Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Александр Михайлович Кондратов Атлантиды ищите на шельфе

0|1|2|3|

Подводно-археологические работы помогают воскрешать историю отечественного судоходства. На дне Ладожского озера обнаружен хорошо сохранившийся славянский челн. Сотни кораблей новгородцев ждут своих исследователей на дне озера Ильмень, являющегося своеобразным «культурным слоем», в котором должно прекрасно сохраниться дерево. «Я всегда мечтал проникнуть под воду на Ильмене, — говорит член-корреспондент АН СССР В. Л. Янин, много лет посвятивший раскопкам Великого Новгорода. — Если энтузиасты-исследователи укажут нам точки на дне, где лежат древние затонувшие корабли, то это будет огромнейший успех, переоценить который просто невозможно. Если труд многочисленных подвижников увенчается находкой, а при настойчивых поисках иначе быть не может, потому что корабли никуда не могли деться, они тонули и консервировались под водой на века, так вот, если цель будет достигнута, то в дальнейшем из этого начинания может вырасти дело крупного масштаба, обещающее знаменательное открытие».

Реки и озера кормили людей эпохи новокаменного века, неолита, населявших северо-запад нашей страны. На берегах многих этих озер обнаружены остатки деревянных жилищ, когда-то стоявших на сваях, похожие на постройки свайных поселений озер Центральной Европы, каменные орудия, изделия из дерева и кости. Подобные находки ждут археологов и под водой, ибо уровень озер менялся, а вода и торф под водой сохраняют дерево лучше, чем земля. Первые находки такого рода уже сделаны на дне озер Латвии: это остатки деревянных построек, возводившихся на фундаментах — настилах из бревен, и различные вещи, характерные для быта племен, населявших Латвию во второй половине I тысячелетия.

Всемирную известность получили петроглифы Онежского озера — рисунки на скалах, выбитые древними жителями Карелии и являющиеся удивительной «летописью в картинках» жизни, труда, верований людей новокаменного века. Этой «летописи» посвящены многие статьи и книги ученых, рисунки на скалах неоднократно перерисовывались, фотографировались и публиковались в специальных и популярных изданиях, и, казалось бы, добавить новые «страницы» к этой «летописи», известной почти полтораста лет, невозможно. Однако в 1972 году экспедиции под руководством Ю. В. Салатеева, в состав которой входили и аквалангисты, удалось найти у мыса Кладовец рисунки, скрытые от прежних исследователей водой, — первые «подводные петроглифы», известные науке. Естественно, что под воду они ушли после того, как изменились уровень Онежского озера и очертания его берегов. На следующий год, продолжив работу, причем поиск шел не только у мыса Кладовец, но и у других мысов, известных своими петроглифами, аквалангисты обнаружили большое число новых рисунков, погруженных до глубины в шесть метров. Все находки были засняты с помощью специальной аппаратуры, а также скопированы для дальнейшего изучения.

В водах Чудского озера, на льду которого произошел разгром тевтонских псов-рыцарей, провели исследования ленинградские археологи-подводники: ведь летописцы сообщают, что большая часть тевтонских воинов, закованных в тяжелые доспехи, провалилась под лед. В прессе появились сообщения о «горах старинного вооружения», найденных на дне Чудского озера аквалангистами, однако это было преувеличением. На самом деле удалось лишь уточнить некоторые детали исторической битвы, решавшей судьбу Руси, и главные находки еще впереди…

И по сей день не удается отыскать следы «клада Наполеона», который вот уже сколько лет пытаются обнаружить на дне Семлевского озера, лежащего в трех десятках километров от Вязьмы.

Захватив Москву, французы разграбили ее, не пощадив ни церквей, ни Кремля. После разгрома наполеоновских войск награбленные сокровища бесследно исчезают. В Париж они не прибывали, в Москву не возвращались, поиски в других городах к успеху также не привели. Легенда же утверждает, что «клад Наполеона» лежит на дне Семлевского озера, которое именуется также Стоячим. Дно этого действительно очень тихого озера, глубиной около двух десятков метров, покрыто слоем ила толщиной в 15 метров, а у берегов слой торфа достигает 4 метров толщины. Естественно, что искать здесь «клад Наполеона» не так-то просто. В 1961 году на Семлевском озере поисковая партия научно-исследовательского института гидрологии вместе со студентами МГУ провела исследования. Химический анализ воды показал, что в ней процент золота, серебра, меди, олова, цинка чрезвычайно велик, хотя никаких залежей ценных металлов в районе озера нет и не может быть. Но и по сей день не привели к успеху попытки энтузиастов-аквалангистов пробиться сквозь многометровый слой ила к твердому грунту и обнаружить на дне «клад Наполеона». Лишь дальнейшие исследования покажут, действительно ли этот клад лежит на дне озера, или же химическая «аномалия» его воды объясняется иными причинами. Зато на дне других озер археологи находят вполне реальные, а не легендарные клады — керамику, предметы быта и даже письмена. Грандиозный туннель, пробитый через горы, спас «жемчужину Армении», озеро Севан, от катастрофического обмеления. Находки же археологов говорят, что уровень озера в древние времена был еще ниже, чем нынешний. Когда Севан стал мелеть, на обнажившихся отмелях были обнаружены памятники культуры неолита возрастом в три тысячи лет и руины города, созданного жителями Урарту, древнейшего на территории нашей страны государства. Из-под воды показались развалины мастерских древних металлургов, ткачей, оружейников, гончаров. Был найден и кирпич с клинописной надписью: «Я завоевал город Кихуни и дошел до города Иштикунив». Завоевателя, как установили археологи, звали Аргишти, это был один из самых великих царей Урарту, город же, затопленный водами Севана, затем вновь показавшийся на поверхности, — это или Кихуни, или Иштикунив.

Близ Поти, в Грузии, в озере Палеостоми в 1961 году археологи обнаружили следы поселения II столетия н. э. Со дна были подняты бронзовые изделия, обломки сосудов и домашняя утварь. Возможно, под водой будут найдены руины древнего города Фасиса, связанного с легендарным походом аргонавтов, — о его местонахождении ученые уже давно ведут споры. Страбон сообщает, что город Фасис, лежащий при реке того же названия, это «торговый порт колхов, имеющий перед собой с одной стороны реку, с другой — озеро, с третьей — море». Живший во II веке н. э. Арриан в «Перилле Понта Эвксинского» («Объезд Черного моря») говорит: «При входе в реку на левой стороне Фасиса лежит основанный милетянами греческий город, называемый Фасисом». Он сообщает о стоящей при входе в Фасис статуе богини: «В руках она держит кимвал, у подножия ее седалища находятся львы, и сама она сидит так же, как фидиева Рея в Афинах, в храме Матери». Арриан, посетивший Фасис лично, добавляет: «Здесь же показывают якорь корабля Арго: железный не показался мне древним, хотя по величине он не похож на нынешние якоря и имеет несколько отличную форму, но тем не менее он показался мне относящимся к более позднему времени; но здесь показывали старинные обломки какого-то другого каменного якоря, так что скорее можно эти последние принять за остатки от якоря корабля Арго. Никаких других памятников мифов о Ясоне здесь не было».

Река Фасис — это современная Риони. Но эта горная река, в нижнем своем течении протекающая по Колхидской низменности, при впадении в море имеет обширную дельту. И очертания этой дельты неоднократно менялись. Озеро Палеостоми — в переводе с греческого «Древнее устье» — является, по существу, затопленным устьем южного рукава Риони и низовий реки Пичеры. К тому же Риони — река мутная, несущая массу осадков, и ее дельта быстро растет, выдвигаясь в море. Так что координаты Фасиса, указанные Страбоном («с одной стороны река, с другой — озеро, с третьей — море»), весьма условны. В книге «Черноморье», вышедшей в 1880 году в Одессе, известный знаток античности Ф. К. Брун писал, что следует «искать устье древнего Фасиса в болотистой низменности, примыкающей к южной оконечности нынешнего озера Палеостома». По мнению Б. А. Куфтина, «еще в эпоху Арриана главные воды Риони имели другое русло, именно реку Пичеру». Однако Н. Ю. Лоумури в статье «Из исторической географии древней Колхиды», опубликованной в «Вестнике древней истории» (№ 4, 1957 год), писал, что «ни о каком столь значительном перемещении русла Риони не может быть речи, и древний город Фасис надо искать на левом берегу нынешней р. Риони, несколько восточнее г. Поти». Действительно, еще в 1829 году, занимаясь поиском античных городов Причерноморья, швейцарский путешественник и историк Ф. Дюбуа де Монпере обнаружил в низовьях реки Риони, на ее левом берегу, восточнее нынешнего Поти, остатки крепости. Но является ли она Фасисом аргонавтов? Ряд исследователей полагает, что остатки раннего Фасиса лежат южнее, ближе к озеру Палеостоми. Возможно, что на дне Палеостоми будет найдено не только поселение II века н. э., но и гораздо более древнее античное поселение — Фасис аргонавтов.

<p>Где искать Итиль хазар?

В первой книге нашей трилогии — «Атлантиды моря Тесис» — мы рассказывали о находках, сделанных на дне огромного моря-озера — седого Каспия. О полузатопленных руинах, найденных еще в начале XVIII столетия в Бакинской бухте. О стенах Дербента, уходящих почти на 300 метров в море, и развалинах древнего портового мола Дербента на глубине семи метров. О средневековой керамике, найденной в трех-четырех километрах от берега на вершинах подводных банок, протянувшихся вдоль побережья поселка Норд-Ост-Култук. О горловине большого кувшина, густо обросшей водорослями, которую подняли с четырехметровой глубины на банке Плита Погорелая, в десятке километров от берега.

О затонувшем городе, находящемся на «дне бухты у мыса Амбуракский, на севере полуострова Апшерон, где с 10-метровой глубины поднята средневековая керамика. О стране Хазарии, превратившейся в Хазариду, „волжскую“ и „каспийскую“ атлантиду, поглощенную водами, — и о спорах, которые ведутся вокруг гипотезы о гибели Хазарии, выдвинутой известным советским историком и географом Львом Николаевичем Гумилевым. Завершалась глава, посвященная Каспию, словами: „Окончательное решение хазарская загадка получит лишь после детальных подводно-археологических исследований дна Каспийского моря и Волги в ее нижнем течении и дельте“.

Такие детальные исследования — дело будущего. Но предварительную разведку, поиск затопленных объектов, которые могут оказаться городами и поселениями хазар, исследователи-энтузиасты ведут на дне Каспия и дельты Волги уже сейчас. Например, стараясь найти город Итиль — столицу Хазарского каганата, достигшего расцвета в IX веке.

Ряд историков считает, что Итиль, собственно говоря, не был городом — это было лишь огромное стойбище кочевников, фантазией средневековых летописцев превращенное в процветающий торговый град. Другие полагают, что руины Итиля рано или поздно будут найдены на суше, и даже отождествляют с ним тот или иной археологический объект. Но есть и третья точка зрения: Итиль надо искать под водой. Она была высказана Л. Н. Гумилевым в связи с его гипотезой о гибели Хазарии в водах Волги и Каспия. В 60-х годах геолог Б. Н. Голубов, занимаясь геофизическими исследованиями Каспия, предположил, что искать Итиль следует в северозападной его части. Причем не вслепую, а опираясь на данные магнитной съемки. За столетия существования хазарской столицы там должно было накопиться множество отходов железа: на городских свалках и т. д. Место, где магнитная съемка обнаружит аномалии, и может оказаться Итилем, погребенным под водами Каспия и слоем осадков (вспомните поиски клада Наполеона в Семлевском озере!).

Б. Н. Голубов попытался найти Итиль. Но территория Каспия очень велика, а обнаруженные магнитной съемкой аномалии оказывались затонувшим якорем, лодкой и т. п. В 1981 году астраханский историк К. Н. Васильков попытался определить координаты Итиля более точно. Он сделал реконструкцию береговой линии Каспия и дельты Волги IX века, опираясь на данные последних научных изысканий, посвященных динамике вод Каспийского моря и его берегов. И назвал адрес Итиля — район острова Чистая Банка, лежащего в северо-западной части Каспия. По мнению Василькова, этот адрес подтверждают и данные съемок из космоса: в районе острова Чистая Банка просматривается многоугольник, диаметром примерно пять-шесть километров. Летописцы же говорят, что вокруг Итиля была возведена стена диаметром в один фарсах, то есть пять-шесть километров… Оставалось провести раскопки на острове Чистая Банка, чтобы проверить справедливость гипотезы астраханского историка.

В августе 1984 года небольшая экспедиция, состоящая из геолога Б. Н. Голубова, историка К. Н. Василькова и метеоролога П. И. Бухарицына, высадилась на острове Чистая Банка. „Сразу оговорюсь, что раскапывать город мы не собирались. Перед нами стояла более скромная задача: выполнить маршрутную магнитную съемку через остров и площадную съемку наиболее интересных участков, сравнить аномалии магнитного поля (если таковые будут обнаружены) с фоновыми значениями; составить карту острова, — рассказывает П. И. Бухарицын. — Экспедиция 1984 года носила ознакомительный характер. Была выполнена визуальная съемка острова. С помощью магнитомера сделаны несколько профилей и площадная съемка небольшого участка в самой возвышенной части острова. Результаты экспедиции показали перспективность выбранного нами пути дистанционных измерений, и мы приняли решение: в следующем году продолжить работы на острове. С помощью более высокоточной аппаратуры нам предстояло выполнить детальную магниторазведку, а также проверить возможность проведения электроразведочных работ“.

Экспедиция 1985 года, снабженная современнейшей аппаратурой, обнаружила магнитные аномалии… Но окончательный ответ на вопрос о том, действительно ли это руины Итиля, должны дать непосредственные археологические раскопки. Между тем с каждым годом площадь острова Чистая Банка сокращается из-за штормов и повышения уровня Каспия. Ибо Каспийское море, которое в течение последних десятилетий катастрофически мелело, вновь изменило режим: с 1977 года началось повышение его уровня, и в наши дни уровень моря поднялся более чем на метр. Археологические раскопки, позволяющие датировать события с точностью до сотен и десятков лет, должны не только дать новые сведения об истории городов и народов, живших на берегах Каспия, но и помочь „нащупать“ ритм изменения уровня этого удивительного моря-озера и дать научный прогноз его будущего, остающегося и поныне непредсказуемым.

<p>Озера и провалы

Оказаться под водой поселения древних людей могут не только из-за медленного повышения уровня озера, но и в результате движений земной коры, как медленных, постепенных, так и быстрых, катастрофических.

18 февраля 1911 года многие сейсмические станции мира зафиксировали сильнейшее землетрясение. В горах хребта Музкол на Памире с высоты 4500 метров в долину реки Мургаб обрушился колоссальный оползень-обвал объемом свыше двух миллиардов кубометров. Скальные породы завалили долину Мургаба и погребли под собой кишлак Усой вместе с его жителями, имуществом, домашним скотом. На четыре года прекратил течение реки Мургаб огромный вал-запруда с поперечником в 4–5 километров и высотой более 700 метров. Возникло новое озеро Памира — Сарезское, затопившее кишлаки Сарез, Нисор-Дашт и Ирхт. В 1913 году длина озера достигла 28 километров, глубина — почти 130 метров. Затем воды Мургаба проложили себе дорогу через каменный завал, но озеро продолжало расти. В наши дни его длина составляет 75 километров, глубина — 500 метров.

Причиной Усойского оползня и рождения Сарезского озера было землетрясение. А другой катастрофический "провал" суши, связанный с озерами, произошел из-за раздвижения земной коры. Уникальное озеро Байкал, по мнению современных геологов, является древним рифтом, подобно Мертвому мору, находящемуся на суше, в то время как большинство рифтовых зон находится на дне океанов. В 1861 году очередная подвижка рифта привела к тому, что в дельте реки Селенга на Байкале под воду опустился участок земли, площадь которого равнялась двумстам квадратным километрам, а на месте бывшей Цаганской степи возник новый залив — Провал, достигающий глубины в семь метров.

Все это — события недавние. А вот катастрофы, происходившие в горах Тянь-Шаня, в районе высокогорного озера Иссык-Куль, в результате которых под воду ушли поселения, города и, быть может, острова, случились давно, и здесь археологам-подводникам предстоит сделать немало ценных открытий. Иссык-Куль образовался в результате грандиозного провала, произошедшего 100 или более тысяч лет назад. В образовавшуюся впадину (на высоте 1600 метров над уровнем моря) стала собираться вода горных ручьев и тающих снегов, пока не заполнила ее. На берегах озера жили люди каменного века. Две с половиной тысячи лет назад тут кочевали племена саков, родственных скифам, на смену им пришли усуни, загадочный светловолосый и голубоглазый народ Центральной Азии. Территория Прииссыкулья входит в состав великого Тюркского каганата, в VIII веке распространившего свою власть от Желтого моря до Черного. В эпоху средневековья по берегам Иссык-Куля проходит важный торговый путь, связывавший Среднюю Азию со странами Дальнего Востока.

Предания и хроники говорят, что на берегах Иссык-Куля трижды побывал грозный Тамерлан, и по его приказу на острове построили так называемое Малое жилище, куда помещали знатных пленников. По другой версии, в Малом жилище отдыхал сам Тамерлан. В XV столетии на острове возвели крепость… Однако сейчас на Иссык-Куле нет никакого острова с крепостью. Видимо, он исчез под водой, так же как и многие поселения и даже города, упоминаемые арабскими географами.

На Иссык-Куле, лежащем высоко в горах, случаются штормы, достигающие 12 баллов. После них на берегу находят старинные кирпичи, сосуды из меди, котлы, ножи, монеты, черепа и кости. Более ста лет назад возле селения Торуайгыр на северо-западном берегу озера нашли следы построек и каменную статую на небольшой глубине. В этом районе в конце 50-х — начале 60-х годов провели первые подводно-археологические исследования на Иссык-Куле киргизские археологи П. Н. Кожемяко и Д. Ф. Винник. Они обнаружили погребенные водой курганы древних кочевников, живших здесь около двух с половиной тысяч лет назад. Еще более интересное открытие сделали киргизские ученые возле современного города-курорта Чолпон-Ата, обнаружив под водой сложенную из обожженных кирпичей стену, жернова, керамику и другие следы деятельности человека, говорящие о том, что в этом месте затонуло большое селение или город.

Древние летописи говорят о Чи-чу-гене, "Городе Красной долины", столице усуней, обнесенной мощными крепостными стенами. Все попытки найти Чи-чу-ген на суше к успеху не привели, и, возможно, его надо искать под водой. Тем более, что археологи-подводники изучали лишь северное побережье Иссык-Куля, а летописи утверждают, что Чи-чу-ген находился на южном берегу озера.

Легенды киргизов гласят, что страшный провал поглотил города, земли и людей — и на его месте возникло озеро Иссык-Куль. На самом деле рождение этого озера происходило до появления человека. По всей видимости, легенда о рождении Иссык-Куля отражает катастрофы, в результате которых под воду ушел остров с Малым жилищем, Чи-чу-ген и другие города и поселения на Иссык-Куле.

В результате провала, только карстового, а не тектонического, по мнению ряда исследователей, ушел под воду легендарный град Китеж, ныне находящийся на дне озера Светлояр. Первая экспедиция археологов-подводников пыталась найти его там в 1959 году, затем последовали новые поиски под руководством энтузиаста подводной археологии журналиста Марка Баринова. В "Литературной газете", организовавшей экспедицию, да и в других газетах и журналах широко освещался ход поисков. Казалось, легендарный град Китеж вот-вот станет реальностью, подобно Трое или Помпеям… Но, увы, надежды и по сей день остаются только надеждами. А многие историки не без оснований считают, что легендарный град Китеж, исчезнувший на глазах пытавшегося захватить его Батыя, — это только поэтический миф, символ, а вовсе не реальный город, который надо искать в земле или под водой.

Возможно, это и в самом деле так. Однако и без града Китежа у археологов-подводников нашей страны есть необозримое поле деятельности: согласно полной инвентаризации озер, проделанной советскими гидрологами, их число равняется 2 854 166, а занимаемая этими озерами площадь составляет почти 500 тысяч квадратных километров!

<p>4. АТЛАНТИДЫ СЕВЕРНЫХ МОРЕЙ
<p>По следам викингов и вендов

В Дании в городе Роскилде не так давно открылся музей кораблей викингов — широко известный научно-исследовательский и учебный центр в области судостроения северных стран. Центральную часть экспозиции музея составляет пять кораблей, поднятых со дна Роскилл-фьорда: солидное торговое судно, боевой корабль викингов, небольшой торговый корабль, малый военный корабль и старинное рыболовное судно. В течение последних десятилетий со дна морского было поднято несколько кораблей, которые помогли исследователям воскресить историю судоходства и судостроения не только в Балтийском и Северном морях, но и в Атлантике — ведь лучшие мореходы северных стран, викинги, плавали на своих ладьях и к берегам далеких островов — Исландии, Гренландии и за много веков до Колумба достигли Северной Америки. Археологи открывают под водой не только корабли, но и другие следы, оставленные отважными мореходами, воинами и поэтами — викингами, именовавшимися на Руси варягами, а в Западной Европе — норманнами ("северными людьми"). Еще в конце прошлого столетия историк Софус Мюллер предположил, что в средние века, когда Кильского канала, естественно, еще не было, связь Балтики и Северного моря осуществлялась следующим образом: из Балтики корабли шли по реке Шлей до озера Везен-Нор, оттуда по сухопутному "волоку" длиной в 17–18 километров они перетаскивались в реку Трене, и по ней суда уже могли свободно плыть в Северное море. У впадения реки Шлей в озеро Везен-Нор находился "город язычников", Хедебю, неоднократно упоминавшийся в старинных сагах и являвшийся крупнейшим портом Северной Европы, "средневековым Гамбургом". В XX веке начались раскопки города викингов, которые блестяще подтвердили предположение С. Мюллера: на территории современной провинции Шлезвиг-Гольштейн (ФРГ) был открыт большой город, обнесенный мощной, высотой более 10 метров, оборонительной стеной. А затем раскопки продолжились под водой.

Поиски начались с измерений простым лотом, потом его сменили эхолот и специально сконструированный "глубоководный телескоп" — железная труба длиной около трех метров, позволявший создавать искусственное освещение грунта. Со дна подняли черепки посуды, кости животных и людей, наконечники копий и монеты, свинцовые слитки и осколки глиняных чаш, из которых пили викинги. Саги говорят, что Хедебю взял штурмом и сжег норвежский конунг Харальд Суровый. Действительно, сначала на суше, а потом под водой были найдены следы пожара. На дне озера обнаружили скелет человека с пробитым под глазницей черепом — видимо, останки одного из участников битвы за Хедебю.

Под водой археологи обнаружили множество стоящих близко друг к другу свай, забитых в грунт: очевидно, это было портовое укрепление, тем более, что неподалеку, также под водой, нашли остатки затонувшего корабля викингов, который погиб во время штурма Хедебю, о чем свидетельствуют следы пожара на судне. "Город Хедебю, который на протяжении почти трех столетий (до 1050 года, когда его сжег Харальд Суровый. — А. К.) был европейским Шанхаем и чуть ли не самой значительной торговой столицей Северной Европы, еще удивит своих исследователей", — писали немецкие журналисты Г. Линде и Э. Бретшнейдер в книге "Из глубины веков и вод", опубликованной в 1964 году (русский перевод ее вышел в Гидрометеоиздате в 1969 году). Действительно, уже к концу 1979 года в Хедебю под водой было обнаружено около 2 500 000 находок. Чтобы сохранить их, канаты и кожаные изделия замораживали до температуры минус 40 градусов, предметы из кости и рога помещали в вакуум, дерево консервировали в водяной ванне. А после реставрации и обработки выставили в музее Хедебю, украшением которого стал поднятый со дна корабль викингов.

Саги, повествующие о деяниях викингов, говорят еще об одном знаменитом городе — Йоме, или Йомсборге. Этот город был основан викингами в устье Одры и был для них тем же, что для запорожских казаков их Сечь: добытые в походах ценности делились здесь поровну, ни женщины, ни дети, ни старики сюда не допускались. Затем Йомсборг попал в подчинение вендам, или венетам, — одному из славянских племен, населявших в средние века берега Балтики вплоть до полуострова Ютландия.

"Когда же Магнус узнал эти новости, он собрал в Дании много боевых кораблей и летом отплыл в Страну Вендов вместе со всем своим войском, и то была огромная рать, — повествует "Сага о Магнусе Добром", правителе Норвегии. — Когда Магнус конунг прибыл в Страну Вендов, он направился к Йомсборгу и захватил его, перебил множество народа, пожег крепость и все вокруг, подвергая разграблению. Так говорил Арнор Скальд Ярлов:

Ты огнем прошел по землям,

Князь. Не ждал спасенья жалкий

Люд. За Йомом взвились клубы

Дыма к небу, войнолюбец.

Нехристи тряслись от страха,

Не хранили их и стены

Крепостные. Ты им жару

Задал всем, гроза народов."

Если Хедебю найден и на суше, и под водой, то отыскать Йомсборг викингов и вендов до сих пор не удается. Возможно, что его руины скрыты водами Балтики, так же как и другого "без вести пропавшего" города — Юмны, соперницы Хедебю, созданной поморскими славянами — венетами. О богатствах "Урбе Венеторум" — "Города венетов" — сообщает один из авторитетнейших летописцев раннего средневековья Адам Бременский, называя его крупнейшим городом Европы. На рейде Юмны стояли славянские, саксонские, скандинавские и даже византийские ("греческие") корабли. При входе в гавань впервые на севере Европы были установлены маяки, чтобы облегчить судоходство в ночное время. Все попытки отыскать Юмну на суше к успеху не привели. Большинство специалистов склоняется к мысли о том, что поиск надо вести под водой, там, где Балтийское море частично затопило остров Узедом и побережье в устье реки Одры.

Вероятно, именно этот славянский порт послужил пра-образом Винеты, легендарного города, погибшего в морских волнах. Предания гласят, что сильные ветры нагнали с моря гигантские волны, которые поглотили Винету. Действительно, на Балтике подобные явления, именуемые "штормфлюте", то есть штормовой нагон, явление весьма частое (стоит только вспомнить наводнения, угрожавшие нашему Ленинграду до строительства защитного комплекса — они порождены типичным "штормфлюте").

Воды Балтики поглотили не только отдельные города, но и обширные участки суши: Балтийское море является самым молодым морем нашей планеты, его берега сформировались в ту эпоху, когда на планете уже существовали развитые цивилизации с иероглифическим письмом, монументальным искусством, кастой жрецов — в долине Нила и в Эламе, в междуречье Тигра и Ефрата и на острове Крит, на территории Индостана и Китая.

<p>"Янтарная атлантида"

Шведский исследователь О. Рудбек, живший в XVII столетии, полагал, что легендарная Атлантида Платона, затонувшая 12 тысяч лет назад, находилась на месте его родной Скандинавии. Удивлению Рудбека не было бы предела, если бы он узнал, что вместо цветущей страны атлантов на землях его родины в ту пору лежали огромные ледники и Скандинавия той эпохи мало чем отличалась от современной Гренландии, а в южной части нынешней Балтики находилось огромное озеро, уровень которого был на два десятка метров выше нынешнего, а вода в этом озере, образованная тающими льдами, была пресной.

Около 10 тысяч лет назад ледовый щит, отделявший воды озера от Атлантики, протаял, на западе его образовался проход, и пресная вода озера хлынула через него к соленым водам океана. Уровни озера и океана выравниваются, их воды смешиваются. Тысячелетие спустя дно проливов и берегов нынешней Швеции, освободившейся от ледников поднимается и Балтика вновь становится озером, питаемым все быстрее и быстрее тающими ледниками. Уровень вод этого озера, называемого Анциловым, был выше современного на три десятка метров, и оно занимало территорию нынешних районов севера Польши, ГДР, ФРГ.

Примерно семь тысяч лет назад воды Анцилова озера прорываются на запад, и происходит очередное соединение океанских соленых и пресных ледниковых вод. Рождается Литориновое море, более соленое и теплое, чем нынешняя Балтика. А затем около 2000 года до н. э. проливы вновь мелеют, влияние атлантических вод ослабевает, и постепенно формируется Балтийское море в его современных очертаниях. "В относительно короткий геологический период, менее чем за 20 000 лет, Балтийское море прошло в своем развитии по крайней мере пять фаз, отличающихся одна от другой климатическими и геологическими условиями, а также флорой и фауной, — пишет профессор Казимир Демель в книге "Наша Балтика". — За это время на территории Балтийского моря влияние Арктики сменялось влиянием Атлантики, похолодание боролось с тенденциями к потеплению, соленые воды уступали место пресным, и наоборот. И все это в конечном счете определило жизнь и природные условия Балтики нашего времени."

Когда Литориновое море превращалось в Балтийское, под воду ушли обширные участки суши возле берегов нынешней Швеции, Финляндии, Эстонии. Еще в XVIII столетии было отмечено, что северные берега Балтики поднимаются, а южные опускаются и Балтика меняет свои очертания буквально на глазах. Многие части шельфа Балтийского моря были сушей несколько тысяч лет назад, и здесь обнаружены многочисленные стоянки людей каменного века. Во время земляных работ в гавани балтийского порта Росток нашли древнее захоронение и поселение эпохи неолита. Возможно, здесь, на шельфе Балтики, следует искать и следы легендарного Янтарного острова — вслед за Винетой, Юмной, Йомсборгом.

В древних странах Средиземноморья изделия из янтаря высоко ценились. Привозился он издалека, с берегов далеких северных стран — с побережья Балтики и южного берега Северного моря, от устья Невы до устья Эльбы.

"Остров Янтаря", говорят античные источники, находился в одном дне пути от реки Эридан. Но рекой этой могла быть и Нева, и Эльба, и Рейн, и Висла; некоторые же древние географы считали, что она течет в мифической стране гипербореев, а иные отождествляли ее то с рекой По, то с рекой Роной. Диодор Сицилийский, живший в I веке до н. э., помещал Янтарный остров "непосредственно к северу от Скифии за Галлией в океане": волны "выбрасывают на него в большом количестве так называемый янтарь, который на земле больше нигде не встречается… Янтарь на этом острове собирают, и жители доставляют его на противолежащий материк, откуда его привозят в наши края".

Где же находился этот остров? С ним отождествляли немецкий остров Гельголад, шведский остров Борнхольм, эстонский остров Саарема и многие другие острова Балтийского и Северного морей. Но либо на этих островах не было янтаря, либо они лежат на большом расстоянии от устья полноводной реки античного Эридана или нынешних Невы, Вислы, Рейна, Эльбы. Многие исследователи полагают, что, говоря о Янтарном острове, античные авторы имели в виду просто-напросто славящиеся своим янтарем берега Балтики. Однако, те же авторы говорят именно об острове, к тому же подверженном действию приливно-отливных явлений, которые в Балтике не наблюдаются. Вероятнее всего, под рекой Эридан древние географы подразумевали Эльбу, устье которой по ширине сходно с морским заливом. Один из величайших путешественников древности Пифей, живший в IV веке до н. э., говорит, что Янтарный остров лежит в одном дне плавания на паруснике от отмели моря, "называемого Метуонис": на этот остров волны выбрасывают янтарь, который "жители применяют в качестве топлива вместо дров и продают соседним им тевтонам". Устье Эльбы, имеющее обширную отмель, вполне могло быть названо "морем Метуонис". Немецкий исследователь Беккерс пишет в этой связи: "Несомненно, что в IV веке до н. э. на германском побережье Северного моря был только один залив, и это могло быть только устье Эльбы. Геологическими данными установлено, что между гольштинской и ганноверской песчаными возвышенностями вплоть до района Лауэнбурга, где в это время Эльба впадала в море, некогда простирался 18-мильный морской залив, который исчез лишь в XIII в.". Современное устье Эльбы достигает 15 километров в ширину, а в нижнем течении реки имеются богатые месторождения янтаря, правда смешанного с бурым углем (после второй мировой войны одна из немецких фабрик даже топила свои котлы смесью бурого угля и янтаря!).

Если взглянуть на современную карту, то единственным островом, который мог бы находиться в одном дне плавания от устья Эльбы, является Гельголанд, небольшой клочок земли, окруженный обширной отмелью, едва погруженной под поверхность воды. В эпоху средневековья и в Новое время Гельголанд разрушался волнами и опустился ниже уровня моря: его площадь в XI столетии приближалась к сотне квадратных километров, а сейчас равна 0,6 квадратных километров. Вблизи Гельголанда немецкому исследователю Юргену Шпануту удалось обнаружить руины древних сооружений, которые он объявил остатками платоновской Атлантиды. Но, может быть, это остатки "янтарной атлантиды"?

Однако Гельголанд, ни древний, ни современный, не мог быть крупным источником янтаря, ибо, по словам геологов, "янтарь связан с отложениями третичного периода, которых на Гельголанде нет и никогда не было". В старинных документах упоминается остров Зюдштранд — "Южнобережный". Но еще в начале XIII столетия он находился рядом с материком, а за полторы тысячи лет до этого был, конечно, соединен с сушей, так как район устья Эльбы да и вообще южный берег Северного моря в течение последних двух тысячелетий опускаются. Пифей же говорит о целом дне плавания к Янтарному острову. Вот почему многие исследователи, в том числе крупнейший авторитет в историко-географических исследованиях профессор Рихард Хенинг полагают, что ни Гельголанд, ни Зюдштранд нельзя отождествлять с Янтарным островом античных авторов. Остров этот ныне погребен на дне Северного моря. Хеннинг считает, что он был расположен между Гельголандом и Зюдштрандом. "Современная наука не знает для него никакого названия, — пишет Хеннинг в своем капитальном труде "Неведомые земли". — Поэтому целесообразно оставить за островом его древнее имя Абалус… Эту локализацию древнего острова янтаря следует считать пока самой достоверной и надежной".

<p>Абалус, Авалон, Ломеа и другие…

Янтарный остров античные авторы именовали по-разному: Абалус, Абальция, Базилия, Баунония, Глесария. Последнее название можно перевести как "один из янтарных островов": это не имя собственное, а эпитет, ибо древние германцы называли янтарь словом "глес". Баунония означает "Бобовый остров", то есть остров, имеющий форму боба; Базалия — "Царский", то есть независимый, управляемый собственным царем. Слово "Абалус" и производное от него "Абальция" имеют, скорее всего, кельтское происхождение. Возможно с ним связана и легенда об острове Авалон, на котором находился король Артур и который исчез в море.

Кельтские предания повествуют и о других затонувших островах: острове Ис и острове Лионесс. Последний находился между оконечностью полуострова Корнуолл и островками Силли, лежащими к юго-западу от полуострова. На Лионессе был большой город, затонувший во время катастрофы: спастись удалось только одному человеку. Возможно, что в этой легенде есть рациональное зерно. Прибрежные участки в этом районе уничтожаются мощным действием волн прибоя. Только за историческое время юго-западная оконечность Англии, полуостров Корнуолл, потеряла около 600 кубических километров суши. Вода поглотила древние оловянные копи Корнуолла. Средневековые источники говорят о городе Данвиче, существовавшем более тысячи лет назад. В документах XI века есть отметка о том, что ряд земель, принадлежащих этому городу, облагаться налогами не может, так как их поглотило море. Более поздние манускрипты говорят о том, что вода затопляла монастырь Данвича, старую гавань, церкви, дорогу, ратушу и поглотила разом 400 зданий. К XVI столетию от города осталось меньше одной четверти. Морским дном стал лес, росший в двух километрах от Данвича, и за несколько веков старинный город превратился в крохотную деревушку. Да и во многих других местах у побережья юго-западной Англии находят остатки затопленных лесов, поселений, скелетов людей.

Мели Гудвина, возле пролива Па-де-Кале, отделяющего Англию от материка, за последние два века унесли 50 тысяч человеческих жизней, поглотили сотни судов, общая стоимость которых превышает полмиллиарда долларов. Тысячу лет назад на их месте был населенный остров Ломеа. Легенды говорят, что остров поглотил потоп. Правитель острова, граф Гудвин, вызвал гнев божий, и воды потопа поглотили и грешного графа, и его замок, да и весь остров. Есть и другая, более правдоподобная версия гибели острова Ломеа: ему давно угрожали неустанно подмывающие берега морские воды. Однако вместо дамбы, на строительство которой прихожане собрали много денег, возведена была колокольня в городе Гастингс, которому принадлежал остров… и Ломеа был поглощен морем. Чарлз Лайель, один из создателей современной геологии, не только привел доказательства в пользу второй версии, но и установил точную дату гибели острова — 1099 год.

К югу от легендарных островов и вполне реального затонувшего побережья юго-западной Англии находились когда-то знаменитые Касситериды — Оловянные острова, о которых сообщают многие античные географы и которые столь безуспешно отыскивают на современной географической карте наших дней. И вполне возможно, что на шельфе Северного моря, кроме Янтарного острова, Авалона, Иса, Лионесса и Ломеа, археологам-подводникам предстоит еще найти загадочные Касситериды.

<p>"Оловянные острова"

"Мидакрит первым привез олово с Касситерид", — читаем мы у Плиния. Историки предполагают, что имя Мидакрит — переделка финикийского слова Мелькарт, и Плиний сообщает лишь о том, что Оловянных островов первыми удалось достичь финикийским мореплавателям. В "Географии" Страбона мы находим подробное описание Касситерид, составленное со слов римского правителя Испании Публия Красса, посетившего их в 95–93 годах до н. э. "Касситеридских островов десять, — пишет Страбон, — они лежат поблизости друг от друга в открытом море к северу от гавани артабров. Один из них пустынный, на остальных же обитают люди, которые носят черные плащи, ходят в хитонах длиной до пят, опоясывают груди, гуляют с палками, подобно богиням мщения в трагедиях. Они ведут кочевой образ жизни, по большей части питаясь от своих стад. У них есть оловянные и свинцовые рудники; эти металлы и шкуры скота они отдают морским торговцам в обмен на глиняную посуду, соль и изделия из меди. В прежние времена только одни финикияне вели эту торговлю… тем не менее римляне после неоднократных попыток открыли этот морской путь. После того как Публий Красе переправился к ним и увидел, что металлы добываются на небольшой глубине и люди там мирные, он тотчас сообщил сведения всем, кто желал вести с ними торговлю за морем, хотя это море шире того моря, которое отделяет Британию от материка."

Таким образом, кроме двух "Эльдорадо олова" — Испании и Британии, древний мир имел еще и третий центр — Касситериды. По мнению профессора Хеннига, этого третьего центра не существовало, ибо Касситериды — не что иное, как название Британских островов вместе с островом Уэсан, лежащим у побережья французского полуострова Бретань. Другие исследователи (и в столь же категоричной форме) утверждают, что приведенное нами сообщение Страбона "имеет в виду реально не что иное, как открытие и захват Крассом оловянных рудников, находившихся где-то на крайнем северо-западе Испании". Третьи говорят, что подлинными Касситеридами были небольшие острова, лежащие неподалеку от испанского берега, между устьем реки Миньо и мысом Финистерре. Четвертые считают, что Касситериды — это островки Силли возле юго-западной оконечности Англии. Пятые переносят Касситериды далеко на запад, в открытый океан, отождествляя их с Азорским архипелагом. Наконец, есть точка зрения, согласно которой "мы имеем дело всего лишь с легендами о крупных месторождениях олова в Западной Европе, откуда оно через многочисленных посредников попадало в Восточное Средиземноморье. При этом у торговых посредников были все основания окутывать туманом местонахождение той страны, из которой вывозилось олово." Однако, на Азорских островах никогда не было олова, и этот "адрес" Касситерид явно ошибочен. Не подходят и "адреса" Силли возле Британии и островков возле берега Испании. И сама Испания, огромный полуостров, не отвечает описанию десяти островов, так же как и Британские острова, ибо тот же Страбон прямо указывает в своей "Географии", что по ту сторону Столпов Геракла, то есть Гибралтарского пролива, лежат "Гадиры, Касситериды и Британские острова", и дает подробное описание Британии отдельно от рассказа о Касситеридах.

"Римляне приобретали олово в северно-западной части Испании. "Оловянные острова", фигурирующие в их описаниях, находятся за этой частью Испании и отличаются некоторыми любопытными особенностями, которые не позволяют смешивать их с Британией, — пишет профессор Дж. Томпсон в своей "Истории древней географии". — Ни одна из действительно существующих групп островов не соответствует этим описаниям"… Не означает ли это, что загадочные Касситериды находятся там же, где и Янтарный остров, — на дне морском? На Оловянных островах побывал Пифей, так же как и на Янтарном острове, так что сомневаться в их реальности не приходится. Плиний и Птолемей, два известнейших ученых античности, говорят, что Касситериды находились примерно в 100 километрах к западу от северо-западной оконечности Пиренейского полуострова. Ныне в этом районе никаких островов нет, зато исследования на дне обнаружили здесь мелководные банки.

В 1958 году экспедиция на океанографическом судне "Дискавери-2", изучая рельеф Галисийской банки, расположенной у северо-западной оконечности Испании, открыла плоскую подводную вершину на глубине около 400 саженей. Банка могла быть большим блоком суши, опустившимся на несколько сотен метров в результате сбровов, подобных тем, что создали рифтовые долины в Восточной Африке. "Опускание, конечно, могло происходить и в историческое время, — пишет английский океанолог Г. Гэскелл. — Однако превосходные фотографии дна океана в этом месте не обнаруживают каких-либо следов человеческой деятельности, а во взятых образцах нет ни строительного камня, ни обломков древней глиняной посуды". Французские исследователи С. Ютен и Ле-Дануа полагают, что Касситериды могли находиться вблизи банок Большая и Малая Соль, расположенных к югу от Ирландии и к западу от мыса Финистерре, где-то между 48 и 49 градусами северной широты и между 8 и 10 градусами западной долготы, с глубинами залегания первой — около 65 метров и второй — всего лишь около 20 метров. Касситериды могли находиться и не в Атлантике, а в проливе Ла-Манш и даже в Северном море. Ибо это море представляет собой сплошной шельф.

<p>Атлантиды Северного моря

В эпоху последнего оледенения, когда уровень Мирового океана был более чем на 100 метров ниже современного, Северного моря не существовало. Британские острова соединялись сушей с Шотландскими и Оркнейскими островами, а также с континентальной Европой. В состав единого массива суши входили и полуострова Ютландия и Скандинавия. Огромные ледники покрывали почти всю Скандинавию, Шотландию и всю северную часть нынешнего Северного моря.

Данные геологии и океанографии говорят о том, что нынешний пролив Ла-Манш был долиной мощной древней реки, притоками которой являлись Темза, Сена, Шельда, Маас, Рейн и ряд других, более мелких рек Северо-Западной Европы, впадающих ныне в Северное море. Детальные промеры показали, что долины этих рек образуют разветвленную сеть, которая проходит по склонам огромной отмели, называемой Доггер-Банка, прославленный рыболовный "рай", известный всем траулерам и рыболовным судам Европы и Америки. Огромная, продолговатой формы отмель Доггер-Банка более чем на 250 километров протянулась с юго-запада на северо-восток. Ширина ее достигает трех десятков километров, а глубины не падают ниже 37 метров. Несколько тысяч лет назад на месте Доггер-Банки в центральной части Северного моря находился большой остров. И остров этот был населен — с шельфа Доггер-Банки были подняты не только торфяник и кости мамонта, но и орудия труда первобытного человека и другие свидетельства деятельности людей.

И в других районах шельфа Северного моря обнаружены следы деятельности человека. В куске торфа, поднятого драгой у берегов английского графства Норфолк, найден костяной гарпун, относящийся к культуре мозолите (среднекаменного века, относящегося к X–VIII тысячелетиям до н. э.), и, как пишут советские ученые в первом томе "Всемирной истории", "значительная часть древних поселении этого времени находится теперь под водой Северного моря".

По затонувшей суше пришел древнейший человек с материковой Европы на территорию Великобритании. В графстве Кент, на юго-востоке Англии, возле Сванском-ба, обнаружены останки одного из самых древних неандертальцев, возрастом около 200 тысяч лет. Суша стала затопляться водами Мирового океана и становиться шельфом Северного моря, рождавшегося буквально на глазах человека, после окончания последнего оледения, то есть около 18 тысяч лет назад. Но этот процесс затянулся на многие тысячелетия.

"Во времена египетских фараонов и ассирийских царей еще не существовало Британских островов, не было проливов Па-де-Кале и Ла-Манша. Северная Европа не существовала в современном виде. Только в 111 тысячелетии до н. э. окончательно отделились от материка острова Британии. Северное море затопило низменные районы Северо-Западной Европы. Однако, суша не сдавалась. Наносы многочисленных рек и морские отложения создали Нидерланды, почти вся территория которых к I в. н. э. (то есть ко времени, например, расцвета Боспорского царства) представляла собой огромную болотистую низину с большой морской лагуной в северозападной части, — пишут Г. А. Разумов и М. Ф. Хасин в книге "Тонущие города". — Нанесенные ветром песчаные холмы высотой 10–30 м и шириной до нескольких километров, образовывали защитную дамбу, отгораживающую Нидерланды от моря и предохраняющую страну от наводнения".

Но море стало брать реванш. В 865 году страшный шторм, обрушившийся на устье Рейна, затопил крупный город Дорестад, а также окружающие его земли. В 1170 году, в "День всех святых" море отрезало от материка большой участок суши, превратив его во Фризские острова. В конце XIII столетия вода достигла озера Флево, лежащего в глубине Нидерландов, соединилась с ним, и так возник обширный залив Северного моря — Зейдер-Зее "Южный залив". Наводнения 1218, 1287 и 1377 года образовали еще два новых залива — Долларт и Лауверс-зе.

Страшное наводнение обрушилось на берега Нидерландов в 1362 году. С 15 по 17 января бушевал свирепый зимний шторм, новолуние вызвало к тому же бурный морской прилив. В результате бедствия большой город Рунгольт был навсегда погребен под водой, море поглотило большой участок суши, от которой осталось лишь несколько клочков земли в виде островков. Затопленными оказались дома, церкви, пастбища, и в водах разбушевавшегося моря погибло около 100 тысяч человек. Обширный участок суши отделился от материка и превратился в остров Странд.

Еще раньше под водой оказались города Энс и Налете. Вдававшийся во время античности в воды Северного моря полуостров превратился в остров Зюдштранд, который ныне полностью исчез под водой. В XVI столетии наводнение затопило большую часть Нидерландов, в том числе города Роттердам и Амстердам. Эта катастрофа обошлась стране в миллионы гульденов убытка и стоила жизни 400 тысячам человек. Широкая полоса суши превратилась в морское дно.

11 октября 1634 года морские волны обрушились на оставшийся от катастрофы 1362 года остров Странд, площадь которого равнялась 30 тысячам гектаров, а население составляло около девяти тысяч человек. После шторма Странд распался на три небольших островка общей площадью всего лишь в девять га, от потопа спаслось немногим более двух с половиной тысяч жителей Странда. В феврале 1825 года штормовые волны бушевали в Галлигене, унеся с собой множество домов и пятую часть защитных укреплений. В ночь с 31 января на 1 февраля 1953 года Северное море вновь обрушилось на берега Голландии, разрушив 400 плотин, затопив 160 тысяч гектаров плодородной земли и погубив почти две тысячи человек и 60 тысяч голов домашнего скота. В феврале 1962 года штормовые волны ворвались в устье Эльбы, достигнув Гамбурга и затопив его центр.

На дне Северного моря, таким образом, находятся следы поселений первобытного человека, средневековые города и целые острова. События последних веков зафиксированы в хрониках, о затонувших островах говорят предания и легенды, правоту которых могут подтвердить раскопки под водой. Подводные раскопки смогут решить и загадку земель Арктики — земель, о которых сообщали многие ее исследователи и которые тщетно потом разыскивали другие открыватели арктических широт.

<p>5. РАСТАЯВШИЕ АТЛАНТИДЫ
<p>Острова в Арктике

Судьбы географических открытий, даже самых значительных, бывают порой удивительны. Колумб ищет путь в Индию — и открывает Новый Свет. В поисках Южного материка суда бороздят южное полушарие, открывают острова, которые принимают за выступы Неведомой Южной Земли; после долгих плаваний в антарктических водах Джеймс Кук "закрывает" эту землю, а полвека спустя русские моряки открывают Антарктиду. Но самая неожиданная судьба ожидала Пифея из Массилии (нынешний Марсель), достигшего "стран олова и янтаря" и "крайней северной точки обитаемой земли" — острова Туле. Античные географы именовали его отъявленным лжецом, а наши современники считают Пифея первым полярным исследователем и "ученым в самом высоком значении этого слова".

Пифей, достигший Туле, сообщает, что в этих северных краях летом ночь длится лишь два-три часа, а зимой, наоборот, день очень короток; на расстоянии же одного дня морского пути от Туле "якобы находится застывшее море, называемое некоторыми Кронийским". Этим сообщениям Пифея не верил никто из древних географов — ведь народы Средиземноморья не проникали на север дальше 50 градуса северной широты. А казавшиеся в те времена невероятными сведения о севере убедительно доказывают, что Пифей отодвинул северную границу обитаемой земли сразу до 60-х градусов северной широты, почти к самому полярному кругу. Прошло, однако, не одно столетие, прежде чем, проникнув вслед за Пифеем далеко на север, люди убедились, что "отъявленный лгун" говорил правду. И первыми, кто начал исследования Арктики, были жители "стран полнощных" — викинги и новгородцы.

Викинги уже во второй половине IX столетия открывают и колонизуют остров Исландия, в начале X столетия — Гренландию и в первых десятилетиях нашего тысячелетия — Северную Америку. В исландской хронике под 1194 годом есть краткое сообщение: "Найден Свальбард", то есть "Холодный берег". Но сведения о нем слишком скудны, чтобы отождествлять его с какой-либо конкретной землей в Арктике — северо-восточным побережьем Гренландии, островом-вулканом Ян-Майеном, Землей Франца-Иосифа, Шпицбергеном, Новой Землей или северным побережьем Сибири. А еще раньше, в конце IX столетия, викинги обогнули мыс Нордкап, самую северную точку Европы, и нашли морской путь из Северного моря в Белое. Честь же открытий всего остального приполярного Севера, как Европы, так и Азии, принадлежит русским мореплавателям. Открытия эти начали новгородские ушкуйники, а завершили советские полярники.

Что представляет собой Северный Ледовитый океан? Покрыт ли он льдами или же теплые течения делают его судоходным? Есть ли в океане земли и острова? По инициативе Ломоносова организуется специальная экспедиция к полюсу, дабы "учинить поиск морского проходу Северным океаном в Камчатку". Экспедицией руководит В. И. Чичагов. Она достигает рекордной для того времени широты — 80 градусов 26 минут, но вынуждена повернуть назад из-за непроходимых для парусных судов льдин, — морским путем пройти по маршруту, намеченному Ломоносовым, удалось лишь совсем недавно, и то с помощью атомных ледоколов.

Если сердце Арктики покрыто сплошными льдами, то, быть может, полюса можно достичь на санях? Первым такую попытку предпринял англичанин Уильям Парри еще в 20-х годах прошлого века, но штурм полюса был успешно завершен лишь почти столетием поздней. Кроме открытых еще поморами Новой Земли и Шпицбергена, в Северном Ледовитом океане были обнаружены и положены на карту Медвежьи острова и Земля Франца-Иосифа, Новосибирские острова и Северная Земля, остров Врангеля и многочисленные острова Канадского Арктического архипелага. Но многое в истории открытия Арктики остается загадочным.

В 1644 году казак Михаил Стадухин добирается до устья большой реки "Ковыми", то есть Колымы. Ссылаясь на рассказы других казаков и колымской "женки" Калибы, он доложил в Якутске, что если плыть морем от устья Лены к устью Колымы, то "от Святого Носа на левой руке объявляется остров, и горы снежные, и пади, и ручьи знатны все". Остров этот огромен — он тянется от устья Енисея до устья Колымы, и зимой "чухчам" требуется всего один день перехода на оленях, чтобы достичь его. Вероятнее всего Стадухин видел "горы снежные, и пади, и ручьи знатны все" на острове Большой Ляховский с его горой Эмий-Тасс, на которой и летом бывает снег, и долинами ручьев, в ясную погоду различимыми со Святого Носа. Но возможно, что это Крестовский остров, самый близкий к берегу из группы Медвежьих островов. Свои личные наблюдения Стадухин связал с рассказами казаков об островах, лежащих против устья Лены. "Так сложилась географическая легенда о великом острове на Ледовитом океане у берегов Восточной Сибири, — пишет советский историк географических открытий И. П. Магидович. — Этой легенде верили более ста лет после плавания Стадухина. Действительно существующие, расположенные против устьев восточносибирских рек, сравнительно недалеко от материкового берега, острова и миражи невольно сливались в представлении новосибирских мореходов в один гигантский остров. Они своими глазами видели в разных местах "Студеного моря" восточнее Лены "горы", то есть высокие холмы, казавшиеся горами по сравнению с низменным материковым берегом. Эта легенда "подтверждалась" неправильно истолкованными рассказами береговых жителей, посещавших некоторые острова. Служилые люди и промышленники надеялись найти на этом "великом острове" и ценную "мягкую рухлядь" (песцы), и ценную "заморскую кость" (бивни мамонтов), и "корги" (косы) с богатейшими лежбищами "зверяморжа", дающего не менее ценный "заморский зуб", или "рыбий зуб" (моржовые клыки)."

Но только ли реальным землям обязана своим происхождением "легенда о великом острове", лежащем возле берегов Восточной Сибири? Вопрос этот связан с историей поисков двух загадочных земель, в существование которых твердо верили многие исследователи вплоть до середины нашего века и которые все-таки, несмотря на тщательнейшие поиски, найти не удалось. Это Земля Андреева и Земля Санникова.

<p>Загадочные земли в океане

Изучение архипелага Северная Земля, начатое русскими и завершенное советскими полярниками в начале 30-х годов, было последним крупным географическим открытием в Арктике и крупнейшим открытием, сделанным в нашем веке. Но одновременно в XX столетии были сделаны и "закрытия" земель, нанесенных на карту исследователями прошлого. С высокого мыса Флигеля, самой северной точки Земли Франца-Иосифа, австрийский полярник Юлиус Пайер увидел 11 апреля 1875 года голубые горы острова, который он назвал "Землей Петермана, в честь великого географа, моего друга и учителя". На северо-запад от острова Рудольфа Пайер нанес на карту контуры еще одного острова — Земли Короля Оскара. Однако никому после Пайера не удалось обнаружить ни Земли Петермана, ни Земли Короля Оскара. Такая же участь постигла и Землю эскимоса Такупука, которую он видел к северо-западу от побережья Аляски, Землю Бредли и Землю Крокера, обозначавшихся на картах к северу от островов Канадского Арктического архипелага, остров Крестьянка в районе острова Врангеля, Землю Джиллиса — "большой остров к северу от Шпицбергена, белеющий вдали как волшебные замки северной саги". Вероятнее всего, это были миражи, а не реальные острова в океане. Однако сообщения о Земле Андреева и Земле Санникова никак нельзя считать обманом зрения и плодом миража.

В 1763 году для проверки сведений об островах, лежащих к северу от устья Колымы, покрытых множеством медвежьих следов, с крепостью, "заведенной незнаемы-ми людьми", был направлен сержант Степан Андреев. Он достиг островов, впоследствии названных Медвежьими. Хотя они были необитаемы, повсюду Андреев встречал следы, оставленные людьми: вкопанные в землю юрты, развалившиеся землянки и даже крепость, сделанную "превеликим трудом… токмо строена не русскими людьми, а другими, но какими, о том знать не можно". На самом восточном из Медвежьих островов Андреев и его спутники "всходили и на верх горы и смотрели во все стороны. В полуденную сторону виден голоменит камень, который по рассуждению нашему тот Колымский камень, а влево, в восточной стороне, едва чуть видеть, синь синеет, или назвать какая чернь: что такое, земля или море, о том в подлиннике обстоятельно донести не умею".

На следующий год Андреев с пятью казаками вновь направился на Медвежьи острова и, взойдя на вершину горы Четырехстолбового острова, увидел в ясный солнечный день ту же "синь", или "чернь", и он и его люди "дались на усмотренное место". На шестые сутки санного пробега по замерзшему морю был замечен "остров весьма немал. Гор и стоячего лесу на нем не видно, низменной, одним концом на восток, а другим — на запад, а в длину так, например, быть имеет верст семьдесят". Андреев со спутниками направились к "западной изголовье" острова, однако, "не доезжая того верст за 20, наехали на свежие следы превосходного числа на оленях и на санях неизвестных народов и, будучи малолюдны, возвратились в Колыму".

По отчету Андреева подполковник Ф. X. Плениснир, решивший выяснить вопрос о большом острове, тянущемся от устья Енисея до устья Колымы, составил карту. Там были показаны Медвежьи острова, Земля Андреева к востоку от них, фантастические очертания "Американской матерой со стоячим лесом земли" и земля Китиген (или Тикиген), на которой живут "оленные люди хрохай", как информировал Плениснира чукча Дауркин. Для наведения контактов с "оленными людьми" и описания Земли Андреева весной 1769 года на собачьих упряжках отправились три прапорщика-геодезиста И. Леонтьев, И. Лысов и А. Пушкарев. Для начала они произвели съемку Медвежьих островов, ибо сержант Андреев "по незнанию наук, какое положение они имеют на карте, изъяснить не мог". От самого восточного из этих островов они двинулись на поиски Земли Андреева… и, проделав около 300 километров по льду на собаках, никакой земли не обнаружили.

Однако геодезисты в своих поисках руководствовались неточной картой Плениснира и искали Землю Андреева в северо-восточном направлении, в то время как искать ее следовало на северо-западе. В 1785 году Гавриил Сарычев, исследуя северо-восточные берега Сибири, записал в судовом журнале, что, когда корабль стоял у Баранова Камня, ледовая обстановка говорила о том, что неподалеку должна быть какая-то суша: "Мнение о существовании матерой земли на севере подтверждает бывший 22 июня юго-западный ветер, который дул с жестокостью двои сутки. Силою его, конечно бы, должно унести лед далеко к северу, если б что тому не препятствовало. Вместо того на другой же день увидели мы все море, покрытое льдом. Капитан Шмелев сказал мне, что он слышал от чукоч о матерой земле, лежащей к северу, не в дальнем расстоянии от Шелагского Носа, что обитаема и что шелагские чукчи зимнею порою в одни сутки переезжают туда по льду на оленях".

Но обнаружить эту обитаемую и "матерую", то есть не сложенную льдами, землю не удалось, так же как и не нашел земли в районе Баранова Камня М. М. Геден-штром, исследовавший острова между устьями Лены и Колымы. "Проехав 150 верст, — сообщал Геденштром, — начали попадаться нам земляные глыбы на льдинах. Земля сия совсем другого была рода, как находившаяся в ярах матерого берега Сибири. Она совершенно походила на землю Новой Сибири, хотя отдаленность сего места не позволяет думать, что льдины проходили близ берега Новой Сибири и срыли с оных сии глыбы. 1 мая видели мы стадо гусей, летевших на северо-северо-восток, и белого филина. На севере поднимались облака. Глубина морская, измеряемая мною в щелях, постоянно уменьшалась. Все сие доказывало близость земли. Но вскоре нашли мы непреодолимые препятствия к продолжению пути нашего." Путь Геденштрому преградили торосы и полыньи, и он был вынужден повернуть обратно, хотя уверенность его в реальности земли была так велика, что Геденштром нанес на карту Землю Андреева.

В 1820 году "для описи берегов от устья Колымы к востоку от Шелагского мыса и от оного на севере к открытию обитаемой земли, находящейся, по сказанию чукчей, в недалеком расстоянии", была направлена экспедиция под командованием двух лейтенантов флота — Ф. П. Врангеля и П. Ф. Анжу. Обнаружить Землю Андреева им не удалось — и тем не менее в том же 1823 году, когда закончилась экспедиция, в журнале "Сибирский вестник" вышла публикация, из которой следовало, что эту землю, помимо Андреева, видели и другие люди. "Другие известия доказывают, что сия земля имеет жителей, которые называют ее Тикиген, а сами известны под именем хрохаев и состоят их двух племен. Некоторые из них бородатые и похожи на россиян, другие же чукотской породы. Бывшие при экспедиции Биллингса сотник Кобелев и толмач Дауркин подтвердили описание Андреева, представили даже абрис виденной ими земли."

Но тщетны были поиски Земли Андреева и в прошлом, и в нынешнем веке. Ни ледоколы, ни самолеты, с борта которых велся поиск, ее не обнаружили. Не менее загадочно исчезновение другой земли — Земли Санникова.

<p>Земля Санникова

О Земле Санникова знают многие миллионы людей, читавших научно-фантастический роман академика В. А. Обручева "Земля Санникова" или видевших снятый по этому роману фильм. Имя Санникова, помимо легендарной земли, носят пролив между Ляховскими островами и островами Анжу, река на одном из островов Новосибирского архипелага, полярная станция на острове Котельный и мелководная банка в Восточно-Сибирском море. Яков Санников, промышленник и исследователь, сделал самый большой вклад в изучение Новосибирских островов.

В 1805 году, во время летовки на острове Котельном, Санников видел к северу от него высокие горы неведомой земли. В следующем году он заметил с "Высокого мыса" еще одну землю, точнее, "синеву", говорящую о том, что где-то на северо-северо-востоке должна быть суша. Когда в 1810 году Геденштром приехал описывать острова Новосибирского архипелага, Санников сообщил ему, что с северо-западного берега острова Котельный "в примерном расстоянии 70 верст видны высокие каменные горы". Синеву, "совершенно похожую на отдаленную землю", видел и сам Геденштром, стоя на Каменном мысу острова Новая Сибирь. Геденштром отправился к этой земле по льду, но огромная полынья помешала ему, и в зрительную трубу он смог только различить "белый яр, изрытый множеством ручьев". Но на следующий день оказалось, что это не земля, а "гряда высочайших ледяных громад".

В 1811 году Санников открыл низменную Землю Бунге, которую прежде считали проливом между островами Котельный и Фаддеевский. А с мыса последнего он увидел сушу с высокими горами. Добраться до этой земли ему, как и Геденштрому, помешала великая полынья Восточно-Сибирского моря. Санников полагал, что до этой земли ему оставалось пройти каких-то два десятка верст.

Составляя карту островов Новосибирского архипелага, М. М. Геденштром нанес на нее землю к северу от островов Фаддеевского, а также еще одну землю к северо-западу от острова Котельный. В "Ученых записках" за 1818 год академик П. С. Паллас писал об "обширной земле, на которую редко ездят и не знают, в которую сторону и далеко ли она простирается", и предположил даже, что "может быть, она и есть продолжение матерой земли Америки". Сибирский губернатор Михаил Михайлович Сперанский решил, что в этой части Ледовитого моря "могут состоять новые открытия", и в силу этого "надлежит не оставлять сего предприятия без крайних и непреодолимых препятствий".

Вот почему на проверку сведений Санникова и Геденштрома была направлена экспедиция под началом лейтенанта (впоследствии адмирала) Петра Федоровича Анжу. За два года, с 1821 по 1823, экспедиция Анжу описала северное побережье Сибири между реками Оленек и Индигирка и Новосибирский архипелаг. Сам Анжу прошел зимой на собаках около 10 тысяч километров, а летом на лошадях или с помощью лодок преодолел около четырех тысяч километров. Им был открыт небольшой остров Фигурина и северный берег острова Котельный. Никаких земель в океане к северу от последнего лейтенант Анжу не увидел. Тогда он двинулся по льду на северо-запад, прошел свыше 40 верст, но и ему преградила путь все та же огромная полынья, что мешала Санникову и Геденштрому.

Земли, однако, видно не было. И Анжу решил, что Яков Санников видел лишь "туман, похожий на землю".

Зато с северо-западного мыса острова Фаддеевский Анжу, как и Санников, различил синеву, "совершенно подобную видимой отдаленной земле". Четко виднелись и следы оленей, которые ушли по направлению к этой синеве. Но и на сей раз полынья преградила путь исследователям.

В 1881 году, спустя шестьдесят лет после Анжу, экипаж американского судна "Жаннетты", дрейфующего во льдах, обнаружил три острова к северо-востоку от Новосибирского архипелага, получивших названия Генриетты, Жаннетты и остров Беннетта. А вслед за тем ученый секретарь Русского географического общества А. В. Григорьев высказал мысль, что эти острова и есть те "земли", что видели Санников и Геденштром с острова Новая Сибирь. И если Санников не ошибался, говоря о землях, лежащих к северо-востоку от островов Фаддеевского и Новая Сибирь, то, быть может, он был прав, когда сообщил о земле, лежащей к северо-западу от северной оконечности острова Котельный? И на карты надо вновь нанести пунктир и написать на нем "Земля Санникова"?

В 1885 году на Новосибирские острова отправилась научная экспедиция, в которую входил талантливый русский ученый Э. В. Толль. Стоя на северном берегу острова Котельный, он увидел "ясные контуры четырех столовых гор с прилегающим к ним на востоке низким остроконечием". Земля видна была так четко, что Толль определил расстояние до нее в 150 километров и пришел к выводу, что она подобна гористым островам Земли Франца-Иосифа, базальтам острова Беннета и столбам мыса Святой Нос на материке, если смотреть на них с острова Большой Ляховский. В 1893 году, вновь побывав на Новосибирских островах, Толль записал рассказы охотников на песцов и собирателей мамонтовой кости, которые говорили о неизвестной земле, видимой с острова Котельный.

Толль представляет в Академию наук план экспедиции, главной целью которой являются поиски Земли Санникова, "еще никогда и никем не посещенной суши". В два часа пополудни 21 июня 1900 года от 17-й линии Васильевского острова отчаливает судно "Заря", на борту которого находятся 19 человек с запасом продовольствия на три года. "Экспедиция, которую я так долго подготовлял, началась! — записал в тот день Толль в свой дневник. — Началась. Разве это подходящее слово? Когда же было начало? Было ли оно в 1886 году когда я видел Землю Санникова, или в 1893 году, когда я на Новосибирском острове Котельном, мечтая о Земле Санникова, собирался отдаться своему желанию и достичь этой земли на собачьих упряжках? Было ли начало после первого опубликования моего плана в 1896 году, или когда я с судна "Ермак" подал рапорт великому князю Константину? Когда же было начало?"

Осенью 1900 года "Заре" пришлось зазимовать у берегов Таймыра. В дневнике Толль не раз досадовал на Анжу, который всего лишь десяток миль прошел по оленным следам, видимо, ведущим от острова Фаддеевского на север (правда, местные жители утверждали, что олени ищут на льду соль, а вовсе не идут к неведомой земле). Лишь в августе 1901 года "Заря" смогла взять курс к Новосибирским островам, но, дойдя почти до 80 градуса северной широты, из-за непроходимых льдов вынуждена была повернуть к югу. "Малые глубины говорили о близости земли, — записывал Толль в дневнике, — но до настоящего времени ее не видно." Туманы же были настолько плотными, что "можно было десять раз пройти мимо Земли Санникова, не заметив ее", ибо "как будто злой полярный волшебник дразнил нас". Экспедиции пришлось вновь зимовать, на этот раз — на острове Котельном. Ранней весной, когда "Заря" еще находилась в ледовом плену, три члена экспедиции направились на остров Новая Сибирь, а оттуда, в декабре 1902 года, вернулись на материк. Сам же Толль с астрономом Зеебергом и двумя промышленниками пошел по льду от острова Котельный к острову Фаддеевский, оттуда добрался до мыса Высокий на острове Новая Сибирь и наконец остановился на острове Беннета. Осенью, когда море освободится ото льдов, Толля и его спутников должна была снять с этого острова "Заря".

Принявший командование "Зарей" лейтенант Ф. А. Матисен имел четкую инструкцию от Толля: "Что касается указаний относительно Вашей задачи снять меня с партией с острова Беннета, то напомню только известное Вам правило, что всегда следует хранить за собой свободу действия судна в окружающих его льдах, так как потеря свободы движения судна лишает Вас возможности выполнить эту задачу. Предел времени, когда Вы можете отказаться от дальнейших стараний снять меня с острова Беннетта, определяется тем моментом, когда на "Заре" израсходован весь запас топлива до 15 тонн угля". Группа, исследовавшая остров Новая Сибирь, вернулась на материк в декабре 1902 года. А весной следующего, 1903, года начались поиски Толля и его спутников.

Китобойный вельбот, снятый с "Зари", с огромным трудом был доставлен волоком из бухты Тикси до Усть-Янска. Оттуда, уже не по суше, а по замерзшему Восточно-Сибирскому морю на нартах, которые тянули 160 собак, вельбот прибыл на остров Котельный. Спасательную экспедицию возглавляли боцман "Зари" Н. А. Бегичев (впоследствии открывший у берегов Таймыра острова, названные его именем — Большой и Малый Бегичев) и молодой гидрограф А. В. Колчак, "прекрасный специалист, преданный интересам экспедиции", как характеризовал его в дневнике Толль (позднее Колчак, заслуживший чин адмирала, взял на себя миссию "спасателя России" и был расстрелян Иркутским ревкомом в 1920 году).

За двое суток по чистой воде вельбот добрался до острова Беннетта. Здесь спасатели нашли место зимовки Толля и его спутников. В записке, адресованной президенту Академии наук, Толль говорил о геологии острова Беннета, о его фауне и флоре, о птицах, пролетавших над островом с севера на юг: "Вследствие туманов земли, откуда прилетели эти птицы, так же не было видно, как и во время прошлой навигации Земли Санникова".

Последняя запись гласила:

"Отправляемся сегодня на юг. Провианта имеем на 14–20 дней. Все здоровы.

Губа Павла Кеппена. 26. Х/8.XI 1902 Э. Толль"

С тех пор никому не удалось обнаружить следов пропавшей экспедиции… Так же, как и Земли Санникова, поиски которой стоили жизни отважному русскому исследователю и трем членам его отряда.

"Мой проводник Джегерли, семь раз проводивший лето на островах и видевший несколько раз подряд загадочную землю, на вопрос мой: "Хочешь ли достигнуть этой дальней цели?" — дал мне следующий ответ: "Раз наступить — и умереть!"" — писал Толль в 1893 году, записывая рассказы охотников на Новосибирских островах. Умереть, к сожалению, пришлось самому Толлю, так и не ступив на почву столь страстно и самоотверженно разыскиваемой им Земли Санникова. Район предполагаемой Земли Санникова, так же как и Земли Андреева, был многократно "прочесан" со времени Толля ледоколами и самолетами, и после этого Земля Санникова, казалось бы, была "закрыта", как за много лет до нее были "за-крыты" другие земли в Арктике, нанесенные на географические карты, но оказавшиеся либо результатом миража, либо скоплением ледяных полей, либо своеобразными "ледяными островами", резко отличающимися от обычных ледяных полей, дрейфующих в Арктике, не только размерами (до 700 квадратных километров!), но и холмистым рельефом: на их поверхности могут образовываться нагромождения твердых пород, создающих впечатление скал, сложенных "матерыми" горными породами.

В марте 1941 года знаменитый летчик-полярник И. И. Черевичный обнаружил на 74 градусе северной широты в Восточно-Сибирском море остров с волнистой поверхностью, отчетливо видными руслами рек, сложенный льдом, а не скалами. В 1945 году летчик А. Титлов и штурман В. Аккуратов, идя на малой высоте над районом океана, который никто до них не посещал, заметили трехвершинную гору — остров… который на самом деле оказался огромным айсбергом, длиной 30 и шириной 25 километров, удивительно похожим на "настоящую" землю.

Вот что рассказывает В. Аккуратов об открытии этого "острова" на страницах журнала "Вокруг света" (№ 6, 1954): "Солнечной мартовской ночью мы возвращались с севера. Примерно за 700 километров до острова Врангеля наше внимание неожиданно привлек контур неизвестной земли. Там, далеко на юге, была уже глубокая ночь. На фоне темной, почти черной южной части горизонта особенно резко выделялся огромный холмистый остров, освещенный лучами полуночного солнца". Сесть на поверхность этого острова самолет из-за глубокого снега не смог. С воздуха были определены координаты острова — 76 градусов северной широты, 165 градусов западной долготы. Был составлен и акт об открытии новой земли, который подписали все члены экипажа и ученые, находившиеся на борту самолета.

"Через два месяца нам поручили подтвердить существование этого острова. Но мы не нашли его в указанном месте. Лишь год спустя его обнаружили уже значительно северо-западнее. Выяснилось, что это был огромный айсберг. Он дрейфовал от берегов Канадского архипелага и прошел мимо острова Врангеля в том месте, где мы его и приняли за остров, — рассказывает Аккуратов. — Сходство его с настоящим островом было действительно поразительным. На нем отчетливо виднелись замерзшие русла рек, выступающие из-под снега скалы, и только крутые берега его были совершенно ледяные, но и они походили на берега островов Земли Франца-Иосифа." Этот остров-айсберг американские летчики, также наблюдавшие его с воздуха, назвали "Т-1" (от английского слова "таргит" — "мишень").

Советский летчик-полярник И. П. Мазурук в 1948 году открыл еще более крупный ледяной остров под 82 градусом северной широты. Его площадь была около 700 квадратных километров, он имел обрывистые берега, долины и овраги, кое-где из-под снега выступали камни. Через полтора года этот остров, получивший название "Т-2", Мазурук увидел уже под 87 градусом северной широты. В марте 1952 года еще один остров, названный "Т-3", был обнаружен возле полюса, на 88 градусе северной широты. Здесь была высажена американская метеорологическая станция, подобная нашим станциям СП (Северный полюс). Остров-айсберг "Т-3" сначала дрейфовал на север, затем повернул на восток и, двигаясь по часовой стрелке, в мае 1954 года оказался возле острова Элсмира в Канадском Арктическом архипелаге.

Американцы обнаружили на "Т-3" помимо льдов большие валуны, находившиеся по краям острова, а пробурив слой льда на 16 метров, нашли "ярко выраженные прослойки минеральных отложений, в состав которых входили зерна кварца, слюды и полевого шпата". Это означало, что остров сформировался вблизи берегов. И не приняли ли подобные острова за Землю Санникова, Землю Андреева и другие загадочные земли, о которых сообщали исследователи Арктики?

Весьма вероятно, что целый ряд "закрытых земель" является именно такими гигантскими островами-айсбергами. Но загадка Земли Санникова и, возможно, Земли Андреева, скорее всего, связана с другим явлением, а вовсе не с дрейфом ледяных островов, совершающих свой круговорот в центральной части Арктического бассейна, вдали от зоны шельфа. В 1947 году профессор В, Н. Степанов на II Весоюзном географическом съезде выдвинул гипотезу о том, что Земля Санникова и Земля Андреева — это не плод миража и не острова-айсберги, а вполне реальные земли, которые не удается найти лишь потому, что они… растаяли, так как были сложены ископаемым льдом. Последние открытия в Арктике убедительно говорят в пользу именно такого объяснения загадочных земель. На шельфе арктических морей есть не только настоящие острова, сложенные каменными монолитами материковых пород, и не только ледяные острова-айсберги, а еще одна своеобразная форма островов — обломки ледяного покрова, сковывавшего воды Северного Ледовитого океана в эпоху последнего оледенения, "накрытые" грунтом, который принесли сюда суховеи с материка и шельфа, который в ту эпоху также был сушей.

<p>Исчезнувшие на глазах

Можно строить гипотезы о том, стали ли Санников, Толль, Геденштром, Андреев жертвами оптической иллюзии, или же они вместо "матерой земли" видели остров-айсберг. Но вне всякого сомнения остаются наблюдения, проведенные в XVII–XX веках опытными исследователями, у которых буквально на глазах исчезали острова в районе Новосибирского архипелага.

15 августа 1739 года Дмитрий Лаптев в 28 милях от мыса Святой Нос обнаружил небольшой остров, получивший название остров Меркурия, а в 16 милях от него открыл второй остров — Диомида. Когда в 1761 году эти места посетил Никита Шелауров, острова Меркурия он не обнаружил, а остров Диомида счел ледяной горой. В 1934 году ледокол "Литке" на месте острова Диомида обнаружил мель на глубине немногим более семи метров. Видимо, этот остров, сложенный ископаемым льдом, растаял, так же как еще раньше растаял остров Меркурия.

Лейтенант Анжу возле северного берега острова Фаддеевский открыл остров длиной более трех километров и высотой до десяти сажен, по которому протекал ручей, были видны следы белых медведей и куропаток и гусиные гнезда, — словом, это не был огромный айсберг, В честь судового врача и натуралиста А. Е. Фигурина острову дали наименование Фигурин… Но с той поры никто этого острова не видел, ибо его постигла судьба островов Меркурия и Диомида. в 1815 году в море Лаптевых открыли два острова — Васильевский и Семеновский, состоявшие из "подпочвенного льда, покрытого слоем ила и тундрой". В 1823 году, производя съемку их берегов, определили длину Васильевского острова в 4 мили, ширину — в 1/4 мили. Остров Семеновский имел 14816 метров в длину и 4630 метров в ширину. На нем обнаружены были кости мамонтов и овцебыков. Судно "Вайгач", посетившее острова в 1912 году, зафиксировало, что длина Васильевского острова сократилась до 2,5 мили. Семеновский остров имел 4600 метров в длину и 926 метров в ширину. В 1936 году гидрографическое судно "Хронометр" тщетно разыскивало Васильевский остров, чтобы установить на нем навигационный знак. Семеновский же остров уменьшился до двух километров в длину. В 1945 году на этом острове побывал геодезист И. П. Григоров, который обнаружил, что знак, установленный командой "Хронометра" в 180 метрах от обрывистого западного берега, находится лишь в одном метре от обрыва. Сам остров уменьшился до 1620 метров в длину и 236 метров в ширину. В 1950 году, пролетая над островом, известный советский ученый-полярник Я. Я. Гаккель увидел лишь торчащий из воды утес, а рядом с ним — небольшую песчаную косу в форме полумесяца. Пять лет спустя гидрографы судна "Лаг" обнаружили, что остров Семеновский покрыт слоем воды в 10 сантиметров — практически он перестал существовать.

Не постигла ли Землю Санникова та же участь, которая постигла острова Меркурия и Диомида, остров Фигурина, острова Васильевский и Семеновский? По пеленгу, указанному Толлем, к северо-западу от острова Котельный находится обширная мелководная банка, получившая название "банка Земли Санникова". От острова Котельный и Земли Бунге к северу более чем на сотню километров тянутся песчанистые грунты, резко отличающиеся от обычных илов морского дна.

"Расположение песков на столь большом удалении от современных берегов может быть связано лишь с существованием в очень недалеком прошлом суши, следствием разрушения которой они только и могут быть. При этом разрушение ее должно было произойти в настолько недалеком от нас прошлом, что нормальный для морских водоемов процесс заиления удаленных от берегов частей дна почти не сказался. Единственно правильным объяснением этого явления может быть предположение о том, что здесь была "земля", сложенная ископаемым льдом, представляющая собой продолжение в северном и северо-восточном направлении о. Котельного и Земли Бунге, — писал профессор В. Н. Степанов в статье "О существовании гипотетических земель Санникова и Андреева". — Разрушение здесь ископаемого льда должно было протекать весьма интенсивно, так как она подвергается активному воздействию весьма устойчивого теплового течения, проходящего с запада, из моря Лаптевых, и распространяющегося далее на северо-восток… Последние остатки ледяной Земли, некогда являвшейся продолжением к северу о. Котельного и Земли Бунге, и должны были быть той землей, которую несколько раз видели с северной оконечности о. Котельного."

Эти выводы профессора Степанова подтверждают исследования советских полярных геологов, сделанные в последние годы. Геофизик В. А. Литвинский "скрупулезно изучил карту донных осадков морей Лаптевых и Восточно-Сибирского, составленную нашими морскими геологами Ю. П. Семеновым и Е. П. Шкатовым, и обратил внимание на участки размыва и перемыва донных отложений, иными словами, на зоны активного действия волновой абразии в условиях мелководья, сегодняшнего или совсем недавнего, — пишет В. Л. Иванов в книге "Архипелаг двух морей", посвященной Новосибирским островам. — Один из таких участков, оказалось, располагается на месте бывших островов Семеновского и Васильевского, причем площадь его соизмерима с площадью Котельного и Земли Бунге, вместе взятых, а три других лежат к северу от островов Анжу, на расстоянии от них пятьдесят пять — семьдесят пять километров. При этом азимуты, взятые на двух из этих участков, соответствуют направлениям, указанным когда-то Я. Санниковым. Третий располагается точно по азимуту, по которому Э. В. Толль сначала наблюдал "горы" (с учетом поправки В. А. Литвинского), а в 1901 г. с борта "Зари" обнаружил банку глубиной шестнадцать метров".

По мнению В. Н. Степанова, точно так же могла исчезнуть буквально на глазах и Земля Андреева: "На огромном удалении от современной суши, примерно по меридиану м. Шелагского, среди исключительно тонких грунтов, в пробах, взятых экспедицией на ледоколе "Красин" в 1934 г., была обнаружена большая примесь песка; начинаясь примерно от широты северной оконечности о. Врангеля, эти грунты располагаются километров на 100 к северу, вдоль меридиана м. Шелагского. Наличие в этом районе песчанистых грунтов зафиксировала в 1946 г. экспедиция Арктического института. По данным этой экспедиции, илы с большой примесью песка находятся и к северо-западу от района, обследованного в 1934 г. "Красиным". Столь значительное залегание крупного материала среди очень тонких морских осадков на огромном удалении от современных берегов, каковое обнаружено к северу от м. Шелагского, можно объяснить только результатом разрушения суши".

<p>Острова или "материк"?

Скорее всего, Земля Санникова и Земля Андреева были когда-то связаны с Новосибирскими островами, которые, в свою очередь, не разделялись на отдельные острова и представляли единый массив суши. В наши дни геологи и гляциологи могут наблюдать за процессом разрушения самих Новосибирских островов, большая часть территории которых постигнет в будущем судьба Земли Санникова и Земли Андреева. Наблюдения, проводившиеся непрерывно в течение 1955–1958 годов, показали, что разрушение ледяных берегов острова Большой Ляховский идет со скоростью до 30 метров в год! В недалеком будущем от него останется лишь 20 процентов территории, сложенной не ископаемым льдом, а "матерой" почвой, континентальными породами. К концу нашего века самостоятельным островом станет полуостров Кигилях, ибо почти полностью исчезла ледяная перемычка, соединяющая его с основным массивом Большого Ляховского острова. Разрушаются и другие части Новосибирских островов, сложенные ископаемым льдом.

Несколько тысяч лет назад эти острова не только были единым целым, но и примыкали к Евразийскому материку. Дельта Яны когда-то уходила далеко на север, и ее остатком, вероятно, является Земля Бунге. Стремительными темпами разрушаются не только острова, но и берега самой Восточной Сибири, сложенные ископаемым льдом. Мыс Крестовский в Северной Якутии ежегодно теряет 11 метров "ледовой земли", уничтожаемой морем. Соседний с Крестовским мыс Большой Чукочий отступает со скоростью 2,5 метра в год, ибо льда в нем меньше, а грунт плотнее, чем на берегах Крестовского мыса. Таким образом, с разной скоростью, но неотвратимо идет наступление Северного Ледовитого океана на льдины, покрывавшие его поверхность в эпоху великого оледенения.

"Весной 73-го нашей экспедицией было пробурено несколько мелких скважин со льда пролива Дмитрия Лаптева. Оказалось, что на дне пролива лежат те же плейстоценовые породы, что и на островах, и на прилегающем материковом берегу, но без слоев каменного льда в верху разреза. Этот лед растаял. Зато на глубине, в самих породах, сохранились реликты "вечной" мерзлоты. Мерзлота и море несовместимы. Значит, пролив образовался совсем недавно, — пишет ленинградский геолог В. Иванов. — Наши исчезающие острова ломают представление о геологическом времени. Принято считать, что геологические процессы, кроме землетрясений и извержений вулканов, идут настолько медленно, что их невозможно наблюдать. Однако это, по крайней мере для тех районов, о которых идет речь, не так. "Лик Земли", как выражались в старину, меняется на наших глазах."

В ископаемом льду находят и любопытные вкрапления. По всем признакам это должен был бы быть лёсс, подобный лёссам степей и полупустынь Европы и Азии, прерий Северной Америки и пампасов Южной… Но откуда быть лёссу в Восточной Сибири? И вкрапления эти считались не "ветровыми" — принесенными из пустынь и полупустынь Евразии, а "водными" — наносами рек. Понадобились годы, чтобы доказать "эоловое" происхождение лёссов Восточной Сибири.

Эта работа была проделана в Магадане лабораторией мерзлотоведения Северо-Восточного комплексного научно-исследовательского института АН СССР, возглавляемой доктором географических наук С. В. Томирдиаро. Открытие "сибирских лёссов" позволило Томирдиаро выдвинуть интересную гипотезу об Арктиде — "ледяной атлантиде", существовавшей в эпоху великого оледенения, последние остатки которой исчезают на наших глазах. Впервые эта гипотеза была опубликована в седьмом номере журнала "Природа" за 1972 год. В статье "Подземное оледенение Восточной Сибири" ее автор писал: "…со вскрытием Арктического морского бассейна около 10 тысяч лет назад началось стремительное разрушение — таяние лёссово-ледовой равнины на современном восточно-сибирском шельфе; под ударами морских волн быстро рушилось ледяное тело равнины. Не одна Земля Санникова, а тысячи эфемерных лёссово-ледяных островов образовывалось и затем разрушалось в волнах арктических морей".

Эти взгляды были развиты С. В. Томирдиаро во многих публикациях, включая монографию "Лёссово-ледовая формация Восточной Сибири в позднем плейстоцене и голоцене", изданную в Москве издательством "Наука" в 1980 году. А на следующий год в дельту реки Лена (целую страну площадью 30 тысяч квадратных километров — это на пять тысяч квадратных километров больше дельты Нила!) выехала очередная экспедиция магаданских мерзлотоведов. Она должна была проверить, закономерны или случайны находки особых, сложенных на девять десятых объема подземным льдом, арктических едом.

Словом "едома", то есть "съеденная земля", в Якутии называют блоки земли, схваченные вечной мерзлотой, но раздвинутые "клиньями" льдов. Иногда, особенно на побережье арктических морей, лед столь мощен, что "клиньями" выглядят столбы земли, расположенные в шахматном порядке в многометровой толще льда. Образовать сибирские едомы, как показали исследования, не могли ни океан, ни ледники, законсервировавшиеся благодаря суровому климату Сибири, ни разливы рек и озер. Согласно же гипотезе Томирдиаро, "на скованных вечной мерзлотой равнинах Якутии и Чукотки сохранился остаток того льдистого лёсса, который еще 10 тыс. лет назад покрывал обширные равнины Западной Европы, Украины и Западной Сибири. Новый метод определения абсолютного возраста пород убедительно свидетельствует: лёссы Европы, Якутии, Чукотки и Аляски формировались в одно и то же время. На западе с окончанием ледникового времени оттаяла вечная мерзлота, растаяли подземные льды, уплотнился и обсох лёсс. И только погребенная в нем пыльца арктических трав и кустарников, кости овцебыков да отпечатки вытаявших ледяных жил свидетельствуют о суровой климатической обстановке его образования". А в Якутии, на Чукотке и на Аляске едомные комплексы остались как "живое ископаемое". Такие комплексы были обнаружены экспедициями магаданских мерзлотоведов в 80-х годах на островах в дельте Лены. И целый пояс их уходил на восток от дельты, вплоть до полуострова Таймыр.

"Все это может привести только к одному выводу, а именно: в пределах Восточно-Сибирского шельфа путем одного только термоабразионного разрушения была за сравнительно небольшой срок уничтожена обширная высокая льдонасыщенная равнина, — писал Томирдиаро. — Отдельные очаги этой катастрофы мы можем наблюдать и в настоящее время на примере быстрого таяния и отступания высоких 30-, 40-метровых ледяных берегов на материке и островах этого региона. Если с учетом современных глубин шельфа считать, что ширина этой прибрежной равнины составляла 300–400 км, а термоабразия в голоцене достигала в среднем максимальных современных величин, т. е. 30–40 м в год, то время термоабразионного уничтожения равнины длилось примерно 10 тыс. лет. Иначе говоря, можно считать, что ее разрушение произошло во время голоцена, т. е. эпохи, сменившей ледниковый период, в которую мы сейчас живем".

В 1987 году в издательстве "Наука" вышла монография С. В. Томирдиаро и В. И. Черненького "Криогенно-эоловые отложения Восточной Арктики и Субарктики и их стратиграфия". В ней приводятся убедительные факты в пользу гипотезы о существовании Арктиды, особой лёссово-ледовой суши, "существовавшей в плейстоцене на шельфе и, видимо, на акватории восточного сектора Арктического океана". С. В. Томирдиаро планирует написать книгу, в которой расскажет о своих многолетних работах, позволивших ему совершить открытие "полярной атлантиды" — затонувшей земли Арктиды.

<p>Ответ лежит на шельфе

На долю шельфа в Северном Ледовитом океане приходится около 70 процентов всей его площади. И хотя этот океан — самый маленький на Земле, его шельф занимает четвертую часть площади шельфа всей планеты. В эпохи великих оледенений, когда уровень Мирового океана был ниже современного более чем на 100 метров, огромные территории нынешнего полярного шельфа — а это несколько миллионов квадратных километров! — были сушей.

"Дно Баренцева моря, до самого Шпицбергена и Земли Франца-Иосифа на севере, можно считать частью Европейского материка. Когда-то оно было равниной, составлявшей одно целое с сушей", — писал еще в начале нашего века Фритьоф Нансен. Дальнейшие исследования океанологов, морских геологов, геоморфологов, геофизиков, гляциологов блестяще подтвердили это предположение. Более того, стало ясно, что и шельф других арктических морей в эпохи великих оледенений являлся продолжением суши материков Европы, Азии, Америки. На дне Баренцева моря обнаружены отчетливые следы подводных долин, образующих сеть, подобную той, что имеется на Зондском шельфе, бывшей территории Сунды. На шельфе Чукотского моря, западнее мыса Барроу, простирается затопленная подводная долина. Продолжения великих сибирских рек найдены на шельфе морей, омывающих побережье Северной Азии на солидной глубине и большом расстоянии от их нынешнего устья. (Например, затопленное русло реки Енисей прослежено до глубины в 100 метров). Видимо, все большие реки Сибири, впадающие в Северный Ледовитый океан, когда-то текли гораздо дальше на север, по территории нынешнего шельфа Карского, Восточно-Сибирского и других морей.

Часть шельфа была покрыта материковыми льдами, подобными шельфовым ледникам Антарктиды, и полноценной сушей не была. Но на огромных территориях, ныне находящихся под водой, существовали обширные пастбища, где на почве, сложенной принесенным с материков лёссом, росли травы, где паслись огромные стада мамонтов, шерстистых носорогов, овцебыков и других представителей "мамонтовой фауны". Возможно, эти пастбища были не только на шельфе, но простирались и дальше к полюсу, ибо воды Северного Ледовитого океана были полностью скованы льдом, а этот лед также был покрыт слоем плодородного лёсса. Там, где паслись животные, могли быть и люди, первобытные охотники на мамонтов и других крупных копытных животных… В пользу этой гипотезы говорят многие факты различных наук. Но окончательное ее подтверждение должна дать, в первую очередь, подводная археология, раскопки на шельфе арктических морей. Они-то и должны решить вопрос о загадочных исчезнувших землях.

Следы первобытных охотников, населявших север Европы и Сибири десятки тысяч лет назад, обнаружены в последнее время советскими археологами далеко за полярным кругом. Причем границы обитания человека в Арктике отодвигаются в глубине веков во времени и к Северному полюсу в пространстве. Не исключено, что вслед за Шпицбергеном и островом Врангеля стоянки первобытных людей будут открыты и на Земле Франца-Иосифа, Новосибирских островах, Северной Земле. Легенды, записанные русскими ислледователями в XVIII–XIX веках у жителей полярных берегов Восточной Сибири, говорят о каких-то народах и племенах, переселившихся с материка в океан, на острова. Это значит, что не только следы первобытных охотников, но и памятники культуры аборигенов Восточной Сибири — эскимосов, чукчей, юкагиров — могут быть найдены на островах в Северном Ледовитом океане. Находки же на шельфе, будь это памятники культуры каменного века или культуры аборигенов Сибири, станут решающим аргументом в подтверждении гипотезы о "растаявшей атлантиде Арктики" — земле, сложенной льдами и лёссом, получившей название Арктида.

Поиск на дне полярных морей с их холодной водой и плохой видимостью следов человеческой деятельности — дело чрезвычайно сложное и трудное. Ведь ни первобытные охотники палеолита, ни аборигены Сибири и полярных районов Америки, сумевшие выжить в этих краях благодаря охоте, не строили городов, не возводили храмов из камня, ибо и камень-то является дефицитом в этих суровых местах. А орудия из кости и камня, так же как и следы стоянок охотников, скрыты не только водой, но и морскими осадками, накопившимися с тех пор, как былая суша стала зоной шельфа. Так что планомерный поиск и открытия "полярных атлантид" — дело далекого будущего.

Зато в районе Средиземного моря подводная археология имеет прекрасный полигон для проведения исследований и раскопок. Ибо тут не только отличные условия для поисков под водой, но и сами объекты — города, храмы, дворцы, ушедшие на дно, — резко контрастируют с примитивными стоянками северян каменного века.

<p>6. АТЛАНТИДЫ "МАРЕ НОСТРУМ"
<p>Некрополь погибших кораблей

"Маре нострум" — "Наше море" — так называли гордые римляне Средиземное море, захватив Италию и Испанию, Грецию и Северную Африку, Малую Азию и Египет, Галлию и Сирию. Но чтобы стать владыками вод Средиземного моря, римлянам пришлось сокрушить мощный флот Карфагена и этрусских городов-государств и провести карательные экспедиции, искореняя пиратские шайки, города и даже целые государства, существовавшие на его берегах. Только карательная экспедиция Помпея отправила на дно 1300 пиратских судов. Воды Средиземного моря поглотили корабли, погибшие в битве при Акциуме и в Саламинской битве, двух крупнейших морских баталиях древности. Сотни судов пошли ко дну во время бесчисленных войн средневековья: вандалов и викингов, венецианцев и арабов, турков и генуэзцев, испанцев и мавров, берберских пиратов и крестоносцев, византийцев и морских разбойников Далмации. В XVI столетии почти пятьсот галер участвовало в битве при Лепанто, нанесшей смертельный удар владычеству мусульман на Средиземном море. В конце XVIII столетия в битве при Абукире английский флот под командованием Нельсона наносит сокрушительное поражение французской эскадре, и "владычица морей" Британия становится главной силой в Средиземноморье. Разгром турецко-египетского флота в Наваринской битве, в которой принимает участие и молодой русский флот, способствует освобождению Греции от османского ига. Многие сотни судов, от линкоров до шхун, пущены ко дну в Средиземном море во время первой и второй мировых войн — в битвах за Африку и Мальту, за Дарданеллы и Крит.

Но не только во время морских баталий шли на дно корабли. Неизмеримо больше их погибло из-за бурь, ураганов, подводных скал, различных неисправностей. Искусство мореплавания появилось в районе Средиземноморья более пяти тысяч лет назад. На Кикладских островах в Эгейском море найдены сосуды с изображениями многовесельных кораблей с высоким носом, заканчивавшимся скульптурой, — вот откуда идет традиция украшать нос корабля резной статуей! Эстафету мореплавания от кикладцев переняли жители острова Крит, создавшие великую морскую державу, которая господствовала в Восточном Средиземноморье почти две тысячи лет. Возможно, к эпохе критской талласократии, господства на море, восходят многие мотивы "Одиссеи". Греки-ахейцы, а затем дорийцы, фокейцы, милетцы, афиняне стали наследниками мореходов Крита. Но у них, в отличие от критян, были грозные соперники — мореплаватели Финикии, сумевшие основать свои поселения в западных пределах Средиземного моря вплоть до Гадеса в Испании и Карфагена в Африке.

До того как их разбили и покорили римляне, карфагеняне и этруски господствовали во всей западной части Средиземного моря. В Восточном Средиземноморье отличными мореплавателями слыли жители Карий, государства на юго-восточном побережье Малой Азии. Их соперниками были пираты Киликии, также находившейся в Малой Азии. На побережье Адриатики процветало пиратское государство Иллирия. В водах Средиземного моря плавали суда египтян, персов, византийцев, генуэзцев, венецианцев, турок и многих других народов. О судоходстве этих народов мы можем узнать с помощью подводной археологии: как это ни парадоксально, но лучшими свидетелями истории кораблестроения и мореходства являются как раз те суда, которые считались современниками безвозвратно погибшими!

Жизнь кораблей подобна жизни человеческой: корабли рождаются, трудятся, стареют, умирают… Лишь совсем недавно люди догадались организовывать "суда-музеи", памятники славным временам ладей, парусников, колесных пароходов, легендарным кораблям. Об истории освоения морей и океанов, покрывающих две трети поверхности планеты, мы судим в основном лишь по письменным источникам. И лишь недавно, благодаря подводной археологии, были сделаны находки затонувших кораблей. Словно на машине времени, они переносят нас на тысячу, две, три тысячи лет назад.

<p>Кладбища кораблей

"Кладбищами кораблей" археологи называют участки морского дна, на которых лежат обломки многочисленных судов, затонувших из-за коварных рифов, скал, мелей, туманов. Три таких кладбища находятся у южных берегов Англии. На крайней юго-западной оконечности острова берега скалисты и угрюмы. У подходов к ним и лежащим поблизости островкам Силли таятся рифы и подводные камни. Об эти камни разбилось множество судов, а в 1707 году здесь погибла английская эскадра во главе с флагманским 96-пушечным фрегатом и адмиралом на его борту.

Самое узкое место между материком Европы и Британскими островами — пролив Па-де-Кале. Ежедневно через него проходит до тысячи кораблей! И очень многие из них нашли могилу на дне пролива, гораздо более опасного для судоходства, чем пресловутый Бермудский треугольник. Именно здесь, в Па-де-Кале, согласно статистике, находится самое богатое морскими катастрофами место на нашей планете. А неподалеку лежат мели Гудвина, именуемые "великими пожирателями кораблей" (когда геологи, пройдя буром сквозь 15-метровый слой песка, брали образцы грунта, то в грунтовых колонках, помимо песка, непременно находились полусгнившие куски корабельного дерева, ржавого железа, обшивки судов — настолько мели Гудвина "пропитались" проглоченными ими кораблями).

А на противоположном побережье Атлантики находится еще одно печально известное кладбище кораблей. Это — песчаный остров Сейбл, лежащий в 240 километрах к востоку от Канады, на подходах к заливу Св. Лаврентия. У берегов острова сталкиваются два главных течения Атлантического океана — теплый Гольфстрим и Лабрадорское течение, несущее ледяные воды Арктики. Итог их встречи — плотные туманы, которые в течение недель и даже месяцев густой пеленой обволакивают остров. Прибавьте сюда и частые штормы. Мало того, остров Сейбл, подобно мелям Гудвина, еще и "бродячий" — за последние 400 лет он на добрые два десятка километров переместился с запада на восток.

Остров был открыт португальцами в начале XVI века и получил название "Санта-Крус" ("Остров Святого Креста"). Полвека спустя ему дали более подходящее название — "Сейбл", то есть "Траурный". А еще позже он стал известен морякам всего мира под названием "кладбища Атлантики". Ибо здесь нашли свою гибель многие сотни судов — португальских, английских, французских и просто пиратских (долгое время пираты были полными хозяевами острова).

Мыс Гаттерас находится в "золотоносном" районе Атлантики, где пролегали пути "Золотого" и "Серебряного" флотов Испании. Возле этого мыса погиб не один десяток галеонов, груженных золотом и серебром. Позже тут находили могилу парусные суда XVII и XVIII веков и даже пароходы XIX века. Например, в 1857 году пошел ко дну у мыса Гаттерас парусно-колесный пароход "Сентрал Америка", шедший из Гаваны в Нью-Йорк, вместе с грузом золота на несколько миллионов и с 423 пассажирами, находившимися на борту. В окрестностях этого мыса уже давно рыщут привлеченные блеском драгоценного металла искатели сокровищ. И еще больше привлекает их кладбище кораблей в бухте Виго, на севере Испании.

Во время войны за испанское наследство галеоны "Золотого флота" в течение трех лет не решались везти золото Нового Света в Испанию. Наконец в 1702 году испанская эскадра двинулась через Атлантику. Она состояла из 23 галеонов, нагруженных сокровищами, эскортировал ее французский конвой, также из 23 судов. Опасаясь англо-датского флота, который вел блокаду испанского побережья, галеоны с золотом и конвой, уже находясь у берегов Испании, укрылись в бухте Виго… где противник и напал на них. Двадцать четыре корабля пошли ко дну, двадцать пятый — самый крупный из испанских галеонов, захваченный англичанами и отправленный ими в качестве трофея в Англию, наскочил на риф и затонул сразу же после выхода из бухты Виго.

Поиски затонувших сокровищ начались еще под огнем испанских береговых батарей в том же 1702 году, когда английские моряки подняли из воды ценности на 5 миллионов фунтов стерлингов. С той поры и по сей день было сделано более семидесяти попыток добыть затонувшие сокровища. Но большая часть их и до сих пор покоится на дне бухты Виго, разжигая аппетиты любителей легкой наживы и подводных кладоискателей.

Еще в 30-х годах американский исследователь Л. Кэссон, систематизировав сведения о морских катастрофах в древности и в средние века, обозначил на карте Средиземного моря "горячие точки" места, где чаще всего гибли корабли. Аквалангисты ведут поиск в этих районах. Но порой открытия "корабельных кладбищ" делаются совершенно неожиданно. Так, например, было обнаружено кладбище кораблей в заливе Таранто, на юго-восточном побережье Италии.

В 1965 году Питер Трокмортон, журналист и аквалангист, услышал рассказы рыбаков о том, что на дне залива находится затонувший город. А местный лодочник указал местонахождение этого города, вернее, скопления колонн примерно в четверти мили от берега в маленькой бухточке к востоку от Торре Гаррато — "Разбитой Башни". Погрузившись на дно с аквалангом, на расстоянии 600 футов от берега Трокмортон увидел два саркофага из белого мрамора, в очень хорошем состоянии. Поблизости оказались обломки древнего корабля. Исследование его позволило восстановить события, разыгравшиеся примерно за 18 веков до наших дней…

<p>Трагедия в заливе Таранто

Корабль был стар. Он прослужил около века. Его не раз ремонтировали, а при последнем ремонте, когда чинили днище, владелец судна пожалел денег. Деревянную заплату надо было бы прибить гвоздями из бронзы, но ее прибили железными, быстро ржавеющими гвоздями. "Сойдет и железо, — очевидно, решил хозяин. — Все равно кораблю осталось недолго плавать".

Это была перама — судно, предназначенное для перевозки разных грузов. Обычно такие суда делали небольшими — 30 метров в длину и 8 метров в ширину. На таких перамах плавали повсюду в Средиземноморье, ловя попутный ветер и под квадратным парусом тихонько продвигаясь к цели, стараясь при этом не терять из виду берег…

Корабль принял груз в знаменитом порту Милет. Сюда из глубин Малой Азии свозили глыбы мрамора, вырубленные рабами в каменоломнях. Из самых разных мест суда приходили в Милет за этим грузом. Погрузил в трюм мрамор, большие белые параллелепипеды, и наш корабль. Владельцу судна этот груз показался недостаточно тяжелым, и на борт старой латаной перамы приняли еще ящики из мрамора с мраморными же крышками — "заготовки" для саркофагов. Теперь им предстояло попасть в Рим, где их отделывали искусные мастера, украшая рельефами и надписями. А затем в такой гробнице находил свое последнее пристанище знатный римский патриций или разбогатевший откупщик.

Корабль двинулся в путь, на запад, к Риму. По пути решено было зайти на острова Спорады, то есть "Рассеянные". Они действительно рассеяны по Эгейскому морю. Здесь был взят дополнительный груз: новая партия каменных глыб. Перегруженная перама взяла курс на юго-запад. Благополучно был пройден коварный пролив между полуостровом Пелопоннес и островом Антикифера, без происшествий пересекли Ионическое море, и оставалось только обогнуть "каблук" и "шпору" Апеннинского полуострова, пройти Мессинский пролив, а дальше, без помех и ловушек, спокойно плыть до Остии — "морских ворот" Рима.

Но тут задул сирокко. Бешеный ветер, несущий жар африканских песков, обрушился на старый корабль. Он загнал его в залив Таранто, разделяющий "каблук" и "шпору" Апеннинского полуострова. Напрасны были все маневры, которые предпринимал капитан, чтобы избежать катастрофы. Перегруженное судно не могло лавировать против ветра. Большой квадратный парус перамы вышел из повиновения. А сирокко все дул и дул, все ближе и ближе был скалистый берег, окружающий залив Таранто.

Бросили якорь. Но он не смог удержать тяжелый корабль. Тогда бросили второй якорь. Под яростным натиском стихий крепкие канаты порвались. Окаймленный ревущими бурунами, берег неумолимо приближался. Начали сгущаться сумерки, переходя в темную ночь… Последняя возможность спастись — это бросить все оставшиеся якоря и ждать наступления утра. На рассвете можно будет предпринять попытку высадиться на берег: пусть при этом погибнет судно и его груз, но люди останутся живы.

Капитан дал приказ отдать якоря. Но заплата не выдержала натиск бури — та заплата, что была прибита гвоздями из дешевого железа вместо дорогих, но нержавеющих бронзовых гвоздей. В 500 метрах от берега старый корабль пошел ко дну вместе со всем его экипажем…

Картину гибели корабля Трокмортон смог нарисовать после того, как тщательно изучил его обломки и груз, саркофаги и мраморные плиты. Время катастрофы помогли определить осколки разбитой посуды и монеты, отчеканенные в 180 году н. э. А дату постройки судна узнали, изучив деревянные части корабля. Доброе столетие плавала перама по Средиземному морю, развозя грузы, пока ее не погубил неистовый сирокко…

Кроме перамы с грузом саркофагов, на дне залива Таранто найдены обломки еще полутора десятков судов, правда, изучение их не дало таких интересных результатов, как первая находка. Зато другое корабельное кладбище принесло нам не только сведения о трагедии моря, но и замечательные произведения искусства, уникальные скульптуры из бронзы. Находится это кладбище в проливе между Пелопоннесом и островом Антикифера, который удалось благополучно миновать старой пераме с грузом саркофагов.

<p>Шедевры со дна моря

В начале прошлого столетия лорд Элджин, английский посол в Оттоманской империи, решил взять на себя благородную миссию: спасти фриз Парфенона, по праву считающегося одним из величайших произведений мирового искусства. В Греции, в ту пору находившейся под гнетом турков, назревало восстание. Дабы уберечь сокровища от последствий войны, Элджин дал приказ своим агентам в Афинах выломать наиболее сохранившиеся части фриза (не беда, что остальные при этом погибнут!) и… отправить их морем в Англию.

Приказание лорда было исполнено. Мраморные фризы варварски выломали из стен, разрушая при этом Парфенон, погрузили в ящики и отправили в афинский порт Пирей. Помимо фризов, снятых с Парфенона, по приказу Элджина в Пирей доставили еще несколько скульптур и рельефов, также похищенных из афинских храмов. Драгоценный груз упаковали в огромные ящики, и он отправился в Англию на борту брига "Ментор", вышедшего из Пирея 16 сентября 1802 года… и вскоре напоровшегося на коварные подводные скалы возле острова Антикифера. Большая часть корабля оказалась под водой. На дно ушли 17 ящиков с шедеврами античного искусства.

Попытки снять судно, крепко засевшее в расщелине, к успеху не привели. Лишь осенью того же 1802 года опытные греческие ныряльщики, ловцы губок, начали поднимать с глубины около 10 метров драгоценный груз. Операция затянулась до весны следующего года, пока наконец весь груз не был поднят и передан лорду Элджину. Последний же продал греческие шедевры Британскому музею, где они хранятся и по сей день.

1802 год некоторые называют годом начала подводной археологии. Другие исследователи называют 1900 год, когда в результате настоящих подводно-археологических работ удалось поднять из воды шедевры античного искусства… И опять-таки, возле острова Антикифера, этого кладбища кораблей. А началось все с того, что греческие водолазы, ловцы губок, ведшие промысел возле Антикиферы, обнаружили руку, сделанную из бронзы.

Стало ясно, что где-то на дне должна лежать и остальная статуя. Водолазы начали поиски и на глубине 50 метров нашли даже не одну, а несколько статуй из бронзы и мрамора, а также обломки посуды, амфоры и, наконец, останки корабля, которому принадлежал этот груз.

Водолазы сообщили о своей находке в Афинский музей. Греческое правительство отдало приказ военно-морскому флоту: организовать подъем драгоценного груза. Так началась первая в мире подводно-археологическая экспедиция, в которой приняли участие ученые из Афинского музея, греческие моряки и отважные водолазы. А итогом ее было открытие нескольких шедевров мирового искусства: скульптурной группы из пяти человеческих фигур, бронзовой скульптуры "философа" — бородатого мужчины с выразительными чертами лица и словно живыми глазами и других произведений античного искусства. Венцом же находок была бронзовая статуя юноши с поднятой рукой — гордость Афинского музея.

Кроме шедевров искусства, со дна были подняты различные предметы: кухонная посуда, брошь и какие-то обломки, облепленные илом. Лишь в 1958 году, подробно изучив эти бронзовые обломки, английский физик и математик Дерек де Солла Прайс смог доказать, что это — астрономический прибор.

"Когда он был новым, он выглядел как механизм старинных кабинетных часов: латунные колесики в деревянном ящике, снабженном тремя циферблатами. Передний циферблат имел закрепленную шкалу с передвижным контактным кольцом, показывающим месяцы. Обе шкалы были отградуированы. Стрелка, связанная с внутренним механизмом, указывала заглавные буквы, которые соответствовали остальным буквам, выгравированным на пластине, закрепленной на одной из дверок корпуса. Эти буквы показывали восход и заход крупных звезд и созвездий. Циферблаты на обратной стороне показывали различные фазы Луны и движение планет Меркурия, Венеры, Марса, Юпитера, вероятно, еще и других", — так реконструирует доктор Прайс античную астролябию, пролежавшую на дне морском более двух тысяч лет.

<p>Кладбище у Ясси-Ада

Поднять со дна шедевры античного искусства надеются археологи-подводники, в течение многих лет работающие у острова Ясси-Ада на юго-западном побережье Турции. Ловец губок поднял сетью в районе этого острова-рифа бронзовую статую симпатичного африканского мальчика, одетого в тогу. Возможно, что где-то поблизости лежит засыпанное песком античное судно с грузом шедевров искусства. Но пока оно не найдено. Зато в водах возле Ясси-Ада обнаружено около четырех десятков других судов — от античных до современной подводной лодки, погибшей в последней мировой войне. В древности здесь проходила одна из самых оживленных трасс, связывавших Грецию и Рим со странами Ближнего Востока, и у коварных скал Ясси-Ада погибло не одно судно эпохи античности, как, впрочем, и болеепоздних эпох.

"Изображения византийских кораблей находят на печатях, они имеются на фресках и мозаиках. Среди них были несомненно корабли большой вместимости и грузоподъемности", — писала Н. В. Пигулевская в монографии "Византия на путях в Индию". Но вот, благодаря кладбищу кораблей у Ясси-Ада, ученые наконец-то получили возможность увидеть не изображение византийского корабля, а реальное судно. Торговый корабль, груженный амфорами, налетел на риф и пошел ко дну… В течение четырех сезонов вели раскопки этого византийского судна археологи-подводники под руководством Джорджа Ф. Басса, одного из крупнейших в мире специалистов. В ходе работ было совершено 3575 погружений, и в общей сложности исследователи провели под водой 1268 человеко-часов. Фотографировалась, измерялась и наносилась на специальный план каждая обнаруженная деталь судна.

"Член экспедиции доктор Фредерик ван Дурнинск затратил еще три года на изучение полученных материалов, — говорит Басе. — Он тщательно отмечал положение каждого найденного на дне моря предмета материальной культуры той эпохи, а также сгнивших деревянных обломков византийского корабля. Дурнинск обдумывал назначение каждого отверстия в этих обломках. Результаты работы превзошли все ожидания. Когда мы посмотрели рисунки, то поняли, что усилия не пропали даром. Перед нами открылась вся картина кораблекрушения".

Судно было не очень большим — 18–20 метров в длину и около 5 в ширину (византийские источники сообщают о судах вместимостью в 5 тысяч модиев, то есть 65 тонн) — и могло брать на борт 50 тонн груза. Во время своего последнего плавания, столь печально закончившегося, оно имело на борту примерно 900 амфор с вином. На корме корабля находился камбуз, покрытый черепицей и возвышающийся над палубой всего на два фута. Но камбуз этот был отлично оборудован: со дна подняли ступы и толокуши, более двух десятков кухонных горшков, два медных котла, красивую столовую посуду, чашки, кружки, кувшины, изящные сосуды из меди. Удалось определить места размещения якоря, кошки, хранения рыболовных снастей и инструментов, понять, как крепилась мачта и устанавливались рулевые весла.

Византийский корабль, затонувший в VII веке, лежал на глубине 40 метров. А почти рядом с ним, на глубине 42 метров, лежал другой корабль — римский, затонувший на несколько веков ранее. Он был гружен 1100 амфорами, и размеры его были немного больше, чем византийского корабля. Зато камбуз, также находившийся на корме, был гораздо более скромно оборудован: видимо, хозяин корабля не был человеком состоятельным… А вскоре, изучая этот камбуз, археологи-подводники неожиданно обнаружили, что он принадлежит другому судну! Впрочем, предоставим слово руководителю экспедиции Джорджу Ф. Бассу.

"Каждый день, ведя раскопки, мы надеялись, что вот-вот наткнемся на камбуз судна. Там могли оказаться предметы, которые позволили бы установить время последнего плавания римского судна. Наконец нам повезло — начали появляться предметы столовой посуды. Покрытые ярко-зеленой глазурью, они были совершенно не похожи на римские гончарные изделия, которые нам приходилось видеть раньше. Вводили в заблуждение и некоторые из шпангоутов корабля. Было не ясно, почему они расположены под углом к римскому судну. Только спустя некоторое время мы поняли, что они принадлежат другому судну более позднего времени, лежавшему под слоем песка как раз на римском корабле. Юксель Эгдемир, прикомандированный к нам представитель турецкого департамента памятников древностей, возглавил раскопки нового корабля. Он обнаружил, что неизвестное судно почти достигло места, где лежало византийское судно, — пишет Басе в очерке "Трагедия у Ясси-Ада". — Таким образом, три корабля, разделенные во времени несколькими веками, наскочили на риф у острова Ясси-Ада и затонули в одном месте. Мы считаем, что последним было мусульманское судно, потерпевшее кораблекрушение 600–700 лет назад."

Можно было бы долго рассказывать о находках затонувших кораблей, о методике их раскопок и реставрации, о поиске судов с помощью современных технических устройств. По подсчетам ученых, около 15 тысяч древних кораблей покоится на дне Средиземного моря, ожидая своих исследователей… Но корабли — это только часть находок на шельфе, причем археологи не теряют надежды в будущем вести подобные раскопки затонувших кораблей не только в зоне материковой отмели, но и в пучинах океанов и глубоководных впадинах морей (где они могут быть в гораздо лучшей сохранности, поскольку здесь они не подвержены воздействию прибоя и не затягиваются осадками, сносимыми с материка и т. п.).

Шельф Средиземного моря — это не только "великий некрополь" погибших кораблей. На шельфе Маре нострум, как могут называть Средиземное море уже не древние римляне, а современные археологи (ибо именно здесь находится наиболее благодатное "поле" для подводно-археологических раскопок и находок), лежат многочисленные "атлантиды" — населенные земли, города и порты, ныне ставшие морским дном.

<p>На западе "Нашего моря"

Летом 1973 года в советской и зарубежной печати появилось сенсационное сообщение: американская подводно-археологическая экспедиция на глубине 25 метров обнаружила остатки древних колонн и полуразрушенную дорогу. Находка сделана возле испанского порта Кадис, возраст руин — шесть тысяч лет…

Современный город-порт Кадис является наследником финикийского города Гадеса, основанного около X–XII веков до н. э. (таким образом, Кадис — один из древнейших городов мира: его возраст около трех тысяч лет). Сооружения, опустившиеся на глубину 25 метров, могли уйти под воду лишь в результате тектонических процессов, а не медленного повышения уровня Мирового океана, за последние шесть тысяч лет лишь немного изменившегося. А так как Кадис расположен "по ту сторону Столпов Геракла" — Гибралтарского пролива, то не найдена ли здесь легендарная Атлантида, которая, согласно Платону, как раз и находилась "по ту сторону Геракловых Столпов"?

Или, может быть, наконец-то найдены руины таинственного города Тартесс, который безуспешно разыскивали на суше археологи на протяжении всего XX столетия? "Говорят, что Тартессом называется река в области Иберии, вливающаяся в море двумя устьями. Посреди, между устьями реки, лежит город, одноименный с рекою", — сообщает античный географ и историк Павсаний. Другие античные авторы говорят, что Тартесс находился в Иберии (древнее название Испании) в устье реки Бетис, как назывался в ту пору Гвадалквивир. Поблизости от устья Гвадалквивира и находится современный Кадис, бывший финикийский Гадес (первоначально именуемый его создателями Гадир, то есть крепость). Но в устье Гвадалквивира найти Тартесс не удалось — не найден ли он под водой возле Кадиса?

Оставалось ждать результатов дальнейших раскопок американской экспедиции. Но события, происходившие вслед за сенсационным сообщением об открытии подводников, разворачиваются весьма неожиданным образом. Испанские власти запрещают вести дальнейшие исследования под водой и предлагают руководителю экспедиции Мэксин Эшер вместе с аквалангистами явиться в суд города Кадис для разбирательства дела о самоуправстве. Но Мэксин Эшер, бросив на произвол судьбы экспедицию, членами которой были юные студенты и студентки из Калифорнии, скрывается в неизвестном направлении.

Научная сенсация превращается в скандальную. Оказывается, за два дня до "открытия" одна из студенток видела сообщение о нем и "зарисовки руин", которые еще только предстояло открыть. Эшер пошла на сознательную фальсификацию, ибо была уверена в том, что Атлантида находится именно здесь, возле Кадиса. Почему? Да потому, что в этом месте она лучше всего ощущает "самые сильные вибрации". Поисками же Атлантиды Мэксин Эшер решила заняться после того, как во время землетрясения, произошедшего в ее родной Калифорнии, с книжной полки упал том, посвященный поискам Атлантиды! Не сомневаясь в успехе, Эшер уговорила студентов и студенток принять участие в ее поисках и, не получив разрешения на раскопки, поспешила объявить всему миру об открытии "Атлантиды у порта Кадис".

История эта и поучительна, и грустна, и смешна. Загадка Тартесса, который, быть может, станет когда-нибудь "подводной Троей", легендарным городом, реальность которого будет доказана раскопками под водой, не решена. Но в западном углу Средиземного моря уже сейчас сделаны открытия затонувших селений и городов, в первую очередь — на южном побережье Франции.

"Некоторые археологи считают илистое дно старого порта Марселя настоящей книгой по истории Греции. Может быть, там удастся найти скульптуры, которые вода уберегла от войн Юлия Цезаря, — пишет Гюнтер Ланицки в книге "Амфоры, затонувшие корабли, затопленные города". — Если закрыть узкий вход, то воду из старого порта легко выкачать. Правда, это было бы сопряжено с опасностью лишить дохода лодочников, которые возят туристов к месту заточения мнимого графа Монте-Кристо в замке Иф."

0|1|2|3|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua