В ту пору эти полуострова, как и сама Берингия, имели превосходные пастбища с густой травой. Есть пастбища — есть и травоядные животные. Есть животные — есть и охота и охотники. По Берингии, широкому холмистому перешейку, первобытные люди попали из Старого Света в Новый, а затем заселили его необжитые человеком просторы вплоть до Огненной Земли.

Американский геолог Бейерс попытался даже установить точно, в каком именно месте Берингии был сделан переход людей с континента на континент (ведь Берингия в отдельных местах достигала ширины чуть ли не в тысячу километров!). На первый взгляд, проще всего перейти в Америку из Азии в районе нынешнего Берингова пролива. Расстояние между мысом Дежнева на Чукотке и мысом Принца Уэльского на Аляске всего лишь сорок километров. Но это северная окраина Берингии. Холодное дыхание Арктики в этих местах сказывалось и в ту пору. Стада мамонтов и бизонов кочевали дальше к югу. Где-то в районе нынешнего залива Нортон человек впервые ступил на землю Американского континента — и это было, пожалуй, самым великим открытием в истории нашей планеты.

Найденная на Чукотке фигура с двойным грибом, одетая в комбинезон-керкер.

В национальном музее Гватемалы хранится каменное изваяние гриба, которое датируется VI–III веками до н. э.

<p>Охотия, омоки, онкилоны

Только ли Берингия была «мостом» из Старого Света в Новый? Некоторые исследователи считают, что были и другие «мосты» — через Тихий, Атлантический и даже Северный Ледовитый океаны, по которым «первобытные колумбы» проникли в Америку и заселили ее. Гипотезы эти интересны, но очень спорны. Если такие «мосты» и существовали, то они затонули задолго до появления на планете «человека разумного». А вот за то, что с помощью сухопутного «моста» заселялись Курильские острова и Сахалин, говорит много фактов. «Мост» этот называется геологами Охотней.

Дно Охотского моря погружено на небольшие глубины — двести, сто и менее метров. Примерно на такую же величину возрос уровень Мирового океана за последние тысячелетия. Значит, 12–14 тысяч лет назад мелководные части Охотского моря были сушею.

Правда, море это мелководно не везде. Здесь есть глубины в километр и даже в полторы тысячи метров. Однако и это — бывшая суша! Только под воду она ушла не из-за повышения уровня Мирового океана, а из-за движений земной коры.

Охотия занимала когда-то почти все пространство нынешнего Охотского моря. И лишь южная часть его морского дна была в ту эпоху покрыта водой. Гибель Охотии началась примерно миллион лет назад, в эпоху, когда древнейшие люди уже населяли планету (неподалеку, в Северном Китае, обнаружены останки синантропов, которые могли обитать и на территории Охотии). Последние обломки большой земли затонули несколько тысяч лет назад, и от Охотии остался лишь одинокий остров Ионы. А формирование берегов Охотского моря продолжается и по сей день!

Какую роль сыграла Охотия в жизни людей? Ведь предки нынешних народностей Дальнего Востока — ительменов, нивхов, айнов, коряков — обитали здесь с незапамятных времен. На дне Охотского моря могут скрываться остатки древних поселений предков этих народов — народов, с обычаями, языком, происхождением которых связано множество нерешенных проблем. Быть может, подводная археология поможет решить и загадку двух других таинственных народов Севера — омоков и онкилонов.

Юкагирами называют один из самых малочисленных народов нашей многонациональной страны. Юкагиров около четырехсот человек. Живут они на северо-востоке Азии, в низовьях реки Колымы и в тундре, в районе реки Алазея. Юкагиры говорят на языке, не имеющем родства с другими языками мира. Когда-то у них существовало своеобразное «рисуночное» письмо. Многие ученые считают юкагиров самыми древними обитателями Сибири, жившими здесь еще во времена мохнатых носорогов и мамонтов.

Носороги и мамонты вымерли. А от древнейших жителей Сибири осталось лишь четыреста человек. Когда-то юкагиров было значительно больше. Об этом говорят старинные легенды, записанные у жителей северо-востока Сибири: некогда на берегах Колымы стойбища юкагиров были так многочисленны, что огней их костров было больше, чем звезд на небе, и «пролетавшие птицы терялись в дыме очагов». Якуты, соседи юкагиров, называли полярные сияния «юкагирским огнем», считая их отблеском костров и очагов юкагирских стойбищ.

Русские исследователи Сибири застали лишь воспоминания о былом могуществе юкагиров. В начале прошлого века один из этих исследователей, Геденштром, писал, что юкагиры — лишь остаток сильного прежде народа омоков. В самом начале двадцатых годов XIX столетия Ф. П. Врангель слышал в устье реки Колымы рассказ пожилого чукчи о народе омоков. Народ этот был мирным, богатым, многочисленным. Омоки занимались рыбной ловлей и охотой и даже знали орудия из железа еще до появления в этих местах русских.

Куда исчезли омоки? И Геденштром и Врангель записали почти одинаковые легенды об этом. Геденштрому рассказывали, что более ста лет назад омоки покинули свои стойбища и удалились толпою на острова против устьев рек Индигирки и Яны. Врангелю же говорили, что омоки отправились двумя большими группами на север от устья реки Колымы.

На север от устья Колымы лежат Медвежьи острова. В 1763 году их, объехав на санях, изучил сержант Степан Андреев. Острова были необитаемы. Но повсюду сержант Андреев находил остатки земляных жилищ, причем хорошо сохранившихся. Тут же стояли юрты, вкопанные в землю, и лабазы. Все постройки, по словам Андреева, деланы «не русскими людьми, а другими, но какими, о том знать не можно».

Следов гибели людей на Медвежьих островах сержант Андреев не обнаружил. Не было в жилищах и предметов домашней утвари, а в лабазах — запасов. Очевидно, население островов покинуло свои стойбища и куда-то ушло… Но куда?

Пытаясь ответить на этот вопрос, спустя более полувека на Медвежьих островах побывал Ф. П. Врангель. Но построек там уже не было, «почему думать должно, что льдом стерты и сокрыты ныне под водой», сделал вывод исследователь. Правда, Врангелю посчастливилось найти следы древнего стойбища омоков на материке, в устье Индигирки. Это были остатки многочисленных юрт и других построек. Старожилы тех мест ничего не могли сказать о жилищах, кроме того, что с незапамятных времен назывались они «Омокским становищем».

Куда же исчезли омоки с материка и Медвежьих островов? Или, может быть, жилища на Медвежьих островах принадлежали не омокам, а другому, не менее загадочному народу — онкилонам? Тот же Ф. П. Врангель записал у чукчей предание о том, что века два назад весь азиатский берег, от Шелагского мыса на западе до Берингова пролива на востоке, занимал народ онкилоны. Сильная вражда между предводителем онкилонов и главой чукотского племени превратилась в кровопролитную войну. Онкилоны были разбиты воинственными чукчами и бежали — «с тех пор берег опустел». Спасаясь от преследователей, онкилоны погрузились в байдары и уплыли к неведомой земле, что в солнечные дни можно увидеть далеко в океане.

В том, что предание правдиво, Врангель смог убедиться лично. Повсюду на побережье, от Шелагского мыса до Берингова пролива, он видел брошенные хижины. Они отличались от тех, в которых живут чукчи, и принадлежали другому народу. «Судя по остаткам, хижины сии были несколько углублены в земле и покрывались китовыми ребрами и землею», — отмечал Врангель.

В таких землянках из китовых ребер живут эскимосы. Значит, когда-то они заселяли весь северный берег Чукотки, вплоть до Шелагского мыса? Возможно, что это так: словом «онкилон» или «анкалит» чукчи называли всех приморских жителей, а не одно определенное племя или народность. Может быть, не эскимосы, а какой-то другой древний народ Сибири оставил свои жилища на побережье. Основная проблема не в том, кем были онкилоны, а в том, куда они исчезли. Ведь никаких обитаемых островов к северу от материка Азии здесь нет!

<p>Земля Андреева

Сержант Андреев был человек и любознательный, и мужественный, и наблюдательный. Когда он нашел на Медвежьих островах остатки человеческого жилья, то попытался ответить на вопрос — куда же девались «нерусские люди», о которых «знать не можно», с островов? Андреев вместе со спутниками совершает восхождение на вершину горы самого восточного из Медвежьих островов. Оттуда они «смотрели во все стороны. В полуденную сторону виден голоменит камень, а влево, в восточной стороне, едва чуть видеть, синь синеет, или назвать какая чернь: что такое, земля или море, о том в подлиннике обстоятельно донести не умею».

На следующий, 1764 год сержант Андреев вновь отправляется на острова Медвежьи. А затем двигается в путь к земле, виденной им в 1763 году с вершины горы. О том, что это не море, а суша, причем обитаемая, говорили предания чукчей. «Сия земля имеет жителей, которые ее называют Тикиген, а сами известны под именем Хрохаев и состоят из двух племен. Некоторые из них бородатые и похожи на русских, другие ж чукотской породы», — сообщал, например, Николай Дауркин (кстати сказать, современные ученые связывают имя «Хрохай» с названием юкагирского рода Кромый).

Пятьсот пятьдесят верст отмахал сержант Андреев со спутниками после того, как были оставлены Медвежьи острова. Путь их шел по Восточно-Сибирскому морю, надежно скованному льдами. И вот, наконец, сержант «усмотрел в великой удаленности полагаемый им величайший остров, куда и отправились льдом на собаках». Но, «не доезжая того верст за 20, наехали на свежие следы превосходного числа на оленях и на санях неизвестных народов и, будучи малолюдны, возвратились в Колыму».

Достичь неведомой земли должна была следующая экспедиция, более многочисленная и подготовленная… Но тщетными оказались все попытки отыскать Землю Андреева, что лежит к северу от Медвежьих островов и «обитаема оленными народами». Так же, как бесплодны были и попытки найти Землю Санникова, что впервые увидел в в 1805 году с острова Котельный русский землепроходец Яков Санников.

<p>Земля Санникова

История поисков Земли Санникова, то появляющейся перед глазами изумленных исследователей, то исчезающей, хотя, казалось бы, вот-вот нога человека ступит на ее почву — это тема особой книги. И она должна читаться, как захватывающий научно-фантастический роман. Академик В. А. Обручев написал произведение в этом жанре, оно так и называется: «Земля Санникова». Книга рассказывает об открытии таинственной земли, о жизни онкилонов, нашедших здесь свое прибежище, о приключениях русских исследователей. По книге Обручева снят цветной фильм, завоевавший успех у зрителей, особенно юных. Однако Земля Санникова, описанная В. А. Обручевым, конечно, плод воображения ученого и писателя. А что говорит современная наука об этой земле?

Не один десяток лет велись поиски Земли Санникова. С помощью отважных полярных летчиков были «прочесаны» огромные пространства Арктики. Но ни Земли Санникова, ни Земли Андреева обнаружить не удалось. Может, и Санников, и Андреев, и многие другие, видевшие землю к северу от Новосибирских островов, стали жертвой миражей, столь частых в Арктике?

Миражи очень часто вводят в заблуждение даже опытных ученых. Вот пример, ставший классическим. Известный норвежский путешественник Норденшельд во время плавания по Арктике на пароходе «Вега» увидел темную полосу — очертания неизвестного острова. Остров рос в размерах, по мере того как приближалось к нему судно. По бокам неведомой земли четко белели два снежных поля…

И вдруг остров внезапно превратился в гигантскую звериную морду, размером с большую гору. Голова чудовища угрожающе задвигалась. Потом стала уменьшаться в размерах и превратилась в голову обыкновенного моржа!.. Мираж превратил звериную морду в гору, а белые клыки — в снежные поля.

Несколькими секундами позже матрос закричал: «Земля у носа! Высокая земля!» Прямо перед собой экипаж «Беги» увидел горные вершины огромного острова, который… также исчез, превратившись в край небольшой льдины, покрытой темным слоем земли.

Примеров подобных оптических обманов привести можно много. Может, и сержант Андреев, и Яков Санников приняли призрачные земли, порождение миража, за настоящие? Но почему тогда Андреев видел свежие следы людей и оленей? И почему землю к северу от Новосибирских островов не только Санников, но и другие опытные полярные исследователи видели своими глазами? Может быть, все-таки Земля Андреева и Земля Санникова — не мираж, а реальные острова в Арктике? А если это так, почему же их до сих пор не удалось обнаружить в океане?

Острова могут исчезать после сильных землетрясений, после «провалов» земной коры. Или затапливаться водами океана, которые неуклонно повышают свой уровень. Их может уничтожить внезапный ураган или медленная работа моря, «отгрызающего» у острова кусок за куском (такова судьба островов в Северном море и на юге Балтики — например, на острове Рюген, принадлежащем ГДР, сооружается специальная дамба, чтобы спасти его от гибели). По мнению многих ученых, и Земля Андреева, и Земля Санникова также погибли — только виновником их гибели были не землетрясения или тропические ураганы, сокрушающие коралловые острова, а морские волны и потепление Арктики.

Буквально на наших глазах в Северном Ледовитом океане и его морях гибнут острова, образованные слежавшимся древним льдом. Остров Семеновский в начале прошлого столетия имел в длину почти 15 километров, а в ширину около пяти. Сто лет спустя его длина уменьшилась втрое, а ширина — в пять раз. В 1936 году измерения острова дали такие величины: ширина два километра, длина полкилометра. Затем разрушение пошло еще быстрее: в 1945 году его длина немногим превышала половину километра, а ширина сократилась до 236 метров. В наши дни остров Семеновский исчез с лица земли. Еще раньше такая же судьба постигла остров Васильевский. Впервые его посетил в 1815 году купец Ляхов. В 1823 году лейтенант Анжу определил длину острова в 4 мили и ширину в четверть мили. Судно «Вайгач», посетившее остров в 1912 году, нашло, что он быстро разрушается. Длина Васильевского острова оказалась равной всего двум с половиной милям. А когда в 1936 году судно «Хронометр» отправилось к острову, чтобы установить на нем навигационный знак, оказалось, что на месте былой земли лежит обширная мель на трехметровой глубине.

Дмитрий Лаптев в 1739 году открыл к востоку от мыса Святой Нос, в Восточно-Сибирском море, два острова, названных им Диомида и Меркурий. Двадцать два года спустя якутский купец Никита Шалауров видел в этом районе лишь один остров, а позже и он бесследно исчез. Только в 1934 году ледокол «Литке» нашел здесь мель на глубине 7,3 метра — все, что осталось от островов Диомида и Меркурия!

По мнению профессора В. Н. Степанова, масса землистого материала, найденная на льдах в центральной части Восточно-Сибирского моря экспедицией Арктического института в 1946 году, — это последние остатки Земли Андреева, размытой водами. Ведь материал этот не имеет ничего общего с материковой землей; не мог он быть занесен и с лежащих далеко на западе Новосибирских островов. Многие ученые считают, что такая же судьба постигла и Землю Санникова. В последний раз ее видели в конце прошлого века, а Землю Андреева — еще раньше. За этот период они стали мелями на дне холодных арктических вод. Недаром одну из мелей назвали «банка Санникова» — в честь загадочного острова. Онкилоны же и омоки, если они добрались до ныне исчезнувших земель Андреева и Санникова, либо погибли, либо вернулись на материк.

О судьбе этих племен, возможно, мы узнаем после раскопок под водой. Там скрыты следы строений острова Медвежий, которые, по словам Ф. П. Врангеля, «сокрыты ныне под водой». Если Земля Санникова «растаяла», превратилась в мелководную «банку», то под водой также нужно искать следы онкилонов, которые могли населять эту землю.

<p>От гипотез к истине

Легендарная Атлантида и реальный Порт-Ройял, поглощенный морем в считанные минуты… Поселения на дне Северного моря, несомненно существовавшие несколько тысяч лет назад, когда оно было еще сушею, — и «мосты» к островам Тихого океана, о которых ведут споры ученые…

Археологи и геологи, этнографы и океанографы, профессиональные ученые и романтики-энтузиасты выдвинули немало гипотез о затонувших землях, островах и даже целых континентах. С помощью этих гипотез, как считают их авторы, можно объяснить загадки древнейшей истории людей — загадки, которые не удается решить с помощью «сухопутной» археологии. Значит, «ключом» к этим загадкам является подводная археология?

Категорически ответить «да» или «нет» на этот вопрос нельзя. Вспомните хотя бы спор об Атлантиде, длящийся вот уже две с половиной тысячи лет! Некоторые гипотезы очень убедительны. Например, гипотезу о Берингии, пожалуй, можно даже назвать теорией — настолько хорошо она объясняет переселение животных, растений, людей из Старого Света в Новый с помощью сухопутного «моста» (хотя прямых доказательств на дне холодного Берингова моря археологи еще не искали!). Другие гипотезы очень спорны — например, о «мостах» или «цепочках» исчезнувших ныне островов в Тихом океане. А некоторые гипотезы выглядят совсем фантастично — например, о том, что помимо Берингии к Новому Свету из Старого пролегали еще другие «мосты» — через Атлантику, Антарктику, Тихий океан…

И все-таки окончательную правоту той или иной гипотезы докажут конкретные факты. Добыты же они могут быть лишь на дне морей и океанов археологами-подводниками и океанографами. Правда, поиск таких доказательств связан с очень большими трудностями.

Археологи считают, что в их науке нужны не только знания и терпение, нужно еще и везение. Подводным археологам такое «археологическое счастье» нужней во много раз. Обзор в воде невелик, наметить координаты и снять план подводных сооружений куда как сложней, чем на суше (вспомните исследование Ольвии или Порт-Ройяла!). И уж гораздо более сложней обнаружить сооружения, погребенные не только землей, но и толщею вод.

Вот характерный пример. В Керченском проливе, к югу от косы Чушка, в прошлом веке открыли мраморные колонны — остатки античного храма, ушедшего на дно. Попытались поднять на поверхность одну из этих колонн, но безуспешно. Потом точные координаты были утеряны. До сих пор никому не удается отыскать храм под водой, и это несмотря на то, что известно, в каком районе он находится. Более того, время от времени от рыбаков и аквалангистов поступают сигналы о том, что они видели колонны. Однако, когда археологи пробуют их найти, показания очевидцев столь неточны, что колонны и по сей день лежат на дне пролива. Что же говорить о поиске следов «первобытных колумбов» на дне Берингова пролива или древнейших жителей Океании, которые, быть может, попали на свои острова по «мостам» суши, впоследствии затонувшей!

Как искать затонувшие корабли? Об этом мы уже рассказывали. Методика раскопок затопленных селений и городов, пожалуй, стала вам ясна после того, как вы прочитали первые главы — о Порт-Ройяле и других городах, об Ольвии и иных русских Атлантидах. Но как искать под водой следы «первобытных колумбов»? Даже на суше крайне трудно находить поселения и стоянки людей каменного века. Эти трудности увеличиваются многократно, когда поиск уходит под воду.

История подводно-археологических исследований очень коротка. Но, несмотря на это, мы знаем множество примеров, когда желание доказать гипотезу оказывалось сильнее, чем стремление к объективной истине. Откинем Мэксин Эшер с ее «Атлантидой у порта Кадис» и прочих авантюристов. Вспомните хотя бы «древний Херсонес», оказавшийся причудливым нагромождением скал и глыб, или поиски Диоскурии. Недавно появилось сообщение о сенсационном открытии аргентинских аквалангистов. На дне высокогорного озера Титикака в Андах они нашли монументальные руины… Но тщетно отыскивал их следы Жак-Ив Кусто, «прочесывая» озеро Титикаку с помощью своего «ныряющего блюдца». Вероятнее всего, никаких руин на дне этого озера нет.

В проливе, разделяющем Мальту и Африканский континент, есть маленький остров Линос. В печати сообщали, что возле него на глубине в 30 метров аквалангисты нашли массивную стену из камня, круто уходившую вниз, до глубины в 60 метров. Стена была зубчатой, а на одной из ее зубцов виднелась каменная статуя… Следы затонувшего города? Но почему со времени этого открытия прошло почти двадцать лет, и с тех пор никому не удалось обнаружить у Линоса никаких остатков города под водой?

Вероятно, «естественное», а не «искусственное» происхождение имеют сооружения, найденные возле островов Бимини и Андрос в Багамском архипелаге. И почти наверняка — «затонувший город», что нашел океанограф Мензис на глубине в 6000 футов возле побережья Перу. Ибо, за исключением затонувших кораблей, следы человека, его городов и построек, находят только на шельфе, на прибрежной окраине материков.

Шельф — это бывшая суша, ныне покрытая водой — ведь живем мы в послеледниковый период! Люди жили, расселялись по планете, совершенствовали орудия труда и культуру и во времена, когда ледники мощным панцирем покрывали Землю, а шельф был не шельфом, а обычной сушей. Значит, здесь могут быть открытия, подобные тем, что археологи делают в земле, никогда не покрывавшейся водой. И чем дальше в глубь времен, тем больше площадь шельфа, на которой могут вести поиски и раскопки археологи.

Ширина прибрежной отмели различна: от нескольких метров до сотен километров. В Баренцевом море она достигает более тысячи километров, в области Канадского архипелага — даже 1400 километров. Почти 10 процентов площади Мирового океана занято шельфом. Это колоссальная величина, около 30 000 000 квадратных километров, то есть размером с Африку! Иными словами, у археологов для их раскопок есть еще один континент-шельф. А помимо него в пучинах океанов лежат сотни и тысячи затонувших кораблей, до которых также смогут добраться будущие исследователи… Значит, впереди необозримое поле для работы археологов-подводников!

В книге использованы документальные фотографии из советских и зарубежных изданий.





0|1|2|3|4|5|
Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua