Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Александр Михайлович Кондратов Погибшие цивилизации

0|1|2|3|4|5|6|

Впрочем, в попытках прочитать этот уникальный памятник не было недостатка. В 1931 г. было высказано предположение, что текст написан на греческом языке. Была даже прочитана целая фраза: «Восстань, Спаситель! Слушай, богиня Pea!»

Через семнадцать лет, в 1948 г., часть диска из Феста была «прочитана» на одном из семитских языков следующим образом:

«Высшее — это божество, звезда могущественных тронов.

Высшее — это нежность утешительных слов.

Высшее — это изрекающий пророчества.

Высшее — это белок яйца».

Примерно в это же время исследователь Э. Шертель предположил, что знаки Фестского диска передают индоевропейский язык, родственный латинскому, а текст является гимном Зевсу и Минотавру. Профессор университета в Иоганнесбурге С. Дэвис выступил с толкованием диска как церемониального текста в знак освящения дворца фестским царем Нокеулом. Один из первых исследователей диска, Артур Эванс, полагал, что это запись священной песни победы, так как в различных знаках диска повторяются элементы, воинских атрибутов.

Греческий, карийский, ликийский, древнееврейский, кипрский и многие другие языки мира выдвигались «кандидатами» на таинственный язык, скрывающийся за знаками диска. Ни одно из этих предположений, равно как и ни один из предполагавшихся переводов, цитируемых выше, нельзя считать правильным. Диск из Феста по-прежнему хранит свою тайну. Почему же?

Во-первых, он не имеет билингвы. Но ведь билингвы не имело и критское «линейное письмо Б», а дешифровку иероглифического письма Малой Азии билингва из Кара Тепе лишь подтвердила: оно было расшифровано практически без всяких косвенных данных, лишь на основании самой структуры текстов. Но — и это самое главное — текст Диска слишком мал, чтобы можно было проводить достоверные статистические подсчеты и на основании их делать какие-либо выводы.

241 знак — вот весь объем текста. 45 различных знаков, 45 разных «штампов» — вот все богатство «азбуки». Текст разделен вертикальными черточками на короткие отрезки — предложения, или скорее всего слова. Таких отрезков насчитывается 61. IIопробуй-ка на основании таких скудных данных сделать сколько-нибудь убедительные выводы! Вряд ли это возможно, скажет любой специалист по математической статистике, и он будет прав.

До сих пор исследователи не знают твердо, в какую сторону — справа налево или слева направо — следует читать знаки диска. Текст расположен по спирали, но неизвестно, в какую сторону «вращается» диск, идет ли надпись из центра или, напротив, к центру. Не решенным окончательно остается и другой столь же важный вопрос: каким письмом написан текст?

Число различных знаков (45) показывает, что диск из Феста не был написан алфавитным письмом. Следовательно, это либо слоговое, либо иероглифическое письмо, но какое из двух видов? Число знаков подходит для слогового и слишком мало для иероглифического, в состав которого, как правило, входят 300–600 знаков. Но ведь мы должны не забывать то обстоятельство, что сам текст диска очень краток и, естественно, столь незначительный объем мог исчерпать только небольшую часть всего набора иероглифов. Не разгаданы до сих пор и другие виды письма Крита — иероглифические и «линейное А». Правда, в «линейном письме А», пользуясь методикой Вентриса, исследователи смогли установить чередование гласных и согласных и, таким образом, получить общую схему звуковых цепей языка, на котором написаны тексты. Казалось бы, путь дальнейшей работе открыт, но…среди языков Европы, индоевропейских и неиндоевропейских, не оказалось ни одного, который бы имел такую же структуру, как язык «линейного А» (или, как называют его, «минойский»). Если обозначить согласный звук буквой С, а гласный буквой Г, то звуковую схему языка «линейного А» можно условно записать в виде следующей цепочки: СГСГ, СГСГСГ, СГСГСГСГ и так далее. Все слоги обязательно должны быть открытыми, то есть оканчиваться на гласный. Эта схема справедлива, как вы думаете, для каких языков? Для японского и языков Меланезии и Полинезии!

Конечно, очень трудно предполагать, что первые жители Крита и обитатели далеких островов Тихого океана находились между собой в языковом родстве. Проще предположить другое: население Крита и Южной Европы до пришествия индоевропейских племен говорило на языке, имеющим структуру СГСГ. В наше время этот язык полностью исчез.

Кстати сказать, звуковым обликом языка «линейного А» объясняется странная черта более позднего письма «линейного Б». Оппоненты Вентриса, критикуя его дешифровку, отмечали, что такие греческие слова, как «поймеи» (пастух), «кхалкос» (медь), писались на «линейной Б» как «номе», «како». Столь типичные для греческого окончания на «л», «м», «н», «р» не передавались на письме. Ныне, после работ по «линейному А» (ценный вклад в изучение его внесли Гюнтер Пойман из Геттингена и советский исследователь Виталий Шеворошкин), эта «странность» объясняется достаточно убедительно и просто. Язык греков, создавших «линейное Б» из «линейного А», отличается звуковым обликом от минойского — языка первых жителей Крита. «Линейное А» было приспособлено для передачи открытых слогов минойского, а не закрытых слогов греческого языка. Поэтому-то и в «линейном письме Б» грекам приходилось, приспосабливаясь к нормам чужого письма, пропускать конечные согласные, в конце слов и слогов.

<p>Европа еще не открыта…

Европейский материк является еще во многом «терра инкогнита» — неведомой землей. Каждый год приносит новые открытия, будь то погребальные курганы скифов, города и селения этрусков, стоянки людей каменного века на севере Европы.

На острове Мальта не так давно были открыты гигантские сооружения, возраст которых насчитывает несколько тысяч лет. На Корсике в последние годы археологи обнаружили гранитные статуи высотой около трех метров, которые, как полагают, относятся к XV в. до н. э. Новые открытия древних поселений сделаны на Крите и других островах Эгеиды. На острове Лемнос найдены документы, язык которых близок к этрусскому; быть может, это следы переселения этрусков из Малой Азии на восток, в Италию?

8 июля 1965 г. итальянские археологи обнаружили при раскопках древнего храма в 70 километрах от Рима три золотые пластинки с надписями. Одна из них была сделана на хорошо известном лингвистам финикийском языке, две на языке этрусков. Финикийский текст — это посвящение богине Астарте; составлен он от имени одного из правителей этрусков — Цере. Быть может, на какой-либо из пластинок, написанных по-этрусски, имеется сходный текст?

По мнению большинства специалистов-этрускологов, текст одной из табличек действительно сходен с финикийским текстом. Неизвестно, правда, полностью ли идентичны они. Если да, то ученые наконец-то получили билингвы наподобие Розеттского камня, с помощью которого были разгаданы египетские письмена.

По-прежнему окутана туманом неизвестности история могущественного государства Тартесс, о котором упоминают Библия и античные авторы. Находилось оно на территории Испании. До сих пор археологам не удалось разыскать столицу этого государства, а лингвистам — определить, на каком языке говорили его обитатели. По сию пору не удается установить языковую принадлежность древнейшего населения Англии и Франции, жившего до прихода индоевропейцев — кельтов. Не языку ли этого народа обязаны своим происхождением названия «Лондон» и «Темза», которые не являются кельтскими словами? И не этот ли самый народ воздвиг каменные монолиты Стоунхеджа?

Кем были создатели колыбели европейской цивилизации — критской культуры? На этот вопрос также нет точного ответа, и не будет до той поры, пока не удастся расшифровать «линейное письмо А», Фестский диск и древние иероглифы Крита. Быть может, это были гипотетические «баско-кавказцы», быть может, другой народ, говоривший на вымершем языке, от которого остались лишь следы в названиях поселений и рек Европы. Дешифровка письмен Малой Азии и «линейнего Б» показала, что народы индоевропейской языковой семьи жили в Средиземноморье за много веков до прихода туда «исторических» дорийцев и латинян — предков греков и римлян. Поэтому не исключаются из круга претендентов и языки этой семьи.

А возможно, что древнейшими обитателями Крита (как предполагал Артур Эванс) и всего Эгейского мира были люди, населявшие континент, праистория которого неразрывно связана с Южной Европой. Этот континент — Африка.

<p>Черная Атлантида
<p>Гигантский музей первобытного искусства

Величайшая пустыня мира. Раскаленная, безжизненная, страшная… Лишь кое-где крохотными пятнышками зеленеют оазисы среди моря песка и скал. Вода — это жизнь в Сахаре. Когда-то благодаря животворной влаге ныне мертвая земля была цветущим краем. За историю человечества такое случалось дважды.

Около сорока тысяч лет назад здесь шли дожди, зеленели травы. Отдаленные прапрапредки современных людей появились в Сахаре… Откуда они пришли? Может быть, из Северной Африки, может быть, из района нынешнего Сомали или, может, из Южной Европы? Примитивные каменные орудия, найденные на этих территориях, удивительно похожи на сахарские.

Но вот период дождей кончился, пришла страшная засуха. Пески начали свое безжалостное наступление, растительность погибла. Цветущая территория превратилась в пустыню, по своим размерам превосходившую нынешнюю Сахару: весь северный Судан был оккупирован песками. Но прошли тысячелетия, и снова пошли дожди, потекли большие реки, родились озера, появились растения и животные а вслед за ними и люди.

Мы мало что знаем о первых обитателях Сахары — охотниках раннего палеолита. Зато о втором периоде расцвета великой пустыни мы можем рассказать очень многое. Ибо жители его оставили потомкам бесценные памятники искусства, ставшие вместе с тем не менее ценными документами истории — рисунки на скалах. В середине прошлого столетия Генри Барт, знаменитый путешественник по Африке, пересекал пустыню. Неподалеку от озера Чад он неожиданно обнаружил изображения людей в охотничьих нарядах и масках. Среди рисунков животных, на которых охотились люди, не было изображений «корабля пустыни» — верблюда. А это значило, что возраст рисунков по меньшей мере около двух тысяч лет.

Позднее последовали новые открытия. То один, то другой путешественник сообщал о находке новых наскальных рисунков. А когда в Сахаре появились геологи, число находок возросло еще больше. Носороги, слоны, боевые колесницы, о которых сообщал античный историк Геродот, жирафы, лошади, овцы, разнообразные изображения людей были нарисованы или выцарапаны на скалах.

Правда, рисунки были разрозненны и, несмотря на большое количество мест, где они были найдены, их общее число было все-таки невелико. На их основании трудно было составить полное представление о древних жителях Сахары — они представляли собой как бы разрозненные слова и строки текста, а не целую связную книгу.

Но и эта книга была обнаружена и прочитана. В 1933 г. лейтенант Бренан, ехавший на верблюде во главе отряда, заметил на отвесной скале изображения шагающих слонов с поднятыми хоботами, а также носорогов, жирафов, гиппопотамов. Еще через двенадцать километров пути он увидел новые рисунки, где рядом с животными были изображены странные человекоподобные существа со звериными мордами. Бренан сообщил о своей сенсационной находке в каньоне Тассили парижским и алжирским ученым. Но лишь через тридцать три года удалось организовать большую экспедицию, которая смогла прочесть книгу изображении, оставленную жителями нынешней пустыни. «То, что мы нашли в лабиринте скал Тассили, превосходит всякое воображение. Мы открыли сотни и сотни росписей с десятками тысяч изображении: людей и животных. Одни рисунки располагались особняком, другие представляли собой сложнейшие ансамбли, — рассказывает руководитель экспедиции Анри Лот. — Рисунки, несомненно, относятся к жизни различных народов. Нас поразило разнообразие стилей и сюжетов, говорит ученый, которые мы обнаружили при исследовании различных наслоений рисунков. Рядом с крошечными изображениями людей величиной в какие-нибудь несколько сантиметров, находились и рисунки гигантской величины. На других фресках мы увидели лучников, вступивших в борьбу за обладание стадом быков, и воинов, бьющихся на палицах; стадо антилоп; людей в пирогах, преследующих бегемотов; сцены плясок, пиршеств и т. п. Короче говоря, мы очутились как бы в величайшем музее доисторического искусства».

Тысячи лет назад жили здесь охотники, оставившие великолепные рисунки животных и людей, по своему облику похожих на жителей Южной Африки — бушменов. Затем появились скотоводы, кочевавшие со своими стадами по саваннам: это было в те времена, когда в долине Нила начинала складываться великая египетская цивилизация. Потом наступил «период лошади и колесниц», как его называют исследователи, он был связан с нашествием гиксосов на Египет; изображения колесниц очень похожи на рисунки культуры древнего Крита. Следующий период — «период верблюда» — начинается за две сотни лет до нашей эры и кончается рисунками, которые и в наши дни делают туареги, жители Сахары.

Ныне древнейшие памятники Тассили датируют (правда, с большими оговорками) возрастом семь — десять тысяч лет. Но на территории Африки есть и более древние изображения… С незапамятных времен человек населяет Черный континент — и на всем его огромном пространстве, от Сахары до Южной Африки, разбросаны наскальные изображения, рассказывающие о давно прошедших и совсем недавних событиях. Почти до наших дней во многих районах Черного материка на каменных страницах скал писалась история сынов Африки.

<p>Большой Зимбабве

Существовала ли высокая цивилизация в Африке южнее Сахары? Или там со времен палеолита и до времен европейского вторжения существовал первобытнообщинный строй? Первый ответ на эти вопросы дала неожиданная находка в Южной Африке двух гигантских сооружений. Одно из них стояло на вершине стометрового холма и внешним видом напоминало замки европейских феодалов. Но это сходство было только внешним. Стены «замка» ничем не скреплены — ни цементом, ни глиной, ни каким-либо другим раствором. И, несмотря на это, высота его стен достигает десяти метров, а толщина — шести. За стенами спрятаны башни. «Замок» этот как будто вырос из окружающих скал и производит ошеломляющее впечатление: ведь в этом районе люди живут в убогих тростниковых и соломенных хижинах.

Не менее величественным было и другое сооружение, найденное неподалеку от «замка»; оно имело овальную форму, а окружность его стен (высотой 10 метров) достигала четверти километра. Около 100 000 000 килограммов камня пошло на эти циклопические стены.

Когда Европа узнала об открытии Большого Зимбабве (так называли сооружения местные жители, на языке которых Зимбабве значит «Каменный дом»), первой реакцией ученых было недоверие. В самом деле, откуда в Южной Африке могли взяться такие гигантские сооружения?

Но последующие годы принесли новые открытия циклопических сооружений на юге Африканского материка.

В бассейне реки Замбези, в Ниекерке, были найдены постройки, о которых очевидцы в изумлении сказали, что на них затрачено человеческого труда не меньше, чем на сооружение пирамид, а может быть, и больше.

К югу от Ниекерка, в горной труднодоступной стране, были найдены каменные акведуки, тянувшиеся на несколько километров, сооруженные «с таким искусством, которого не всегда удается достичь нашим инженерам с их точными приборами», по словам очевидцев.

В Манунбугве, к югу от реки Лимпопо, неподалеку от Большого Зимбабве, едва ли не на поверхности холма были найдены золотые бусы, браслеты и кусочки тонких золотых пластин — остатки фигурок носорогов, сделанных из тонкого золота. У этих фигурок были массивные золотые хвосты и уши очень тонкой работы.

К настоящему времени обнаружено более четырехсот памятников древней цивилизации. Но еще задолго до того, как ученым стал ясен огромный территориальный размах погибшей культуры, сразу после открытия Большого Зимбабве, возник вопрос: кто создал эти гигантские сооружения, какой народ и когда?

Немецкий геолог Маух, второй европеец, увидевший Большой Зимбабве, заявил по прибытии в Европу: нет сомнения в том, что эти колоссальные постройки уходят в глубокую древность, и столь же несомненно, что их не могли создать местные жители. Маух назвал точный адрес строителей Большого Зимбабве и возраст постройки: древняя Иудея, три тысячи лет назад. «Замок» на холме — точная копия храма царя Соломона, а гигантское овальное здание не менее точная копия дворца царицы Савской, в котором она жила во время своего визита в Иерусалим. Мауху было совершенно ясно, что наконец-то здесь, в Южной Африке, найдена легендарная золотая страна Офир.

<p>Поиски копей царя Соломона

Царь Соломон, говорится в Библии, сделал корабль в Эциоп-Гебере. И послал Хирам на корабле своих подданных корабельщиков, знающих море, с подданными Соломоновыми; и отправились они в Офир, и взяли оттуда золота четыреста двадцать талантов, и привезли царю Соломону… В добавок к этому корабли Хирама, доставившие из Офира золото, привезли также много эбенового дерева и драгоценных камней… Ибо у царя был на море фарсисский корабль с кораблем Хирамовым; в три года раз приходил фарсисский корабль, привозивший золото, и серебро, и слоновую кость, и обезьян, и павлинов…

Царь Соломон — лицо вполне реальное. Он правил Израильско-Иудейским государством в период его расцвета, в X в. до н. э. Хирам (он же Хиром I) — это один из финикийских правителей, современник царя Соломона. Эцион-Гебере — залив на Северо-Восточном побережье Красного моря, называемый ныне Акаба. 420 талантов золота равны примерно 15 тоннам по современной системе мер. Итак, страна Офир?

Не год и не десять лет, а несколько столетий делаются попытки разыскать на карте мира загадочную страну Офир, откуда, если верить Библии, царь Соломон привез 15 тонн золота. Где, в каком месте земного шара расположена эта «страна золота»?

Некоторые исследователи пытались найти страну Офир в Аравии. Но зачем понадобилось снаряжать морскую экспедицию, когда через Аравию идут древнейшие караванные пути? При нормальных условиях можно достичь юга Аравийского полуострова за 65 дней; зачем же строить судно, договариваться с финикийцами и раз в три года направлять корабль? Противоречие явное. Но может быть, страна Офир находится в Персидском заливе? И к нему, как и в Аравию, ведут сухопутные караванные пути из Палестины. А может быть, «страна золота» — это Индия? Но ведь во все периоды своей истории Индия только ввозила, а не вывозила золото. Как же могли добыть полунищие израильтяне такую массу золота?

Тогда, быть может, Офир — это «Золотой Херсонес», как называли в древности полуостров Малакку? Иосиф Флавий, иудейский историк, живший в I в. н. э., выдвинул эту версию. Через четырнадцать столетий ее поддержал не кто иной, как Христофор Колумб. Ведь он пересекал Атлантику в надежде добраться до «Восточной Индии», «страны золота» Офир!

Разберем эти версии по порядку. Начнем с Малакки. В X в. до н. э. нельзя было совершить поход от Красного моря до Малакки и обратно, затратив на это только три года, считает крупнейший знаток древней географии Рихард Хенниг. Ведь в течение этого срока требовалось еще долгое время заниматься торговлей, или разработкой золотых месторождений. Древние мореходы, кроме того, еще не умели пользоваться муссонами, они вынуждены были следовать вдоль всех изгибов береговой линии. Поэтому экспедиция на Малакку и обратно должна была длиться не менее пяти-шести лет. К тому же нет ни малейшего основания считать, что еще до нашей эры жители Средиземноморья доходили до каких-либо стран, расположенных восточнее Индии, ибо сама Индия в V в. до н. э. была для великого Геродота малоизвестной страной. Трудно представить, чтобы за 500 лет до этого ученого древние израильтяне, народ сухопутный, смогли уверенно преодолеть морские просторы и дойти до Индокитая.

Но многие толкователи пролагали по карте пути еще дальше к востоку, чем берега Малакки и Индокитая (профессор Хенниг дипломатично называет их «толкователями, которым критические сомнения совсем незнакомы»). «Страну золота» стали искать в Тихом океане… и нашли, что ею являются Соломоновы острова, расположенные в Меланезии. Но это уже вовсе область «научных сказок». Ведь на Соломоновых островах никогда не было золота, они ничего общего не имели с царем Соломоном и экспедицией, состоявшейся три с половиной тысячи лет назад. Открыл их испанский капитан Альваро Менданья почти тремя тысячелетиями позднее.

Фантазеры посылают корабль израильтян еще восточнее Соломоновых островов и делают их предшественниками Христофора Колумба, открывателями Нового Света (правда, не с запада, а с востока)! Впервые эту версию преподнес в самом начале XVII в. португалец Жоао дос Сантос. Поскольку она была уж очень увлекательной, ее поддержали другие любители сказок. Довод у них был один: в одном месте легенды говорится, что «золото же было перваимское».

«Перваимское» — значит «перуанское», решают сказочники. Этого достаточно, чтобы посчитать «страной Офир» Перу. О том, что название Перу появилось столетиями позже, творцы сказок не задумывались. Не думали они и о том, каким образом ухитрились финикийцы на своих утлых суденышках пересечь два океана, Индийский и Тихий, добраться до берегов Южной Америки, добыть там полтора десятка тонн золота и доставить его обратно, вповь переплыв два океана. И все это к тому же за три года!

Потом начали искать «страну золота» в Европе. Так, некий Каулен, автор «Церковного словаря», выступил с утверждением о том, что Офир расположен на побережье Испании (где, кстати говоря, никогда не торговали золотом, а испокон веков добывали серебро и олово). По его мнению, израильтяне отправились из Красного моря в Испанию «либо в объезд Африки» (!), либо через судоходный в то время Суэцкий канал (выстроенный, кстати, намного позднее). Но большинство ученых считают, что Офир нужно искать только в Африке. Правда, в каком месте Черного материка — об этом ученые ведут споры и по сей день.

Находка Большого Зимбабве, казалось, убедительно говорила о том, что легендарный Офир находится именно здесь, в Южной Африке. Эта уверенность была так сильна, что англичане, захватившие этот район, похвалялись: в ближайшем будущем изображение королевы Виктории будет выбито на монетах из золота, которым царь Соломон покрыл свой трон из слоновой кости и украсил кедровые колонны построенного им храма. Эти слова были сказаны в 1891 г. А к 1900 г. в районе Большого Зимбабве было официально зарегистрировано уже 114 000 заявок на золотоносные участки. Вместе с золотоискателями в Южную Африку прибыли авантюристы в надежде пограбить древние гробницы. Была основана даже целая «Компания старинных развалин», имевшая цель «исследовать все древние руины к югу от Замбези».

Исследовать их для науки, конечно, никто не собирался. Золото — вот что было нужно авантюристам. Все остальное варварски портилось и уничтожалось. Золотые изделия столь же варварски переплавлялись в золотой лом. Так легенда о «копях царя Соломона» нанесла археологии огромный ущерб, возмещать который пришлось ценой долгих и кропотливых исследований. Год за годом, шаг за шагом развеивался романтичный туман неизвестности, окутывавший руины Большого Зимбабве и других легендарных построек Южной Африки.

<p>Африканцами для африканцев

«Зимбабве построено африканцами для африканцев». Таков был приговор археологов, изучивших залегание культурных слоев. Негроиды и бушменоиды — вот коренные обитатели Южной Африки, подтвердили антропологи, исследовавшие остатки черепов строителей Зимбабве и других сооружений. А этнографы указали, что строительство «малых зимбабве» — зданий из камня методом сухой кладки — продолжалось вплоть до нашего века.

В районах реки Замбези еще сто пятьдесят лет назад ходили медные деньги в виде креста: при раскопках Большого Зимбабве были найдены глиняные формы для отливки этих денег. Значит, возраст руин не столь уж древний, и в противоположность мнению тех, кто считал их постройками царя Соломона, исчисляется он не тысячелетиями, а несколькими столетиями. Действительно, величественная 250-метровая стена вокруг овального здания Большого Зимбабве была сооружена около XVIII в. В это же время было завершено строительство некоторых других монументальных сооружений Южной Африки. Не позднее XVII в. были воздвигнуты основные постройки, а строительство их началось не ранее чем в VI в. В архитектуре, по словам специалистов, независимо от того, военная она или гражданская, нельзя обнаружить никаких следов восточного или европейского стилей любого периода. Здания имеют бесспорно африканский характер. Искусство и ремесленные изделия, найденные в этих зданиях, также типично африканские.

Дельту Нила, колыбель первой африканской цивилизации, родившейся шесть тысяч лет назад, и Южную Африку, родину культуры Зимбабве, погибшей совсем недавно, разделяют многие тысячи километров великого материка. В горах и степях, пустынях и плодородных равнинах находят археологи следы древних цивилизаций Африки.

Впрочем, не нужно быть археологом, чтобы увидеть некоторые из них. Древнее государство Эфиопия старше любого из нынешних государств Европы и Америки. И поныне возвышается в Аксуме, древней столице Эфиопии, огромный обелиск, символизируя величие многовековой истории и культуры этой страны.

<p>Великое прошлое Нубии

Между Египтом и Эфиопией лежат земли, называвшиеся в древности Нубией, или Кушем. Со времен палеолита человек населял эти земли. Экспедиции археологов Скандинавских стран, работавшей здесь в начале 60-х годов нашего столетия, удалось обнаружить наскальные изображения, возраст которых не уступает фрескам Тассили, — древнейшие из них датируются концом VIII тысячелетия до н. э.! Соперничают они с сахарскими и по количеству: только в одной из долин скандинавские археологи выделили и описали около 3000 отдельных групп рисунков.

В течение долгих лет шел процесс взаимодействия культуры Нубии с великой египетской цивилизацией. Около трех с половиной тысяч лет назад этот процесс завершился почти полной «египтизацией» Нубии (египтяне называли ее Кушем). В VIII в. до н. э. большого могущества достигает Нубийское царство Напата. Не проходит и столетия, как правитель Напаты без особого кровопролития и усилий подчиняет своей власти египетскую державу, ослабленную внутренними междоусобицами и смутами. Напата и Египет становятся единым царством, которое ведет борьбу с другой мировой державой — Ассирией. Позже правители Напаты (именовавшиеся, как и египетские цари, фараонами) переносят свою столицу в глубь Африканского материка, в город Мероэ (на территории нынешней Республики Судан). Отсюда начинается интенсивное распространение египетской культуры в тропическую Африку. С другой стороны, нубийская цивилизация все более и более «африканизируется», теряет свой египетский характер.

Древние египтяне пользовались иероглифическим письмом. Жители Мероэ преобразовали его в алфавитное. Было ли сделано это великое изобретение под влиянием греков (также преобразовавших египетские иероглифы в алфавитные знаки), или какому-то безымянному африканскому гению самостоятельно пришла эта идея, пока что неизвестно. И главным образом потому, что мы не знаем, на каком языке написаны тексты Мероэ. Опираясь на египетские знаки, ученые смогли прочитать эти тексты, но понять в них, не зная языка, ничего нельзя (наподобие того, как читаются, но не понимаются тексты этрусков в древней Италии). Язык Мероэ по-прежнему остается загадкой для исследователей, будем надеяться, что разрешимой.

Не только в искусстве письма превзошли жители Мероэ древних египтян. Более двух тысяч лет назад здесь в самых крупных масштабах начинается выплавка железа — ремесло, почти совсем неизвестное в Египте. Целые горы шлака и поныне окружают величественные руины древнего Мероэ. Железо выплавлялось в таком количестве, что из него делали даже складные стулья — роскошь, непозволительная в странах Древнего Востока!

Отсюда, из крупнейшего центра металлургии в Африке (а может быть, и во всем тогдашнем цивилизованном мире), искусство плавки железа начинает распространяться по всему Черному материку вплоть до Конго, Гвинеи, Южной Африки. В III в. н. э. царство Мероэ было уничтожено воинственными соседями. И, несмотря на величие и могущество этого царства в древние времена, мы удивительно мало знаем о повседневной жизни мероитов, о масштабе их связей с окружающим миром, о своеобразном сочетании здесь идей Египта и чисто африканских черт, о роли и размерах несомненного влияния Мероэ на окружающие страны Африки.

<p>Черная Африка и Египет

В настоящее время благодаря поддержке правительств Республики Судан и Объединенной Арабской Республики десятки археологических экспедиций — советские, американские, польские, Скандинавских и многих других стран — объединенными усилиями воскрешают историю великого Мероэ. Впрочем, не только археологи могут приподнять завесу неизвестности над этим могущественным государством. Зачастую и этнографы находят в быте племен и народов Африки следы влияния Египта и Мероэ.

Еще в конце XVIII в. французский этнограф Шарль де Бросс с удивлением отметил близость египетской религии с некоторыми верованиями ряда африканских племен. Дальнейшие наблюдения показали, что и в быте современных африканцев имеются аналогии с бытом древних египтян, аналогии, настолько многочисленные и точные, что их нельзя считать случайным совпадением.

Молодой сенегальский ученый Шейх Анта Диоп в своей интересной и увлекательной книге «Негрские народы и культура», приведя большое число совпадений в быте, культуре, религии, искусстве Древнего Египта и народов Африки, объясняет его тем, что культура долины Нила была создана африканцами. Египтяне же усвоили эту культуру, законными наследниками которой являются жители Черной Африки.

Большая часть ученых считает, что объяснение совпадений не столь просто и прямолинейно, как это полагает сенегальский исследователь. По мнению известного советского египтолога М. А. Коростовцева, следует различать как бы два «слоя» взаимодействия египтян и народов тропической Африки.

Один «слой» относится ко временам Нового царства, примерно три с половиной тысячи лет назад, когда фараоны XVIII династии Египта предпринимают ряд военных походов и подчиняют своей власти территорию Нубии вплоть до четвертого нильского порога (во времена Древнего царства египтяне в контакт с племенами негроидной расы не входили, хотя и совершали экспедиции вверх по долине Нила). Процесс «египтизации» Нубии завершился созданием царства Напаты — Мероэ, которое и стало затем главным проводником достижений египетской культуры на юг и юго-запад Африканского континента.

Но существовал и более древний «слой», восходящий к тем временам, когда негроидная раса заселяла область Сахары и Северной Африки, а возможно, и юга Европы. Знаменитые фрески Тассили изображают народы двух различных рас, живших в тесном контакте друг с другом, — негроидной и европеоидной. Естественно, что в силу такого контакта у народов этих рас было много общего в быту, религии, обычаях, искусстве. Когда территория Сахары начала превращаться в пустыню, пути двух рас разделились: народы негроидной отошли в Судан и распространились далеко на юг, народы европеоидной — на север. Поэтому, по мнению Коростовцева, очень трудно, а в большинстве случаев и невозможно определить, что из черт сходства духовной и материальной культуры египтян и народов Черной Африки восходит к общему «сахарскому» культурному фонду, а что было передано через Мероэ. Проблема усложняется еще и тем, что в создании египетской цивилизации, как уже рассказывалось в главе, посвященной Древнему Египту, принимали участие народы различных антропологических типов, в том числе и типичные африканцы, представители негроидной расы. Вот почему изучение проблемы «Египет и Черная Африка» является ныне одной из самых увлекательных и трудных задач современной исторической науки.

<p>Загадки Восточной Африки

Но не только по берегам Нила африканцы создавали самобытную культуру и могущественные державы. Следы древних цивилизаций тянутся к югу от Эфиопии — вдоль всего Восточного побережья Африканского материка. О многих из них с уважением и удивлением говорили средневековые географы-арабы. В течение многих столетий, а может быть, и тысячелетий развивались оживленные морские связи и торговые контакты между Южной Аравией и побережьем Восточной Африки. Ведь для всей Восточной и Юго-Восточной Африки Индийский океан имел такое же значение, какое Сахара имела для Западной Африки (с той лишь разницей, что через Индийский океан шли корабли, а через Сахару — верблюжьи караваны, «корабли пустыни»). Приморские города Килва, Малииди, Момбаса, Софала, находившиеся на побережье Кении, Танганьики и Мозамбика, сосредоточили всю трансокеанскую торговлю восточного мира, по красоте своей ничуть не уступали городам Европы, а по богатству даже превосходили их. Это сразу же увидели первые европейцы, появившиеся в водах Индийского океана, — португальцы.

Они-то и сделали все возможное, чтобы захватить трансокеанскую торговлю в свои руки, с неслыханной жестокостью расправляясь с конкурентами-мусульманами. Один из современников португальской экспансии свидетельствовал: «Люди бросались в бездну, очертя голову, бросались ради наживы, и аппетиты их росли по мере того, как они узнавали ее вкус. Грабеж в те времена был явлением настолько обычным, что никто не пытался бороться с ним, да и вряд ли он считался тогда преступлением». Торговые линии, веками связывавшие Восточную Африку с Индией, Аравией, Цейлоном, Китаем, Малаккой, были перерезаны. Это незамедлительно повело к упадку морских портов — почти все они погибли. Ныне от некогда прекрасных городов остались одни руины.

Расцвет Малинди, Момбасы, Килвы и других портов Восточной Африки, а затем их трагическая гибель — все эти события произошли, так сказать, «на глазах» человечества. История же городов, находившихся в глубине Кении и Танганьики, напротив, окутана туманом неизвестности.

В 1935 г. некий английский чиновник сообщил о том, что на границе Кении и Танганьики, в пятистах километрах от берега океана, имеются руины большого города. К счастью, это сообщение попало к известному антропологу и археологу профессору Лики (впоследствии сыскавшему всемирную известность своими сенсационными открытиями «зинджантропа» и «хомо хабилис», предков человека, чей возраст превышал полтора миллиона лет). Доктор Лики срочно выехал на «место происшествия» и обнаружил там не менее 6300 домов в разрушенном городе, воздвигнутом на склонах каменистой осыпи, и еще около полутысячи домов в долине, в которой «кладбищ было больше, чем развалин». По скромным подсчетам Лики, население погибшего города должно было быть 30—40-тысячным. Дома стояли на прекрасно обработанных каменных глыбах, констатировал Лики, террасы холмов были разбиты на улицы и площадки перед домами. В «долине кладбищ» также были найдены остатки каменных стен и террас.

К сожалению, в заброшенном городе не удалось обнаружить человеческих скелетов, по которым можно было бы судить о расовой принадлежности его создателей (вероятно, потому, что почва не способствовала сохранению костей). Не удалось найти и никаких письмен и рисунков, кроме нескольких неровных линий на камне, нанесенных рукой человека, и круглых знаков в виде чаши, которые, по мнению Лики, являлись символами отдельных племен.

Энгаруку — так назвали этот мертвый город ученые. Создали его, по всей вероятности, предки африканского народа мбулу, который и поныне обитает в этих местах. Любопытно, что постройки племени соньо, живущего неподалеку, удивительно похожи на постройки мертвого города, гибель которого, как предполагает ряд исследователей, произошла в результате вторжения масаев, знаменитых охотников на львов.

<p>«Белая Дама» горы Брандберг

Культура Энгаруку, как считают археологи, восходит своими корнями к азанийской цивилизации, остатки которой находят на территории Восточной Африки. Это развалины каменных городов и селений, рудники, каналы, дороги, пирамиды и наскальные рисунки. Сформировалась азанийская культура в первом тысячелетии нашей эры, и, как полагают многие африканисты, не без влияния Мероэ. Погибла она между XIV–XV вв. или немного раньше. Однако в горах Южной Эфиопии и поныне некоторые племена сохранили ряд черт, свойственных древним азанийцам, чисто африканскому народу.

Следы влияния азанийской культуры можно найти на огромной территории от Эфиопии до Танганьики. Далее к югу, между Замбези и Лимпопо, примерно в то же время зародилась великая цивилизация Зимбабве. И еще южнее, на краю пустыни Намиб, историки древнего мира сталкиваются с одной из удивительных загадок Африки, так называемой Белой Дамой горы Брандберг. Брандберг означает «Огненная гора». Эту самую высокую гору Юго-Западной Африки первым из европейцев увидел немецкий лейтенант полиции Йохман в 1917 г. (в те времена Юго-Западная Африка была германской колонией). Позднее, производя топографические съемки «Огненной горы», геолог Рейнхард Маак случайно обнаружил пещеру, покрытую великолепными росписями. В центре ее он нашел изображение женщины, выполненное белой краской. Женщина держала в руках вазу или цветок, а также лук со стрелами.

В 1929 г. крупнейший знаток живописи палеолита аббат Брейль на научной конференции в Иоганнесбурге впервые увидел копию Белой Дамы, сделанную Мааком, и сильно ею заинтересовался. По просьбе Брейля была сделана серия фотографий в пещере Брандберга. Но только в 1947 г. этот неутомимый исследователь (Брейлю было тогда за семьдесят) смог наконец воочию увидеть Белую Даму.

Еще раньше по фотографиям и копиям Брейль не мог не отметить ее поразительного сходства с фресками Крита. Теперь же, когда он рассмотрел пещерные росписи Огненной горы, черты сходства стали еще более заметны. По мнению Брейля, возраст росписей примерно три с половиной тысячи лет; позднейшие исследования показали, что и этот возраст занижен.

Горные пещеры Южной Африки хранят многие шедевры наскальной живописи. Их творцы бушмены, коренные жители этих мест. Но стиль некоторых изображений в пещере горы Брандберг, и в особенности Белой Дамы, отличен от бушменского. Целый ряд изображений, отличных от обычного стиля наскальных росписей бушменов, встречается и в других районах Южной Африки, причем эти «небушменские» рисунки, как правило, древнее бушменских.

Какой народ их оставил? Древние прапредки бушменов? Или, может быть, другой африканский народ?

Некоторые исследователи считают, что Белая Дама была создана египтянами, ведь под подбородком у нее изображена белая лента, совсем как на древнеегипетских фресках. Другие склонны видеть в изображении из Брандберга рисунок, оставленный экспедицией древних греков, ибо лук и стрелы в руках Белой Дамы напоминают богиню эллинов Диану. Наконец, многие специалисты по пещерной живописи во главе с самим аббатом Брейлем утверждают, что на юге Африканского континента несколько тысяч лет назад побывали жители минойского Крита, которые и оставили после себя «небушменские» рисунки, древность которых действительно измеряется тысячелетиями.

Правы ли они? Как далеко плавали «морские владыки» — критяне вдоль берегов Африки? Ведь если финикийцам при фараоне Нехо действительно удалось совершить путешествие вокруг Африки, то не исключено, что и жители Крита, гораздо лучшие мореходы, чем финикийцы, смогли на несколько веков ранее совершить подобный же путь (напомним, что каботажное плавание не влечет за собой таких трудностей, с которыми связано плавание в открытом океане).

Быть может, загадка Белой Дамы решается и более просто. Об этом говорит следующий факт. В 20-х и 40-х годах были сделаны две копии с изображения таинственной незнакомки. И сравнение их показало, что на второй копии появились новые детали, пририсованные позднее. Быть может, Белая Дама все-таки создана местными жителями, а не далекими пришельцами из Египта или Крита? У нас пока что нет единого и точного ответа на этот вопрос, ясно одно: шедевр африканской наскальной живописи задал науке трудную задачу.

<p>На просторах Судана

От дельты Нила до Южной Африки протянулась единая цепь культур, порой тесно связанных друг с другом (как, например, Египет и Мероэ), порой родившихся самостоятельно (как, например, Зимбабве), цепь, в которой с каждым годом обнаруживаются новые звенья. Со звеньев этой цепи археологи снимают ржавчину веков. Следы высоких цивилизаций мы находим в самых разных частях континента.

Огромная полоса саванн протянулась от западных границ Эфиопии до берегов Атлантического океана — Биляд-эс-Судан, «страна черных», как называли ее арабы. С севера она граничит с Сахарой, с юга — с тропическими лесами Конго. Территория Судана почти в 2 раза больше территории Западной Европы. И на этом огромном пространстве с древнейших времен обитали люди. Легендарный народ сао, живший возле озера Чад, создал удивительную «глиняную культуру». Обожженная глина служила здесь всем и вся. Дети мастерили из нее игрушки — шашки, фигурки, статуэтки людей и животных, шарики, свистульки. Мужчины утяжеляли свои сети и делали веретена для пряжи. Женщины сооружали зернохранилища, изготовляли котелки и кухонные печи. В ритуальных церемониях использовались глиняные вазы для возлияний в честь предков — основателей рода. Керамика нужна была даже для того чтобы хоронить мертвых: их укладывали в глинные кувшины, самые большие из известных ныне сосудов. Из глины же делались украшения — подвески и браслеты, лепились великолепные изображения людей, в лицах которых были ярко выделены черты негроидной расы.

В средние века на территории Судана процветали огромные государства: Мали, Гана, Сонгаи. Город Тимбукту, в среднем течении Нигера, наряду с Багдадом и Каиром был крупнейшим центром мусульманского просвещения. «В Тимбукту много судей, врачей и священнослужителей, и все они от царя получают щедрое жалованье. Царь весьма уважает ученых людей… Торговля книгами приносит больше прибыли, чем торговля какими-либо иными товарами», — свидетельствовал очевидец. В XIV в. в Тимбукту был создан университет. И в конце XVI в. испанские наемники, нанявшиеся к марокканскому султану, захватили город, разграбили его и сожгли рукописи ученых и поэтов.

К югу от Судана лежат тропические леса Конго. Но дикие джунгли не помешали африканцам создать большие государства и на этой территории. Правителя государства Конго король Португалии именовал «всемогущим» королем.

Археологические раскопки последних лет показывают, что зарождение первых конголезских государств началось в первые века нашей эры и было связано с культурой Зимбабве, этого могучего очага самобытной африканской культуры.

<p>Бенин, Ифе, Нов, Игбо…

Быть может, не менее мощный очаг существовал в другом место Африки — на территории нынешней Нигерии. В конце XV в. португальские купцы и капитаны узнали о существовании города Бенина — столицы могущественного государства. Вскоре в этот город проникли первые путешественники. С изумлением увидели они дворцы с башнями, стены которых были сплошь разукрашены бронзовыми барельефами, изображающими царей, придворных, охотничьи сцены и битвы. Голландский географ Дампер, живший в XVII в., писал о Бенине: «Город кажется большим; войдя в него, сразу попадаешь на большую широкую немощеную улицу, которая, вероятно, в семь или в восемь раз шире улицы Вармус в Амстердаме. Видно множество переулков и улиц по обеим сторонам ее, они также прямые, и конца им не видно. Дома в этом городе содержатся в большом порядке и построены они близко друг к другу, как в Голландии. Огромный дворец царя имел внутри много дворов, окруженных галереями».

В конце XVII в. начался упадок Бенина. А в 1897 г. город подвергся варварской бомбардировке английской карательной экспедиции. Некогда могущественное государство было присоединено к Британской империи. Лишь много лет спустя, 1 октября 1961 г., обрела независимость Нигерия — наследница великой культуры Бенина.

Расцвет искусства Бонина относится к XV–XVI вв. Предания говорят, что искусство бронзового литья было заимствовано его жителями у соседнего народа йоруба в конце XIII в., когда по приглашению правителя Бенина из города Ифе прибыл «великий литейщик» мастер Игуэ-игха.

Древнюю легенду подтвердили факты. В развалинах древнего города Ифо немецкий археолог Лео Фробениус нашел бронзовую голову, исполненную с мастерством, превосходившим даже умение бенинских литейщиков. Не уступали им в совершенстве и прекрасные головы из терракоты. Стало ясно, что искусство Бенина уходит своими корнями в искусство Ифе, более древнее и более совершенное. (До открытия в Ифе многие европейские ученые считали, что скульптура Бенина или порождена искусством Ренессанса, или же создана под влиянием португальцев.) Но кто создал эти шедевры?

Египет, Этрурия, Финикия, Аравия, Индия, античная Греция и Рим, наконец, платоновская Атлантида выдвигались в качестве родины древних мастеров Ифе. В 1938–1939 гг. археологи провели большие раскопки в этом загадочном городе и обнаружили множество терракотовых и бронзовых голов. Достаточно было взглянуть на лица многих из них, чтобы увидеть черты негроидной расы. Об африканском происхождении свидетельствовали и насечки на щеках гениальных скульптур — подобными насечками жители Западной Африки отмечают принадлежность к тому или иному племени.

Новые находки лишний раз доказали чисто местный характер культуры Бенина и Ифе. В 1948 г. при горных разработках неподалеку от Ифе, в долине реки Нок, были найдены фрагменты терракотовых статуй, фигурки животных и другие предметы. На место находки поспешили археологи. Они датировали эпоху создания этих скульптур двумя или даже тремя тысячелетиями до наших дней.

Расцвет культуры Нок относится к IV–III вв. до н. э., расцвет Ифе — к X–XIII вв. Что произошло за этот промежуток времени? И можно ли считать культуру Нок древнейшей в Западной Африке? Какие новые открытия принесут исследования, широко начатые пятью университетами Нигерии (в том числе и университетом в городе Ифе)? Трудно ответить на эти вопросы сегодня. Ясно одно: земля Африки хранит не одну тайну, и не один шедевр африканского искусства ждет своего часа, чтобы занять достойное место среди сокровищ мировой культуры.

Последние открытия археологов вселяют надежду. Совсем недавно, в 1959–1960 гг., в Восточной Нигерии, на окраине деревушки Игбо, была раскопана гробница, возраст которой восходит к XV столетию н. э. Неподалеку был найден клад бронзовых изделий. Дальнейшие раскопки обнаружили великолепные произведения искусства, стиль которых отличается от знаменитых бронз Бенина и вообще не имеет аналогий среди художественных изделий из бронзы Западной Африки. Не исключено, что дальнейшие исследования приведут к открытию новых центров культуры, которые смогут соперничать с Бенином и Ифе, а может быть, и затмят их.

<p>Черная Атлантида — Африка

Лео Фробениус, немецкий археолог и этнограф, внес большой вклад в изучение африканских культур. Обнаружив в начале нашего века цивилизацию Ифе, он поспешил объявить ее платоновской Атлантидой. Позднее Фробениус приписал создание шедевров пластики Ифе древнейшим жителям Италии — этрускам. Почему?

Он не хотел, не мог поверить, чтобы местные африканские мастера могли их создать, ведь жители Черной Африки были, по его словам, представителями «странной расы, без активной энергии и без положительной творческой силы». А ведь традиции африканской скульптуры были живы во времена Лео Фробениуса, как живы они и в наше время! Фробениус был не одинок в своем неверии в творческие силы народов Черной Африки.

Британский историк Реджинальд Копленд утверждал, что до прихода европейцев у негритянских народов, населяющих территорию между Сахарой и Лимпопо, не было никакой истории, хотя ему прекрасно были известны находки в Бенине, Ифе, гигантские сооружения Зимбабве.

Правда, это было сказано в 1928 г. Но и через тридцать лет представитель «британской» Восточной Африки в Лондоне не постеснялся объявить Восточную Африку «примитивной страной», а другой британец, бывший губернатор Нигерии, страны культуры Нок, Ифе и Бенина, заявил: «Бесчисленные столетия словно не коснулись африканца, он по-прежнему пребывает в состоянии первобытной дикости».

Не далее как в конце 1962 г. сенатор США Аллен Эрдандер, находясь на африканской земле, имел наглость заявить: «Я не встречал африканцев, которые способны управлять собственными делами. Я еще не видел ни одного района, где африканцы создали что-нибудь для самих себя. Любой прогресс, достигнутый в Африке, — это всегда дело рук белых».

Как далеки эти гнусные расистские бредни от реальности! Народы Африки создали замечательные цивилизации. Африке человечество обязано множеством культурных растений, позднее распространившихся по всему миру: арбуз и многие виды перца, масличная пальма и орех кола, кунжут, просо, многие другие растения и злаки пришли отсюда. Народы Африки самостоятельно, без всякого влияния Европы и Азии, научились плавить руду и добывать из нее железо.

Безымянные африканские мастера создали гениальные шедевры искусства. Фрески Тассили и бронза Ифе и Бенина — самые известные, но отнюдь не единственные из числа этих шедевров. «Искусство это не имеет себе подобного нигде на земном шаре», — писал о скульптуре тропической Африки замечательный русский искусствовед В. И. Марков (Матвей) в книге «Искусство негров», которую выпустил Наркомпрос в 1919 г. в голодающем Петрограде.

Платоновскую Атлантиду когда-то искали в Африке. Великий континент действительно можно назвать Атлантидой, хотя и не той, о которой писал Платон. «Черная Атлантида», земля Африки, хранит еще десятки тайн. Раскрыть их предстоит будущим исследователям, и в первую очередь молодым ученым Нигерии, Ганы, Мали, Судана и других африканских стран.

В самых различных точках Черного материка ведутся плодотворные раскопки археологов. История Африки приобретает новые черты. Пересматриваются, казалось бы, общеизвестные факты вроде заблуждения о широком распространении каннибализма у африканцев. Расширяется область археологических находок: от Гибралтара до мыса Доброй Надежды!

В глубочайшую древность уходят следы пребывания человека на африканской земле. С каждой новой находкой антропологов гипотеза о том, что именно Африка была прародиной человечества, находит все новые подтверждения. Английский археолог Лики нашел орудия и череп зинджантропа, прапрапра-человека, жившего полтора миллиона лет назад и уже в то время умевшего пользоваться каменными орудиями.

И по всей видимости, именно с Африканского материка (древнейшего из всех, как утверждают геологи) двинулись в путь отдаленнейшие прапрапрапредки «человека разумного», в великий и далекий путь освоения планеты Земля — в Европу, Азию, Австралию, Америку…

<p>Третье открытие Америки
<p>Загадки Нового Света

Первое открытие Америки совершено 30 тысяч лет назад. Второе, «Колумбово», было скорее не открытием, а «закрытием» Нового Света — конкистадоры варварски истребили великие индейские культуры. И лишь через сотни лет началось третье открытие Америки — археологическое, воскрешающее перед человечеством прошлое Нового Света. Древние культуры Америки, к счастью, не исчезли бесследно с лица земли; шедевры архитектуры, скульптуры и живописи вошли в сокровищницу мирового искусства наряду с творениями античных мастеров, безымянных гениев тропической Африки, Древнего Египта, Океании, Индии, Двуречья. Индейцам, великим селекционерам, обязано человечество картофелем, табаком, помидорами, фасолью, перцем, подсолнечником, кукурузой и многими другими сельскохозяйственными культурами, без которых немыслима жизнь современного общества.

«Третье открытие» Америки показало, что замечательные самобытные культуры индейцев майя, инков, астеков, которые застали европейцы в XVI в., уходят своими корнями в глубь веков, к более древним и более развитым цивилизациям. Кортес и его люди с изумлением взирали на высокую культуру астеков. Предания индейцев говорили о могущественных предшественниках астеков — тольтеках (или «строителях»), о том, что на месте нынешнего Мехико и бывшей столицы астеков Теночтитлана был когда-то огромный город Теотихуакан — «жилище богов»; о великолепной столице тольтеков — Толлане… Предания оказались правдивыми: археологи нашли руины Толлана, отыскали великую пирамиду Луны и еще более великую пирамиду Солнца, сторона основания которой равна 210 метрам, и грандиозную платформу храма Кецалькоатля размером 240×200 м.

Еще более величественна пирамида, воздвигнутая тольтеками в городе Чолула. Она не уступает по размерам пирамиде Хеопса: сторона ее основания равна 440 метрам, а высота — 77. Под стать этим гигантам архитектуры оказалась и скульптура строителей-тольтеков. Так, статуя бога дождя Тлалока весит 167 тонн и является одной из самых тяжелых статуй мира; только в 1965 г. смогли перевезти этого гиганта из города Коатитлана, где он был вырублен из обломка вулканической скалы, в столицу Мексики, причем понадобилось строить новую дорогу, усилить мосты, сделать специальный прицеп для транспортировки каменного гиганта.

К югу от долины Мехико, на полуострове Юкатан, испанцы столкнулись с культурой индейцев майя, более древней и более развитой, чем цивилизация астеков. А через четыре века после конкисты, к изумлению ученых всего мира, в джунглях Гватемалы были найдены замечательные памятники культуры майя, предшествовавшей юкатанской. Судьба древних городов майя была загадочной: казалось, они брошены населением без всякого на то повода. Не найдено ни следов нашествия кочевых племен, ни следов катастрофы, ни следов народного восстания.

История государств древних майя и тольтеков уходит к первым векам нашей эры. Здесь, в долине Мехико и в джунглях Гондураса и Гватемалы, существовали два великих очага культур Центральной Америки. Но в конце 30-х годов последовало совершенно неожиданное открытие. Цивилизация долины Мехико и цивилизация майя имеют общие истоки — таков был сенсационный результат раскопок археологов в Южной Мексике. Пирамиды, монументальные стены, платформы, открытые в поселениях Ла-Вента, Трес Сапотес и в Сан-Лоренсо, были удивительно похожи на архитектуру майя и тольтеков, но относились к более древним временам. Гигантские каменные головы, вес которых превышает 30 тонн, а высота два с половиной метра, обнаруженные в древних городах, поражают своим величием и мастерством исполнения.

Влияние этой древней культуры на все другие цивилизации Центральной Америки несомненно: именно здесь было изобретено иероглифическое письмо и замечательный календарь, которым пользовались майя, тольтеки, астеки. Не менее удивительные открытия были сделаны и в Южной Америке, в районе великих Анд.

В начале XVI в. бывший свинопас, а впоследствии вице-король Перу испанский конкистадор Франсиско Писарро завоевал огромную империю инков, более чем на четыре тысячи километров тянувшуюся вдоль Тихоокеанского побережья Южной Америки и занимавшую площадь около двух миллионов квадратных километров. Завоеватели уничтожили самобытную культуру инков, разрушили храмы Солнца, которому поклонялись индейцы, переплавили на «золотой лом» драгоценную утварь и украшения. Поэтому происхождение инков и их цивилизации долгое время было одной из самых трудных проблем истории.

«Дети Солнца, Манко Канак и Мама Ойльо, божественная чета, пришли в долину Куско из священных пещер холма Тапу-Токо», — говорят легепды инков. Вместе со своими воинами божественный Манко завоевал долину Куско и научил ее диких обитателей земледелию и различным ремеслам и искусствам. Он же, «сын Солнца», установил порядок в своем государстве и положил начало династии верховных правителей инков. Потомки Манко распространили свою власть на всю область Анд и принесли ее невежественным обитателям благоденствия и культуру, гласит легенда.

<p>Тиагуанако и Сан-Августин

Откуда же пришли инки? Где их родина? Людей Манко выводили из Египта, Шумера, Индии. Были работы, утверждавшие, что инки — потомки погибшей цивилизации, пришельцы с затонувшего континента. Первые же серьезные попытки разобраться в «загадке инков» доказали чисто местное, индейское происхождение инков. А после долгого и кропотливого исследования шведский этнограф Рафаэль Карстен доказал, что родина инков — пещеры Таду-Токо находились всего-навсего в 35 километрах от Куско! Раскопки археологов показали, что не инки «подарили» высокую культуру «невежественным и темным» жителям долины Куско, а наоборот, заимствовали ее у местного населения долины. Почти за две тысячи лет до инков в долине Куско родилась цивилизация. Инки по существу были «пришельцами-варварами», которые усвоили древнюю культуру и затем постарались начисто вычеркнуть память об этом у потомков, объявив, что все достижения культуры принесены ими «покоренным дикарям». Такое явление не удивительно: история дает нам множество подобных примеров.

Поразительная «забывчивость» инков-завоевателей вполне понятна. Но какой народ передал эстафету цивилизации инкам? У кого они научились строить такие замечательные дороги (ими пользуются и по сей день!) и здания, у кого переняли искусство письма? Кто был предшественником инков? В верховьях реки Магдалены, в южной части республики Колумбии, находится крохотная деревушка Сан-Августин. Рядом с деревушкой находится гигантский комплекс памятников: свыше трехсот барельефов и статуй высотой в два или три метра. Во времена испанского завоевания и даже раньше, во времена господства инков, на месте древнего города разрослись непроходимые джунгли. Кто, когда, зачем его создал?

Еще более величественно, еще более загадочно другое древнее городище — Тиагуанако. Европейцы впервые узнали о нем от испанского хрониста Сиеза до Леона. Увидев гигантские руины, испанец спросил у местных жителей: «Это тоже построили инки?» Индейцы рассмеялись в ответ и сказали, что гигантские сооружения были построены задолго до появления инков.

Тиагуанако находится в Боливии, в Андах, на высоте 4000 метров. На большой площади (в несколько квадратных километров) расположены монументальные сооружения из камня: храм Солнца, здание длиной 129 метров и шириной 118; гигантская крепость Акапапа, очертаниям которой придана форма 16-угольника; «Ворота Пумы» — три платформы из плит в 100 тонн; огромные монолиты-скульптуры; наконец, знаменитые «Ворота Солнца» — гигантский портал, украшенный барельефом 3-метровой высоты и почти 4-метровой ширины. Барельеф изображает странную фигуру человекозверя, окруженного лучами.

Андезит, базальт и песчаник — материалы, из которых построены колоссы Тиагуанако, — находятся не ближе чем в пяти километрах. А плиты из этого материала, прекрасно отесанные и плотно пригнанные друг к другу, весят по сто и более тонн. Какая же армия рабочих и искусных архитекторов могла превратить целые скалы в плиты и перенести их за несколько километров? Когда это было сделано? Зачем? И кем?

<p>Что древнее — Старый или Новый Свет?

Цивилизации индейцев Америки во многом превосходили цивилизации Старого Света. Жрецы майя создали самый точный в мире календарь. Судите сами. По вычислениям современных астрономов, вооруженных точнейшими приборами, лунный месяц равен 29,53059 дня. Жрецы древнего города Копана нашли его равным 29,53020 дня, а жрецы города Паленке — 29,53086 дня. Отклонения в какие-то стотысячные доли (копанекие астрономы ошиблись на 0,00039, паленкские — на 0,00027). Так называемый грегорианский календарь, которым мы пользуемся и поныне, считает год равным 365,2425 дня, астрономы майя нашли его равным 365,2420 дня, и это ближе к вычисленной современными астрономами длине года, равной 365,2422 дня. Майя ошиблись только на две десятитысячных!

Сколько же лет пришлось вести древним астрономам наблюдения за движениями светил, чтобы добиться такой феноменальной точности? Польский астроном Зайдлер считает, что около 10 000 лет. А это означает, что цивилизация майя древнее культур Старого Света.

Этот вывод, казалось, подтверждают и другие данные. Так, неподалеку от Мехико находится пирамида Куикуилько, погибшая от извержения вулкана. Геологи определили возраст этой лавы… в 8000 лет! Это должно означать, что цивилизация долины Мехико — самая древняя на нашей планете. И если «панвавилонизм» и другие теории выводили американские цивилизации из Старого Света, то не было недостатка в ученых, пытавшихся доказать, что именно Америка — родина всех высоких культур на Земле или по крайней мере родина самых древних цивилизаций.

В прошлом веке да и в нынешнем появилось немало гипотез, считавших, что именно Новый Свет — колыбель разума на нашей планете. Многие из этих гипотез носили совершенно фантастический характер. Так, француз Ле-Плонжон считал, что Иисус Христос — это мексиканский бог Кецалькоатль и его последние слова на кресте, которые приводятся в Евангелии, были сказаны… на языке древних майя! Тот же Ле-Плонжон считал, что язык майя «наполовину греческий» и что поза полулежащего бога дождя Чаак-Мооля повторяет контуры Американского континента.

Американский профессор Познанский, многие годы изучавший руины Тиагуанако, пришел к выводу, что весь этот гигантский архитектурный комплекс является «гигантским каменным календарем, отразившим астрономические явления». Расшифровывая этот «каменный календарь» со страницами в сто тонн весом, Познанский пришел к выводу, что Тиагуанако — это древнейшее поселение в Америке, «колыбель американской цивилизации», и больше того, колыбель всей цивилизации на нашей планете.

Возраст «Ворот Солнца» определялся Познанским в 17–20 тысяч лет. Другие романтически настроенные исследователи пошли еще дальше и отодвинули возраст культуры Тиагуанако в еще большую древность. Так, например, Х. С. Беллами считал, что комплекс Тиагуанако был создан около 250 тысяч лет назад! Руины Тиагуанако, другие памятники искусства Южной Америки, а также многие нерешенные наукой загадки древних цивилизаций породили уже вовсе фантастическую гипотезу, о чем, впрочем, говорили и сами авторы, ее выдвигавшие.

<p>Пришельцы из космоса и Америка

На плоскогорье Наска, в Андах, есть выложенные из белых камней знаки, тянущиеся на несколько километров. Было высказано предположение, не являются ли эти знаки посадочными знаками… для звездных кораблей пришельцев из космоса?

Правда, садиться космическим кораблям пришлось бы в пропасть. Но это не смутило авторов фантастической гипотезы: «оказалось, что дороги, поднимавшиеся в гору и кончавшиеся у пропастей, всякий раз были отмечены на конце иероглифом. При изучении всех этих странных знаков в комплексе удалось выяснить, что они являются исполинской картой звездного неба, для создания которой требовались огромные астрономические познания, которые вряд ли можно было приобрести без специальных приборов».

Новый повод доказать приход гостей из космоса дала «расшифровка» календаря на знаменитых «Воротах Солнца» в Тиагуанако. «Известна легенда, по которой один из правителей древних инков ввел узелковую письменность (кипу), повелев повсеместно уничтожить все древние иероглифические надписи. И только на «Воротах Солнца» они почему-то сохранились». Было сделано предположение, что это календарь, причем год в нем состоит лишь из 290 дней, а потому календарь этот неземного происхождения. Эта мысль была высказана в фантастическом рассказе писателя А. Казанцева «Звездные пришельцы», причем рассказ иллюстрировался 23 фотографиями — свидетельствами пребывания на нашей планете пришельцев из космоса. Примерно в это же время была опубликована (в альманахе «На суше и на море») статья физика М. М. Агреста, предполагавшего, что «в отдаленную, но историческую эпоху приблизился к Земле межзвездный космический корабль… Высадившиеся на Землю космонавты отличались силой и разумом, и их приняли за высшие существа, за «сынов бога». Они, принесли на Землю многое из своей культуры… Не космонавты ли принесли на Землю различные точные сведения о Вселенной, отдельные из которых в виде легенд хранились тысячелетиями вплоть до XVIII в.? Не восходят ли к пришельцам извне истоки глубоких сведений по строительной технике, математике, астрономии и другим отраслям знаний, которые, по мнению некоторых ученых, запечатлены языком архитектуры и геометрических форм в различных памятниках древности».

Космические пришельцы, предположил Агрест, в память о своем пребывании на Земле оставили особые отличительные сооружения, одним из них является терраса Баальбекская (Ливан) с ее гигантскими каменными глыбами длиной до 21 метра и весом около тысячи тонн. «Эти глыбы приведены из каменоломни и подняты на высоту до семи метров — задача, которую трудно разрешить даже при помощи мощных средств современной техники». По мысли Агреста, район Мертвого моря хранит несомненные следы пребывания гостей из космоса: описание гибели Содома и Гоморры в Библии «поразительно напоминает современное описание катастрофы от атомного взрыва». Библейский Енох, «взятый богом», по предположению советского ученого, был увезен с Земли космонавтами.

Пришельцы побывали не только в «стране Ливанской и Иудейской», но и в других местах земного шара. «Не связаны ли с космонавтами древнейшие наскальные изображения на плато Тассили в пустыне Сахара, которые недавно были исследованы французским профессором А. Лотом?» Одно из них «явно напоминает существо в скафандре». Вообще визит «гостей из космоса» «послужил основой для многочисленных мифов и легенд, широко представленных в греческой мифологии, индусском эпосе, в различных преданиях, распространенных в Китае или среди народов Южной Америки». Гипотеза Агреста была поддержана рядом энтузиастов — журналистами, писателями-фантастами. В 1962 г. со сходными доводами выступил американский астроном Саган, считающий, что в недалеком будущем надо ждать следующего визита космических пришельцев на Землю.

Мысль о том, что нашу планету посещали «братья по разуму», действительно представляется соблазнительной. Как справедливо указывает известный советский археолог Монгайт, несмотря на то, что факты и доказательства, которые приводил Агрест, по его мнению, ошибочно подобраны, «сама по себе идея обратить внимание археологов на такую возможность истолкования загадочных фактов древнейшей истории была полезна для развития научной мысли». Земля, по всей видимости, не единственная колыбель разума во Вселенной, ведь наше Солнце является заурядной звездой, каких в Галактике многие миллионы. На других планетах развитие жизни и разума могло значительно опередить земную эволюцию. И если мы, земляне, начинаем предпринимать полеты в космическое пространство, то не исключено, что разумные обитатели других планет Галактики тоже предпринимают с давних пор систематическое исследование нашего «звездного дома».

Итак, в самой идее о возможности пребывания пришельцев из космоса на нашей планете нет ничего вздорного и даже странного. Идея эта вполне разумна. К сожалению, этого нельзя сказать о доказательствах, приводимых в ее пользу. Расцвет государства инков приходится на XII–XIV вв. н. э. Руины Тиагуанако датируются современной наукой всего лишь VI–X вв., а отдельные очаги этой культуры, например на территории Колумбии, «дожили» до времен испанского завоевания и уж никак не могли быть делом рук инопланетных жителей. Точные методы датировки показывают, что начало возникновения высоких цивилизаций в Америке приходится на первое тысячелетие до н. э. Население Нового Света «моложе», чем население Старого. Моложе и возраст цивилизаций, родившихся на Американском материке.

0|1|2|3|4|5|6|

Rambler's Top100  @Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua