Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Александр Михайлович Кондратов Атлантиды пяти океанов

0|1|2|3|

Словом «едома», то есть «съеденная земля», в Якутии называют характерный рельеф: охваченные вечной мерзлотой блоки земли, разъединенные «клиньями» льдов. Иногда же, особенно на побережье арктических морей, лед бывает столь мощным, что «клиньями» выглядят столбы земли, расположенные в строгом порядке шахматной доски в многометровой толще льда. А в предгорьях тонкие, хотя и уходящие на несколько десятков метров в глубину, жилы льдов пронизывают толщу замерзшего грунта.

Как образовались едомы? Сначала их творцом считался Северный Ледовитый океан. Но, как показал анализ, остатки морских организмов отсутствуют и во льдах, и в грунте, образующем едому. Может быть, толстые «клинья» и тонкие «жилы» льдов едомы — это остатки древних ледников, погребенные землей и законсервированные на тысячелетия из-за сурового климата? Такая гипотеза господствовала в науке около столетия. Но в середине нашего века ее пришлось отвергнуть.

После этого единственно правильным объяснением происхождения едом стала считаться гипотеза, связывающая их происхождение с могучими реками нашей Сибири. Мощные разливы рек и озер несли с собой массу ила, мороз сковал воды — и в итоге образовались едомы. Земля в них — это смерзшийся ил, песок и галька, которые несли речные и озерные воды, а лед — это замерзшая вода…

Однако климат в эпоху великого оледенения был сух. Реки мелели, а то и вовсе исчезали. Откуда же тогда могло взяться столько воды, чтобы образовалось множество едом на территории Северо-Востока Азии и Аляски? И почему в замерзших «илах» едом не найти ни костей рыб, ни раковин водных моллюсков?»

Именно так поставил вопрос С. В. Тормидиаро в начале семидесятых годов, выдвинув совершенно новую концепцию, согласно которой едомы — это сибирский мерзлотный эоловый лёсс. Естественно, что эта концепция была подвергнута критике и автору ее пришлось выдержать нелегкую борьбу за правоту своих взглядов.

Лёсс был давно известен исследователям по отложениям на севере Китая. Было известно и его происхождение: ветры из пустыни Гобы несли пыль и мелкозем. Однако был известен не только «китайский», но и «европейский» лёсс, образовавшийся в ледниковое время. Это был не просто «эоловый», рожденный ветрами, пустынями и полупустынями лёсс, это был лёсс «холодный», ледниковый, образовавшийся в условиях сильных морозов и вечной мерзлоты. «Иногда можно прочитать, что лёсс — единственная на земном шаре осадочная порода, однородная и неслоистая на огромном протяжении и в мощных толщах, — писал Тормидиаро. — А перед нами вторая порода такого характера, тот же лёсс, только содержащий в себе лед. Это подтвердили наши многолетние исследования. Оказалось, что на скованных вечной мерзлотой равнинах Якутии и Чукотки сохранился остаток того льдистого лёсса, который еще 10 тысяч лет назад покрывал обширные равнины Западной Европы, Украины и Западной Сибири. Новый радиоуглеродный метод определения абсолютного возраста пород убедительно свидетельствует: лёссы Европы, Якутии, Чукотки и Аляски формировались в одно и то же время. На западе с окончанием ледникового времени оттаяла вечная мерзлота, растаяли подземные льды, уплотнился и обсох лёсс. И только погребенная в нем пыльца арктических трав и кустарников, кости овцебыков да отпечатки вытаявших ледниковых жил свидетельствуют о суровой климатической обстановке его образования».

Как образовывалась особая лёссово-ледовая порода, некогда покрывавшая огромные пространства, Евразии и Северной Америки, а ныне сохранившаяся лишь в Якутии, на Чукотке и Аляске и известная геологам как «едомный комплекс»?

Ярко светившее солнце делало летом почву сырой, растапливая ее верхний слой. К грунту приклеивались мириады пылинок и мелкозема. Слой лёсса наращивался из года в год. А зимой страшные холода разрывали грунт глубокими трещинами. В эти трещины, называемые морозобойными, весной и в начале лета прямо из воздуха засасывались водяные пары (ведь в это время температура почвы гораздо ниже, чем у прогревшегося воздуха). В результате стенки трещин начинали действовать как домашний холодильник — на них оседала масса ледяных кристаллов, так называемая глубинная изморозь. Из года в год росли по этим трещинам ледяные жилы.

«Снеговые пробки» возникают во всех пробитых в вечной мерзлоте буровых скважинах, шахтах, штольнях из-за изморози, застывающей влаги, что содержится в атмосфере. В принципе такой «снег» может образовываться даже в самых сухих и жарких пустынях, стоит только искусственно охладить до температуры ниже нуля поверхность типа холодильного элемента в замораживающих установках и защитить ее от лучей солнца. В условиях вечной мерзлоты такими «холодильными поверхностями» являются стенки глубоких морозобойных трещин. Лучи солнца не проникают туда даже летом, а образовавшаяся изморозь прессуется в течение веков. Кристаллы изморози и вода весеннего снеготаяния — это и есть тот материал, из которого формировались жильные льды, пронизывающие лёсс якутских и чукотских едом. И они могут так сильно разрастаться, что уже сам грунт, а не ледяной клин кажется «прослойкой».

Следы былых ледяных клиньев, пронизывающих почву лёссов, найдены в различных районах Русской равнины, вплоть до Нижнего Поволжья. Они пронизывают самые молодые лёссы, образовавшиеся в эпоху последнего оледенения. Такие же мерзлотные клинья есть и на территории Германии, Австрии, Бельгии, Франции. Но льда в них уже нет, он растаял после того, как ледниковый период кончился и «ледяные лишаи» очистили территорию Евразии и Северной Америки. И лишь едомы Якутии, Чукотки и Аляски сохранили прежний ледниковый ландшафт.

Когда ледниковый период кончился, влага, прежде сконцентрированная в толще ледниковых щитов, стала щедро поить землю. Кончилась эпоха суховеев — началась эпоха дождей, туманов, снегопадов. Воды Атлантики с запада и воды Тихого океана с востока вскрыли ледяной панцирь, каким был покрыт Северный Ледовитый океан в период последнего оледенения. Началась гибель Арктиды…

О том, что на ее территории росли травы и обитало огромное множество животных, начиная с великанов-мамонтов и кончая самыми маленькими грызунами, говорят исследования ученых самых различных специальностей. Бивни мамонтов, кости быков и других крупных травоядных животных находили и будут находить бульдозеристы, радисты, метеорологи, словом, все, кто работал на Новосибирских островах, острове Врангеля, Северной Земле.

Но была ли Арктида населена людьми? Вооруженными самыми примитивными орудиями, одетыми в шкуры животных первобытными «добытчиками»? Границы находок памятников палеолита с каждым годом отодвигаются все дальше и дальше на север. Там, где, казалось бы, не может выжить современный человек во всеоружии науки и техники, находят следы пребывания наших пращуров… Но следы эти столь незначительны, что только археолог, специалист по палеолиту, может дать их точную датировку и соотнести с другими культурами палеолита. Находки ученых Якутии и Магадана показали, что человек обитал на Крайнем Севере нашей страны и пять, и десять, и двадцать тысяч лет назад. Следы пребывания человека на Аляске, если верить сообщениям их американских коллег, датируются еще более древним возрастом: тридцатью, сорока и даже пятьюдесятью тысячелетиями. Но ни один археолог, «сухопутный» или «подводный», не нашел пока что следов пребывания людей на территории Арктиды. Искать же эти следы надо, в первую очередь, на шельфе полярных морей, омывающих берега нашей страны.

На шельфе — и, видимо, только на шельфе — следует искать и следы других «атлантид».

<p>Эпилог

«Нет сомнений — ни у кого, даже самых скептически настроенных исследователей, — в том, что в прибрежных водах морей, заливов, океанов, устьев рек скрыты руины древних поселений и городов. Каждый год приносит новые открытия, археологи-подводники открывают и изучают следы пребывания человека там, где ныне простирается водная гладь.

Вероятно, что расселение первобытных людей облегчали «сухопутные мосты» — и с помощью этих «мостов» были заселены многие острова и даже материки. Но прямых доказательств этому нет, и поэтому Берингию, Меланезиду и другие земли, ныне затопленные водой, многие ученые целиком относят к «ведомству» геологов и океанографов, считая, что они никак не повлияли на расселение человечества. Здесь мы находимся в области гипотез, имеющих разные степени вероятности.

Почти невероятно, что когда-то в Индийском, Тихом, Атлантическом океане существовали большие массивы суши, заселенные многочисленными людьми, создателями древних цивилизаций. И все-таки есть шанс, пусть ничтожный, но шанс, что существовали и Пацифида, и Лемурия, и Атлантида.

Подождем, что покажут исследования под водой».

Так заканчивалась книга автора «Тайны трех океанов», увидевшая свет в 1971 году… Что же показали исследования под водой последних полутора десятилетий, проведенные в океанских пучинах и на мелководье шельфа, в Тихом и Атлантическом, Индийском и Северном Ледовитом, наконец, в Южном океане? Исследования, использовавшие акваланг и роботов-подводников, управляемые аппараты типа «Аргус» и «Пайсис», гидролокаторы, глубоководные буры и другую совершенную техническую аппаратуру? Исследования, в которых принимали участие геофизики И геологи, сейсмологи и вулканологи, геохимики и археологи, геоморфологи и палеогеографы, зоологи и ботаники, океанологи и астрономы, чьи данные позволили сравнить скрытый под океанами «лик Земли» с ликом других планет Солнечной системы?

Прежде всего, все больше и больше фактов, добытых новейшими исследованиями под водой, говорят в пользу революционной теории, согласно которой земная кора испытывает не только вертикальные, но и горизонтальные движения, — теории дрейфа континентов, или «мобилизма», или новой глобальной тектоники, или тектоники литосферных плит. Намечается сближение гипотез первичности океанических впадин и «растекания» дна океанов как бы они ни разнились между собой, и, быть может, еще в нашем столетии будет создана обобщающая теория, «новейшая глобальная тектоника», синтезирующая данные геологии континентов, говорящие о миллиардах лет существования материков, и геологии моря, говорящей о молодости дна океанов. Но, кто бы ни был прав, последние исследования под водой сводят вероятность существования Пацифиды, Лемурии, Атлантиды, обширных материков, населенных людьми, практически к нулю. Романтические гипотезы не подтверждаются ни данными наук о Земле, ни данными наук о человеке. Однако это вовсе не означает, что на дно пяти океанов планеты не могли уйти острова и земли, на которых обитали люди, что цепочки исчезнувших ныне островов в океане помогали расселению не только животных, но и первобытных людей, а гибель вулканических островов не могла найти отражение в мифологии различных народов.

Вероятность событий можно оценить числами, от «невозможного нуля» до «достоверной единицы». Любая гипотеза, какой бы маловероятной она ни казалась, имеет право на существование, если только защитники ее прямо предупреждают о проблематичности и малой достоверности, а не стремятся выдать свою веру в истинность гипотезы за последнее слово науки, подкрепляя ее аргументами, почерпнутыми из арсенала современной мифологии с ее «треугольными атлантами», летающими и подводными «неопознанными объектами», морскими чудовищами и т. п. Ибо вероятность этих «чудес в решете», то бишь в Бермудском треугольнике или где-либо в другом районе Мирового океана, нужно оценивать даже не нулем, а «минус единицей» — они только дискредитируют и науки о Земле, и науки о человеке.

А «достоверной единице» равна вероятность находок под водой новых городов, поселений, следов пребывания первобытного человека в районе шельфа, материковой отмели, которая несколько тысяч лет назад, а порой и лишь несколько сотен лет, была сушей. Шельф занимает почти десять процентов площади Мирового океана: это означает, что археологов, помимо континентов суши, ждет еще один практически неизведанный континент — шельф. Здесь, на шельфе, сделаны лишь первые находки. Об этих находках, о перспективах новых открытий под водой и расскажет заключительная книга нашей трилогии — «Атлантиды ищите на шельфе».

Эта книга — вторая часть трилогии, посвященной «Новым атлантидам», гипотетическим затонувшим землям, которую открыла книга «Атлантиды моря Тетис». Завершит трилогию книга «Атлантиды ищите на шельфе», рассказывающая о подводно-археологических раскопках, участие в которых принимал и автор этих строк.

Рецензенты:

д-р геол. — минерал. наук, проф. Г. С. Ганешин (ВСЕГЕИ)

д-р геол. — минерал. наук И. А. Резанов (Институт истории естествознания и техники АН СССР)

канд. геогр. наук К. К. Шилик (Ленинградское отделение Института археологии АН СССР)



0|1|2|3|
Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua