Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Александр Михайлович Кондратов Атлантиды ищите на шельфе

0|1|2|3|
<p>Александр Михайлович Кондратов <p>Атлантиды ищите на шельфе
<p>Пролог
<p>Сокровища на дне

Археологию называют иногда «историей, вооруженной лопатой», ибо она изучает прошлое человечества по вещественным источникам, а источники эти обычно погребены в земле. «Археология — систематическое изучение древностей и восстановление древнейшей истории наций и народов по остаткам зданий, мест погребений, оружия, утвари и украшений, относящихся к временам, от которых сохранилось очень мало или вообще не сохранилось никаких письменных документов…» «Археология произвела переворот в исторической науке. Она расширила пространственный горизонт истории почти в той же степени, в какой телескоп расширил поле зрения астрономии.» «Археология занимает все более важное место среди других гуманитарных наук. Она не является кабинетной наукой, ибо предполагает активные поиски, иногда тяжелые и всегда страстные. Это поиски в поле, с их романтикой приключений, с надеждами и разочарованиями, это поиски за рабочим столом — решения многочисленных загадок истории, предлагаемых археологу в особенно сложном и запутанном виде…»

Так характеризуют свою науку археологи, люди, в буквальном смысле слова «доставшие из-под земли» новые миры, воскресившие жизнь народов и цивилизаций, казалось бы, навсегда исчезнувших с лица планеты. В наши дни археологи открывают новые миры не только под землей, но и под водой. И если археология — это «история, вооруженная лопатой», то ее младшую сестру — подводную археологию можно назвать «историей, вооруженной аквалангом». Ибо именно акваланг позволил изучать «голубой континент» не только профессиональным водолазам, но и опускаться под воду специалистам-археологам, вести поиски сотням и тысячам любителей подводного плавания на дне морей, озер, заливов, проливов, бухт нашей планеты.

Когда подводная археология делала свои первые шаги, главное внимание обращалось на ценности, лежащие на дне, — золотые и серебряные слитки, античные статуи и т. п. В музеях мира появились великолепные произведения искусства, поднятые из воды: двухметровая бронзовая статуя олимпийского божества — Зевса или Посейдона, изваяние Аполлона, рельефы из знаменитого каррарского мрамора, фризы Парфенона, изделия из золота и нефрита, выполненные мастерами доколумбовой Америки, скульптуры известного античного мастера Боэфа… А вслед за тем началось не только «собирательство» произведений искусства, извлеченных из воды, но и изучение места находок. Являются ли найденные памятники частью затонувшего дворца, храма или виллы? Или это груз погибшего корабля? Почему они оказались под водой? В какое время были изготовлены? Что могут рассказать находки о событиях далекого прошлого? На все эти вопросы должны были дать ответы кропотливые и систематические подводные раскопки, а не простой подъем ценностей с морского дна.

Археология наших дней взяла на вооружение многие технические изобретения, она широко использует методы точных наук, воскрешая «дела давно минувших дней», подтверждая «преданья старины глубокой», будь это открытие Трои или раскопки «подземного города», сооруженного китайским императором Цинь Шихуанди в III веке до н. э. Поиски древних строений и городов ведутся с помощью аэрофотосъемки и из космоса. Все чаще в археологии применяются достижения криминалистики и атомной физики, трассологии и генетики, кибернетики и химии. Достаточно сказать, что современные археологи могут датировать события и по годичным кольцам дерева, и по содержанию радиоактивного углерода в органических остатках, и по соотношению урана и тория в костях и раковинах, и по термолюминесценции керамики и обожженного камня, и по следам расщепления урана в вулканическом стекле и богатых ураном минералах, и по электронному резонансу сталагмитов и костей, и по аминокислотам в костях и т. д.

Разумеется, подводная археология стремится не отстать от своей старшей сестры, используя новинки современной науки и техники. Акваланг и миниатюрные подводные лодки, эхолокатор и гидролокатор, аэрофотосъемка и многие другие достижения техники широко применяются в исследовании и поиске затонувших поселений и кораблей. Подводные роботы начинают становиться и «роботами-археологами» (так, например, совсем недавно с помощью робота было поднято со дна озера Онтарио судно, затонувшее около двухсот лет назад).

Чем дальше в глубины веков и тысячелетий уходит поиск археологов, тем теснее связи «истории, вооруженной лопатой», с геологией и палеонтологией, ибо люди, как показали последние находки в Восточной Африке, начали пользоваться орудиями труда около трех миллионов лет назад, в эпоху, когда на планете был иной климат, по-другому распределялись вода и суша, когда жили неведомые ныне животные, вроде саблезубых тигров — махайродов, мастодонтов, пещерных медведей и т. д. В неразрывной связи с науками, изучающими прошлое Земли, находится подводная археология. А так как история человечества неотделима от истории океана, то между раскопками под водой и исследованиями, которые проводят морские геологи и океанологи, существует самая тесная связь. Науки об океане указывают археологам те районы, где могут находиться следы пребывания древнего человека, первобытные стоянки, поселения и города, ушедшие на дно морское из-за повышения уровня Мирового океана или опускания земной коры. Археология, в свою очередь, помогает датировать колебания уровня океана или тектонические движения с точностью, недоступной наукам о Земле, привыкшим оперировать десятками тысячелетий, а то и миллионами лет.

«Земля под водою», шельф, материковое мелководье или материковая отмель, — «седьмой континент» планеты — вот место поисков затонувших земель и городов, которое указывают археологам науки о Земле. Бессмысленно искать Атлантиду или другие легендарные затонувшие материки в пучинах пяти океанов планеты или на гребне срединно-океанических хребтов, ибо их кора принципиально отличается от коры, слагающей материки. Но можно и нужно искать «атлантиды на шельфе», который стал покрываться водой лишь после окончания последнего оледенения, около 10 тысяч лет назад, причем наступление Мирового океана на сушу продолжается и по сей день.

«Дорогами шельфа» двигался первобытный человек, осваивая свою планету, заселив многие острова, составлявшие прежде единое целое с материками или соединявшиеся с ними цепочкой ныне исчезнувших отмелей, островов и островков. «Дорогами шельфа» десятки тысяч лет назад пришли из Евразии на Американский континент предки индейцев, совершив, таким образом, величайшее в истории нашей планеты географическое открытие — открытие Нового Света. «Дороги шельфа» помогли людям почти в столь же далекую эпоху открыть еще один материк — Австралию.

Шельф — это лежащие под водою золото и алмазы, платина и нефть, уголь и газ, богатейшие места для ловли рыбы, плодородные «поля» для выращивания водорослей, мидий, плантаций жемчужниц и т. д. На шельфе найдены драгоценные грузы затонувших кораблей различных эпох и народов: золотые испанские дублоны и слитки серебра, античные статуи и амфоры, украшающие музеи Греции и Франции, Болгарии и ФРГ, Италии и СССР. И сколько еще подобных находок сулят будущие исследования шельфа!

На шельфе, этом «седьмом континенте» археологов, находятся затонувшие корабли, города, поселения, эти памятники «новых атлантид». На шельфе ищут археологи-подводники и следы первобытных колумбов, начавших заселять свою «планету» десятки тысяч лет назад.

<p>I. ДОРОГИ, СКРЫТЫЕ ВОДОЙ
<p>Кто открыл Америку?

8 1992 году весь мир будет торжественно отмечать знаменательную дату: 500 лет со дня открытия Америки Христофором Колумбом. 12 октября 1492 года великий мореплаватель впервые увидел землю на западе Атлантики, и эта дата вошла в историю как начало открытия Нового Света. Но был ли Колумб первым европейцем, увидевшим берега Америки? Спор о предшественниках Колумба ведется не одно столетие. Еще в середине XVI века испанский историк Лопес де Гомара, побывавший в Новом Свете и описавший завоевание Вест-Индии и Мексики, писал о том, что о землях на западе Атлантики Колумб узнал от старого кормчего, который побывал за океаном до Колумба и даже составил карту неведомых земель. Легенда об «анонимном кормчем» то и дело всплывает в трудах «антиколумбианцев», вызывая споры на протяжении вот уже более чем 400 лет. Предшественниками Колумба называли португальских мореходов XV века, немецкого географа Мартина Бехайма, француза Жана Кузена, англичанина Николаса Линна, венецианца Дзено, датских пиратов Пиннинга и Порхорста, поляка Яна из Кельна, китобоев-басков, рыбаков Нормандии и Бретани, буддистов-паломников из Китая, мореплавателей Древней Индии, арабов и африканцев… И все это не более чем гипотезы, причем малоубедительные. Но, по всей вероятности, почти за 500 лет до Колумба Нового Света достигли отважные мореходы-викинги, а еще раньше, как показал смелый эксперимент на сшитом из кожи судне «Брандан», проведенный не так давно Тимом Северином, до Северной Америки могли добраться и ирландцы.

Кто бы, однако, первым ни достиг берегов Нового Света, Колумб или его предшественники, непреложным фактом остается то обстоятельство, что Америка была уже заселена. Иными словами, европейских (или азиатских, или африканских) колумбов опередили подлинные открыватели Америки — ее коренные жители, индейцы. Вопрос об их происхождении возник сразу же после того, как стало ясно, что за океаном лежит Новый Свет, а вовсе не «Индия», как считал Колумб.

В Библии говорится о трех расах, ведущих свое происхождение от трех сыновей праведного Ноя: белая — от Яфета, желтая — от Сима, черная — от Хама. От кого же тогда происходят краснокожие индейцы? Не считая их за людей, испанские конкистадоры безжалостно истребляли коренное население Америки. Римский папа в 1537 году был вынужден издать специальную буллу, «признающую» индейцев людьми, «потомками Адамовыми» и одухотворенными существами. Но в булле не объяснялось, каким же образом появились «потомки Адамовы» в Америке и с каким из потомков Ноя они состоят в родстве. «Не удивительно, что богословы XVI века, знатоки Библии и сочинений Платона (считавшегося „благочестивым“ язычником), сразу вспомнили о десяти пропавших коленах Израиля и об атлантах Платона, когда понадобилось обосновать происхождение индейцев от Адама и Евы, — пишет известный советский историк и лингвист Ю. В. Кнорозов в предисловии к книге Роберта Уокопа „Затонувшие материки и исчезнувшие племена“, посвященной теориям происхождения индейцев Америки и их культуры. — „Теория“ происхождения индейцев от десяти пропавших колен Израиля благополучно дожила до XIX века, а затем была включена в официальную доктрину мормонов. „Теория“ происхождения американских индейцев от атлантов Платона в разнообразных вариантах также удержалась до XIX века, а затем вошла в официальную доктрину теософов.»

Таким образом, не только наука, но и мистическое Теософское общество, и религиозная секта мормонов (насчитывающая около трех миллионов адептов и являющаяся фактическим хозяином в штате Юта в США) внесли свой «вклад» в проблему происхождения индейцев. А каких только гипотез и предположений не высказывалось различными исследователями, романтиками и фантазерами, любителями древности и «ура-патриотами» своих стран и «всея Америки», мистиками и расистами (в том числе и орденом Ку-Клукс-Клан, официально объявившим, что Америку открыл не «негроидный еврей» Христофор Колумб, а «ариец-викинг» Лейф Счастливый), полными дилетантами и профессиональными учеными!

«Поиски пришельцев» — так можно было бы назвать увлекательную повесть о самых разнообразных «адресах» и гипотезах, пытающихся решить загадку происхождения коренного населения Америки и его высоких цивилизаций. Кто только не фигурировал в списке возможных предков индейцев! Древние египтяне и не менее древние шумеры, жители Двуречья; жители побережья Атлантики, баски, и живущие на противоположном конце гигантского Евразийского сверхматерика японцы; мореплаватели-финикияне и кочевники-гунны; берберы Северной Африки и древние хетты Малой Азии; римляне и кхмеры, скифы и жители острова Крит; кельты Западной Европы и жители Индостана; израильтяне и живущий на побережье Западной Африки народ мандинго; персы и китайцы; «монголы на слонах» и «самоеды Сибири»; бежавшие из взятой ахейцами Трои этруски и жители островов Океании. Испанец Энрико Мартинес, посетив Прибалтику в XVII столетии, решил, что жители окрестностей Риги «поразительно похожи на индейцев Америки», а посему и родину индейцев надо искать в этих местах. Спустя три века американец Харолд Гледвин выпускает книгу, в которой столь же «доказательно» утверждает, что высокие цивилизации доколумбовой Америки обязаны своим происхождением флоту Александра Македонского («Мистер Гледвин подходит к проблеме происхождения американской культуры с тяжеловесной игривостью пожилого джентльмена, похлопывающего новую секретаршу пониже спины, — язвительно заметил в рецензии на книгу Гледвина известный американский этнограф Ральф Линтон. — Если ей это придется не по душе, он утешит себя мыслью, что она лишена чувства юмора; если же возражений не последует, то дальнейшие шаги будут совершенно очевидны»).

Неоднократно предпринимались попытки доказать, что люди в Новом Свете — автохтоны, что они ведут свое начало от какой-то специфической американской породы человекообразных обезьян (хотя в Америке останков их не найдено). Что цивилизации Нового Света древней цивилизаций Старого Света (хотя все данные археологии говорят об обратном). Что своими удивительными достижениями культуры доколумбовой Америки обязаны не индейцам, а космическим пришельцам или жителям затонувших материков — Атлантиды, Пацифиды, Андинии, My, Аракинезии… Но все это находится в области предположений, умозрительных гипотез, произвольных допущений, а порой чистой фантазии. Огромное же количество фактов, добытых антропологами, этнографами, лингвистами, археологами, геологами, океанологами говорит о том, что первобытные колумбы заселили Новый Свет из Азии, проникнув в Америку по затонувшей ныне земле Берингии.

Это означает, что американисты признают и «пришельцев извне», и «затонувшую землю», только не считают этих пришельцев «монголами на слонах», троянцами или этрусками и т, п., а затонувшую землю — легендарной Атлантидой или «тихоокеанскими атлантидами» — Пацифидой, My, Андинией или Аракинезией. «Чем, спрашивают приверженцы гипотезы Атлантиды, отличается наша концепция от теории Берингова моста? Ведь в обоих случаях речь идет о погружении населенных массивов суши, — пишет Роберт Уокоп в книге „Затонувшие материки и исчезнувшие племена“. — Этнографы, однако, основывают свои предположения на весьма точных данных, собранных геологами и океанографами, В настоящее время имеются точные карты, на которых нанесена каждая пядь морского дна между берегами Америки и Сибири и установлены очертания затонувшего моста между двумя континентами и время его погружения. Неясно лишь одно, как возникла эта перемычка, — то ли понизился уровень моря, го ли поднялась земная кора; скорее всего, последнее предположение ближе к истине. Очевидно, когда отступил ледниковый щит, значительный участок суши, разгрузившись ото льда, поднялся на поверхность… Однако геологи и океанографы отнюдь не столь тверды в своих оценках, когда речь заходит о древних массивах суши в Атлантическом и Тихом океанах. Во всяком случае, такие массивы, если они и существовали, погрузились в океанические воды миллионы лет назад, задолго до появления на земле человека».

Еще в XVIII столетии замечательный русский ученый Степан Петрович Крашенинников высказал мысль о том, что сходство северо-западной окраины Америки и северо-восточной оконечности Евразии «не без причин» позволяет «заключить бывшее между сими землями соединение, особливо в тех местах, где нос Чукотский: ибо между им и отпрядышем земли, который в восточной стороне прямо против оного находится, расстояние не более двух градусов с половиною». По этому сухопутному «соединению» и могли, по мнению Крашенинникова, попасть люди в Америку из Старого Света. К той же мысли пришли и современники русского ученого американский ученый, писатель, общественный деятель Томас Джефферсон, французский натуралист и естествоиспытатель Жорж-Луи Бюффон, русский академик П. С. Паллас.

Гипотеза о сухопутном мосте, соединявшем Старый и Новый Свет в районе Берингова моря, была развита учеными XIX века, в первую очередь палеонтологами, зоологами, ботаниками, отмечавшими сходство фауны и флоры Старого и Нового Света. В самом начале нашего столетия немецкий зоолог В. Кобельт выпустил монографию «Географическое распространение животных», в которой назвал этот «мост» суши, когда-то существовавший на месте Берингова пролива (или моря), Берингией. Вслед за тем такие авторитетные ученые, как этнограф В. Г. Богораз, антрополог Алеш Грдличка, зоолог П. П. Сушкин решительно высказываются в пользу гипотезы о Берингии, по которой не только шел обмен фауной и флорой между Старым и Новым Светом, но и шло заселение Америки первобытными людьми. О Берингии заговорили ихтиологи, орнитологи, палеонтологи, геологи, археологи, ботаники… В 1965 году на седьмом конгрессе Международной ассоциации по изучению четвертичного периода состоялся специальный симпозиум, посвященный Берингии. Здесь «за круглым столом» встретились представители самых различных наук. Душой симпозиума был Дэвид М. Хопкинс — прекрасный геолог, отличный организатор и активный борец за сотрудничество ученых разных специальностей и разных стран, в первую очередь — СССР и США, находящихся по обе стороны «Берингийского моста».

Следующий Берингийский форум был проведен в нашей стране, в Хабаровске, в 1973 году по инициативе Дальневосточного научного центра АН СССР. В нем приняли участие около ста пятидесяти специалистов из СССР, США, Венгрии, ГДР и других стран. Материалы этого форума, официально называвшегося «Берингийская суша и ее значение для развития голарктических флор и фаун в кайнозое», были изданы в виде объемистого (почти шестьсот страниц большого формата) тома «Берингия в кайнозое». На следующий год на состоявшемся в Москве Первом международном конгрессе по млекопитающим большое внимание было уделено Берингии, которой отводилась важная роль в объяснении сходства фауны континентов северного полушария. В рамках XIV Тихоокеанского конгресса, проходившего в 1979 году в Хабаровске, работала специальная секция «Берингийская суша в биогеографии Тихоокеанского региона». Берингии уделили большое внимание в своих монографиях видный советский ихтиолог профессор Г. У. Линдберг («Крупные колебания уровня Мирового океана в четвертичный период»), ботаник профессор Б. А. Юрцев («Проблемы ботанической географии Северо-Восточной Азии»), палеонтолог А. В. Шер («Млекопитающие и стратиграфия плейстоцена Крайнего Северо-Востока СССР и Северной Америки»), член-корреспондент АН СССР археолог Н. Н. Диков («Древние культуры Северо-Восточной Азии»). Без Берингии и ее роли в заселении Нового Света человеком не обходится ни одна серьезная работа, посвященная происхождению индейцев Америки и древнейшим культурам Нового Света. Можно смело сказать, что в наши дни родилась новая область научного знания — берингиология, использующая данные наук о Земле, наук о человеке, наук о живой природе — ботаники, ихтиологии, зоогеографии, орнитологии и т. д.

Как же реконструируют берингиологи затонувшую землю, «атлантиду Берингова моря» — Берингию в свете последних данных, полученных различными науками?

<p>Берингия

Берингов пролив, разделяющий Чукотку и Аляску, мелководен: его максимальная глубина не достигает и 60 метров. Небольшие глубины (в основном от 1 5 до 55 метров) имеет и Чукотское море, лежащее к северу от пролива, и большая часть Берингова моря, дно которого плавно понижается к югу, в районе Алеутских островов достигает глубины 135 метров, а затем шельф резко обрывается материковым склоном, уходящим к глубинам в несколько километров с типично океанической корой. Здесь и проходит южная граница былой Берингии. Северная же ее граница проходит в Северном Ледовитом океане — по линии шельфа от мыса Барроу на Аляске до Новосибирских островов.

По данным океанологов и гляциологов, уровень Мирового океана в период наибольшего оледенения, 15–18 тысяч лет назад, был ниже нынешнего уровня примерно на 135 метров. Это означает, что в ту пору на месте шельфа Чукотского и Берингова морей, не говоря уже о Беринговом проливе, находилась огромная страна Берингия, на полторы тысячи километров (!) протянувшаяся с севера на юг и соединявшая Евразию и Америку. Однако среди специалистов нет единогласия в том, что же представляла собой затонувшая земля.

По мнению кандидата биологических наук Ф. Б. Чернявского, общий облик ландшафтов Берингии мало чем отличался от ландшафтов современного Северо-Востока Азии и арктической Аляски: в основном это были тундры разных типов, тундростепи и лесотундровые участки, сплошной же массив тайги отсутствовал. Затонувшая страна представляла собой огромную равнину. Противоположное мнение высказал коллега Чернявского зоолог Р. Л. Потапов: «Берингия была весьма обширной сушей (а не узким мостом) с весьма разнообразной природой, с широтной и высотной зональностью, с умеренно холодным климатом, с резко выраженной сезонностью и многоснежной зимой в зоне тайги. Вполне возможно, что тайга существовала в виде вертикального пояса в горах». Доктор географических наук С. В. Томирдиаро полагает, что Берингия была равниной, насыщенной льдами, и на месте нынешней тундры Сибири, так же как и на территории затонувшей Берингии, были арктические прерии — сухая и холодная тундростепь, на которой паслись огромные стада мамонтов, бизонов, сайгаков, лошадей.

Рельеф затонувшей Берингии позволяет реконструировать исследования океанологов и морских геологов: ведь дно Чукотского моря, большей части Берингова моря и тем более мелководного Берингова пролива покрыто тонким слоем осадков, накопившихся за время, прошедшее после затопления Берингии, а под ним находится материковое дно, сложенное гранитами, аналогичными гранитам Чукотки и Аляски (сходство же геологического строения этих полуостровов, разъединенных Беринговым проливом, было замечено еще в XVIII столетии).

На дне Берингова пролива удалось найти затопленные холмы, долины и даже определить контуры древнего озера, ориентированного с севера на юг и связанного с разветвленной системой рек и ручьев, образующих подводное продолжение реки Хоуп на полуострове Аляска. Подводные холмы и затопленные речные долины обнаружены и на дне Чукотского моря. А четкие следы древней береговой террасы, найденные на дне Берингова и Чукотского морей, позволяют проследить историю Берингии, ее постепенного затопления со времен таяния льдов после окончания последнего оледенения и вплоть до тех времен (отделенных от нас примерно шестью тысячелетиями), когда под воду ушли последние остатки Берингии, если не считать скалистых холмов островов Диомида и Св. Лаврентия — вершин берингийских гор.

Восстанавливая очертания Берингии, на первых порах ученые исходили из того, что уровень Мирового океана в период максимального распространения ледников был ниже сегодняшнего на 135 метров и, стало быть, сушей были все участки шельфа, лежащие на этой и, естественно, меньшей глубине. Однако земная кора может и подниматься, и понижаться. Подобные процессы происходили и происходят по сей день во многих районах Земли, в том числе и на Северо-Западе Америки и Северо-Востоке Азиатского материка. Так, на острове Св. Лаврентия и вдоль большей части побережья полуострова Аляска, от реки Юкон до Берингова пролива, тянется древняя береговая терраса, поднятая на высоту от 20 до 200 метров: очевидно, что здесь имело место поднятие суши, причем шло оно с различной скоростью в разных районах. С другой стороны, дно Анадырского залива и низовья долины реки Анадырь испытывают погружение, начавшееся много сотен тысяч лет назад и продолжающееся по сей день (так что, несмотря на свою мелководность, Анадырский залив является одним из древнейших участков Берингова моря). Несколько береговых террас на шельфе Чукотского и Берингова морей позволяют проследить историю гибели Берингии после окончания последнего оледенения и начала таянья льдов, сковывавших огромные массы воды в Мировом океане.

По мнению большинства ученых, участки шельфа Берингова и Чукотского морей, лежащие на глубине 120 метров и более, находились под водой и в эпоху последнего оледенения, зона шириной от 90 до 300 километров была районом мелководья, а береговая линия проходила по тем участкам шельфа, которые ныне обозначены изобатой 90—100 метров. По ней-то (а не по изобате —135 метров) и надо определять границы Берингии во время максимального распространения ледников. На глубине в 38 метров находится вторая береговая терраса, обозначавшая контуры Берингии примерно 13 тысяч лет назад: размеры ее сократились, наметились контуры Берингова пролива, между Чукоткой и Аляской пролегла узкая полоса воды. На глубине в 30 метров найдена третья береговая терраса, отмечавшая границы Берингии примерно 11 800 лет назад: очертания Чукотки в ту пору были уже близки современным, хотя размеры Аляски превосходили нынешние, так как сушей в ту пору были многие ее заливы, с полуостровом соединялись и отдельные острова, лежащие поблизости от Аляски.

На глубинах 20–24 метра и 10–12 метров найдены еще две затопленные береговые террасы. «Торф на дне залива Нортон на современной глубине 20 м накапливался всего десять тысяч лет назад, — пишет Д. Хопкинс в статье „История уровня моря в Берингии за последние 250 000 лет“, — береговая линия на отметке —20 м могла быть затоплена вскоре после этого. Возраст береговой линии на отметках —12 и —10 м еще не установлен.»

В течение долгого времени Берингия служила «мостом», по которому происходил обмен фауной и флорой между Старым и Новым Светом. Это предполагали еще исследователи XVIII века, а в наше время найдены десятки доказательств в пользу гипотезы о «берингийском мосте». Например, медведи гризли живут в Северной Америке от Аляски до Мексики. Исследования палеонтологов показали, что их предок обитал когда-то в Евразии и лишь во время последнего оледенения появился на Аляске, придя сюда, видимо, через Берингию. После того как растаял грандиозный ледник, преграждавший путь из Аляски в глубинные районы Америки, «американский» гризли двинулся на юг континента. А Северная Америка, наоборот, являлась родиной «азиатского» верблюда. Ископаемые остатки верблюдов найдены в Новом Свете в слоях, имеющих возраст несколько десятков миллионов лет. В Евразии верблюды появились лишь в четвертичном периоде, а в Северной Америке они вымерли, хотя прежде здесь обитало около трех десятков различных родов этих животных. И в Америке, и в Старом Свете обитали разнообразные представители семейства хоботных: мамонты, мастодонты, южные слоны. Родиной же хоботных является Африка. И «мостом» для этих гигантов, когда они проникали в Новый Свет, была Берингия.

Огромная территория Берингии служила преградой для холодных вод Северного Ледовитого океана (который, возможно, был покрыт сплошным льдом в эпоху оледенения). Климат на юге Аляски на Северо-Востоке Азии и в Берингии был более мягким, чем нынешний. Так считает, например, известный гляциолог Р. Ф. Флинт. В своей монографии «Ледники и палеогеография плейстоцена» он пишет о том, что в Берингии и прилегающих к ней Чукотке и Аляске имелись прекрасные пастбища с густой травой, по которым бродили мамонты, бизоны и другие крупные травоядные ледниковой эпохи. По Берингии — холмистому широкому перешейку с большими озерами и многочисленными реками — кочевали огромные стада, причем миграция шла в основном с запада на восток, из Старого Света в Новый Свет. Вслед за этими стадами и перешли из Северо-Восточной Азии в Северную Америку предки современных индейцев — первобытные охотники палеолита. Американский геолог К. Бейерс попытался даже установить, в каком именно месте Берингии произошло первое «открытие Америки»: по его мнению, это было не в самой узкой части Берингова пролива, а южнее — где-нибудь между мысом Чаплина и заливом Нортон, там, где ныне ширина Берингова моря составляет около 200 километров (в самом же узком месте расстояние между Евразией и Америкой составляет 40 километров).

Но какими бы убедительными ни были аргументы зоогеографов, гляциологов, океанологов, геологов, они еще не доказали того, что Берингия служила «мостом» и для первобытных колумбов, а не только животных и растений. Необходимы были доказательства археологические — и они были найдены в последние годы. Сначала на территории Северной Америки, а вслед за тем — в Сибири и на Дальнем Востоке удалось найти каменные орудия, погребения, стоянки первобытных людей. Датируются они временем существования Берингии, эпохой последнего оледенения. И между этими культурами, разделенными Беринговым проливом и морем, существует несомненное сходство. Искусство мореплавания в ту пору еще не существовало (или оно находилось в самой зачаточной форме) — видимо, первобытные колумбы были не мореходами, а путешественниками, и мостом в Новый Свет с территории Старого Света послужила им затонувшая ныне земля Берингия. Но окончательно это будет доказано лишь в том случае, если на дне Чукотского и Берингова морей и, в первую очередь, мелководного Берингова пролива будут найдены следы пребывания человека, памятники культуры, подобные памятникам культуры Северо-Восточной Азии, Дальнего Востока, Северной Америки.

«В илистых отложениях морского дна археологи рассчитывают найти следы первопроходцев каменного века на их пути из Азии в Америку, — пишет Н. Н. Диков. — Можно представить, какие увлекательные открытия ожидают подводных археологов на затопленной территории Берингии. В их распоряжение поступит новейшая водолазная техника, которой располагает, например, научно-исследовательское судно „Академик Несмеянов“, приписанное к Дальневосточному отделению Академии наук СССР. Оснащенное самой современной аппаратурой, в том числе системой адаптационной подготовки водолазов, дистанционным управлением с помощью телевизионной связи, это судно может вести подводные работы на глубине до 300 м. Что же касается методики подводных поисков, то, учитывая выявленные нами закономерности расположения древних стоянок на незатопленных участках Берингии, целесообразно начинать с бурового зондирования, прежде всего на приустьевых участках речных русел, обнаруженных на шельфе.»

Берингийская атлантида ждет своих исследователей, археологов-подводников, вооруженных по последнему слову техники!

<p>Охотия

Из какого района Старого Света пришел человек в Америку по Берингийскому мосту суши? Обобщив огромный фактический материал, археолог X. Г. Мюллер-Бек опубликовал в 1966 году работу «Палеоохотники в Америке: происхождение и расселение». По мнению Мюллер-Бека, 35–40 тысяч лет назад культура палеолита, зародившаяся в Западной Европе, проникла в Азию вплоть до Чукотки. Примерно 26–28 тысяч лет назад ее носители по Берингийскому сухопутному мосту попали в Америку — сначала на Аляску, а затем в глубинные районы Канады и США. А 10–11 тысяч лет назад на Чукотке, Аляске и в Берингии, начавшей уходить под воду, произошел «стык» двух традиций — одна шла проторенной дорогой из Старого Света в Новый, а навстречу ей, из центральных областей Северной Америки, двигались носители оригинальной культуры, сложившейся уже в самом Новом Свете: в результате смешения этих традиций родилась эскимосская культура.

Гипотеза Мюллер-Бека вызвала серьезные возражения со стороны многих советских и американских ученых. По их мнению, предков индейцев надо искать не в далекой Западной Европе, а где-либо поближе к Берингии, например, в Восточной Сибири. На территории Якутии советский археолог Ю. А. Мочанов обнаружил древнюю культуру, имеющую возраст несколько десятков тысяч лет. Она получила название дюктайской. «Возраст дюк-тайских памятников Америки, которые пока обнаружены только на Аляске и прилегающих к ней территориях, — 10–12 тысяч лет. Можно считать установленным, что последние дюктайские охотники на мамонтов перешли на Аляску 11–10,5 тысяч лет назад, — писал Мочанов в монографии „Древнейшие этапы заселения человеком Северо-Восточной Азии“. — Дюктайцы, очевидно, были предками каких-то североиндейских популяций. На ранней стадии дюктайской культуры должна была произойти еще одна миграция населения из Азии в Америку. Памятники этой стадии на Алдане имеют возраст 35–20 тысяч лет.»

По мнению многих советских и зарубежных археологов, следы первобытных колумбов надо искать не в Западной Европе или в Восточной Сибири, а на Дальнем Востоке. Первым эту мысль высказал американский археолог Честер Чард. Он полагал, что открытие Нового Света совершили жители южных районов Восточной Азии. От устья Амура они двинулись по берегу Охотского моря и вдоль «Корякского коридора» к устью реки Анадырь. Дальнейший путь от устья Анадыря пролегал, по всей видимости, от южной части Берингии. Если это так (а многие факты говорят в пользу «южного адреса»), то следы предков индейцев надо искать не только на дне Берингова моря, в затонувшей Берингии, но и на дне Охотского моря, ибо на месте большей его части была когда-то обширная суша — Охотия. Гибель ее началась несколько миллионов лет назад, а формирование берегов Охотского моря продолжается и по сей день.

Данные геофизики говорят о том, что кора дна Охотского моря, за исключением глубоководной южной части, имеет толщину в несколько десятков километров, то есть является материковой. Здесь найдены затопленные речные долины и древние береговые террасы. Но если в Чукотском море глубины шельфа не превышают 55 метров, в Беринговом шельф находится на глубинах порядка 90—135 метров, то в отличие от Берингии Охотия затонула на большие глубины. Материковое дно Охотского моря, имеющее черты рельефа былой суши, опустилось на глубину одного и даже полутора километров.

Гибель Берингии могла произойти и в результате повышения уровня Мирового океана в послеледниковую эпоху, и в результате опускания земной коры. Охотия, очевидно, ушла на большие глубины после опускания огромного блока материковой коры. Территория Охотии сокращалась постепенно, и в эпоху существования человека отдельные ее участки служили, подобно Берингии, «мостом» для расселения растений и животных, а также первобытных людей Причем анализ флоры земель, омываемых Охотским морем, говорит, что сухопутная связь между ними прервалась лишь по окончании последнего оледенения, 10–12 тысяч лет назад. По земле Охотии шло расселение многих животных, в том числе и мамонтов. Мумия мамонтенка Димы, находка которой была одной из научных сенсаций нашего века, обнаружена не так уж далеко от берегов Охотского моря. Следы животных ледниковой «мамонтовой фауны», в первую очередь самих мамонтов, найдены на полуострове Камчатка, от берегов Пенжинской губы до долины реки Камчатка, давшей название полуострову. Останки мамонта открыты и на западе Камчатки, совсем рядом с берегами Охотского моря.

Мамонты могли попасть на полуостров по суше, удивительного тут ничего нет. Но попасть на острова вплавь эти гиганты не могли. И если мы находим их останки на островах, лежащих в Охотском море, это означает, что затонувшая Охотия соединяла когда-то мостом суши острова с материком. Кости мамонтов найдены на острове Сахалин, бывшем, благодаря Охотии, полуостровом еще несколько десятков тысяч лет назад, в эпоху последнего оледенения. Причем эти кости найдены не только в земле, но и под водой. Например, на дне залива Анива возле города Корсаков, на глубине в 40 метров. И еще в 1955 году японский геолог М. Минато в «Японском журнале геологии и географии» сообщил о находке останков мамонтов на острове Хоккайдо, некогда бывшем частью Охотии и соединявшемся благодаря ей материком.

Естественно, что вслед за животными на острова попадали и охотники на этих животных, люди палеолита. Следы их культуры найдены не только на материковом побережье Охотского моря, на полуострове Камчатка, но и на таких островах, как Курилы, Сахалин, Хоккайдо. Впрочем, заселение островов Японского архипелага происходило не только через земли «охотоморской атлантиды» — Охотии, но и через «атлантиду Японского моря» — затонувшую сушу Ниппониду, названную так в честь древнего наименования Японии — страна Ниппон.

<p>Ниппонида

Охотское море, несмотря на свои большие глубины, за исключением южной части, является морем шельфовым. Японское море, наоборот, большей частью представляет собой глубоководные котловины, и лишь меньшая его часть — это шельф, погруженный на большие глубины. Наряду с плоскими равнинами в Японском море есть обширные площади дна с холмистым и даже горным рельефом. В южной части Японского моря находится обширное подводное нагорье Ямато, поднимающееся более чем на полтора километра над глубоководными участками дна. Есть под водой и другие, хотя и не столь высокие и обширные, возвышенности и горы.

Горы и холмы, найденные на дне морском, не обязательно должны быть затопленными участками суши: они могли образоваться в результате работы вулканов под водой. Вопрос о том, был ли тот или иной район подводных гор сушей, ушедшей на дно, или же он всегда был частью дна морского, решают данные геофизики, точнее, данные о характере коры, полученные с помощью геофизических методов.

Толщина материковой коры равна нескольким десяткам километров, а океанической — всего лишь нескольким километрам. Кора материков, помимо осадочного слоя, состоит из слоя гранитов и слоя базальтов. Океаническая кора, помимо слоя осадков, имеет базальтовый слой, но лишена гранитного слоя. Вот почему максимальная толщина материковой коры достигает 80 километров, а океанической — 5–6 километров. Кора нагорья Ямато по своей толщине сопоставима с корой дна Охотского моря: она ближе к материковой, чем к океанической. На нагорье Ямато и возвышенности Криштофича, также находящейся под водами Японского моря, найдены «материковые» граниты. А на дне Татарского и Цусимского проливов, отделяющих Японию от Евразии, мощность коры достигает трех десятков километров, то есть она такая же, как на материке.

О былом погружении суши в Японском море говорят и затопленные подводные долины. Русла древних рек обнаружены до глубин в 700 метров! Это значит, что здесь, как и в районе Охотского моря, происходило опускание крупных блоков земной коры.

Гибель Ниппониды, так же как и Охотии, происходила, видимо, не только и не столько из-за повышения уровня Мирового океана, сколько из-за тектонических процессов в этом неспокойном регионе. На дне Японского моря найдены верные признаки того, что отдельные части Ниппониды оказались под водой в результате быстрого провала земной коры, то есть в результате катастроф. Катастрофы подобного рода происходят и в наши дни. Страшное землетрясение 1923 года в заливе Сагами не только причинило колоссальный ущерб Токио и Иокогаме, но и значительно изменило рельеф местности. Опустились участки морского дна даже на глубине свыше 1300 метров. Возле берега ушел на глубину свыше 100 метров участок размером около 13 морских миль в длину и 2–3 морских миль в ширину. Вызвало значительные разрушения на полосе побережья Японии длиной около 200 километров и землетрясение 1964 года в Ниигате. Небольшой островок Авасима поднялся на 80—160 сантиметров. Северо-западная сторона его, наоборот, опустилась. В проливе, отделяющем остров от суши, появился новый подводный каньон. Около 15 тысяч домов города Ниигата было затоплено. Японский исследователь Имамура приводит множество примеров того, как землетрясения и извержения вулканов меняли очертания побережья Японских островов в течение прошлого столетия.

«Мне, принимавшему участие в обследовании ряда береговых районов Японии, представилась возможность непосредственно наблюдать признаки поднятия и опускания участков суши. Четкие следы опускания, отражающиеся во всей морфологии береговой зоны, наблюдались в районе г. Ниигата, в зал. Тояма, зал. Куширо (о. Хоккайдо)», — пишет П. А. Каплин и приводит образец реконструкции прошлого залива Куширо. 13 тысяч лет назад на месте залива была долина реки. 5000 лет назад море глубоко вторглось в сушу по этой долине и образовался узкий залив. 3000 лет назад залив был отрезан от моря и стал заполняться осадками. Таким образом, изменения рельефа происходили буквально на глазах человека. Еще более существенными были подобные изменения в ледниковый период и в эпоху становления «человека разумного».

В докладе XXI сессии Международного геологического конгресса известный советский океанолог Г. Б. Удинцев отметил, что в северной части Японского моря, так же как в центральной части Охотского, на глубинах порядка 1000–1500 метров есть своеобразные ступени морского дна, которые представляют собой глубоко погруженную подводную окраину материка, сохранившую сложный субаэральный, то есть «надводный», рельеф. О былой суше говорят и осадки, поднятые со дна в северной части Японского моря и с нагорья Ямато: под слоем чисто морских глубоководных осадков там находится слой осадков, образовавшихся в условиях мелководья, и, наконец, осадков терригенных, имеющих «земное» происхождение.

В Центральной, самой обширной котловине Японского моря, были пробурены три скважины. Одна из них, заложенная к северо-востоку от нагорья Ямато, прошла слой осадков толщиной более 500 метров, пока не достигла базальтовой коры. Самые древние осадки относятся к миоцену, периоду, отделенному от нас 10–25 миллионами лет.

«Драгирование, проведенное на возвышенности Ямато, позволило собрать обширную коллекцию магматических, метаморфических и осадочных пород. Обнаружены приблизительно те же породы, что и в хребте Сихотэ-Алинь, в их числе граниты с возрастом 180–220 миллионов лет. Породы Ямато имеют сходство и с зоной Хида на острове Хонсю. В пределах возвышенности Оки драгированием поднят разнообразный комплекс коренных пород, включая кварциты, слюдяные сланцы, граниты, жильный кварц, андезиты, базальты и туфы. На Прикорейской возвышенности встречены метаморфические гнейсы, гранитогнейсы и кристаллические сланцы, аналогичные кристаллическому фундаменту Корейского полуострова, — пишет доктор геолого-минералогических наук И. А. Резанов в книге „Происхождение океанов“. — Все эти факты свидетельствуют, что Япономорская впадина (как и Охотоморская) возникла недавно. Начало образования отдельных ее прогибов произошло в миоцене и в первую половину плиоцена, а формирование впадины в ее современном виде завершилось в четвертичном периоде.»

В эпоху последнего оледенения Амур протекал по затонувшей ныне территории Охотии, а еще раньше могучая река продолжала свой бег и по землям Ниппониды, начавшей тонуть прежде, чем Охотия. Японский зоогеограф Нишимура в статье «Происхождение Японского моря с точки зрения его фауны» дал серию карт, показывающих изменения конфигурации Японского моря в ледниковую эпоху. Острова Японского архипелага то соединялись между собой, то разъединялись, остров Хоккайдо связывался «мостом» суши с Сахалином, южные острова Японии соединялись с Корейским полуостровом. На дне Желтого моря найдены широкие поля песков, почти не подвергшиеся воздействию волн прибоя. Значит, обширные пространства суши, соединявшей Корею и Японию, затоплялись очень быстро и «мост» исчез за короткий промежуток времени. А на севере сухопутные связи между Сахалином, материком и японским островом Хоккайдо то возникали, то исчезали несколько раз в течение различных фаз последнего оледенения. И в течение этого времени на Японский архипелаг могли пройти древние жители Восточной Азии и Приморья.

Предки людей в странах Дальнего Востока появились около миллиона лет назад. Но долгое время не удавалось обнаружить их следы на Японских островах. В 1953 году Дж. Марингер высказал предположение, что все памятники палеолита в Японии либо разрушены, либо затоплены водой в результате больших и малых колебаний суши. Человек заселял прибрежную полосу островов, питаясь дарами моря, ныне же все эти стоянки ушли под воду. Но в последние годы памятники палеолита на островах Японского архипелага были найдены. Число стоянок людей древнекаменного века — палеолита, найденных в Японии, приближается к тысяче, самые древние из них имеют возраст более 60 тысяч лет, то есть относятся ко временам неандертальцев.

Скорее всего, заселение Японских островов шло и со стороны Сахалина, и со стороны Корейского полуострова, то есть и через Охотию, и через Ниппониду. И, как полагает большинство исследователей, древнейшими жителями Японии были айны, удивительный, ныне почти полностью исчезнувший народ, сочетающий в себе черты трех «больших рас» человечества — европеоидной, монголоидной, негроидной (по мнению советских антропологов, этот народ относится к австралоидам — четвертой «большой расе» человечества). Своеобразие айнов столь велико, что их выделяют и в особую «малую расу» — курильскую.

«Анализ суммарного типа японцев, особенности антропологического типа уроженцев северной части Хонсю и Хоккайдо бесспорно свидетельствуют о том, что предки айнов занимали в далеком прошлом основную территорию Японских островов и что айнский пласт составил существенный компонент в формировании анттропологического типа японцев», — пишет профессор М. Г. Левин в монографии «Этническая антропология японцев». Черепа, найденные в древних захоронениях Японии, походят на черепа айнов. В исторических хрониках зафиксировано, как жившие на всех островах Японского архипелага айны постепенно оттеснялись на север, на Хоккайдо, Курилы, Сахалин. А предки айнов, видимо, жили когда-то далеко на юге.

«Нет народа, о котором, как об айнах, было бы выражено в короткое время столь разнообразных, даже противоречащих друг другу мнений относительно происхождения или племенного родства с другими народами», — писал академик Л. Шренк, один из первых исследователей этого загадочного народа. Выдающийся русский этнограф Л. Я. Штернберг показал, что основные черты материальной культуры айнов (одежда, явно не приспособленная к северному климату, средства передвижения, оружие и т. п.), мотивы айнского изобразительного искусства находят аналогию в быте и культуре народов Индонезии и Океании. «Южный адрес» айнов подтверждают и антропологические исследования японцев, проведенные М. Г. Левиным: ближе всех остальных японцев к айнам оказались не японцы северного Хоккайдо (где и поныне остались последние чистокровные айны), а японцы самого южного архипелага Страны восходящего солнца — островов Рюкю, протянувшихся цепочкой от острова Кюсю до Тайваня. Расселение предков айнов с юга на север было связано с существованием еще одной затонувшей земли — Сунды.

<p>Сунда

Американский исследователь Э. Морзе во время поездки из Иокагамы в Токио открыл в 1877 году в местности Оомори древнее поселение, окруженное кучами раковин, которые, согласно легендам, оставляли жившие здесь когда-то люди-великаны. Проведя совместно с японцами раскопки, Морзе обнаружил наконечники из камня для копий и стрел, ножи и скребки, также каменные, а главное, великолепные сосуды из глины, украшенные веревочными оттисками — по-японски «дзёмон». так, более века назад, началось открытие замечательной культуры каменного века, получившей название «дзёмон». Наиболее известны ее скульптуры из глины — догу и гончарные изделия. В самое последнее время найдены образцы керамики дзёмон, возраст которых превышает 12 тысяч лет — это самая древняя глиняная посуда в мире!

Культуру дзёмон вначале связывали с предками айров. Сейчас ясно, что связи этой культуры простираются на север, и на юг — от Приморья и Приамурья до островов Индонезии. Цепочка древних айнских географических наименований протягивается от Курил и Сахалина — через острова Японского архипелага — далеко на юг, к Индонезии. Спиральный орнамент айнов находит параллели в орнаменте народов Австралии и Океании. Удивительно похожи личины, выбитые на камнях Приамурья его древними обитателями, на памятники искусства аборигенов Австралии и жителей многих островов Океании. На юг уводят и мифологические представления айнов.

«Все это говорит о существовании своего рода островного и прибрежного тихоокеанского мира родственных культур, который простирался от Австралии до Нижнего Амура и дальше до Камчатки, где также известны айнские поселения, — пишут известные исследователи культур Сибири и Дальнего Востока академик А. П. Окладников и профессор Р. С. Василевский. — Где же истоки древнейшего пласта этих культур? Есть основания полагать, что „змеиный миф“ и связанный с ним культ Змеи-Радуги или Небесного змея возникли еще у протоавстралоидов, населявших в плейстоцене материк Сунда. Этот материковый массив, ныне скрытый под водами океана, объединял большую часть Зондских островов, Калимантан, Филиппины, а возможно, Японские острова и Сахалин с Юго-Восточной Азией Материк Сунда был той зоной, где происходило формирование протоавстралоидов и их культуры. Отсюда вышли, как думают некоторые исследователи, и айны», которые, оказавшись после затопления Сунды, Ниппониды и Охотии в изоляции на островах Японского архипелага, Сахалине и Курилах, сохранили исчезнувший на Азиатском континенте древний антропологический тип.

Первыми о затонувшей земле Сунде заговорили ученые, изучающие распространение животных и растений. «Животные Зондских островов, Малайского полуострова и Сиама чрезвычайно близки друг другу, равным образом животные Японии близки североазиатским, и едва ли можно сомневаться, что все эти острова прежде составляли южное и восточное продолжение материка Азии, — писал знаменитый натуралист Альфред Уоллес в книге „Тропическая природа“, вышедшей около ста лет назад. — Может быть, сюда примыкали даже Филиппины и Целебес, но в таком случае они должны были отделиться значительно раньше, что доказывается бедностью и уклоняющимся характером, фауны их млекопитающих.» В нашем веке были найдены уже не косвенные, а прямые доказательства существования Сунды.

Название «Сунда» было дано по мелководному Зондскому шельфу, лежащему между островом Калимантан с одной стороны и полуостровом Малакке и островами Суматрой и Явой — с другой. Еще в 20-е годы голландский геолог Моленграаф обнаружил на Зондском шельфе затопленные речные долины, образующие единую систему с долинами рек, текущих по Суматре, Яве, Калимантану. Эта система «рек под водой» впадает в Южно-Китайское море между островами Большая Натуна и Южная Натуна. Другую древнюю речную систему, начинающуюся на суше и заканчивающуюся на морском дне, выявили профессор Г. У. Линдберг и его аспирант из Вьетнама Ле Минь Вьен, проанализировав распространение пресноводных рыб в материковых и островных бассейнах рек, впадающих в Южно-Китайское море. Эту реку они назвали палео-Меконг, ибо подводная долина, найденная на глубинах 25—100 метров вблизи устья Меконга, несомненно является его продолжением.

Гибель Сунды, опускание ее участков, ставших мелководным шельфом омывающих Восточную и Юго-Восточную Азию морей, завершилась лишь несколько тысяч лет назад, после того как уровень Мирового океана стал близок современному. «Предки» же человека появились в этом регионе около двух миллионов лет назад: этим возрастом датируются останки древнейшего питекантропа, обезьяночеловека, найденные в Моджокерто на острове Ява. На Яве найдены и останки древнейших людей, а на других островах Малайского архипелага обнаружены примитивнейшие орудия из камня. Очевидно, что и питекантропы, и неандертальцы попали на острова по затонувшей земле Сунде, объединявшей их с Азиатским материком. По Сунде проник на индонезийские острова и «хомо сапиенс» — человек современного типа. И следы стоянок первобытного человека надо искать на шельфе омывающих острова Индонезии морей.

Границы Сунды можно четко очертить по шельфу и его глубинам (чем глубже погружена под воду подводная материковая отмель, тем раньше она ушла на дно после повышения уровня Мирового океана в связи с таянием льдов). Уже упоминавшийся нами А. Уоллес обозначил границы Сунды исходя из данных зоогеографии. Линией Уоллеса называют в его честь воображаемую линию, разделяющую два мира — мир тропической и субтропической фауны Южной Азии и мир своеобразной фауны Австралии и Океании. Нанеся на карту районы распространения животных, типичных для Юго-Восточной Азии, Уоллес обнаружил, что восточная граница их расселения проходит между островами Бали и Ломбок, разделенных проливом в три десятка километров шириной (разница между фаунами этих островов больше, чем между фауной Японии и Англии!). Затем — Макасарским проливом — она отделяет Калимантан от Сулавеси и огибает с запада и северо-запада Филиппинские острова.

Линия Уоллеса, водный барьер, никогда не бывший шельфом (а в ледниковую эпоху — сушей), оказался непреодолимым препятствием для наземных животных, пресноводных рыб и большинства растений. Но не для первобытного человека. Питекантропы и неандертальцы преодолеть его, правда, не смогли. Но древнейший «хомо сапиенс» попал на острова, отделенные линией Уоллеса от Сунды, — на Сулавеси и Тимор, Новую Гвинею и Малые Зондские острова, наконец, он заселил целый материк — Австралию. Впрочем, в ту пору, когда люди попали на Австралийский материк, очертания его сильно отличались от современных. Обширные пространства шельфа омывающих Австралию вод, сама Австралия, Новая Гвинея, Тасмания, лежащие возле них многочисленные малые острова и островки в эпоху последнего оледенения образовывали одно целое — «австралийскую атлантиду», или Сахул.

<p>Сахул

Название Сахул, как и название Сунда, дано по названию шельфа. «У северного побережья Австралии шельф Сахул образует одно из крупнейших шельфовых морей земного шара. Занимая весь залив Карпентария и мелководную часть Арафурского моря, шельф тянется на 700 миль с северо-запада на юго-восток и прослеживается на 350 миль в направлении северо-восток — юго-запад, — писал Ф. Шепард в своей классической работе „Морская геология“. — Глубина его, по-видимому, не превышает 100 м (и обычно находится в пределах 55–75 м). На поверхности шельфа местами возвышаются коралловые рифы. Острова Ару, по описанию Фейрбриджа, пересечены руслами древних рек, в настоящее время скрытыми под водой». На небольшой глубине, порядка нескольких десятков метров, лежат банки, являющиеся вершинами гор и холмов, когда-то находившихся на суше. Одна из банок, погруженная на глубину всего лишь 14 метров, называется Сахул — по ней-то и именуют весь обширный шельф Сахулом, а по шельфу Сахул — и огромный массив Австрало-Новогвинейско-Тасманийской суши.

Когда Австралию открыли европейцы, когда стало ясно, что помимо Старого Света, Евразии и Африки, и Нового Света, Америки, есть еще один континент, населенный людьми, непохожими ни на жителей Старого, ни на жителей Нового Света, встал вопрос о том, кто же такие аборигены-австралийцы и каким образом попали они в Австралию, если навыки мореплавания были им чужды. И. М. Симонов, участник русской антарктической экспедиции 1819–1821 годов, предположил, что австралийские аборигены — потомки выходцев из Индии, принадлежавшие к одной из низших каст. Роберт Фицрой, капитан знаменитого корабля «Бигль», полагал, что австралийцы являются потомками африканцев. Высказывалась гипотеза о том, что австралийцы ниоткуда не приходили, а являются «преадамитами», появившимися независимо от других трех рас — белой, желтой, черной, и даже гипотеза о том, что они — «перволюди», что человечество возникло именно на Австралийском материке и отсюда люди распространились по всей Земле. Ряд исследователей связывал происхождение австралийцев с затонувшими материками — с «тихоокеанской атлантидой», Пацифидой, или же с Лемурией, «индоокеанской атлантидой».

Ныне эти гипотезы представляют лишь исторический интерес. Но во многих из них есть рациональное зерно. По мнению большинства антропологов, именно аборигены Австралии, оказавшись в изоляции на своем континенте, сохранили больше, чем какой-либо другой расовый тип, черты, свойственные древнейшим людям, жившим в эпоху палеолита (останки людей, подобных австралийцам, найдены даже на территории Западной Европы и в Центральной России). Ближе всех к австралийцам стоят из современных народностей жители джунглей Шри-Ланки, ведды, и жители Южной Индии, причем между ними существует не только расовое, но и древнее культурное родство. Заселение Австралии связано с затонувшими землями: только не с более чем гипотетической Пацифидой или весьма проблематичной Лемурией (о которых рассказывает вторая книга нашей трилогии — «Атлантиды пяти океанов»), а с Сундой и Сахулом, существование которых не вызывает сомнений.

На затонувшей земле Сунда и прилегающих территориях Южной и Юго-Восточной Азии шло формирование протоавстралоидов — предков айнов, веддов, австралийцев и многих других народов, имеющих темный цвет кожи, но отличающихся от негроидов-африканцев. Отсюда протоавстралоиды двинулись не только на север (предки айнов), но и на юг, пересекли линию Уоллеса и начали заселять материк Сахул, в первую очередь, его северный выступ, от которого остался ныне остров Новая Гвинея. Следы пребывания человека на этом острове уходят в глубину веков на 25 тысячелетий, но нет сомнения в том, что здесь будут сделаны и гораздо более древние находки: ведь на земле Австралии обнаружены стоянки первобытного человека возрастом порядка 30 тысяч лет, археологическое изучение Новой Гвинеи делает лишь первые шаги.

«Новая Гвинея все отчетливее выступает как этап на пути расселения протоавстралоидов из Юго-Восточной Азии в Австралию», — пишет крупнейший советский австраловед, доктор исторических наук В. Р. Кабо, замечая при этом, что древнейшим австралийцам не нужно было преодолевать труднопроходимые и по сей день горы, пересекающие Новую Гвинею с запада на восток, ибо они могли «обойти их и проникнуть в Австралию через поднявшиеся из воды долины нынешнего зал. Карпентария, а отсюда уже попасть на п-ов Кейп-Йорк или сразу же направиться на юг, в центральные области материка. Тот и другой путь облегчался существованием в то время сохранившейся частично и сегодня речной системой. В плейстоцене р. Флиндерс была главным стволом целой системы рек, впадающих теперь в зал. Карпентария. Она пересекала поднявшиеся из моря пространства зал. Карпентария и впадала в Арафурское море к юго-востоку от островов Ару… Таким образом, заселение Австралии началось, по существу, с находящегося ныне под водой северного побережья материка Сахул. Это означает, что наиболее древние следы пребывания здесь человека погребены под толщею воды». И, добавим от себя, под толщею морских осадков, накопившихся на дне за тысячелетия, прошедшие со времени затопления Сахула водами Мирового океана. Так что археологам-подводникам открывается обширное поле деятельности в поисках следов «австралийской атлантиды».

Не меньший интерес должны представлять находки под водой и на юге Сахула, на дне Бассова пролива, отделяющего Тасманию от Австралийского материка. Если здесь удастся обнаружить следы пребывания человека, можно с полной уверенностью сказать, что наконец-то удалось решить загадку происхождения тасманийцев. Тасманийцы пользовались крайне примитивными орудиями из камня, напоминающими орудия неандертальцев. Пользовались они не менее примитивными средствами передвижения по воде, на которых добраться вплавь до других земель не могли. Логично предположить, что предки тасманийцев попали на остров из Сунды через Сахул, пройдя через всю Австралию. Но никакой тасманийской примеси у аборигенов пятого континента не обнаружено, в облике древнейших австралийцев нет сходства с жителями Тасмании. Последние исследования антропологов показали, что тасманийцы образуют особую локальную расу внутри расы австралоидов.

В эпоху последнего оледенения Тасмания почти на одну пятую была покрыта ледниками, свободная ото льда территория также была неблагоприятна для жизни первобытных людей. И только когда наступило потепление и льды стали таять, человек начал заселять этот остров. Если на юге Австралии обнаружены стоянки людей возрастом порядка 30 тысяч лет, то в Тасмании древнейшие стоянки имеют возраст порядка 7–8 тысячелетий. Но все же первобытный человек успел заселить остров в ту пору, когда связь с материком через сплошной «мост» суши или цепочку островов еще сохранялась. Прервалась она, видимо, около 11 тысяч лет назад. Именно тогда — или несколько раньше — попали люди в Тасманию. «А это означает, что наиболее древние следы заселения Тасмании погребены под толщей воды и то, что открывает на острове лопата археолога, относится к последним, заключительным этапам, возможно, многовекового процесса», — пишет В. Р. Кабо в книге «Тасманийцы и тасманийская проблема».

Ледниковый период окончился, прежние горные хребты, возвышавшиеся над равниной, простиравшейся некогда на месте Бассова пролива, стали островами Кинг и Флиндерс. Тасмания оказалась в полной изоляции от «большого мира» и даже от соседней Австралии, которая также превратилась в отрезанный от остальных земель континент. Это не только законсервировало тасманийскую культуру, но и повело к формированию особого расового типа — тасманийского. Подобные же изоляты мы находим и на других островах, заселенных в глубокой древности благодаря «мостам» суши или цепочки затонувших островов и островков, ныне ставших мелководными банками на материковой отмели — шельфе.

<p>Изоляты на островах

Изолированные группы людей, малых народностей и даже «малых рас» образуются в труднодоступных районах земного шара: в высоких горах и труднопроходимых лесах и джунглях, в пустынях и на островах. Но если вопрос о том, как попали в леса, горы или пустыни эти изоляты, как правило, не возникает, то с островитянами дело обстоит не так просто. Чтобы добраться до острова, надо преодолеть водное пространство, отделяющее его от материка. А многие народы, которые населяют острова, лежащие порой далеко в океане, имеют очень примитивные плавсредства, а порой не имеют их и вовсе. Чтобы решить загадку таких изолятов, нужно прибегнуть к помощи целого ряда наук, казалось бы, не имеющих ничего общего между собой, например генетики и гляциологии, этнографии и океанографии, мифологии и морской геологии.

В Индийском океане находятся Андаманские острова. Их коренные обитатели, ныне почти целиком исчезнувшие, имеют темный цвет кожи, очень маленький рост, культуру каменного века и примитивную технику судоходства. Говорят андаманцы на языке, не имеющем ничего общего с другими языками мира. Несмотря на «пигмейский» рост, они не имеют ничего общего ни с пигмеями Центральной Африки, ни с негритосами Малакки, Филиппин, Новой Гвинеи и Новых Гебрид. По мнению некоторых исследователей, андаманцы являются последними остатками древнейших обитателей Индостана, сохранившими обычаи, язык и культуру людей палеолита. Но от Индии Андаманские острова отделяют сотни километров Бенгальского залива, а жители этих островов, как сообщали еще арабские средневековые географы, не имеют лодок, «а если бы они их имели, то поедали бы всех проплывающих мимо, которых сумели бы заполучить».

Сами андаманцы считают, что появились на своей земле очень давно, до великого потопа. Прежде острова Андаманского архипелага составляли одно целое. Гнев великого бога Пулугу, олицетворения разрушительного северо-восточного муссона, вызвал потоп, погубивший множество людей и истребивший огромных свирепых зверей, когда-то обитавших на Андаманских островах. Большой остров распался на цепочку современных Андаманских островов, люди были разъединены — вот почему жители отдельных островов говорят по-своему и имеют разные обычаи. Данные же океанологии говорят, что Андаманские острова являются вершинами огромного подводного хребта, на сотни километров протянувшегося в Индийском океане с севера на юг. В эпоху последнего оледенения Андаманы представляли собой единое целое, хотя и не соединялись мостом суши с Азиатским материком. А с севера к Андаманским островам тянется широкий, до двухсот миль, шельф, погруженный на глубины менее 50 метров. Несколько тысяч лет назад он был сушей, и если учесть это обстоятельство, то расстояние между материком и Андаманами сокращается до трех десятков километров. Видимо, в эту эпоху и попали предки современных андаманцев на свой остров Андаман, который после повышения уровня Мирового океана и затопления суши, ставшей мелководным шельфом, распался на отдельные острова и оказался, подобно Тасмании, в изоляции на долгие тысячелетия. Этот вывод подтверждают и антропологические, и генетические, и лингвистические исследования.

Один из крупнейших лингвистов мира Дж. Гринберг и известный исследователь языков Америки и Океании Честемир Лоукотка полагают, что язык андаманцев находится в отдаленном родстве с папуасскими языками Океании, это крайнее северо-западное звено в той цепи наречий, что протянулась от Андаманских островов через острова Индонезии и Меланезии вплоть до острова Новая Каледония. Но если андаманский язык действительно имеет родичей в Океании, отделение его должно было произойти в глубочайшей древности, много тысяч лет назад. О том же говорят и данные антропологии: андаманцы образуют особую «малую расу» внутри австралоидной расы. Чтобы достичь такого обособления, они должны были отделиться от общего ствола австралоидов очень давно. Это подтверждают и данные генетики: чтобы отойти от исходной древней формы, андаманцы должны были находиться в изоляции в течение многих тысяч лет.

Таким образом, совокупность самых различных данных, от мифов до изобат тех глубин, на которые погружен шельф, говорит о том, что заселенный с помощью ныне исчезнувших «мостов» суши Андаманский архипелаг оказался затем на несколько тысяч лет изолированным от остального мира (около пяти тысяч лет назад на Андаманах появились пришельцы из Азии, владевшие гончарным искусством, о чем говорят обломки керамики. Но в слоях, лежащих ниже их, найдены памятники культуры каменного века. А это значит, что острова были заселены гораздо раньше). Точно так же, в союзе наук о Земле и наук о человеке, решаются, видимо, и загадки расселения низкорослых племен островов в Тихом океане.

Долгое время популярной была так называемая «пигмейская теория», согласно которой негрилли Африки и негритосы Океании являются последними остатками древнейшего человечества, однако в свете последних данных стало ясно, что наши предки пигмеями не были. По мнению известного советского антрополога академика В. П. Алексеева, темнокожие человечки, живущие в джунглях Малакки, на Филиппинах, Новой Гвинее и Новогебридских островах, являются потомками австралоидов, локальными расами, сформировавшимися в изоляции на островах или в непроходимых джунглях. «Не исходный пласт какого-то древнего малорослого населения был в данном случае оттеснен в труднодоступные изолированные области, где и сохранился в качестве реликтов, а протоавстралоидное население, оттесненное в такие области, конвергентно приобрело малый рост то ли под давлением селекции к недостатку пищи, то ли под влиянием недостатка каких-то микроэлементов, то ли, наконец, вследствие отбора к специфическим условиям влажного тропического леса», — пишет Алексеев.

Для того чтобы сформировалась локальная раса, должно пройти много времени. А чтобы попасть на острова, предки негритосов, не знакомых даже с примитивным мореплаванием, должны были воспользоваться «дорогами шельфа», сухопутными мостами и промежуточными вехами в виде исчезнувших островов и островков. «Дорогой шельфа» попали из Индии на остров Шри-Ланка ведды, живущие и по сей день в условиях каменного века и, наряду с австралийскими аборигенами, являющиеся типичными представителями австралоидной расы. Да и сам материк Австралия с его аборигенами после исчезновения Сахула и Сунды превратился в огромный остров и генетический изолят.

Видимо, именно этот комплексный подход, сочетание данных самых различных наук, позволит окончательно решить загадку гуанчей, коренного населения Канарских островов, объявлявшихся потомками кроманьонцев, пастухами атлантов и т. д. «Дорога шельфа» привела предков гуанчей на их острова (хотя здесь и не было сплошного моста суши), а затем, когда уровень Мирового океана поднялся, они оказались в полной изоляции от мира, что и привело к формированию «Канарской малой расы» — высокорослых голубоглазых блондинов, не имеющих, однако, отношения к викингам и другим представителям европеоидной расы.

«Дорогой шельфа» — через Берингию и Охотию — пришли древнейшие жители Америки в Новый Свет. И здесь после опускания охотоморской и берингоморской атлантид они также оказались в изоляции… Впрочем, раскопки под водой должны раскрыть не только загадку происхождения индейцев Америки, но и многие другие загадки доколумбовых высоких цивилизаций Нового Света. И такие раскопки уже начались, принося интереснейшие открытия.

<p>2. АТЛАНТИДЫ В НОВОМ СВЕТЕ
<p>Палеоиндейскими тропами

Об индейцах мы узнаем в детстве из романов Фенимора Купера, Майн-Рида и других авторов, повествующих о «краснокожих». На самом же деле лишь у немногих индейских племен (как правило, как раз у тех, с которыми сталкиваются герои Купера) кожа имеет бронзово-красный оттенок. В основном же индейцы смуглокожи и по этому признаку ближе к монголоидам Азии. Как и у типичных монголоидов, борода, усы, волосяной покров на теле у индейцев развиты слабо. Прямые тугие черного цвета волосы, широкое лицо, темные карие глаза опять-таки сближают индейцев Америки с монголоидами Старого Света.

И все-таки ставить знак равенства между индейцами и монголоидами Азии нельзя. Одна из характерных черт последних — «монгольское веко», или эпикантус, — особая складка верхнего века. У индейцев складка верхнего века развита, однако эпикантуса не образует. Самый характерный признак индейцев — «орлиный нос» — резко контрастирует с курносостью типичных монголоидов. У американских индейцев абсолютно преобладает первая (или нулевая) группа крови, лишенная антигенов А и В, у европейцев чаще встречается антиген А, а по мере продвижения на восток у народов Старого Света в крови возрастает концентрация антигена В, достигая максимума среди монголоидов Азии.

И все-таки после долгих споров антропологи решили, что индейцы — представители монголоидной расы, только очень своеобразной, очень давно обособившейся от общего ствола, в ту пору, когда, пройдя через Берингию и после ее гибели оказавшись в изоляции, предки современных индейцев стали «островитянами», подобно тасманийцам, андаманцам, австралийцам, гуанчам. По мнению академика В. П. Алексеева, индейцы даже не ветвь, а мощное ответвление амеро-азиатского ствола, в глубочайшей древности разделившегося на монголоидов Старого Света и индейцев Нового Света, «единицы классификации, по-видимому, равновеликие европеоидам, негроидам и австралоидам».

Кем были предки индейцев, «палеоиндейцы», первые колумбы, проникшие в Новый Свет, которые отличались от современных индейцев (сформировавшихся в особый расовый тип уже на своей родине — в Америке) и тем более от современных монголоидов Азии? Ответить на этот вопрос могут, во-первых, останки древнейших жителей Нового Света, во-вторых, останки их современников в Старом Свете, пришедших в Америку через Берингию, и в-третьих, «живые ископаемые» — индейские племена, в облике которых могли сохраниться черты палеоиндейцев.

Находки черепов древнейших обитателей Нового Света и их современников на востоке Азии слишком редки, чтобы можно было делать далеко идущие выводы. Но, что интересно, в облике палеоиндейцев проглядывают черты, свойственные не монголоидам, а австралоидам. Индейцев с темной кожей, уплощенным носом, волнистыми густыми волосами этнографы обнаружили на территории Бразилии, Боливии, Калифорнии, Огненной Земли. Вряд ли это потомки жителей Меланезии, Австралии или Африки, прибывшие сюда тысячелетия назад. Трудно объяснить темный цвет кожи адаптацией к тропическому климату у жителей Калифорнии, а тем более Огненной Земли. Скорее всего, как предполагают многие антропологи, первобытные люди заселили Америку в такую отдаленную эпоху, когда расовые типы еще не имели столь резко выраженных границ, как теперь.

Когда-то считалось, что первобытные колумбы открыли Новый Свет три-четыре тысячи лет назад. Сейчас очевидно, что человек заселял Америку более 30 тысяч лет назад, а некоторые исследователи, например, знаменитый антрополог Луис Лики, относят время открытия Нового Света еще на 70 тысяч лет в глубь веков. «Заселение западного полушария человеком произошло из Сибири на рубеже перехода от среднего палеолита к верхнему или, быть может, в самом конце мустьерского времени, — пишет И. П. Ларичева в монографии „Палеоиндейские культуры Северной Америки“. — Честь открытия Северной Америки принадлежит, таким образом, или неандертальцам, стоящим на ступени превращения в Homo sapiens, или самым ранним представителям „человека разумного“, освоившим Сибирь».

Очертания Американского континента в ту пору отличались от нынешних, ибо сушей были обширные районы шельфа, окружающего ныне земли Нового Света. Огромные ледники преграждали путь первобытным колумбам, и они продвигались, видимо, вдоль тихоокеанского побережья Америки, ныне ставшего мелководным шельфом. На острове Санта-Роса, в 70 километрах от побережья Южной Калифорнии, открыта стоянка людей палеолита возрастом около 30 тысяч лет, собиравших моллюсков и охотившихся на карликовых (менее двух метров высотой) мамонтов. Очевидно, что и люди, и мамонты попали на Санта-Росу по суше, ныне ставшей шельфом.

Со дна, неподалеку от каньона Ла-холья, возле которого находится всемирно известный Скриппсовский океанографический институт, поднято большое количество зернотерок — «метатес», которыми индейцы пользовались с древнейших времен. На восточном побережье США, которое окаймляет полоса шельфа, под водой обнаружены кости мамонтов и мастондонтов, возрастом в несколько тысяч лет. На дне Мексиканского залива найдены затопленные острова. «Не исключена возможность, что исследования с помощью акваланга позволят обнаружить следы древнейших индейских племен, заселявших эти острова в прошлом, когда положение океана было иным», — пишет в книге «Земля под морем» один из создателей морской геологии Ф. Шепард.

Видимо, через шельф и цепочку островов, ныне затонувших, были заселены в глубокой древности Антильские острова (сплошной же мост суши между ними и материком, если он и существовал, то ушел под воду задолго до появления человека в Новом Свете). Таким же способом попали первые люди и на острова Багамского архипелага. Перед археологами-подводниками на шельфе Америки открывается благодатное поле для исследований. И не только поиска следов палеоиндейцев, но и следов деятельности человека, достигшего высокой степени развития культуры. Ибо не только медленное таянье льдов поглощало «дороги шельфа», бывшую сушу. В ряде районов Нового Света земная кора и по сей день проявляет активность в виде страшных землетрясений и вулканических извержений. Именно так погиб на острове Мартиника в начале нашего столетия город Сен-Пьер, называвшийся «маленьким Парижем Вест-Индии», — его уничтожило извержение вулкана. А 300 лет назад другое бедствие — землетрясение — уничтожило на Ямайке «пиратский Вавилон», город Порт-Ройал, который был поглощен водами Карибского моря. Раскопки Порт-Ройала, проведенные археологами-подводниками, стали для подводной археологии примерно тем, чем были для ее старшей сестры, археологии «наземной», раскопки Геркуланума и Помпеи, засыпанных пеплом вулкана Везувий.

<p>Порт-Ройал — «подводные Помпеи»

В 1655 году остров Ямайка стал принадлежать не испанской короне, а англичанам, и его столица, Сант-Яго де ла Вега, была переименована в Порт-Ройал — «Королевский Порт». В скором времени он превратился не только в центр английской торговли в Новом Свете, но и в центр работорговли. Пираты Карибского моря были тесно связаны с Порт-Ройалом: здесь они сбывали добычу, чинили суда, гуляли в притонах и кабаках. Один из самых везучих «джентльменов удачи», Генри Морган, ухитрился даже стать губернатором Ямайки. А четыре года спустя после его смерти, 7 июня 1692 года, на «пиратский Вавилон» обрушилась кара, только не небесная, а подземная: город потряс один толчок, затем второй, более сильный и наконец третий, самый сильный. Стены крепости развалились, дома обрушились, в земле разверзлись трещины, а затем на Порт-Ройал обрушилась гигантская волна, вызванная землетрясением. Постепенно оседая, под воду ушла северная часть города, к заходу же солнца почти все две тысячи домов «пиратского Вавилона» поглотило море.

Неподалеку от затонувшего города возник новый, нынешняя столица Ямайки — город Кингстон. Жители его первое время крюками и сетями вытаскивали различные предметы из затонувших зданий «пиратского Вавилона», а в хорошую погоду можно было различить на дне руины Порт-Ройала. В 1870 году адмирал Чарлз Гамильтон сообщал британскому адмиралтейству, что при подходе к порту Кингстон им замечены здания на дне залива. Но только в 1959 году начались раскопки «подводных Помпеи» — их организовало Национальное Географическое общество США. Экспедицией, базирующейся на судне «Си Дайвер» («Морской ныряльщик»), руководил Эдвард Линк.

С помощью эхолота удалось зафиксировать здания Порт-Ройала, подобно холмам, возвышавшимся над ровным дном. Возле них установили для ориентира буйки, а затем исследователи принялись изучать затонувшие здания: королевские склады, пакгаузы, жилые дома. Но работать оказалось необычайно трудно. Если в первые годы гибели города его руины были видны с кораблей и лодок, то со временем затонувший город начал покрываться толстым слоем осадков. Видимость под водой была ничтожной, а при малейшем движении со дна поднимались клубы ила. С борта судна спустили землесос. С его помощью был поднят обильный улов: оловянные ложки, медные ковши и миски, черепица кровель, бутылки, монеты. Но самую ценную находку сделали аквалангисты: это были золотые часы в форме луковицы. Очистив слой кораллов, покрывавших циферблат, Линк различил римские цифры, составленные из мелких серебряных гвоздиков.

Экспертиза показала, что «часы изготовлены в 1686 году Полем Блонделем из Амстердама. Они показывают 11 часов 43 минуты». Так, с помощью подводной археологии удалось с точностью до одной минуты установить время гибели «пиратского Вавилона», погубленного катастрофой, которую знаменитый географ Элизе Реклю назвал «одним из самых ужасных в истории землетрясений».

Экспедиция Линка длилась всего два с половиной месяца и фактически была разведкой, а не планомерными раскопками, подобными тем, которые археологи ведут на суше. В 1965 году правительство Ямайки объявило о том, что со следующего года начнутся многолетние исследования Порт-Ройала под руководством опытного подводника Роберта Маркса. Экспедиция будет оснащена не только эхолотом, землесосом и аквалангами, но и другими техническими средствами, позволяющими вести поиск под водой.

Первый сезон раскопок начался с составления карты затонувшего города, что потребовало много времени и сил. Только на то, чтобы точно обозначить район, занимающий прямоугольник размером 70X100 метров, где находились рыбный и мясной рынки, лавки ремесленников и несколько жилых домов, ушло почти полгода. Работы под водой велись в течение трех лет и прекратились в мае 1968 года. Археологи-подводники обнаружили таверну, владельцем которой был некто Р. К., о чем свидетельствовали инициалы на двух оловянных тарелках и двух ложках, поднятых из руин затонувшего здания. «Сверившись с картой старого Порт-Ройала, я обнаружил, что некий Ричард Коллинз владел недвижимой собственностью в двух шагах от того места, где мы нашли оловянную посуду, — писал Роберт Маркс. — Он, должно быть, или сам имел таверну, или отдавал часть своей земли в аренду кому-то, кто держал таверну. Вокруг дома мы нашли некоторое количество бутылок в форме луковицы, керамические пивные кружки, разбитые винные стаканы и свыше пятисот курительных трубок. Питейная утварь могла принадлежать пьянице, у которого была куча друзей, но глиняные трубки говорили о другом. Ни у кого их не могло быть так много! Многие из этих трубок были обкурены, так что они не могли быть из запасов торговца трубками. Наиболее вероятным объяснением была таверна: в те дни мужчина держал свою любимую трубку в каждой из своих любимых таверн.» Кроме таверны Коллинза была найдена еще одна таверна под водой, обследованы несколько десятков затонувших зданий, мастерские сапожника, столяра и чеканщика по серебру, рыбный и мясной рынки и два «черепашьих питомника», где выращивались черепахи, мясо которых считалось деликатесом. Экспедиция Роберта Маркса, кроме того, нашла обломки двух судов: военного корабля «Свон», который был выброшен на берег волной-цунами при землетрясении, погубившем Порт-Ройал, и затем ушел на дно вместе с городом, и корабля, погибшего позже, во время страшного урагана 1722 года, обрушившегося на Вест-Индию.

Были подняты стеклянная и оловянная посуда, кровельный материал и кирпичи, инструменты и кухонная утварь, золотые запонки и кольца, старинные часы и курительные трубки, многие тысячи серебряных монет, останки людей и животных, погибших в катастрофе. «Мы подняли со дна моря свыше 20 тысяч металлических предметов, 2000 стеклянных бутылок, 6500 глиняных курительных трубок, свыше 500 образцов оловянной и серебряной посуды», — пишет Роберт Маркс, подводя итоги раскопок Порт-Ройала. А вслед за тем констатирует, что «после почти двух лет работы, мы фактически расчистили не более 5 % потенциальной площади раскопок».

Так что впереди — новые исследования и новые открытия в затонувшем городе Порт-Ройал.

<p>На дне сенота Чичен-Ица

На дно Карибского моря ушел не только «пиратский Вавилон». Землетрясение, произошедшее в 1680 году, за двенадцать лет до катастрофы на Ямайке, привело к тому, что под воду ушло около двухсот зданий Джеймстауна, главного «сахарного порта» на острове Невис, входящем в группу Малых Антильских островов. Их руины, покрытые метровым слоем песка, накопившегося со времени катастрофы, находятся на глубине от 3 до 10 метров. При землетрясении 1680 года ушло под воду, на глубину от 7 до 20 метров, и две трети построек Оранджтауна, поселка контрабандистов на острове Сент-Эстатиус.

Возможно, под воду в Новом Свете ушли не только города, построенные европейцами, но и гораздо более древние поселения, созданные индейцами, которые задолго до открытия Америки Колумбом создали самобытные цивилизации. Сообщения об открытии каких-то загадочных сооружений у берегов Америки появлялись в печати. Американский океанограф Роберт Мензис, исследуя глубоководную впадину Милн-Эдвардс у побережья Перу, с помощью глубоководных погружаемых автоматических фотокамер сфотографировал на глубине около двух тысяч метров колонны, возвышающиеся на полтора метра над илистым дном впадины, а также поваленные колонны, на которых можно было различить подобие иероглифических письмен. Чарлз Берлиц, автор бестселлера о «тайнах Бермудского треугольника», объявил, что ему удалось различить на снимках, сделанных из космоса, пирамиды под водой «в бассейне Амазонки». Журналы и газеты всего мира обошло сообщение об открытии возле Багамских островов монументальных сооружений, возраст которых — минимум шесть тысячелетий.

Но, к сожалению, никому не удалось доказать, что на дне впадины Милн-Эдвардс в самом деле находится затонувший город. Вероятней всего, колонны с письменами — игра природы, естественные образования, а не дело рук человеческих. Внезапное, катастрофическое опускание суши на двухкилометровую глубину невозможно. Да и как могли устоять колонны после такой катастрофы? Уйти в пучину океана на такую глубину в результате медленного опускания суши город мог в течение многих сотен тысяч, а то и миллионов лет. Впадина Милн-Эдвардс имеет типичную океаническую, а не материковую кору, на ее дне лежит мощный слой морских осадков. На побережье Перу монументальные постройки появились около трех тысяч лет назад, иероглифическое письмо появилось в Америке еще позже. Таким образом, данные наук о Земле и наук о человеке говорят о том, что подводного города на дне глубоководной впадины быть не может.

Сообщение Берлица о «подводных пирамидах в бассейне Амазонки» выглядит весьма сомнительным. «Бассейн Амазонки» — это несколько миллионов квадратных километров, а от автора открытия «подводных пирамид» читатели слышали и не такие сенсационные вести. В самое последнее время удалось окончательно выяснить происхождение загадочных монументов возле Багамских островов (о дискуссии, связанной с вопросами о том, не являются ли они памятниками культуры атлантов, подробнее рассказывает наша предыдущая книга — «Атлантиды пяти океанов»).

С помощью метода радиоактивных изотопов был определен возраст блоков, образующих каменные «стены» и «мостовые» на дне возле Багамских островов Бимини и Андрос. Возраст этот оказался равным возрасту береговых геологических формаций архипелага, образование которых началось еще в меловом периоде, более 60 миллионов лет назад. Исследование слоистости базальтовых монолитов показало, что она совершенно одинакова у соседних блоков — слои одного блока как бы переходят через расселину между ними в соседний блок. Все это заставляет сделать вывод о том, что «монументальные постройки» — это естественное образование, прибрежные скалы, растрескавшиеся под действием сил природы и погрузившиеся под воду из-за постепенного опускания островов (подобные случаи известны и в других районах планеты, например, на берегу острова Герои возле побережья Австралии находится каменная «мостовая», правда, никто не приписывал ее атлантам).

И все-таки археологам-подводникам удалось найти множество ценнейших памятников культуры доколумбовой Америки. Только подняты они были не со дна морского, а со дна священных колодцев — сенотов на территории полуострова Юкатан, где до конкисты процветала древняя цивилизация, созданная индейцами майя. Раньше европейцев майя стали применять в своих вычислениях символ нуля, их календарь был точнее, чем календарь средневековой Европы, они построили десятки городов, возвели сотни храмов и тысячи монументальных стел, покрытых надписями. Ювелиры майя создали великолепнейшие изделия из золота, превосходившие произведения европейских ювелиров. Но почти все они были превращены в «золотой лом» испанскими завоевателями, и в музеях мира хранится считанное число этих шедевров — до тех пор, пока не начал раскопки под водой предприимчивый американец Эдвард Г. Томпсон. Внимание Томпсона привлекла необычная церемония, проводившаяся в столице юкатанских майя, городе Чичен-Ица. «Главный храм был обращен своим фасадом к священному сеноту, расположенному поблизости, и соединялся с ним прекрасной широкой дорогой. У индейцев был обычай во время засухи приносить в жертву богам живых людей, бросая их в этот колодец; они верили, что эти люди не умирают, хотя больше никогда их не видели. Вслед за жертвами они бросали в колодец изделия из дорогих камней и предметы, которые считали ценными. Следовательно, если в этой стране водилось золото, то большая часть его лежит на дне этого колодца. Так велико было благоговение индейцев перед священным сенотом!» — сообщал епископ Диего де Ланда, приложивший немало усилий, чтобы искоренить «язычество» в стране майя.

Томпсон отправляется к руинам города Чичен-Ица на Юкатане и без труда находит священный колодец — заполненную мутной водой овальную воронку диаметром свыше 60 метров, глубиной до поверхности воды 22 метра и до дна еще 14 метров. Известняковые стены сенота круто уходили вниз… Томпсон проводит эксперимент: изготавливает деревянные чурбаки, подобие человеческих манекенов, а затем бросает их с площадки, откуда, по его мнению, жрецы сталкивали жертвы и бросали ценности в воду.

Определив вероятное место скопления жертвоприношений, Томпсон начинает поиски на дне с помощью землечерпалки. «Я сомневаюсь, чтобы кто-нибудь мог себе представить то напряжение, которое я испытал, когда стальной ковш землечерпалки ринулся вперед, на какую-то долю секунды повис над серединой сенота, затем скользнул вниз и исчез в спокойной воде, — рассказывал Томпсон. — Прошло две-три минуты — надо же было дать стальным зубьям вгрызться в грунт, а затем рабочие склонились над лебедкой, и под их темной коричневой кожей, словно ртуть, заиграли мускулы; стальной кабель натянулся, как струна, под тяжестью поднимаемой кверху ноши.»

Первые ковши, поднятые со дна колодца, принесли небогатый улов: прелую листву, стволы деревьев, кости диких животных, утонувших в воде. Но вот вместе с илом было поднято два кусочка благовонной смолы, которую индейцы майя воскуряли, вознося молитвы своим богам. Затем на дне обнаружили вазы, наконечники копий, ножи из вулканического стекла, колокольчики из меди, чаши из зеленого нефрита, каменные топоры, подвески из золота и наконец скелеты юношей и девушек. Сообщение Диего де Ланды подтверждалось находками под водой.

Томпсон облачается в водолазный костюм, вооружается подводным прожектором и подводным телефоном и с помощью двух водолазов спускается на дно сенота, в те его участки, куда ковш землечерпалки проникнуть не мог. Тут он находит множество золотых украшений и золотые диски, на которых с необычайным мастерством выгравированы сцены из жизни майя, их битвы с врагами (только гробница фараона Тутанхамона превосходит своим богатством сокровища, поднятые Томпсоном со дна сенота). Все эти находки Томпсон, бывший консулом США в Мексике, увозит к себе на родину. После долгих споров и разбирательств Национальный музей антропологии Мексики получил четыре золотых диска с выгравированными сценами из жизни индейцев майя. Остальные находятся в частном музее в США: распродав большую часть своих находок, Томпсон стал миллионером.

<p>От Чичен-Ицы <p>до Дцибильчальтуна

Обряды жертвоприношений у священного сенота начались, по мнению ученых, изучающих цивилизацию майя, примерно в середине V века н. э. и продолжались почти до самого испанского завоевания Юкатана, то есть на протяжении тысячи лет. Томпсон, проводивший свои исследования в 1904 году (впрочем, мало чем отличавшиеся по методике от обычного кладоискательства), полагал, что он нашел почти все ценности, брошенные в колодец. По мнению археологов, американец достал лишь одну десятую часть жертвоприношений, брошенных в священный водоем, — и имело смысл провести дальнейшее его исследование. И спустя полвека после Томпсона в воды сенота спустились мексиканские археологи-подводники. Возглавлял экспедицию бывший президент страны, большой энтузиаст изучения истории доколумбовой Америки, Эмилио Портес Хил.

Томпсона не интересовали ни стратиграфия слоев, ни керамика, а лишь золото и произведения искусства. Мексиканские ученые провели перед раскопками тщательную разведку и самого водоема, и окружающей местности. И пришли к выводу, что предположения археологов справедливы: на дне лежит более 90 процентов ценностей, брошенных когда-то в водоем. Но для проведения научных раскопок, а не кладоискательства, нужна была совершенная техника. В 60-х годах начались подводно-археологические раскопки колодца в Чичен-Ице.

С помощью землесоса (подобно тому, что использовался при раскопках Порт-Ройала), помещенного на плоту, началась откачка ила со дна колодца. Ил падал на огромное сито, каждая вещь получала научное описание прямо на месте находки. Около четырех тысяч предметов извлекли за несколько недель работы мексиканские археологи: золотые нагрудные украшения, гребни, серьги, бусы, кольца, оружие, статуэтки, древнейшие в мире изделия из каучука — куклы. Каждая находка получила свой шифр, соответствующий ее положению на дне сенота.

Ученым удалось определить время, когда попали на дно водоема брошенные туда жрецами предметы. Самый богатый урожай относился к X–XIII столетиям, древнейшие предметы датировались VII веком н. э. Самыми же ценными оказались предметы, изготовленные не майя, а жившими в сотнях километров от Чичен-Ицы индейцами Центральной Мексики, Гватемалы, даже Панамы: они говорили о том, что майя, жители Юкатана, вели торговлю со своими соседями, близкими и далекими.

Раскопки, начатые в 1961 году, были прекращены, когда выяснилось, что землесос повреждает хрупкие изделия из глины — а ведь именно по керамике можно надежно и точно датировать археологические находки, лежащие в том или ином слое. Понадобилось шесть лет работы, прежде чем удалось сконструировать более совершенное устройство для раскопок под водой. И в начале 1968 года к берегам священного водоема майя через джунгли Юкатана на автомашинах, тракторах и лошадях доставили 25-тонный подъемный кран со стрелой, способной достать любую точку сенота, 15-метровый плот-понтон, мощные дизельные насосы, шланги и трубы, оборудование для водолазов и аквалангистов, ящики с продовольствием, веществами для консервирования находок и специальным очищающим составом, созданным химиками (вода в сеноте была грязнее, чем стоки канализации Нью-Йорка, и видимость была нулевой; после обработки этим составом видимость под водой достигла пяти метров, и эту воду можно было пить!)

Устройство, называемое «эрлифтом», позволило поднимать со дна неповрежденными все предметы величиной с пуговицу. Очищенная вода открыла широкое поле деятельности для аквалангистов, прежде работавших вслепую. В результате «удалось обнаружить самые разнообразные предметы: два резных деревянных табурета прекрасной работы, несколько деревянных ведер, около сотни кувшинов и ваз различных размеров, форм и эпох, куски ткани, золотые изделия, кольца, колокольчики, изделия из нефрита, горного хрусталя, каучука, коралла, кости, перламутра, рога, янтаря, меди, кварца, пирита и оникса, а также кости людей и животных, точильные камни, пять каменных изображений ягуара и два — змеи, — рассказывает руководитель раскопок Пабло Буш Ромео, основатель Мексиканского клуба исследований и водного спорта. — Предварительные результаты исследований найденных в колодце человеческих костей говорят о том, что детей приносили в жертву чаще, чем взрослых, — детей там оказалось раза в полтора больше».

Город Чичен-Ица был покинут жителями много столетий назад. Однако и в ту пору, когда он уже был необитаем, к священному сеноту приходили люди, чтобы совершить жертвоприношения, — это также выявили исследования под водой. Сенот играл главную роль в религиозной жизни Чичен-Ицы и окрестных мест, и сам город возник, видимо, как поселение вокруг священного водоема. «Ица» — наименование одного из племен майя, слово «чи» означает «устье», слово «чен» — «сенот, водоем, колодец», и название города Чичен-Ица можно перевести как «Устье сенота племени ица».

Кроме священного водоема — сенота, в Чичен-Ице был и обычный водоем, заполненный дождевой водой и грунтовыми водами. А в другом городе майя на Юкатане, Дцибильчальтуне, намного превосходившем размерами Чичен-Ицу, имелась дюжина сенотов-водоемов. Может быть, один из них также был священным и в него бросались жертвоприношения? Археологи-подводники исследовали самый крупный сенот, в четыре раза более глубокий, чем в Чичен-Ице. И, как пишет руководитель раскопок, «в течение нескольких дней два студента извлекли огромное количество художественных изделий, хорошо сохранившиеся кувшины неизвестной до сих пор формы, тонко обработанные кремневые орудия и около трех тысяч черепков. Спустя несколько месяцев мы убедились, что поймали за хвост археологическое счастье». Начинается исследование колодца, на дно которого опускаются археологи в водолазном снаряжении с кинокамерами. Каменное сверло, на котором вырезаны иероглифы майя. Десятки статуэток. Покрытые оранжевой глазурью тарелки. Кольца из кости и покрытый иероглифами гребень. Маленькая маска из дерева с лицом, черты которого напоминают негритянские, а не индейские. Кости животных и человеческие черепа… Это лишь краткий перечень находок, сделанных в Дцибильчальтуне, самом древнем и самом большом городе майя.

Сокровищница сенота Дцибильчальтуна далеко еще не исчерпана. Находки на дне показали, что не только в Чичен-Ице, но, видимо, во всех городах майя были водоемы-сеноты, они служили местом ритуальных жертвоприношений. Это означает, что предстоит исследовать множество священных сенотов в Центральной Америке, где найдены города и поселения майя. Впрочем, обычай бросать жертвоприношения в воду существовал не только у индейцев майя, но и у других народов Америки. Этот обычай породил легенду о «золотом человеке» и стране золота — Эльдорадо. И только исследования под водой смогут окончательно ответить на вопрос о том, насколько правдива эта легенда.

<p>Гуатавита — «озеро Эльдорадо»

Кортес и Писарро захватывают баснословные богатства, сокрушив государство астеков в Мексике и империю инков в Южной Америке. О том же мечтают и другие конкистадоры: разве сокровищами инков и астеков исчерпано золото Нового Света? Во многих районах тропической Америки испанцы слышат рассказы о «золотом человеке», правящем сказочно богатой страной. Каждое утро этот человек «пудрит» свое тело золотым песком и каждый вечер погружается в воды священного озера, чтобы смыть золотую «пудру» и смолу, благодаря которой она держится на теле. При этом в воду бросают и другие драгоценные дары. Да и само дно озера выложено золотыми плитами вперемежку с изумрудами.

Понятно, как разгорелись аппетиты завоевателей. «Золотой» по-испански звучит как «эльдорадо». Так конкистадоры стали называть легендарного «золотого человека», а затем и всю страну, которой он правил. В XVI, XVII, XVIII веках десятки авантюристов искали сказочные сокровища золотой страны, в ее поисках они «прочесали» горы и джунгли Южной Америки, но не нашли ни самой страны, ни ее столицы, города Эльдорадо. Лишь много лет спустя удалось приоткрыть завесу тайны, окружающей страну золота. В Северо-Западных Андах, на территории нынешней республики Колумбия, с незапамятных времен жили племена индейцев, говорившие на языках чибча. Одно из этих племен, муиски, достигло высокой степени развития культуры. Ко времени испанского завоевания муиски создали несколько государств; самым главным из них была Богота (так называлась и столица этого государства, передавшая свое имя столице Колумбии).

Муиски, как и все индейцы чибча, поклонялись силам природы. Выше всего они почитали солнце и воду. А потому в их честь совершали торжественную церемонию. Верховный жрец, бывший и повелителем страны, с ног до головы покрывался золотым песком и в лучах восходящего солнца погружался в воду священного озера, а затем в озеро бросали ожерелья, кольца, статуэтки, блюда, сделанные из чистого золота и украшенные изумрудами. Церемония устраивалась редко, при восшествии на престол очередного царя-жреца. Фантазия сделала эту церемонию ежедневной. Обряд муисков и алчность любителей наживы породили мифическую страну золота, Эльдорадо.

Однако озеро, куда муиски бросали свои драгоценные дары — не выдумка. На дне его должны лежать замечательные ювелирные изделия индейских мастеров. Когда археологи произвели раскопки захоронений чибча-муисков на суше, они обнаружили колоссальное количество золотых предметов очень тонкой ювелирной работы. Это был самый «золотой» народ Америки! Можно представить, какие богатейшие находки ждут археологов, если им удастся провести раскопки на дне священного озера… Но вот вопрос: какое же из озер Колумбии является «золотым»?

«Озеро Эльдорадо» есть на картах Америки XVI, XVII, XVIII и даже XIX веков. Обозначается оно по-разному: «Дорадо», «Маноа», «Рупунуни», «Парима» и даже «Белое море». Приводятся и различные его координаты: то на восточном склоне Анд, то в районе Гайаны, то в джунглях бассейна Амазонки. Но скорее всего этим озером является озеро Гуатавита, лежащее в кратере потухшего вулкана на западе Колумбии.

Государства чибча-муисков завоевал в XVI столетии испанский конкистадор Хименес де Кесада. Он первым узнал от индейцев, что на дно Гуатавиты бросали драгоценные золотые дары. И первым попробовал достать их со дна озера. По приказу Кесады двенадцать тысяч индейцев целый год прорубали туннель в кратере вулкана. Замысел был прост: осушить озеро и добраться до сокровищ. Но стены туннеля рухнули, индейцы восстали, сам Кесада погиб.

Сорок лет спустя о золоте Гуатавиты пронюхал предприимчивый купец Супельведа. Он добился разрешения от короля Испании вести поиски сокровищ. В твердом грунте пробили канаву, по которой потекла вода из озера, а вслед за ней стал сочиться густой черный ил, в котором попадались золотые предметы. Но то ли золотой поток иссяк, то ли король запретил дальнейшие поиски — так или иначе, работы на озере Гуатавита были прекращены.

С той поры многие искатели приключений пробовали достать со дна озера Гуатавита сокровища индейцев. Однако всех их постигла судьба искателей легендарного Эльдорадо. Только планомерные поиски ученых-археологов под водой могут окончательно ответить на вопрос о том, было ли озеро Гуатавита действительно тем священным водоемом, куда бросались жертвоприношения муисков. Если нет, то нужно будет вести поиск на дне других озер Южной Америки; если же Гуатавита в самом деле было «озером Эльдорадо», археологов-подводников ждут открытия, перед которыми побледнеют сокровища, поднятые со дна священных колодцев — сеноток индейцев майя.

Возможно, еще более интересные открытия ожидают нас на дне большого озера Южной Америки — озера Титикака. Но о нем, так же как и о других озерах Нового и Старого Света, где были сделаны — или могут быть сделаны — открытия археологов-подводников, расскажет следующая глава нашей книги.

<p>3. ОЗЕРНЫЕ АТЛАНТИДЫ
<p>Таинственное озеро Титикака

Титикака — не только величайшее озеро Южной Америки но и самый большой высокогорный водный бассейн: высота, на которой находится озеро, чуть ниже высоты Монблана и превышает высоту японского вулкана Фудзиямы. Озеро расположено на границе двух государств, Перу и Боливии, и протянулось на 180 километров с северо-запада на юго-восток. Берега в самой широкой его части отстоят друг от друга на 60 километров. Огромное море-озеро, лежащее почти на четырехкилометровой высоте, окаймленное хребтами Анд высотой в шесть километров, задало множество загадок ученым. Например, такую: почему в озере водятся морские животные, обитающие в Тихом океане? И почему вода озера, поднятого в заоблачные выси, имеет ту же соленость, что и воды океана?

На склонах гор, окаймляющих озеро Титикака, можно увидеть следы морского прибоя. На берегах озера находят окаменелые останки морских животных. Значит, Титикака — лишь часть древнего моря-озера, еще более обширного, чем нынешнее? Или, как предполагают другие исследователи, озеро с океанской соленой водой — остаток гигантского залива Тихого океана? Геологи утверждают, что Анды, как и Гималаи, горы молодые. Когда-то их не было, и Тихий океан глубоко вдавался в материк Южной Америки. Потом началось поднятие Анд, залив стал озером. Горы росли и росли, озеро вместе с ними поднималось под облака и выше облаков. Причем поднятие это шло равномерно и плавно: береговая линия древнего моря-озера не искажена, она хорошо сохранилась.

По водам загадочного озера плавают не менее загадочные суда, сплетенные из камыша. На подобных судах плавали по Нилу древние египтяне, такие суда и по сей день изготовляют рыбаки африканского озера Чад, и когда-то на похожих лодках плавали жители острова Пасхи. На судах этого типа проделал свои плавания через Атлантику и по Индийскому океану прославленный норвежский путешественник и исследователь Тур Хейердал. А неподалеку от озера Титикака находятся руины одного из самых загадочных архитектурных комплексов, носящего название Тиагуанако. Главное из сооружений Тиагуанако — так называемые «Ворота Солнца», портал, сложенный из огромных каменных плит и украшенный барельефами, изображающими фантастические — или сильно стилизованные — существа. Происхождение Тиагуанако связывалось и с мифической «расой гигантов», якобы обитавшей когда-то на Земле, и с космическими пришельцами, и с легендарными материками Атлантидой, Пацифидой, My, Андинией, и с таинственными «белыми индейцами», прибывшими с запада и ушедшими на восток, к островам Тихого океана. Но вполне возможно, что загадка Тиагуанако может быть решена исследованиями на дне озера Титикака.

В 60-х годах нашего века аквалангисты Аргентинской федерации плавания объявили, что на расстоянии четверти километра от берегов озера им удалось обнаружить целый архитектурный ансамбль, протянувшийся более чем на километр: мощеную мостовую в несколько сот квадратных метров и около трех десятков стен, расположенных в геометрическом порядке и идущих параллельно друг другу. Это мог быть и затонувший город, и храмовый комплекс, и «город мертвых» — некрополь Тиагуанако. Но дальнейшие поиски, в которых участвовал Жак-Ив Кусто, руин под водой не обнаружили… Однако спустя десять лет в печати появилось сообщение о том, что боливийские кинооператоры, которые вели съемки под водой, случайно натолкнулись на дне озера на предметы древней культуры.

Когда комплекс Тиагуанако был открыт европейцами, местные жители могли поведать о его создателях лишь фантастические легенды. Одна из них гласила, что боги, разгневавшись на древних строителей, наслали чуму, голод и страшное землетрясение, которое погубило творцов Тиагуанако, а главный их город исчез в водах озера Титикака. Будущим исследователям предстоит решать вопрос, насколько правдива эта легенда и нет ли на дне озера следов еще одной «атлантиды».

На одном из островов озера Титикака инки, создавшие централизованное государство, охватывающее площадь около двух миллионов квадратных километров, по словам испанских хронистов, имели сад, «куда они отправлялись отдыхать к морю, и там были видны все виды плодов, цветов и деревьев из золота и серебра». За этим золотым великолепием устремились испанские завоеватели, однако захватить дары «золотого сада» они не смогли: инки утопили свои сокровища в озере. На дне Титикаки, говорят старинные предания индейцев, лежит и золотой диск весом в несколько тонн… Правда, никому еще не удалось доказать, что все эти рассказы соответствуют истине. Истину эту помогут установить только тщательные подводно-археологические исследования, а не кратковременные визиты на дно огромного озера.

<p>Лох-Несс без Несси

О шотландском озере Лох-Несс известно всему миру. Здесь, если верить рассказам очевидцев и довольно-таки смутным фотографиям и кинокадрам, обитает таинственное существо, которое, быть может, является древним ящером — плезиозавром, дожившим до наших дней. Поиски этого существа, получившего имя «Несси», ведутся более полувека. Охотники и фотографы, дилетанты и ученые-зоологи, местные жители и энтузиасты из далекой Японии провели несколько десятков экспедиций в надежде доказать реальность Несси. Для этого использовались акваланги и гидролокаторы, электронная аппаратура и подводные автоматические кинокамеры, взрывные устройства и дрессированные дельфины. «Нессиена» насчитывает около десятка книг, сотни журнальных и тысячи газетных статей, посвященных загадочному обитателю озера Лох-Несс. Не менее двух десятков гипотез пытается объяснить «лохнесский феномен», начиная с обвинений в сознательном мошенничестве и кончая «обитающими в озере пришельцами из других миров».

К сожалению, до сих пор не удалось найти ни одного вещественного доказательства, подтверждающего реальность Несси, несмотря на то, что около 150 исследователей разных профессий изучали озеро в течение более чем 1500 часов. На дне озера Лох-Несс не удалось найти скелетов плезиозавров, которые бы населяли его в течение длительного времени. Обнаружены здесь лишь чайники, головные уборы, туфли и тому подобные бытовые предметы, самолет, сбитый во время второй мировой войны и — что имеет самое непосредственное отношение к теме нашей книги — следы древних построек, говорящих о том, что прежде уровень озера Лох-Несс был ниже нынешнего. Открытие это сделали не фанатичные «нессиологи», а специалисты по подводным работам Мартин Клайн и Чарлз Финкелстайн.

В Шотландии с давних пор находят так называемые керны — возведенные из камней древние курганы. Подобно скифским курганам, они имели большое значение в похоронном ритуале населения Британских островов, жившего здесь три-четыре тысячи лет назад. И, подобно курганам нашего Причерноморья, большинство кернов было разграблено задолго до того, как их стали изучать археологи. В холодных и мутных водах озера Лох-Несс исследователи-подводники увидели крупные нагромождения, напоминающие керны. Разведка показала, что это действительно древние курганы, покоящиеся под почти 10-метровым слоем воды.

Керны под водой сложены из камней — от мелкого галечника до крупных булыжников диаметром до 30 сантиметров. Они аккуратно уложены в концентрические окружности и образуют холмы, имеющие правильную форму. Диаметр большинства холмов у основания — около 30 метров, однако есть и более монументальное сооружение поперечником почти в 80 метров.

По всей видимости, керны под водой — «современники» курганов на суше, тогда им также около трех-четырех тысячелетий. В то время уровень озера Лох-Несс был на добрый десяток метров ниже нынешнего. Когда вода поднялась, древние курганы оказались затопленными — и, по всей видимости, неразграбленными. А это значит, что археологов-подводников на дне озера Лох-Несс ждут интересные открытия. Возможно, что они будут не столь сенсационны, как сообщения об очередном «явлении Несси», но зато куда как более убедительны. И таинственное озеро откроет свои подлинные тайны, а не весьма и весьма проблематичную «загадку Несси».

<p>На дне озер Польши

История государства Польского начинается с X века, когда Мешко Первый стал первым объединителем и правителем Речи Посполитой. Но что было до воцарения Мешко? Сведения об этом были весьма скудны. На территории Польши были известны скудные памятники культуры, существовавшей примерно с 1300 до 300 года до н. э. Культура эта получила название лужицкой. Ведь основные ее памятники находили в Восточной Германии, там, где и поныне живут лужичане, самобытная славянская народность. Но вот за несколько лет до начала Второй мировой войны Валентин Швайцер, учитель из польского села Бискупин, открывает поселение, датированное 550–400 годами до н. э. Бискупин расположен в округе Знин, в живописной местности, богатой горами и озерами. И с первых же шагов раскопок он стал самым знаменитым археологическим объектом в Польше. Ибо здесь было открыто самое большое поселение лужицкой культуры.

Познанский университет выделил необходимые средства для раскопок. Их вели две сотни научных сотрудников и рабочих. Проводилась аэрофотосъемка, были начаты подводно-археологические исследования Бискупина — укрепленного поселения на берегу озера, часть которого оказалась на дне. Вся страна следила за ходом этих комплексных работ, воскрешающих предысторию Польши. Но началась Вторая мировая война, нацисты оккупировали страну, и, естественно, раскопки прекратились. Однако как только Польша вновь стала независимой, исследования ученых возобновились — как на суше, так и под водой. Была найдена оборонительная стена, окружавшая поселение, изделия из камня, бронзы и железа. А вслед за тем новые памятники лужицкой культуры — опять-таки и на суше, и под водой — нашли в районе озера Гопло, находящегося поблизости от Бискупина.

Озеро Гопло, длиной в 20 километров, было овеяно легендами. Согласно им в незапамятные времена на дно озера ушел город. Археологи, изучив озеро и остров на нем, обнаружили там два укрепленных поселения. Поселения, конечно, стояли на суше, но затонули из-за повышения уровня озера. А народная фантазия превратила их в большой каменный город.

В 1960 году археолог из Вроцлава Стефан Седлак исследовал Косковицкое озеро, возле города Легницы. На его берегу он нашел памятники лужицкой культуры, сходные с бискупинскими. На небольшой, около метра, глубине были сделаны и подводно-археологические находки — деревянные постройки на дне озера, а также керамика. По этой керамике удалось датировать уровень озера, каким он был в VIII–VII веках до н. э. Та же группа исследователей, возглавляемая Седлаком, сделала интересное открытие на дне Бытиньского озера в Познанском воеводстве: они нашли мост, соединявший остров на озере с материком, где находилась одна из самых больших крепостей средневековой Польши.

В это же время шло исследование других моста и крепости на острове, расположенном в водах озера Леднице. Тут, согласно сообщениям хронистов, находилась резиденция короля Болеслава Храброго, которая соединялась с сушей широким деревянным мостом. Обломки этого моста удалось обнаружить на глубине 10–15 метров. А поблизости — скелет вооруженного мужчины и скелет коня. «Это пролило свет на дату поджога моста, так как шлем датируется первой половиной XI века. Воин, видимо, принадлежал к чешской дружине Бржетислава, который в 1038 году взял остров на Леднице, — пишет польский археолог-подводник Здислав Скрок. — На дне озера также было найдено много вещей XI века (боевые топоры, фрагменты керамики и т. д.).» Наиболее ценной находкой Скрок считает деревянную лодку-долбленку, самый древний памятник польского судостроения.

В южной части озера Пулакно, около города Рыбно, на глубине от одного до двух метров польские археологи-подводники нашли следы деревянной конструкции размером 70X100 метров. Вероятнее всего, это оборонительная стена поселения-крепости. Здания, каменные жернова, фрагменты керамики позволили датировать ее эпохой расцвета Римской империи. Возможно, это была пограничная крепость в краю лесов и озер, воздвигнутая римлянами. Но, быть может, ее построили древние обитатели Мазурских лесов — пруссы, говорившие на языке, родственном языку латышей и литовцев (пруссы, позже ассимилированные немцами, дали название «стране Пруссов» — Пруссии).

Следы древнепрусской культуры были найдены польскими археологами под толстым слоем ила в озере Ягодне. Ведутся поиски поселений, затонувших в Мазурских озерах, Куйявских озерах, озерах Мазовше. Но, естественно, не только Польша скрывает в своих водах следы «озерных атлантид».

<p>Легендарные, загадочные, зловещие…

Многие озера нашей планеты овеяны дымкой загадочности, красивые, а порой и страшные легенды рассказываются о них. Тут и внезапные провалы городов под воду, и богатейшие клады, лежащие на дне, и таинственные существа, обитающие в озере и похищающие людей.

Загадки озер решают ученые-озероведы, лимнологи. И в тесном союзе с ними начинают работать археологи-подводники. Ведь если под водой будут найдены следы человеческой деятельности, постройки, орудия, предметы быта и произведения искусства, они не только дадут важную информацию наукам о человеке — они позволят с высокой точностью датировать происхождение озер, изменение их уровня в зависимости от движений земной коры, климата, выпадения осадков и т. д.

Мы уже упоминали об озере Гопло и легендарном городе, ушедшем на его дно. Легенда оказалась правдивой, только на дно ушел не город, а поселения лужицкой культуры. Памятники этой культуры найдены и на дне других польских озер. А так как эти памятники имеют точную датировку, можно столь же точно датировать колебания уровня озер со времени существования лужицкой культуры.

На дне одного из озер Мекленбурга, на территории ФРГ, археологи нашли город, стоящий на сваях. Обломки керамики, поднятые со дна, датируются XIV столетием. Значит, уровень озера повысился сравнительно недавно, в средние века. На дне «жемчужины Венгрии», озера Балатон, также были найдены памятники культуры: стены здания римской эпохи и кузница IV века н. э. Находка эта, опять-таки, дает в руки озероведам и геологам точную датировку колебания уровня озера Балатон.

Еще в XVI столетии на дне озера Неми, почитавшегося древними римлянами священным, были обнаружены два огромных затонувших корабля. Попытка достать их со дна закончилась неудачей. Неудачей закончилась и попытка, предпринятая в 1827 году. В конце прошлого столетия, однако, водолазы подняли из воды множество украшений и произведений искусства, лежавших на палубах кораблей и в их каютах. В конце 20-х годов нашего века начинаются, с большим размахом и с еще большей помпой, работы по поднятию самих затонувших судов: фашисты, пришедшие к власти, объявляют их «предками» кораблей военного флота, который спешно строится в Италии для захвата стран Средиземноморья. Уровень озера Неми искусственно понижают более чем на 20 метров. Удается поднять два огромных судна, 70–80 метров длиной и 20 метров шириной, оказавшихся увеселительными яхтами римского императора Калигулы, правившего в I веке н. э. и вошедшего в историю как один из самых сумасбродных, расточительных и жестоких тиранов, каких знал мир. Пол гигантских яхт покрывала мозаика и разноцветный мрамор, кровлю поддерживали колонны из мрамора, борта были обиты листами бронзы. Оба древних корабля-дворца поместили в специально построенный на берегу Неми музей…, а весной 1944 года эсэсовцы, орудовавшие в Италии, сожгли их вместе с музеем.

Геродот, «отец истории», Гиппократ, «отец медицины», и другие античные авторы сообщают, что жители Центральной Европы строят свои жилища на сваях. В середине прошлого века из-за сильной засухи обсохла часть дна Цюрихского озера в Швейцарии, и на поверхность вышли остатки поселений времен неолита и эпохи бронзы (конец V — начало I века до н. э.), затопленные водой. Погребенные слоем ила, в воде озера сохранились не только изделия из камня и кости, но и льняные ткани, кожа, шерсть, пряжа, зерно, даже печеные хлебцы — то, что не могло бы уцелеть на воздухе и в земле. Со дна озера подняли образцы древнейшей в истории человечества мебели: остатки столов и скамеек, чаши, блюда, черпаки, гребни, деревянные сундуки, а также луки, дубины, весла, выдолбленные из огромных бревен челны. Около полусотни поселений людей каменного века найдено на дне Боденского озера в Швейцарии и более десятка поселений — века бронзы. Все эти поселения стояли на сваях и, естественно, возводились не под водой, а на болотистом берегу. Потом уровень озера поднялся, и поселения ушли на дно — как в Боденском и Цюрихском озерах, так и в ряде других озер Европы. Но, разумеется, в наши дни археологи уже не ждут засух, а проводят раскопки прямо на дне, вооружившись аквалангами.

Не только тайны древних жителей Европы, но и мрачные тайны нацистского третьего райха и его союзника, фашистской Италии, могут быть раскрыты при исследовании озер. На дне итальянского озера Комо, вероятно, спрятана казна Муссолини; в одном из маленьких озер Австрии на глубине почти в 80 метров обнаружены обломки немецкого самолета, упавшего в озеро в апреле 1945 года. Из-под обломков извлекли золото, платину и, главное, секретные нацистские документы. А на дне других озер Австрии скрыты колоссальные ценности, награбленные нацистами, и документы необычайной важности, проливающие свет на «взлет и падение третьего рейха».

Со дна озера Топлиц, лежащего высоко в Австрийских Альпах, подняты ящики, набитые фальшивыми английскими фунтами стерлингов, которыми нацисты хотели «торпедировать» экономику Англии, и ящик с документами. Возможно, что здесь, на глубине в 120 метров, лежат золотые слитки и списки «доверенных лиц», создателей будущего «четвертого рейха». Но до сих пор работы по их поиску почему-то регулярно срываются. Энтузиасты-одиночки, пытающиеся вести поиск на дне, погибают «по неизвестной причине».

Аквалангисты Чехословакии, решившие исследовать овеянное легендами Черное озеро, вместо затонувшего замка и крепости находят водонепроницаемые ящики, в которых оказались документы, детально описывающие деяния эсэсовцев на оккупированных землях. Документы и золото гитлеровских главарей могут быть спрятаны на дне австрийского озера Ахен, озера Хинтерзее, а возможно, и других озер Центральной Европы.

Не только священные колодцы — сеноты, озера Гуатавита и Титикака скрывают тайны и сокровища индейцев Америки. В Малом соленом источнике на полуострове Флорида найдено кладбище древних жителей Флориды. Кости, пропитанные солями, превосходно сохранились, и по ним антропологи восстанавливают облик индейцев, населявших полуостров. В 100 километрах от столицы Мексики со дна озера Солнца, лежащего на высоте более чем четыре тысячи метров, поднято множество изделий из меди древних мастеров. По предположению некоторых исследователей, здесь может быть спрятан клад древних ацтеков, чье государство завоевал Кортес, не сумевший, однако, разграбить все сокровища индейцев Мексики.

Неподалеку от столицы другого центрально-американского государства, Гватемалы, на дне озера Аматитлан найдены глиняные скульптуры, свыше шестисот обломков керамики, расписанной изображениями птиц, змей, животных, плодов. Вероятнее всего, и скульптуры, изображающие богов майя, и сосуды попали на дно по той же причине, по которой оказались под водой сенотов Юкатана золотые украшения, скульптуры и другие ценности: озеро Аматитлан считалось священным, и здесь происходили церемонии жертвоприношений богам. Ведь и по сей день индейцы, живущие в окрестностях озера Аматитлан, собираются на торжественную церемонию, похожую на церемонии древних майя и чибча-муисков, только в воду бросают они цветы и фрукты, а жертвоприношения приносятся не языческим божествам, а святому Хуану.

На дне Великих озер на границе Канады и США проводятся подводно-археологические работы, воскрешающие страницы истории судоходства по этим озерам и событий войны за независимость и гражданской войны в США. С помощью подводного робота-археолога удалось найти два превосходно сохранившихся парусника в озере Онтарио, затонувших здесь в 1813 году. Индийские археологи-подводники провели интересные исследования лежащего на высоте пяти тысяч метров гималайского озера Рупкунд. На дне Мертвого моря обнаружены руины древних поселений, оказавшихся под водой, скорее всего, из-за тектонических процессов. Ведь Мертвое море является одной из составных частей великого разлома, раздвигающего земную кору, в результате чего на наших глазах происходит рождение нового океана на месте Красного моря.

Затонувшие корабли на дне озер и спрятанные клады, затопленные поселения людей каменного века и древние города под водами озер, озера, вознесенные за облачные выси, и поселения, ушедшие на дно из-за подвижек земной коры, — все это есть не только на Юкатане и в Гималаях, в далекой Америке или близкой Европе, но и на территории нашей страны.

<p>Наши «озерные атлантиды»

Ленинградские аквалангисты много лет ведут исследования на дне Ладожского озера, по которому проходила легендарная «Дорога жизни». Под водой найдены ящики с авиабомбами, мины, снаряды, цистерны, орудия и даже самолет, совершивший таран фашистского бомбардировщика. Со дна Белого озера в Гатчине подняты статуи XVIII столетия. Это изображения муз, украшавшие террасу Гатчинского дворца, а после его варварского разгрома оккупантами оказавшиеся под водой. И сколькими еще находками под водой отзовется эхо прошедшей войны!

0|1|2|3|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua