Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Виктор Иванов Тайны гибели цивилизаций

0|1|2|3|4|5|
<p><emphasis>Глава 7</emphasis> <p><strong>КОЛЫБЕЛЬ ЦИВИЛИЗАЦИЙ</strong>

Дикость, варварство, цивилизация. Вот три основных ступени в эволюции разумных людей. Вступление в цивилизацию характеризуется образованием государств с централизованной формой управления и законности. Людей здесь объединяет (и разъединяет) производство, земледелие, классовое деление, письменность, религия, культура, бюрократический аппарат и, конечно же, армия.

Существует два главных варианта возникновения цивилизаций, которые, если хотите, можно классифицировать по уровню их технического развития, но такая цель не ставится в этой книге.

Любой примерный школяр средних классов знает, что центром всех цивилизаций являются города и поселения людей, которые обычно возникали вдоль крупных рек, на плодородных почвах, а также вдоль морских побережий, удобных для мореходства и торговли. В условиях благодатных для земледелия илистых речных пойм, теплого климата и устойчивого орошения, более устойчивыми в социальном и природном отношении становились и земледельцы. Они объединялись в крупные общины (деревни, города), чтобы регулировать водную стихию больших рек. Те племена, которые занимались поливным земледелием за счет малых рек, ручьев и искусственных источников были ограничены на консервацию своего маленького племенного сообщества. Здесь не требовалось больших усилий в борьбе со стихией, надо было только выжить, что неизбежно приводило если не к гибели, то к деградации и остановке развития. Нам сейчас известны племена, живущие в джунглях Амазонии, Индии и Африки, где уровень организации общества остается «пещерно»-первобытным.

Столь известную позицию в становлении цивилизованного общества, называемую географическим детерминизмом можно критиковать сколько угодно. Мол, где тут роль личности, высокое общественное сознание, технический уровень или, еще забавней, «классовый подход». Ответ один, как ни трудитесь, но хлопок и кукурузу выращивать в умеренных широтах можно только в теплицах. Но уж больно дорогим и небольшим получится урожай. Легче привезти качественный хлопок с юга, получив его взамен на пушнину или лес. Нехватка природных ресурсов (камня, металла, древесины) в Междуречье Тигра и Евфрата (Месопотамия) постоянно подталкивала к крупной и дальней торговле Шумерскую, а впоследствии Вавилонскую и Ассирийскую цивилизации на протяжении 25 веков.

Объединение царств Верхнего и Нижнего Египта в долине Нила примерно к 3000 году до н. э., а также мелких царств и племен, существовавших на этой территории уже не менее тысячи лет, привело к образованию цивилизации Египта (Египетская цивилизация просуществовала дольше 26–27 веков, до завоевания ее в 332 году до н. э. Александром Македонским. За это время сменилось 30 династий фараонов и возникло невероятное количество культур.

Другой путь становления цивилизаций можно проследить на примере Финикии, приводимом в книге А. С. Потупы. Сложившиеся здесь превосходные природные условия не требовали ирригационных усилий. На северных склонах гор, обращенных к морю, в изобилии рос ливанский кедр, отличный строительный материал для судостроения. Здесь, вместо крупных цивилизованных держав, образовавшихся благодаря поливному земледелию (Египет, Месопотамия, Китай), сформировались города-государства портового типа. Вся деятельность людей была связана с кораблестроением, мореходством, торговлей. Для расширения торговых связей финикийцы овладевали морскими путями. Для защиты от внешнего врага города объединялись. Среди этих городов выделялся Тир, ставший центром Финикии. К середине второго тысячелетия до нашей эры когда Критская цивилизация утратила силу, в Средиземноморье полновластными хозяевами стали финикийцы. Добывая из морских моллюсков пурпурную краску, тирские купцы накопили огромные богатства. Финикийцы владели такими прибрежными колониями, как Карфаген и испанский Гадес. Даже после вторжения Египта на восточные земли финикийская цивилизация продолжала процветать.

Похожими путями развивались Критская и Греческая цивилизации, закладывая основу для развития последующих европейских империй и стран (рис. 14).

Известны и другие варианты развития цивилизации. Например, хеттская цивилизация, основанная на обилии и доступности металлосодержащих руд. Сюда можно отнести и смешанный вариант зарождения цивилизаций. Важно одно, хотя и по разному, но люди научились извлекать значительный избыточный продукт, усложняя тем самым свои отношения и прогрессивное развитие общества в целом.

Теперь сделаем резкий поворот от традиционного изложения и раскроем другую тему, которая, как мы увидим, поможет упорядочить наши представления об истории всех человеческих цивилизаций.

В 17 веке группа ученых-монахов из ордена иезуитов взялась за изучение древнего китайского манускрипта «Ицзин». Энергично принявшись за дело, изучив и расшифровав значения иероглифов, монахи не подозревали, что их ждет трагедия. Несколько талантливых молодых ученых сошли с ума, вникнув в мудрость «Ицзина». Уровень западного мышления монахов был просто подавлен непостижимой системой знаний китайского трактата, и, в конце концов, орден был вынужден отказаться от этого предприятия и даже закрыть дальнейшее изучение «Ицзина». Наверняка, шокирующее действие китайского манускрипта было связано с тайными знаниями поистине космологического масштаба и космической глубины.

Приведенный выше апокриф лишний раз проливает свет на работы доктора философии, художника, поэта, историка и знатока космической гармонии — Хосе Аргуэльеса. Изучая цивилизацию майя более 30 лет, Хосе Аргуэльес сделал переворот в сознании специалистов не только по истории, но и по искусству и философии. Многие современные работы по космогонической концепции устройства и эволюции мира убеждают нас в этом. То, что человеческая история в значительной мере формируется галактическим излучением (в 2102 году Земля достигнет границы этого излучения) знают немногие. Больше известно о том, что каждый человек обладает способностью подключаться к энергоинформационному полю этого излучения и может пробудить в себе глубочайший разум (С. Н. Лазарев «Диагностика кармы», Кн. I. Система полевой саморегуляции, СПб.: АО «Сфера», 1993). Очевидно, древние многое знали и умели хранить и зашифровывать тайны в своих священных книгах и других памятниках культуры. Чтобы убедиться в познаниях древних вернемся к Хосе Аргуэльесу и его книге «Фактор майя».

Вот что он пишет:

«Информационный поток между планетным телом, например, Землей, и галактическим ядром поддерживается с помощью солнечной активности, проявляющейся через солнечные пятна. И Солнце, и наша планета оперируют одним и тем же галактическим информационным банком. Как только звезда, например, Солнце, начинает свою эволюцию в ней запечатлевается галактический код. Как только планета, такая как наша, достигает резонансной активизации, галактический информационный поток, проявляющийся через солнечные пятна, запечатлевает основные программы развития в планетарной памяти, расположенной во внешней электромагнитной оболочке».

Итак, мы коснулись структуры разумной планеты, рассматриваемой как живой организм. Тем самым мы развиваем гипотезу «Гея», выдвинутую Джеймсом Ловлоком, — представление о том, что Земля действительно является сознательным эволюционирующим существом. Разумеется, фактически все доисторические, т. е. дотехнологические, народы осознавали этот факт. На протяжении длительного периода истории убеждения о том, что Земля священна, было общим для народов во всем мире.

Мы можем сказать, что священность Земли как организма долгое время была общим убеждением. Другое дело, обладали ли люди коллективным изначальным знанием этого или же имели глобальный взгляд на Землю, какой мы имеем благодаря нашей громоздкой, но всепроникающей космической технологии. Оставляя в стороне аргументы в пользу того, что строители Стоунхенджа, Великой пирамиды в Гизе и пирамиды в Теотиуакане обладали общей наукой, давайте по крайней мере исходить из того, что в силу всеобщего резонанса имелось некое «всеобщее» знание.

Вот элементы случайного совпадения: жезл с «шарами» в руках бога Солнца и правосудия в Месопотамии — «выходец» из Египта, где он обозначал идею постоянства и стабильности. Еще тема акробатов характерна для искусства Крита и Египта.

Набросав такую перспективу, представим майянскую гармонику в виде Великого цикла — галактического синхронизующего луча. Вернемся в прошлое на 5000 лет и опишем некую двойственную ситуацию. Мы можем посмотреть на дело как с точки зрения землян, так и с точки зрения галактических навигаторов, называемых майя. Сперва рассмотрим ситуацию с Земли.

После последнего ледникового периода, более 12 тысяч лет назад, для этой планеты начался новый солнечный период. Тут и там мы находим следы более раннего цикла, особенно в Южной Америке. Эти аванпосты более ранних циклов остаются скрытыми, незаметными, незадействованными в новом цикле. За 6 тысяч лет земледельческие эксперименты начинают давать результаты в разных долинах Индии, Ближнего Востока и Северной Африки. Галактическая информация, передаваемая через Солнце, наполняет ментальные поля земледельческих народов. Смутные воспоминания о более ранних циклах, других временах, других уровнях существования смешиваются с поклонением Солнцу. Нарастает зрелость мысли и чувства. Вот-вот начнется еще один цикл цивилизации.

В то же время на звездных аванпостах майя ничто из того, что происходит на планете Земля, не остается незамеченным. Послана весть: еще одна планета приближается к активизации своего эфирного тела. Посредством коллективного усилия Великого сообщества галактического разума синхронизационный луч фокусируется на Солнце и его планетной системе с особым вниманием к третьей планетарной орбите, орбите Земли. И в нужный момент посредством коллективного ментального напряжения, неслыханного для нашей планеты, активизируется луч и начнется Великий цикл. (Если вам надоело читать или вы улыбаетесь, читая эти строки, то еще постарайтесь прожить хотя бы 20 лет, чтобы поверить в это).

Разбивая Великий цикл на 13 периодов (циклов, бактунов), соответствующих основным событиям на Земле, Хосе Аргуэльес с помощью галактического календаря майя разворачивает всю древнейшую и новейшую историю земных цивилизаций на фоне всеобщего планетарного эволюционного процесса. Цикл 0. ЗВЕЗДНЫЙ СЕВ (3113–2718 гг. до н. э.)

Вхождение Земли в галактический синхронизационный луч. Внедрение «звездных передач» галактической лиги среди народов на всей планете. Объединение Верхнего и Нижнего Египта, 3100 год до н. э. Развитие Шумер, 3000 г. до н. э. Начало строительства Стоунхенджа 2800 г. до н. э. Цикл 1. ПИРАМИДЫ (2718–2324 гг. до н. э.)

Постройка Великой Пирамиды в Гизе, Египет, 2700–2600 гг. до н. э., отмечает закрепление эфирного поля планеты. Развитие шумерской цивилизации, Аккад и Ур, и начало бронзового века. Начало Хараппы, индийской цивилизации. Начало оседлой земледельческой жизни, Китай, Мезоамерика, Анды. Цикл 2. КОЛЕСО (2324–1930 гг. до н. э.)

Полное внедрение колеса, начало транспортной технологии и циклического мышления, письменные своды законов, металлургическая технология Месопотамии. Саргон и первая вавилонская империя. Начало ведения военных действий с применением колесниц. Эпоха легендарных императоров, Китай. Становление Минойской цивилизации. Цикл 3. Цикл СВЯЩЕННОЙ ГОРЫ (1930–1536 гг. до н. э.)

Среднее и Новое царство в Египте, перемещение центра на Священную гору Запада в долине Царей отмечает решение египтян увековечить династическое правление, провозглашает оборону территории как норму цивилизованной жизни. Волны завоевателей — хетты, арийцы; падение минойской и индийской цивилизаций. Цикл 4. Цикл ДОМА ШАН (1536–1141 гг. до н. э.)

Основание династии Шан, Китай, формулировки доктрины «инь-янь», развитая бронзовая металлургия и модель китайской цивилизации. Начало ведической цивилизации, Индия. Возникновение цивилизации чавинов, Анды и ольмеки, Мезоамерика. Эхнатон в Египте, Авраам и Моисей в Израиле; объединение хеттского царства. Цикл 5. Цикл ИМПЕРАТОРСКОЙ ПЕЧАТИ (1141–747 гг. до н. э.)

Вавилоно-ассирийские династии. Железное оружие и военные машины. Возвышение микенских греков в Средизеноморье, разграбление Трои, династия Чжоу, Китай, возникновение «Ицзина». Распространение ольмекской культуры по всей Мезоамерике. Применение конницы при ведении военных действий; модель милитаристского имперского правления и династического наследования возникает как норма цивилизованной жизни на планете. Цикл 6. Цикл УЧЕНИЯ ОБ УМЕ (747–353 гг. до н. э.)

Период первой волны галактических майя в Мезоамерике. Персидская империя. Возникновение философского индивидуалистического мышления, вытесняющего более ранние коллективистские формы. Пифагор, Сократ, Платон, Аристотель в Греции; шесть школ ведической мысли, Махавира и Будда, Индия; Лао-цзы, Конфуций, Чжуан-цзы в Китае. Строительство Монте-Альбана, Мексика; начальная стадия майянской календарной системы. Цикл 7. Цикл ПОМАЗАННИКА (353 г. до н. э. — 41 г. н. э.)

Эллинистическая цивилизация, Александр Великий; подъем Рима — начало Римской империи; кельты в Европе, развитая железная металлургия; консолидация сражающихся царств в Китае императором Цзинь Хуан Ди, начало династии Хань, Великая Китайская стена; распространение буддизма как космополитической религии из Индии в Центральную Азию. Иисус Христос, гностические религии Ближнего Востока; расселение ольмеков и основание Те-отиуакана. Цикл 8. Цикл ВЛАСТЕЛИНОВ КРАСНОГО и ЧЕРНОГО (41–435 гг. н. э.)

Завершение города пирамид Теотиуакана, становление мезоамериканской культуры, Властелины Красного и Черного, первое учение Кетцалькоатля; Моче, Наска Тиагуанако в Андах; остров Пасхи; возникновение западноафриканских царств; расширение и падение Римской империи, возникновение христианства; падение династии Хань, распространение буддизма в Китае и Юго-Восточной Азии. Цикл 9. Цикл МАЙЯ (435–830 гг.)

Второе посещение галактических майя, Пакаль Вотан из Паленке и расцвет майянской культуры; Мухаммед и возникновение ислама; римско-католическая Западная Европа; возникновение индуизма, Индия; распространение буддизма в Тибете, Корее, Японии; династия Тань, Китай; возникновение царств в Юго-Восточной Азии и Индонезии (Боробудур, Ява); возвышение Тиагуанако, Анды; полинезийская цивилизация, Океания; ранний расцвет нигерийской цивилизации. Цикл 10. Цикл СВЯЩЕННЫХ войн (830–1224 гг.)

Падение классической майянской и центральноамериканской цивилизации, Кетцалькоатль и подъем тольтеков; цивилизация чан-чани чиму, Анды; расцвет Нигерии; расцвет и распространение ислама и его конфронтация с христианской цивилизацией, крестовые походы; возникновение тибетской цивилизации; династия Сунб, печатный станок, порох, Китай; кхмерская династия, юго-восточная Азия; Великое Зимбабве, восточная Африка. Цикл 11. Цикл СВЯЩЕННОГО СЕМЕНИ (1224–1618 гг.)

Распространение ислама в Индию и юго-восточную Азию, западную Африку; изоляция Тибета; подъем тюрков, монголов, завоевание Китая; изоляция Японии; подъем Зимбабве, Восточная Африка; пик христианской цивилизации, Восточная Европа. Реформация и раскол христианской церкви; распространение европейской цивилизации и ее триумф в завоевании империй инков и ацтеков; начало европейской колонизации, закат священного мировоззрения (скрытое семя). Цикл 12. Цикл ТРАНСФОРМАЦИИ МАТЕРИИ (1618–2012 гг.)

Возникновение и триумф научного материализма, европейское завоевание мира, промышленная революция, демократические революции Америки и Европы; колонизация Африки, Латинской Америки, Азии; индустриализация Японии; Карл Маркс и возникновение коммунизма; коммунистические революции в России и Китае; первая и вторая мировые войны; атомная бомба и ядерная эра; выход человека в космос; подъем силы третьего мира, исламские страны, Мексика и Индия; глобальный терроризм и крушение технологической цивилизации; очищение Земли и заключительная эра глобального возрождения; информационный век и кристаллосолнечная технология; галактическая синхронизация.

Рассуждать о Великом цикле, галактическом луче и об их влиянии на ход человеческой истории можно сколь угодно долго. Об этом написано множество книг. Но согласитесь, такое объяснение, хоть и «возмутительно», но способно объяснить многие загадки истории. Дождемся 2012 года.

В этом кратком обзоре основных характеристик тринадцати циклов мы становимся свидетелями ускорения и распространения активности, нарастающей огромной волны, которая достигает своего пика в тринадцатом цикле Трансформации материи. То, что представляется процессом истории — Великий цикл — на самом деле является планетарным процессом, стадией в сознательном росте Земли, в создании эфирного тела планеты.

В этом всеобщем планетарном усилии люди являются чувствительными атмосферными приборами, галактически используемыми в процессе, целью которого является трансформация «материального поля» планеты. Эта трансформация должна поднять общее планетарное поле на более высокий, более гармоничный уровень резонансной частоты. Таким образом, создается эфирное поле планеты, сознательно построенная эфирная оболочка Земли. (Хорошо, что спор о первичности материи и сознания не закончен). Вот что имеется в виду, когда мы говорим о Великом цикле как о галактическом синхронизационном луче длительностью 5125 лет.

Чтобы постичь смысл истории как галактически синхронизованного построения эфирного тела планеты, необходимо понять роль нашей планеты по отношению к большому организму, частью которого она является, — Солнечной системе. Солнечная система является автономным организмом, тонкая оболочка или формообразующее поле которого называется гелиокосмом.

Каждые 11,3 года гелиокосм расширяется, а затем 11,3 года сжимается. Эти циклы вдоха-выдоха продолжительностью по 11,3 года называются гелиопаузой, полное движение которой происходит за период около 23 лет.

Название солнечного вдоха-выдоха гелиопаузой точно соответствует активности движений сдвоенных солнечных пятен. В активности солнечных пятен два «пятна» — одно отрицательное, другое положительное, — которые взаимодействуют из районов солнечной поверхности, находящихся на 30 градусов к северу и югу от солнечного экватора. Приблизительно каждые 11,3 года два пятна встречаются на экваторе и начинают этот процесс в районах на широте 30 градусов к северу и югу от экватора.

Связанный гелиопаузой полный цикл солнечных пятен происходит за период чуть меньше 23 лет. Другими словами, формообразующее поле Солнца имеет модель дыхания продолжительностью около 23 лет.

Очевидно, солнечные пятна, активность которых вызывает большие возмущения в радиоволнах Земли и биомагнитном поле в целом, связаны с солнечным дыхательным процессом.

Известный психиатр академик Корнетов заметил, что в годы высокой солнечной активности появляется больше больных шизофренией. На протяжении 110 лет медики следили за тем, какие в Москве появляются новорожденные, т. к. они самый удобный объект для сопоставления. Оказалось, что в годы сильной солнечной активности дети рождаются относительно слабыми и маленькими, причем это наблюдается в течение всей остальной жизни. О влиянии солнечной активности на судьбы целого человечества писал и знаменитый Л. Чижевский в книге «Земное эхо солнечных бурь».

Если мы можем рассматривать Солнечную систему как колоссальный организм, тело которого — гелиокосм — заключает в себе орбиты планет, то какова роль планет внутри солнечного тела и как процесс солнечного дыхания воздействует на планеты?

При рассмотрении этих вопросов мы должны принимать во внимание еще одну важную переменную. Если Земля является сознательным эволюционирующим организмом, то что молено сказать насчет Солнца, вокруг которого она движется по орбите? Непродолжительное размышление ведет нас к неизбежному выводу, что Солнце тоже обладает разумом — но огромным и фактически непостижимым для нас.

Тем не менее наши предки из цивилизаций Египта и Мексики, Перу и Месопотамии имели об этом некое знание, и с этим знанием связано их так называемое солнцепоклонничество. Более того, активность гелиопаузы и сдвоенные солнечные пятна дают некие указания на природу энергетического процесса солнечного разума. На основе накопленных знаний, древних и современных, мы можем предположить следующее.

Координируемое центральной звездой, которая непрерывно контролирует галактическую информацию посредством циклической пульсации своих сдвоенных приемопередатчиков, солнечное тело формируется как серия тонких волн, соответствующих орбитам десяти планет. Как интуитивно постиг Кеплер, орбиты планет имеют гармоническое отношение друг к другу. Таким образом были открыты астероидный пояс между орбитами Марса и Юпитера, Уран, движущийся по орбите за Сатурном и, наконец, Нептун и Плутон за орбитой Урана. Важным в этом описании солнечного поля является гармонический волновой паттерн, создаваемый орбитами планет в их движении вокруг Солнца. А что лее сами планеты?

Если Солнце является центральным координирующим разумом в солнечном поле, то планеты представляют собой гармонические гироскопы, назначение которых заключается в том, чтобы поддерживать резонансную частоту, задаваемую орбитой планеты.

Действительно, это как раз и есть описание, например Земли, вращающейся вокруг своей оси.

Хотя гелиокосм, полное солнечное тело, является саморегулирующейся системой, в то же самое время он является подсистемой в пределах огромного галактического поля. Таким образом, его вдох определяется космическими ритмами — галактическими частотами — контролируемыми из галактического ядра непосредственно и/или через другую разумную звездную систему. Его выдох представляет собой преобразованные потоки энергии/информации, возвращаемые назад к галактическому ядру. Планеты — орбитальные гармонические гироскопы обрабатывают поток энергии/информации, исходящий из галактического ядра и возвращающийся в него.

Если все изложенное принять на веру (потому что образования будет мало), а из других книг приобрести знания на эту тему, то многое из истории человечества и нашей личной жизни может быть понято или хотя бы объяснимо. Но это уже из другой области. Вернемся к цивилизациям, история становления и развития которых так эстетично, но возмутительно была представлена Хосе Аргуэльесом.

<p><emphasis>Глава 8</emphasis> <p><strong>НОВЫЕ АТЛАНТИДЫ</strong>

Заканчивая читать А. Горбовского, откроем тем самым страницы новой темы, касающейся тайн потерянных цивилизаций.

Почему океан, разделяющий Старый Свет с Новым называется Атлантическим? Одни утверждают — от имени легендарных Атлантов, что «держат небо на каменных руках» как раз на берегу этого океана. Другие говорят: в честь Атлантиды — острова, затонувшего в его водах в незапамятные времена.

Вот уже не одно столетие ученые ищут следы некогда величественной цивилизации — государства Атлантиды. Пока поиски не увенчались успехом. Называют разные координаты легендарной страны: Азорские и Канарские острова, острова Зеленого мыса, остров Мадеру и остров Тенериф.

Искать колыбель этой предполагаемой цивилизации тем более сложно, что за тысячелетия, отделяющие нас от возможного времени ее существования, многие участки суши погрузились на дно океанов и морей. Такие исчезнувшие территории, занимавшие, очевидно, обширные пространства, еще на памяти человечества существовали, например, в Атлантике. О какой-то суше, расположенной в Атлантическом океане, писал Платон. По его словам, этот огромный остров «осел от землетрясения и оставил после себя непроходимый ил, препятствующий пловцам проникать отсюда во внешнее море, так, что дальше идти они не могут». При этом Платон ссылается на греческого философа Солона, который побывал в Египте и получил эти сведения от египетских жрецов.

Солон, известный, как мудрейший из семи мудрецов, великий афинский законодатель (живший около 600 лет до н. э.), совершил однажды путешествие в Египет. Там на него произвел глубокое впечатление рассказ старого египетского жреца, посвятившего его в древнюю и давно забытую историю Афин. Легенда гласила: «О многих великих и чудесных делах вашего государства повествуется в наших летописях; но одно из них величием и доблестью превосходит остальные, потому что в этих летописях говорится о могучей силе, которая неудержимо надвигалась на всю Европу, и которой ваш город положил конец.

Эта сила шла со стороны Атлантического океана, ибо в то время по океану этому ходили корабли; и был тогда остров, расположенный против пролива, который вы называете Геркулесовыми Столбами (Гибралтарский пролив); остров был больше, чем Ливия (Северная Африка) и Азия, взятые вместе, и через него лежал путь к другим островам, и с этого острова можно было проехать через весь материк, окружавший настоящий океан; потому что море у Геркулесовых столбов, есть только залив с узким входом, а это другое и есть настоящее море, и окружающую сушу можно по всей справедливости назвать материком. И вот на острове Атлантиде было великое и чудесное государство, которое владело всем островом и другими островами, также и некоторыми областями материка; и кроме них, оно подчинило себе часть Ливии по сю сторону Геркулесовых столбов, вплоть до Египта, и часть Европы, до самой Тиррении (Этрурии, области средней Италии).

Эта огромная, таким образом объединившаяся сила попыталась одним ударом покорить нашу страну и вашу, и всю землю, которая была по сю сторону пролива; и тогда, Солон, твоя страна засияла превосходством своей добродетели и могущества над всем человечеством, потому что она опередила всех отвагою и военным искусством и была во главе эллинов. И когда другие отпали от нее, так что она должна была положиться только на свои силы, то, претерпев самые крайние опасности, она разбила посягателей и восторжествовала над ними, охранила от рабства всех еще не покоренных и щедро даровала свободу всем тем, которые жили в пределах Геркулесовых Столбов. Но потом случились сильные потопы и землетрясения, и в один день и одну ночь непрерывного дождя все ваши воинственные борцы были поглощены землею, и остров Атлантида таким же образом исчез и потонул в море. Вот почему море в тех местах непроходимо и непроницаемо, ибо по пути встречается большое количество ила; и произошло это вследствие бседания острова».

Греческий философ Крантор из города Соли (310 г. до н. э.), принадлежавший к йервой академии платонистов, во время посещения Египта видел колонну, на которой была написана история огромного острова, затонувшего в Атлантическом океане.

Ряд современных исследователей связывает погружение суши в Атлантике с неким катаклизмом, возможно, связанным с теми катастрофическими событиями, о которых идет речь в этой книге. Очевидно, уже в историческое время в районе Атлантики происходили последовательные погружения каких-то остатков суши. Это подтверждается и тем, что многие древние историки и географы упоминают не об одном острове, а об обширных островах Кронос, Посейдонос и других на восток от Геркулесовых столбов, которые постепенно тоже опустились в океан.

Сообщения о неких землях, погрузившихся на морское дно, находим мы и у народов Тихого океана. Так, по преданиям жителей островов, расположенных к юго-западу от Новой Зеландии, в древности океаном были поглощены земли Ка-хоупо-о-Кане (Тело бога Кане). В полинезийских мифах часто упоминается какая-то «Великая земля». Жители острова Пасхи говорят о погрузившихся на дно океана землях Моту-Марио-Хива.

Эти сведения подтверждаются и археологическими находками. Возле острова Понапе (Каролинские острова) обнаружены, например, остатки обширного города, наполовину погруженного в море. Так же как и в Атлантике, погружение суши в Тихом океане происходило, очевидно, в течение длительного времени.

Есть сообщения и о какой-то суше, исчезнувшей в Индийском океане. Так, у античных авторов можно прочесть о какой-то сухопутной перемычке, соединявшей когда-то Индию и Африку. О каком-то большом острове в Индийском океане, расположенном южнее экватора, писал Плиний. Об остатках суши в Индийском океане упоминали еще средневековые арабские историки.

Эти свидетельства находят подтверждения и в находках последних лет. Так, ряд лингвистов обнаружили сходство дравидийских языков Южной Индии и Восточной Африки. Флора и фауна этих мест также свидетельствует в пользу существования здесь некогда обширных районов суши. На Мадагаскаре насчитывается десять видов лемуров, которые, кроме Африки, существуют только в Индии.

Но, как известно, лемуры не умеют плавать и не могли пересечь океан. 26 видов растений, которые можно найти на Мадагаскаре, произрастают еще только в одном районе мира — в Южной Азии, но отсутствуют в ближайшей к Мадагаскару Африке. А девять других растений Мадагаскара имеются только в Полинезии, удаленной на многие тысячи километров от океана.

Смутные воспоминания о суше среди Индийского океана, о легендарном материке Лемурии можно найти и в исторических традициях народов Южной Индии. «Тамилахам, или родина тамлов, — сообщает один из индийских историков, — в отдаленном прошлом находилась в южном районе большого острова Навалам, который был одной из первых земель, появившихся возле экватора. Туда же входила и Лемурия, этот погибший континент, бывший колыбелью человеческой цивилизации».

Нет достаточно данных, чтобы утверждать, что наиболее вероятной областью предполагаемой цивилизации был именно этот район, а не Атлантика или, скажем, Тихий океан с его опустившейся сушей, неразгаданными письменами, странными статуями и не менее странными мифами, к которым мы еще вернемся.

Однажды, склонившись над географическим атласом, немецкий геофизик Альфред Вегенер сделал выдающееся открытие: восточные берега Южной Америки и западные берега Африки можно совместить так же точно, как соответствующие части puzzle — детской картинки-головоломки (рис. 15 а, б). Впоследствии оказалось, что берега обоих континентов, разделенных тысячами километров, имеют сходное геологическое строение и похожие формы жизни.

Так появилась теория «перемещения континентов», изложенная в книге «Возникновения океанов и континентов» в 1912 году. Вегенер утверждал, что Земная кора состоит из 20 малых и больших тектонических платформ, которые плавают, подобно льдинам, на вязкой расплавленной магме Земли. Стрелки на карте указывают направление движения. Края плит особенно опасны в сейсмическом отношении. Точками помечены места, где наиболее часто происходят землетрясения.

1 — Тихоокеанская плита; 2 — Американская плита; 3 — Карибская плита; 4 — Кокосовая плита; 5 — Восточно-Тихоокеанская плита; 6 — Евразийская плита; 7 — Арабская плита; 8 — Африканская плита; 9 — Филиппинская плита; 10 — Индоавстралийская плита; 11 — Антарктическая плита; гранитные плиты материков и базальтовое дно океанов не составляют сплошного покрова земной оболочки. Они как бы плавают, подобно плотам, на вязкой породе, приводимые в движение силой, связанной с вращением Земли.

Спустя 40 лет мы узнали, что Вегенер был прав. Земная кора состоит из 20 малых и больших плит или платформ, постоянно изменяющих свое местоположение на планете. Тектонические плиты имеют толщину от 60 до 100 км и, как льдины, то опускаясь, то поднимаясь, плавают на поверхности вязкой земной магмы. В местах, где они соприкасаются друг с другом и сдвигаются толчками, образуются разломы земной коры, что вызывает землетрясения. В местах разломов от тектонических плит могут откалываться «куски», образуя острова. Так, например, образовались Японские острова.

Такое вступление сделано не зря. Прежде чем приступить к описанию исчезнувших цивилизаций близких к нашему времени, коснемся загадок тех высоких цивилизаций, которые появились в Старом и Новом Свете еще раньше. Откуда, например, могла появиться древняя дравидийская цивилизация, положившая начало цивилизации Индостана и давшая толчок для развития шумеро-вавилонскои цивилизации? Почему на Канарских островах живут высокорослые голубоглазые блондины, которые не имели отношения к викингам и европейцам?

Здесь же рождаются предположения о существовании «мостов» между материками представляющих собой цепочки островов или участков суши, соединявших Азию, Америку и Австралию, но опустившихся еще (уже) на памяти цивилизованного человека под уровень океана.

Об этом и о затонувших землях, заселенных людьми, будет рассказано с помощью отрывков из книги известного в этой области ученого и писателя Александра Кондратова «Атлантиды ищите на шельфе».

Почти невероятно, что когда-то в Индийском, Тихом, Атлантическом океане существовали большие массивы суши, заселенные многочисленными людьми, создателями древних цивилизаций. И все-таки есть шанс, пусть ничтожный, но, шанс, что существовали и Пацифида, и Лемурия, и Атлантида.

Более вероятно, что расселения первобытных людей облегчали «сухопутные мосты» — и с помощью этих «мостов» были заселены многие острова и даже материки. Но прямых доказательств этому нет, и поэтому Берингию, Меланезиду и другие земли, ныне затопленные водой, многие ученые целиком относят к «ведомству» геологов и океанографов, считая, что они никак не повлияли на расселение человечества. Здесь мы находимся в области гипотез, имеющих разные степени вероятности.

Нет сомнений — ни у кого, даже самых скептически настроенных исследователей, — в том, что в прибрежных водах морей, заливов, океанов, устьев рек скрыты руины древних поселений и городов. Каждый год приносит новые открытия, археологи-подводники открывают и изучают следы пребывания человека там, где ныне простирается водная гладь.

Подождем, что покажут исследования под водой.

Но, если не касаться неутихающих споров и потрясающих гипотез на данную тему, то нам не понять тех фактов, которые подобно кирпичикам способны составить целый дом.

В конце ноября 1520 года три уцелевших корабля флотилии Магеллана миновали узкий и опасный пролив и вышли в неведомые воды. Там, где-то на юго-западе, лежали острова пряностей — цель экспедиции. Два месяца плыли суда Магеллана по безбрежным водам. Океан был удивительно тих и спокоен, и поэтому его назвали «Пасифико» — Мирный или тихий. Это название осталось за величайшим океаном и по сей день.

К северу от экватора, среди безбрежных вод Великого океана, затерялись несколько маленьких островов. Первые европейцы, посетившие их в конце XVIII столетия, не нашли там ничего, кроме скудной растительности. Казалось, никто и никогда не жил на этих жалких клочках суши. Но так только казалось.

На островах росла кокосовая пальма — а попасть сюда она могла только с помощью людей. Были найдены и другие, более явные следы пребывания человека. На острове Рождества есть прямоугольные платформы из плит коралла. На другом острове этой же экваториальной группы — Мальдене — кроме платформ, имеется полуразрушенный храм. И формой этот храм, судя по зарисовке, напоминает древние пирамиды жителей Южной Америки.

Кто создал платформы и храм, если в радиусе сотен километров простирается океан? Каким образом могли неизвестные строители сооружать свои постройки, если на Экваториальных островах нет далее пресной воды? Не являются ли древние руины только остатками загадочной культуры, затонувшей в волнах Великого океана вместе с плодородными землями, кормившими тысячи строителей? Быть может, остров Мальден, как и остров Пасхи, был только святилищем, местом, куда приезжало на празднества население великого государства, покоящегося под волнами Тихого океана?

Центр этой исчезнувшей цивилизации, по мысли Брауна, находился далеко на западе, в районе острова Понапе. На этом крохотном островке еще в прошлом веке были обнаружены циклопические руины. Базальтовые стены сооружений достигали 6 метров в толщину. Плиты весом до 25 тонн были подняты на высоту почти 20 метров! Выполнить такую колоссальную работу молено было лишь усилиями многих тысяч организованных рабочих. Значит, государство, способное воздвигнуть подобные гигантские постройки, должны населять сотни тысяч жителей… в то время, как в радиусе 2000 километров живет всего на всего 50 тысяч человек на островах и островках, отделенных друг от друга сотнями миль. И к тому же среди них не нашлось бы и 2000 человек, способных выполнять тяжелый труд строителя.

В той же западной части Океании, на острове Тиниан, сохранились остатки монументальных сооружений: своеобразная аллея из двух рядов каменных колонн высотой 4 метра. Чем служили эти колонны: украшением или несущей опорой домов? И какой народ воздвиг эти огромные дома? Ведь современные жители Тиниана живут в маленьких тростниковых или деревянных хижинах.

Приводил Максимилиан Браун и другие археологические, этнографические, антропологические факты о существовании в Тихом океане больших массивов суши или отдельных островов и архипелагов, ныне затонувших. Все эти факты так и останутся голыми фактами, пока не будут подкреплены исследованиями других наук, наук естественных — геологии, зоогеографии, океанографии.

Гипотеза о сухопутном мосте, соединявшем Старый и Новый Свет в районе Берингового моря, была развита учеными XIX века, в первую очередь палеонтологами, зоологами, ботаниками, отмечавшими сходство фауны и флоры Старого и Нового Света.

Уровень Мирового океана в период наибольшего оледенения, 15–18 тысяч лет назад, был ниже нынешнего уровня примерно на 135 метров. Это означает, что в ту пору на месте шельфа Чукотского и Берингова морей, не говоря уже о Беринговом проливе, находилась огромная страна Берингия, на полторы тысячи километров (!) протянувшаяся с севера на юг и соединявшая Евразию и Америку. Однако среди специалистов нет единогласия в том, что же представляла с собой затонувшая земля.

На дне Берингова пролива удалось найти затопленные холмы, долины и даже определить контуры древнего озера, ориентированного с севера на юг и связанного с разветвленной системой рек и ручьев, образующих продолжение реки Хоуп на полуострове Аляска. Подводные холмы и затопленные речные долины обнаружены и на дне Чукотского моря.

В течение долгого времени Берингия служила «мостом», по которому происходил обмен фауной и флорой между Старым и Новым Светом. Это предполагали еще исследователи XVIII века, а в наше время найдены десятки доказательств в пользу гипотезы о «берингийском мосте». Например, медведи гризли живут в Северной Америке от Аляски до Мексики. Исследования палеонтологов показали, что их предок обитал когда-то в Евразии и лишь во время последнего оледенения появился на Аляске, придя сюда, видимо, через Берингию. После того как растаял грандиозный ледник, преграждавший путь из Аляски в глубинные районы Америки, «американский» гризли двинулся на юг континента. А Северная Америка, наоборот, являлась родиной «азиатского» верблюда. Ископаемые остатки верблюдов найдены в Новом Свете в слоях, имеющих возраст несколько десятков миллионов лет. В Евразии верблюды появились лишь в четвертичном периоде, а в Северной Америке они вымерли, хотя прежде здесь обитало около трех десятков различных родов этих животных. И в Америке, и в Старом Свете обитали разнообразные представители семейства хоботных: мамонты, мастодонты, слоны. Родиной же хоботных является Африка. И «мостом» для этих гигантов, когда они проникали в Новый Свет была Берингия.

Но какими бы убедительными ни были аргументы ученых, они еще не доказали того, что Берингия служила «мостом» для первобытных колумбов, а не только животных и растений. Необходимы были доказательства археологические и они были найдены в последние годы. Сначала на территории Северной Америки, а вслед за тем — в Сибири и на Дальнем Востоке удалось найти каменные орудия, погребения, стоянки первобытных людей. Датируются они временем существования Берингии, эпохой последнего оледенения. И между этими культурами, разделенными Беринговым проливом и морем существует несомненное сходство. Видимо первобытные колумбы были не мореходами, а путешественниками, и мостом в Новый Свет с территории Старого Света послужила им затонувшая ныне земля Берингия. Но окончательно это будет доказано лишь в том случае, если на дне Чукотского и Берингова морей и, в первую очередь, мелководного Берингова пролива будут найдены следы пребывания человека, памятники культуры, подобные памятникам культуры Северо-Восточной Азии, Дальнего Востока, Северной Америки.

Материковое дно Охотского моря, имеющее черты рельефа былой суши, опустилось на глубину одного и даже полутора километров.

Гибель Берингии могла произойти и в результате повышения уровня Мирового океана в послеледниковую эпоху, и в результате опускания земной коры. Охотия, очевидно, ушла на большие глубины после опускания огромного блока материковой коры. Территория Охотии сокращалась постепенно, и в эпоху существования человека отдельные ее участки служили, подобно Берингии, «мостом» для расселения растений и животных, также первобытных людей. Причем анализ флоры земель, омываемых Охотским морем, говорит, что сухопутная связь между ними прервалась лишь по окончании последнего оледенения, 10–12 тысяч лет назад. По земле Охотии шло расселение многих животных, в том числе и мамонтов. Мумия мамонтенка Димы, находка которой была одной из научных сенсаций нашего века, обнаружена не так уж далеко от берегов

Охотского моря. Следы животных ледниковой «мамонтовой фауны», и в первую очередь самих мамонтов, найдены на полуострове Камчатка, от берегов Пенжинской губы до реки Камчатки, давшей название полуострову. Останки мамонта открыты и на западе Камчатки, совсем рядом с берегами Охотского моря.

Мамонты могли попасть на полуостров по суше, удивительного тут ничего нет. Но попасть на острова вплавь эти гиганты не могли. И если мы находим их останки на островах, лежащих в Охотском море, это означает, что затонувшая Охотия соединяла когда-то мостом суши острова с материком. Кости мамонтов найдены на острове, бывшем, благодаря Охотии, полуостровом еще несколько десятков тысяч лет назад, в эпоху последнего оледенения. Причем эти кости найдены не только в земле, но и под водой. Например, на дне залива Анива возле города Корсаков, на глубине 40 метров. И еще в 1955 г. японский геолог М. Минато в «Японском журнале геологии и географии» сообщил о находке останков мамонтов на острове Хоккайдо, некогда бывшем частью Охотии и, соединявшемся благодаря ей с материком.

Естественно, что вслед за животными на острова попадали и охотники на этих животных, люди палеолита. Следы их культуры найдены не только на материковом побережье Охотского моря, но и таких островах, как Курилы, Сахалин, Хоккайдо. Впрочем заселение островов Японского архипелага происходило не только через земли «охотоморской атлантиды» — Охотии, но и через «атлантиду Японского моря» — затонувшую сушу Ниппониду, названную так в честь древнего наименования Японии — страна Ниппон.

На дне Татарского и Цусимского проливов, отделяющих Японию от Евразии, мощность коры достигает трех десятков километров, то есть она такая же, как и на материке.

О былом погружении суши в Японском море говорят и затопленные подводные долины. Русла древних рек обнаружены до глубины в 700 метров! Это значит, что здесь, как и в районе Охотского моря, происходило опускание крупных блоков земной коры.

Гибель Ниппониды, так же как и Охотии, происходила, не только и не столько из-за повышения уровня Мирового океана, сколько из-за тектонических процессов в этом неспокойном регионе. На дне Японского моря найдены верные признаки того, что отдельные части Ниппониды оказались под водой в результате быстрого провала земной коры, то есть в результате катастроф. Катастрофы подобногорода происходят и в наши дни. Страшное землетрясение 1923 года в заливе Сагами не только причинило колоссальный ущерб Токио и Иокогаме, но и значительно изменило рельеф местности. Опускались участки морского дна даже на глубине свыше 1300 метров. Возле берега ушел на глубину свыше 100 метров участок размером около 13 морских миль в длину и 2–3 морских мили в ширину. Вызвало значительные разрушения на полосе побережья Японии длиной около 200 километров и землетрясение.1964 года в Ниигате. Небольшой островок Авасима поднялся на 80–160 сантиметров. Северо-западная сторона его, наоборот, опустилась. В проливе, отделяющем остров от суши, появился новый подводный каньон. Около 15 тысяч домов города Ниигата было затоплено. Японский исследователь Имамура приводит множество примеров того, как землетрясения и извержения вулканов меняли очертания побережья Японских островов в течение прошлого столетия.

В эпоху последнего оледенения Амур протекал по затонувшей ныне территории Охотии, а еще раньше могучая река продолжала свой бег и по землям Ниппониды, начавшей тонуть прежде, чем Охотия. Японский зоогеограф Нишимура в статье «Происхождение Японского моря с точки зрения его фауны» дал серию карт, показывающих изменения конфигурации Японского моря в ледниковую эпоху. Острова Японского архипелага то соединялись между собой, то разъединялись, остров Хоккайдо связывался «мостом» суши с Сахалином, южные острова Японии соединялись с Корейским полуостровом. На дне Желтого моря найдены широкие поля песков, почти не подвергшиеся воздействию волн прибоя. Значит, обширные пространства суши, соединявшей Корею и Японию, затоплялись очень быстро и «мост» исчез за короткий промежуток времени. А на севере сухопутные связи между Сахалином, материком и японским островом Хоккайдо то возникали, то исчезали в течение различных фаз последнего оледенения. И в течение этого времени на Японский архипелаг могли пройти древние жители Восточной Азии и Приморья.

Скорее всего, заселение Японских островов шло И со стороны Сахалина, и со стороны Корейского полуострова, то есть и через Охотию, и через Ниппониду. И, как полагает большинство исследователей, древнейшими жителями Японии были айны, удивительный, ныне почти полностью исчезнувший народ, сочетающий черты трех «больших рас» человечества — европеоидной, монголоидной, негроидной. Своеобразие айнов столь велико, что их выделяют и в особую «малую расу» — курильскую.

«Нет народа, о котором, как об айнах, было бы выражено в короткое время столь разнообразных, даже противоречащих друг другу мнений относительно происхождения или племенного родства с другими народами», — писал академик Л. Шренк, один из первых исследователей этого загадочного народа. Основные черты материальной культуры айнов (одежда, явно не приспособленная к северному климату, средства передвижения, оружие и т. п.), мотивы айнского изобразительного искусства находят аналогию в быте и культуре народов Индонезии и Океании. «Южный адрес» айнов подтверждают и антропологические исследования японцев: ближе всех остальных японцев к айнам оказались не японцы северного Хоккайдо (где и поныне остались последние чистокровные айны), а японцы самого южного архипелага Страны восходящего солнца островов Рюкю, протянувшихся цепочкой от острова Кюсю до Тайваня. Расселение предков айнов с юга на север было связано с существованием еще одной затонувшей земли — Сунды.

Американский исследователь Э. Морзе во время поездки из Иокагамы в Токио открыл в 1877 году в местности Оомори древнее поселение, окруженное кучами раковин, которые, согласно легендам, оставляли жившие здесь когда-то люди-великаны. Проведя совместно с японцами раскопки, Морзе обнаружил наконечники из камня для копий и стрел, ножи и скребки, также каменные, а главное, великолепные сосуды из глины, украшенные веревочными оттисками по-японски «дземон». Так, более века назад, началось открытие замечательной культуры каменного века, получившей название «дземон». Наиболее известны ее скульптуры из глины — догу и гончарные изделия. В самое последнее время найдены образцы керамики дземон, возраст которых превышает 12 тысяч лет это самая древняя глиняная посуда в мире!

Культуру дземон вначале связывали с предками айнов. Сейчас ясно, что связи этой культуры простираются и на север, и на юг — от Приморья и Приамурья до островов Индонезии. Цепочка древних айнских географических наименований протягивается от Курил и Сахалина — через острова Японского архипелага — далеко на юг, к Индонезии. Спиральный орнамент айнов находит параллели в орнаменте народов Австралии и Океании. Удивительно похожи личины, выбитые на камнях Приамурья его древними обитателями, на памятники искусства аборигенов Австралии и жителей многих островов Океании. На юг уводят и мифологические представления айнов.

Материк Сунда был той зоной, где происходило формирование протоавстралоидов и их культуры. Отсюда вышли, как думают некоторые исследователи, и айны, которые, оказавшись после затопления Сунды, Ниппониды и Охотии в изоляции на островах Японского архипелега, Сахалине и Курилах, сохранили исчезнувший на Азиатском континенте древний антропологический тип.

Обширные пространства шельфа омывающих Австралию вод, сама Австралия, Новая Гвинея, Тасмания, лежащие возле них многочисленные острова и островки в эпоху последнего оледенения образовывали одно целое — «австралийскую атлантиду», или Сахул.

Когда Австралию открыли европейцы, когда стало ясно, что помимо Старого Света, Евразии, Африки, Нового Света и Америки, есть еще один континент, населенный людьми, непохожими ни на жителей Старого, ни на жителей Нового Света, встал вопрос о том, KTQ же такие аборигены-австралийцы и каким образом попали они в Австралию, если навыки мореплавания были им чужды. И. М. Симонов, участник русской антарктической экспедиции 1819–1821 годов, предположил, что австралийские аборигены — потомки выходцев из Индии, принадлежащие к одной из низших каст. Роберт Фицрой, капитан знаменитого корабля «Бигль», полагал, что австралийцы являются потомками африканцев. Высказывалась гипотеза о том, что австралийцы ниоткуда не приходили, а являются «преадамитами», появившимися независимо от других трех рас — белой, желтой, черной, и даже гипотеза о том, что они — «перволюди», что человечество возникло именно на Австралийском материке и отсюда люди распространились по всей Земле. Ряд исследователей связывал происхождение австралийцев с затонувшими материками — с «тихоокеанской атлантидой», Пацифидой, или лее с Лемурией, «индо-океанской атлантидой». (О них мы еще расскажем.)

Ныне эти гипотезы представляют лишь исторический интерес. Но во многих из них есть рациональное зерно. По мнению большинства антропологов, именно аборигены Австралии, оказавшись в изоляции на своем континенте, сохранили больше, чем какой-либо другой расовый тип, черты, свойственные древнейшим людям.

На затонувшей земле Сунда и прилегающих территориях Южной и Юго-Восточной Азии шло формирование протоавстралоидов — предков айнов, веддов, австралийцев и многих других народов, имеющих темный цвет кожи, но отличающихся от негроидов-африканцев. Отсюда протоавстралоиды двинулись не только на север (предки айнов), но и на юг и начали заселять материк Сахул, в первую очередь, его северный выступ, от которого остался ныне остров Новая Гвинея. Следы пребывания человека на этом острове уходят в глубину веков на 25 тысячелетий, но нет сомнения в том, что здесь будут сделаны и гораздо более древние находки: ведь на земле Австралии обнаружены стоянки первобытного человека возрастом порядка 30 тысяч лет. Но вот еще интересные факты.

Изолированные группы людей, малых народностей и даже «малых рас» образуются в труднодоступных районах земного шара: высоких горах и труднопроходимых лесах и джунглях, в пустынях и на островах. Но если вопрос о том, как попали в леса, горы или пустыни изоляты, как правило не возникает, то с островитянами дело обстоит не так просто. Чтобы добраться до острова, надо преодолеть водное пространство.

В Индийском океане находятся Андаманские острова. Их коренные обитатели, ныне почти целиком исчезнувшие, имеют темный цвет кожи, очень маленький рост, культуру каменного века и примитивную технику судоходства. Говорят адаманцы на языке, не имеющем ничего общего с другими языками мира. Несмотря на «пигмейский» рост, они не имеют ничего общего ни с пигмеями Центральной Африки, ни с негритосами Малакки, Филиппин, Новой Гвинеи и Новых Гебрид. По мнению некоторых исследователей, андаманцы являются последними остатками древнейших обитателей Индостана.

Сами андаманцы считают, что появились на своей земле очень давно, до великого потопа. Прежде острова Андаманского архипелага составляли одно целое. Гнев бога Пулугу, олицетворения разрушительного северо-восточного муссона, вызвал потоп, погубивший множество людей, когда-то обитавших на Андаманских островах/Большой остров распался на цепочку современных Андаманских островов, люди были разъединены — вот почему жители отдельных островов говорят по-своему и имеют разные обычаи.

Андаманцы образуют особую «малую расу» внутри австралоидной расы. Чтобы достичь такого обособления, они должны были отделиться от общего ствола австралоидов очень давно (в течение многих тысяч лет).

Для того чтобы сформировалась локальная раса, должно пройти много времени. А чтобы попасть на острова, предки их обитателей, не знакомые даже с примитивным мореплаванием, должны были воспользоваться «дорогами шельфа», сухопутными мостами и промежуточными вехами в виде исчезнувших островов и островков. «Дорогой шельфа» попали из Индии на остров Шри-Ланка ведды, живущие по сей день в условиях каменного века и, наряду с австралийскими аборигенами, являющиеся типичными представителями австралоидной расы. Да и сам материк Австралия с его обитателями после исчезновения Сахула и Сунды превратился в огромный остров и генетический изолят.

Видимо, именно этот комплексный подход, сочетание самых различных наук, позволит окончательно решить загадку гуанчей, коренного населения Канарских островов, объявлявшихся потомками кроманьонцев, пастухами атлантов и т. д. «Дорога шельфа» привела предков гуанчей на их острова (хотя здесь и не было сплошного моста суши), а затем, когда уровень Мирового океана поднялся, они оказались в полной изоляции от мира, что и привело к формированию «канарской малой расы» — высокорослых голубоглазых блондинов, не имеющих, однако, отношения к викингам и другим представителям европеоидной расы.

«Дорогой шельфа» — через Берингию и Охотию — пришли древнейшие жители Америки в Новый Свет. И здесь после опускания охотоморской и беринго-морской атлантид они также оказались в изоляции… Впрочем, раскопки под водой должны раскрыть не только загадку происхождения индейцев Америки, но и многие другие загадки доколумбовых высоких цивилизаций Нового Света.

«Поиски пришельцев» — так можно было бы назвать увлекательную повесть о самых разнообразных «адресах» и гипотезах, пытающихся решить загадку происхождения коренного населения Америки и его высоких цивилизаций. Кто только не фигурировал в списке возможных предков индейцев! Древние египтяне и не менее древние шумеры, жители Двуречья; жители побережья Атлантики, баски, и живущие на противоположном конце гигантского Евразийского сверхматерика японцы; мореплаватели-финикияне и кочевники-гунны; берберы Северной Африки и древние хетты Малой Азии; римляне и кхмеры, скифы и жители острова Крит; кельты Западной Европы и жители Индостана; израильтяне и живущий на побережье Западной Африки народ мандинго; персы и китайцы; «монголы на слонах» и «самоеды Сибири»; бежавшие из взятой ахейцами Трои этруски и жители островов Океании. Испанец Энрико Мартинес, посетив Прибалтику в XVII столетии решил, что жиг тели окрестностей Риги «поразительно похожи на индейцев Америки», а посему и родину индейцев надо искать в этих местах. Спустя три века американец Харолд Гледвин выпускает книгу, в которой столь лее «доказательно» утверждает, что высокие цивилизации доколумбовой Америки обязаны своим происхождением флоту Алексантра Македонского.

Неоднократно предпринимались попытки доказать, что люди в Новом Свете ведут свое начало от какой-то специфической американской породы обезьян (хотя в Америке останков их не найдено). Что цивилизации Нового Света древней цивилизаций Старого Света. Что своими удивительными достижениями культуры доколумбовой Америки обязаны не индейцам, а космическим пришельцам или жителей затонувших материков — Атлантиды, Пацифиды, Андии, My, Аракинезии… Но все это находится в области предположений, умозрительных допущений, а порой чистой фантазии. Огромное же количество добытых фактов говорит о том, что первобытные колумбы заселили Новый Свет из Азии, проникнув в Америку по затонувшей ныне Берингии.

После долгих споров антропологи решили, что индейцы — представители монголоидной расы, только очень своеобразной, очень давно обособившейся от общего ствола, в ту пору, когда, пройдя через Берингию, и после ее гибели оказались в изоляции, предки современных индейцев стали «островитянами», подобно тасманийцам, адаманцам, австралийцам, гуаначам.

Очертания Американского континента 30 тысяч лет назад отличались от нынешних, ибо сушей были обширные районы шельфа, окружающего ныне земли Нового Света. Огромные ледники преграждали путь первобытным колумбам, и они продвигались, видимо, вдоль тихоокеанского побережья Америки, ныне ставшего мелководным шельфом. На острове Санта-Роса, в 70 километрах от побережья Южной Калифорнии, открыта стоянка людей палеолита возрастом около 30 тысяч лет, собиравших моллюсков и охотившихся на карликовых (менее двух метров высотой) мамонтов. Очевидно, что и люди, и мамонты попали на Санта-Росу по суше, ныне ставшей шельфом.

Со дна, неподалеку от каньона Лахолья, поднято большое количество зернотерок — «метатес», которыми индейцы пользовались с древнейших времен. На восточном побережье США, которое окаймляет полоса шельфа, под водой обнаружены кости мамонтов и мастодонтов, возрастом в несколько тысяч лет. На дне Мексиканского залива найдены затопленные острова.

Видимо, через шельф и цепочку островов, ныне затонувших, были заселены в глубокой древности Антильские острова (сплошной лее мост суши между ними и материком, если он и существовал, то ушел под воду задолго до появления человека в Новом Свете). Таким же способом попали первые люди и на острова Багамского архипелага. Перед археологами-подводниками на шельфе Америки открывается благодатное поле для исследований. И не только поиска следов палеоиндейцев, но и следов деятельности человека, достигшего высокой степени развития культуры. Ибо не только медленное таяние льдов поглощало «дороги шельфов», бывшую сушу. В ряде районов Нового Света земная кора и по сей день проявляет активность в виде страшных землетрясений и вулканических извержений. Именно так погиб на острове Мартиника в начале нашего столетия город Сен-Пьер, называвшийся «маленьким Парилеем Вест-Индии», — его уничтожило извержение вулкана. А 300 лет назад другое бедствие землетрясение — уничтожило на Ямайке «пиратский вавилон», город Порт-Ройал, который был поглощен водами Карибского моря.

<p><emphasis>Глава 9</emphasis> <p><strong>ТАЙНА ПОГИБШИХ ГОРОДОВ И ОСТРОВОВ</strong>

Мы уже знаем, что взрыв вулканического конуса вулкана Санторин не только уничтожил большую часть острова и засыпал пеплом цветущие города на нем, но и нанес огромный ущерб окружающим странам и островам — Криту, материковой Греции, Малой Азии, Палестине, возможно, даже Египту. Он породил гигантские волны-цунами, землетрясения и пеплопады, уничтожившие посевы и на много лет сделавшие почву бесплодной. Самый сильный урон был нанесен острову Крит. На берега его обрушились волны-цунами, поля покрыл слой пепла в несколько метров толщиной, а бурные ливни превращались в сели, смывая этот пепел с почвы. Видимо, именно катастрофическое извержение Санторина нанесло смертельный удар великой морской державе Крита и послужило главной причиной его гибели. Об этом грандиозном событии мы еще упомянем.

На острове Псира, расположенном в заливе Мерабелон, вдающемся в берега Крита, греческие археологи обнаружили погребения, относящиеся к эпохе минойского Крита, то есть ко II тысячелетию до н. э. Исследовать воды, омывающие Псиру, был приглашен Жак-Ив Кусто с его прославленным судном «Калипсо». Вначале была обнаружена керамика, относящаяся к различным эпохам, затем со дна подняли великолепную чашу. А потом археологи-подводники натолкнулись на настоящий обрыв из керамических изделий, который тянулся в длину на добрую сотню метров и на глубинах от 8 до 30 метров образовывал огромную наклонную стену, напоминающую очертаниями раковину гребешка. Сотни тысяч ваз, сосудов, кружек, чаш, кубков, амфор лежали на морском дне!

«Плавая взад и вперед вдоль огромной залежи, я замечаю, что десятки невысоких холмиков (они-то и придают всему комплексу вид раковины гребешка) похожи на следы коллективного кораблекрушения. Представьте себе стоящие на якоре суда — они жмутся друг к другу, как сардины в банке, и доверху нагружены сосудами с маслом, вином, пряностями, зерном. И вдруг все эти суда разом идут на дно. Под воздействием воды и морских животных дерево разложилось, а сцементировавшийся груз сохранил очертания корпусов, рассказывает Кусто. — Единственное объяснение, которое приходит на ум, катастрофическое наводнение: море сначала далеко отступает от береговой линии, и суда ложатся на обнажившееся дно, а затем воды возвращаются гигантской пенящейся волной, которая затопляет все и вся. Такого, рода явления у японцев называются цунами. Может быть, Псира и большая часть Крита стали жертвами наводнения такого масштаба? Все это требует проверки».

Чем больше исследовали акванавты «Калипсо» подводные окрестности Псиры, тем яснее вырисовывалась перед ними история великой природной катастрофы землетрясения и цунами. Обнаружены превосходно сохранившиеся стены под водой. На глубине 30–35 метров под небольшим слоем наносов оказываются тесаные блоки строительного камня. «Ни поднятие уровня моря, ни невероятное кораблекрушение не могут объяснить, почему они находятся так далеко в море, — замечает в этой связи Кусто. — Разбросанные на обширной территории камни, похоже, были с колоссальной силой выброшены в море из прибрежного города».

На острове Дня, находящемся в 12 километрах от берегов Крита, археологи-подводники обнаружили множество интересных находок минойского времени (более древнего, чем Греция и Микены) и загадочный силуэт подводной платформы, расположенной перпендикулярно к берегу. Возможно, что она ушла на дно после катастрофы на Санторине. Правда, остров Крит подвергался страшным землетрясениям не один раз. Например, в 1700 году до н. э. такое землетрясение разрушило многие дворцы на острове, включая резиденцию верховного владыки в городе Кносс, и в результате этих стихийных бедствий отдельные участки Крита могли уходить под воду.

Английские исследователи провели подводные раскопки порта Херсонес, находившегося на северном берегу Крита, а ныне поглощенного водами Эгейского моря. Порт был сооружен несколько тысяч лет назад минойцами, затем стал портом греков, а еще позднее — римлян. После сильного подводного землетрясения, произошедшего примерно 25 веков назад, одни районы Крита испытали поднятие, а другие — погружение. Порт Фаласарна оказался отрезанным от моря, а порт Херсонес затонул в его водах. Археологи-подводники тщательно изучили строение порта Херсонеса, его причалы и молы, оригинальные «садки» для рыбы — высеченные в скале бассейны, куда древние рыбаки складывали свой улов (бассейны имели специальные приспособления для стока и притока свежей воды).

На острове Эгина, лежащем в заливе Сароникос, отделяющем остров от Аттики, в 300 метрах от берега молено увидеть оборонительные стены, погребенные морем. Подобную картину можно наблюдать и возле берегов материковой Греции. Молы древнего порта Коринф ушли под воду на глубине почти три метра. Затопленные склепы и могилы обнаружены в районе знаменитого порта Афин — Пирея. Ушли под воду могучие, двухметровой толщины, защитные стены Гифиона, как и стены не менее древнего города Калидон на берегу Коринфского залива. Развалины базилики IV–V веков покоятся на берегу Эгионского залива в Кенхире.

Все это — результат повышения уровня моря или медленного опускания почвы. И не только на островах, но и в земле материковой Эллады обнаружены следы катастроф, в результате которых были поглощены морем целые города. В 1958 г. возле побережья Греции неподалеку от города Катаклон, было сделано неожиданное открытие: дно моря покрывали обломки колонн, скульптур, керамики. Когда-то в этом районе находился античный город Фея, и, судя по остаткам зданий, море поглотило его сразу, после сильного землетрясения. В Коринфском заливе, у берегов полуострова Пелопоннес, еще в 1950 году были обнаружены обломки каких-то античных сооружений, но поиски пришлось прервать «из-за большого слоя ила, находящегося в постоянном движении». Эти поиски продолжили в 1962 году французские аквалангисты, пытаясь найти руины античных городов Гелика и Бура (об их гибели, произошедшей в 373 году до н. э., сообщают такие античные авторы, как Страбон и Диодор Сицилийский).

В своей «Георгафии» Страбон ссылается на свидетельство Гераклида Понтийского, современника гибели Гелики. Согласно Гераклиду, «катастрофа произошла ночью, и, хотя город отстоял от моря на 12 стадий (то есть более чем на два километра), вся эта местность вместе с городом была покрыта волнами; и 2000 человек, посланные ахейцами, не могли подобрать трупов». Гелика была поглощена волнами. Город Бура, отстоявший от моря еще дальше, также был разрушен, видимо, гигантская приливная волна-цунами обрушилась и на него. Во всяком случае, в самом подробном сообщении о катастрофе 373 года до н. э., содержащемся в «Исторической библиотеке» Диодора Сицилийского, говорится о затоплении двух городов — как Гелики, так и Буры.

Вот как описывает Диодор в четвертой части «Исторической библиотеки» гибель Гелики и Буры. При архонте Астее, правившем, по нашему летосчислению, в 373 году до н. э. «в Пелопоннесе произошли грандиозные землетрясения и невероятные затопления земли и городов; такого бедствия с греческими городами прежде никогда не случалось… Разразилось бедствие ночью. Сила землетрясения была такова, что дома были сплошь разрушены, а люди как вследствие темноты, так и вследствие неожиданности и невероятности обстоятельств не имели возможности искать спасения. Большинство погибло под развалинами домов. Когда занялся день, немногие уцелевшие выбрались из домов полагая, что они избежали опасности, столкнулись с большим и более невероятным несчастием: море сильно разбушевалось, поднялась высокая волна и все они были затоплены, исчезнув вместе с отечеством. А случилось это бедствие с двумя городами Ахайи — Геликой и Бурой, из которых Гелика была самым значительным из всех городов Ахайи».

Об этой катастрофе в Ахайе говорит и Сенека в своих «Вопросах естествознания», и Аристотель в «Метеорологике», и его племянник Каллисфен, историограф и участник походов Александра Македонского. А великий георгаф античности Эратосфен специально приезжал на место катастрофы в Ахайю, чтобы осмотреть место происшествия и выслушать рассказы моряков. Поэт Овидий в своих «Метаморфозах» посвятил погибшим городам такие строки:

ЕСЛИ ГЕЛИКУ ИСКАТЬ И БУРУ, АХЕЙСКИЕ ГРАДЫ, — ТЫ ИХ НАЙДЕШЬ ПОД ВОДОЙ;

МОРЯКИ И СЕГОДНЯ ПОКАЖУТ МЕРТВЫЕ ТЕ ГОРОДА С ПОГРУЖЕННЫМИ В ВОДУ СТЕНАМИ.

Платону не было нужды что-либо слышать о вулканической активности Санторина. Балкана и Эгеида не так уж бедны стихийными бедствиями…

На дне Адриатического моря находятся свои «атлантиды» — затонувшие земли и города.

Именно землетрясение привело к тому, что на дно залива Брено, находящегося на том же восточном берегу Адриатического моря, что и Тиватский залив, ушла под воду большая часть античного города Эпидавр Иллирийский.

На месте Эпидавра Иллирийского, окончательно разрушенного варварскими племенами в VI веке, возник маленький городок Цавтат. И еще в 1876 году великий английский археолог Артур Эванс, в ту пору совсем еще молодой исследователь, совершавший поездку по Балканам, отметил, что возле Цавтата в Тихой «явно проступают стены римских зданий, погребенных на дне моря, вероятно, вследствие опускания суши». В 1947 году в бухте обнаружили развалины древней стены, уходившей под воду, а в ее нише — клад старинных монет. Но только в 60-х годах в водах бухты Тихой в заливе Брено начались подводно-археологические исследования. Работами руководил австралиец Тэд Фалькон Баркер.

На дне бухты были найдены амфоры, греческие и римские монеты, украшения, предметы быта и, главное, стены и фундаменты зданий. Под водой провели детальные обмеры этих сооружений, был составлен план затонувшей части города: его внешние стены простирались метров на 50 от берега и уходили на глубину до 15 метров. «Всего нам удалось найти одиннадцать стен. Кое-где они опирались на ложе из темно-серой глины, покрытое местами лишь тонким слоем песка, — рассказывает Фалькон Баркер в книге «1600 лет под водой». — Другая наша группа исследовала дно неподалеку от того места, где мы выкопали самую первую пробную траншею. Они тоже нашли три стены, которые как-будто бы составляли стены одного дома. Одна из них расположилась с востока на запад, зато две другие — с севера на юг. Чем больше расширялся район исследований, тем яснее становилось, что вся эта площадь была когда-то тесно застроена зданиями, которые начинались сразу же за городскими воротами».

На суше археологам уже давно были известны могучий акведук Эпидавра Иллирийского, кладбище эпохи древних римлян, руины амфитеатра, бань, мастерских и других зданий. Раскопки под водой показали, что основная территория города находится не в земле, а под водой. Удалось установить и дату катастрофы, в результате которой Эпидавр Иллирийский ушел на дно залива Брено. Анонимный средневековый летописец сообщает о чуде, совершенном святым Илларионом: «В этот год случилось во всем мире землетрясение, вскоре по скончании Юлия Апостаты. Море покинуло берега свои, словно господь наш бог снова наслал на землю потоп, и все повернуло вспять, к хаосу, который и был началом всех начал. И море выбросило на берег корабли и разметало их по скалам. Когда жители Эпидавра увидели это, то устрашились они силы волн и убоялись, что горы воды хлынут на берег и город будет ими разрушен. Так и случилось, и стали они взирать на то с великим страхом. Тогда вошли они в дом к старцу и привели его на берег, как делали всякий раз, когда начинали войну».

Старец Илларион «начертил три раза крест на песке и простер к морю руки, и застыли все, кто видел это, и в изумлении и в радости, ибо море остановилось у ног его, и стало бурлить, словно гневалось на берега свои, а потом медленно отступило и затихло. И тем прославился он в городе Эпидавре, и как и повсюду в этой стране, где идет слава его от отцов к детям, и живет этот рассказ меж людьми здесь».

Если отставить в сторону чудеса святого Иллариона, то речь идет о событиях вполне реальных. Юлий Апостата — лицо реальное, умер он в 363 году. А средневековые хроники говорят о том, что в 365 году — «вскоре по скончании Юлия Апостаты» — в Иллирии, Италии и Германии произошло сильнейшее землетрясение. Оно то и послужило причиной затопления Эпидавра Иллирийского.

На дно Адриатического моря города уходят не только из-за сильных землетрясений. Причиной их гибели может быть медленное, но неотвратимое понижение участка суши, На котором воздвигнут город. Мировая общественность бьет тревогу: каждый год «жемчужина Адриатики», один из красивейших городов мира — Венеция — погружается в воду. А кроме того, ей постоянно угрожают наводнения.

Если не принять срочных мер, Венеция может разделить участь других городов, ушедших на дно Венецианского залива, в первую очередь — своей предтечи, города Метамауко, наследницей традиций, архитектуры, торговли которого и стала «жемчужина Адриатики».

О Метамауко в пору наивысшего расцвета после краха Римской империи, сообщают хроники раннего средневековья. В его стенах искал убежища епископ

Падуанский, спасаясь со своей паствой от воинов «бича божия», Аттилы. Городом, как впоследствии и Венецией, правили дожи. И, как в Венецианской республике, здесь возникали интриги, распри, заговоры. Воспользовавшись этим, король франков Пипин Короткий захватывает Метамауко и учиняет городу-республике разгром, от которого тот уже не оправился. Жители города переселяются на остров Риальто: так начинается жизнь Венеции — «Нового Метамауко» — и кончается жизнь Метамауко, «Старой Венеции».

Море, неуклонно наступающее на берега Венецианского залива, постепенно поглощает городские строения, но еще в прошлом веке рыбаки в хорошую погоду могли видеть остатки затонувших зданий на дне лагуны. В поисках статуй и других ценностей под воду опускались ныряльщики, предметы со дна поднимали и сети рыбаков. Сейчас разграблению Метамауко положен конец, и затонувший город изучают археологи. Особый интерес представляет для них тот период истории средних веков, который называют «темным», — период между закатом античности и расцветом средневековой культуры.

На дне Венецианского залива, неподалеку от устья реки По, археологам посчастливилось найти руины еще двух городов, затопленных водой. Правда, от одного не осталось ничего, кроме остатков порта, — каменной стены, воздвигнутой в античную эпоху. Зато другим подводным городом оказался знаменитый город и порт Спина, построенный «учителями римлян» — этрусками. И если Метамауко по праву можно назвать «отцом Венеции», то город Спина — ее «дед»: здесь также существовала республиканская форма правления, как и в Венеции. Спину, за тысячу лет до рождения города дожей, называли «королевой Адриатики».

Этруски исчезли с лица земли, унеся загадку происхождения своей культуры и языка, не имеющего родства среди других языков мира. Во мраке веков исчез и город Спина. Страбон, живший около двух тысяч лет назад, писал о том, что Спина стала древней, но когда-то это был знаменитый город и, по свидетельству греков, именно жители Спины «покорили море». Однако, несмотря на то что поиски древней «королевы Адриатики» велись на протяжении нескольких веков, найти руины никому не удавалось. Многие ученые стали сомневаться в том, существовала ли Спина в действительности. Может быть, Плиний и Страбон, упоминавшие о Спине, просто-напросто поверили легендам, а на самом деле она была захолустным городком? И только в 1956 году итальянскому археологу Нерео Альфиери удалось разгадать загадку Спины оказалось, что город поглощен водами и илом дельты реки По.

Но даже грязная болотная жижа не смогла скрыть от подводной археологии погибший город. После открытия Спины начались раскопки, которые продолжаются и по сей день. Археологам приходится вести упорную борьбу с водой, которая просачивается в раскопы даже после осушения болот в долине реки По. Из воды и грязи извлечены многие тысячи ваз и горшков, красочно расписанных античными мастерами, изучен некрополь Спины.

На дне Венецианского залива скрывается еще один исчезнувший город Бибион, где, как утверждают летописцы, спрятан клад Аттилы. Под предводительством «бича божия» полчища гуннов ограбили многие города Центральной и Западной Европы. Незадолго до своей смерти Аттила велел закопать награбленную добычу в Бибионе, своей резиденции на берегу Адриатики. Приказ вождя гуннов был исполнен, а затем, гласят легенды, волны поглотили город, и он оказался на дне морском.

Профессор Фонтани, итальянский археолог, занялся настоящим «сыском» пропавшего города, проследив путь Аттилы от Равенны к берегам Адриатики. Там, где этот путь делает изгиб на север у берегов Венецианского залива, дорога обрывалась. А возле устья реки Тальяменто она уходила прямо в лагуну. Видимо, тут и надо было вести поиск Бибиона.

Фонтани заметил, что дома рыбаков, живущих в окрестностях Тальяменто, построены из камней, поднятых со дна лагуны. Находили рыбаки на дне и старинные монеты. Изучив их, Фонтани обнаружил, что монеты эти отчеканены в середине V века, в эпоху нашествия гуннов. Поиск под водой привел к успеху: в километре от устья Тальяменто на песчаном дне были найдены лестницы и стены башен, здания, погребальные урны, домашняя утварь, монеты. Затонувшая крепость, несомненно, была легендарным Бибионом. Правда, отыскать клад Аттилы пока не удалось — или, может быть, он просто является выдумкой?

Поиск «атлантид Адриатики» далеко еще не завершен.

Там, где Адриатику отделяет от Ионического моря «шпора» на «сапоге» Апеннинского полуострова, плещутся воды залива Таранто, на дне которого находится одно из «кладбищ кораблей» Средиземноморья. В 1962 году, проводя аэрофотосъемку этого обширного залива, на дне его обнаружили геометрически правильные очертания каких-то объектов — вероятнее всего, затонувшего города. По мнению ряда ученых, это — Сибарис, родина «сибаритов», прославившихся своей роскошью и богатством. По словам античных авторов, Сибарис был самым богатым городом из городов, построенных греками у себя на родине и за морем. Сибариты одевались в шелка, украшали себя золотом и пили вино, «как воду», пользуясь специальными «винопроводами», тянувшимися из виноделен прямо в дома. Чтобы не тревожить покоя обитателей, в Сибарисе запретили шумные ремесла, запрещалось также держать — во избежание шума петухов. Именно здесь были изобретены… ночной горшок и система патентов на кулинарные рецепты. А само слово «сибарит» стало в наши дни синонимом изнеженности и чрезмерной роскоши.

Легенды утверждают, что Сибарис, основанный греческими колонистами, затопили воды реки, которую перекрыли противники сибаритов. Видимо, легендарный Сибарис — это подводный город в заливе Таранто. Однако не исключено, что на дне моря находится не Сибарис, а другой античный город.

Ибо на побережье залива Таранто не без участия специалиста в области наук о Земле, американского гидролога и геолога Д. Р. Рейкса, найдены руины города, также претендующего на право называться Сибарисом. Около двух с половиной тысяч лет назад в этом районе произошло опускание почвы. Береговая часть равнины опустилась на три метра, но город не ушел под воду, а был занесен песками и наносами. В наши дни он оказался на четыре-пять метров ниже уровня моря.

Итак, процессы вертикальных и горизонтальных земных подвижек растягиваются на тысячи и миллионы лет. Дрейф материковых плит сопровождается землетрясениями, которые, в свою очередь, ведут к опусканию участков суши на берегах Адриатики, — и в результате под водой могут оказаться города, вроде Эпидавра Иллирийского. И, таким образом, гибель «адриатических атлантид» происходит не только в результате повышения уровня Мирового океана или из-за медленного погружения земной коры, но и из-за подвижек, которые рано или поздно приведут к тому, что Адриатическое море перестанет существовать.

Опускания суши (вместе со строениями, находящимися на ней), так же как и поднятия ее, происходят в различных местах побережья Атлантики: во Франции, на побережье Северного моря, на атлантическом побережье США и Канады. А в низменной Голландии это настоящее бедствие. Жителям побережья приходится возводить грандиозные плотины, защищая свои земли от нашествия воды.

Земная кора может опускаться или подниматься. Мировой же океан вот уже несколько тысячелетий повышает свой уровень за счет тающих льдов, из года в год ведя наступление на земную твердь. Ученые подсчитали, что за 10–12 тысяч лет, истекших со времени окончания последнего ледникового периода, уровень Мирового океана поднялся на несколько десятков метров. Следовательно, значительная часть прибрежной полосы морей и океанов, обозначенной на картах бледно-голубым цветом (глубины от 0 до 200 метров, то есть область шельфа), прежде могла быть сушей!

Море наступает на сушу. Города оказываются под водой, города тонут в море.

На побережье Неополитанского залива около 2000 лет назад находился самый прославленный курорт античности — Байи. Здесь отдыхали, лечились и, главное, развлекались римские патриции и толстосумы. Древний курорт уже давно стал объектом археологических раскопок, обнаруживших монументальные руины этой «Ниццы античности». И здесь, вплоть до глубины 10 метров, археологи обнаружили характерные для римской архитектуры здания, сложенные из плоских, тщательно обожженных кирпичей, намертво схваченных известковым раствором.

Руины некоторых древних поселений на солнечном побережье Прованса находились на гораздо меньшей глубине — от одного до трех-четырех, иногда пяти метров. Города «по пояс в воде», которые частично ушли под воду, а частично остались на суше, найдены не только на юге Франции или средиземноморском побережье Ливии (кроме знаменитой Аполлонии археологи-подводники нашли здесь подводное продолжение древних портов

Птолемаиду и Тауфиру). Еще больше таких полузатопленных городов на побережье Греции. Молы древнего порта Коринф ушли под воду на глубину почти 3 метров. В районе другого античного порта, Пирен, найдены затопленные склепы и могилы. Ушли под воду могучие, двухметровой толщины, защитные стены древнего Гифиона, как и стены не менее древнего города Калидон на берегу Коринфского залива.

Сходная картина наблюдается и в районе Эгейского архипелага. Под водой оказались древние погребения на острове Милос, почти двухметровым слоем воды укрыты склепы, выбитые в скале на южной оконечности острова Крит. В 200 метрах от берега острова Эгина можно увидеть оборонительные стены, погребенные морем. Древние сооружения поглощены водами Адриатического моря, омывающего берега Италии и югославской Далмации. Например, на глубину 2,5 метра погрузились причальные стенки Остии, древнеримского порта.

«Цезарея» — так, в честь римского императора, был назван город на побережье Палестины, ставший столицей царства Иудейского и резиденцией римского наместника. Цезарея была не только столичным городом, но и портом. Но если городские здания кое-где сохранились и по сей день, то портовые сооружения поглотило Средиземное море. В гавани Цезареи могло размещаться до сотни судов, ее порт соперничал даже с самим Пиреем, морскими воротами Эллады. Неудивительно, что археологи, проведя раскопки Цезареи на суше, обратили внимание и на части Цезареи, ушедшие на дно. В 1957 году здесь провела исследования американская экспедиция, оснащенная не только аквалангами, водолазным снаряжением и компрессорами, — в ее распоряжении находилась яхта «Си Дайвер» («Морской Ныряльщик»), оборудованная для подводных археологических работ.

Американцы составили подробную карту затонувшего порта, обнаружили на дне моря каменные стены и колонны. Венцом изысканий была находка колоссальной статуи — очевидно, когда-то она возвышалась у входа в гавань. И все-таки это открытие кажется незначительным по сравнению с тем, что четыре года спустя сделали итальянские археологи-подводники, работавшие вместе с учеными Израиля. Им удалось обнаружить руины древней библиотеки и, самое главное, постамент памятника, на котором можно было прочитать остаток надписи: «…tius Pilatus». Нетрудно догадаться, что это имя римского наместника в Иудее Понтия Пилата — ведь резиденция его находилась именно в городе Цезарея!

Еще один средневековый город Европы, город Юмна, созданный поморскими славянами (территория славянского Поморья охватывала нынешнюю Померанию и даже часть Ютландского полуострова). Попытки найти Юмну на суше к успеху не привели, и большинство специалистов склоняется к мысли о том, что искать славянский порт надо на дне Балтики, там, где море частично затопило остров Узедом и побережье реки Одры. Про «Урбе Венето-рум», т. е. «город венетов», сообщает один из крупнейших хронистов средневековья Адам Бременский в 1714 году. Этот добросовестный летописец говорит о Юмне как о крупнейшем городе Европы. На рейде порта стояли славянские, саксонские, скандинавские и даже византийские (греческие) корабли, а при входе в гавань, впервые на севере Европы были установлены маяки, чтобы облегчать судоходство в ночное время.

Вероятно, именно этот славянский порт послужил прообразом Винеты, легендарного города, погибшего в морских водах. Предания говорят, что Винету погубила внезапная катастрофа: сильные ветры с моря нагнали мощные волны, которые затопили город. Действительно, на Балтике подобные явления, именуемые «штормфлюте», или штормовой нагон, довольно-таки частое явление (достаточно вспомнить петербургские наводнения, связанные со «штормфлюте»). Так что история гибели Винеты, вернее, славянского порта Юмны, вполне достоверна с точки зрения океанологии. Однако долгое время историки полагали, что Винета — это не Юмна, а современный польский город Волин, в средние века известный под именем Юлин. И лишь новейшие исследования убедительно доказали, что Юлин не имеет никакого отношения к легендарной Венете. При раскопках этого города не было найдено ни следов древней гавани, ни каких-либо свидетельств торговли с заморскими странами, которой был славен город Юмна. Юмна погибла в конце XI или XII века. Между тем Юлин вплоть до 1188 года был резиденцией епископа Померании, да и ныне этот город жив под именем Волин.

Саги, повествующие о деяниях викингов, говорят еще об одном знаменитом городе — Йоме, или Йомсборге. Этот город был основан викингами в устье Одры и был для них тем лее, что для запорожских казаков их Сечь: добытые в походах ценности делились здесь поровну, ни женщины, ни дети, ни старики сюда не допускались. Затем Йомсборг попал в подчинение вендам, или венетам, — одному из славянских племен, населявших в средние века берега Балтики вплоть до полуострова Ютландия.

«Когда же Магнус узнал эти новости, он собрал в Дании много боевых кораблей и летом отплыл в Страну Вендов вместе со всем своим войском, и то была огромная рать, — повествует «Сага о Магнусе Добром», правителе Норвегии. — Когда Магнус конунг прибыл в Страну Вендов, он направился к Йомсборгу и захватил его, перебил множество народа, пожег крепость и все вокруг, подвергая разграблению. Так говорил Арнор Скальд Ярдов:

Ты огнем прошел по землям, Князь.

Не ждал спасенья жалкий Люд.

За Йомом взвились клубы

Дыма к небу, войнолюбец.

Нехристи тряслись от страха,

Не хранили их и стены

Крепостные. Ты им жару

Задал всем, гроза народов».

Отыскать Йомсборг викингов и вендов до сих пор не удается. Возможно, что его руины скрыты водами Балтики.

О том, что легендарные города викингов действительно существовали, и о том, что следы их, вероятнее всего, надо искать под водой, говорят раскопки Хедебю на полуострове Ютландия. Этот полуостров и прилегающие острова отделяют Балтийское море от Северного, и Хедебю тысячу лет назад выполнял ту роль, которая ныне возложена на Кильский канал, — он был центром, где перекрещивались судоходные пути Балтики и Северного моря. Еще в конце прошлого столетия историк Софус Мюллер предположил, что в средние века, когда Кильского канала, естественно, еще не было, связь Балтики и Северного моря осуществлялась следующим образом: из Балтики корабли шли по реке Шлей до озера Везен-Hop, оттуда по сухопутному «волоку» длиной в 17–18 километров они перетаскивались в реку Троне, и по ней суда уже могли свободно плыть в Северное море. У впадения реки Шлей в озеро Везен-Hop находился «город язычников», Хедебю, неоднократно упоминавшийся в старинных сагах и являвшийся крупнейшим портом Северной Европы, «средневековым Гамбургом». В XX веке начались раскопки города викингов, которые блестяще подтвердили предположение С. Мюллера: на территории современной провинции Германии Шлезвиг-Гольштейн был открыт большой город, обнесенный мощной, высотой более 10 метров, оборонительной стеной. А затем раскопки продолжились под водой.

Поиски начались с измерений простым лотом, потом его сменили эхолот и специально сконструированный «глубоководный телескоп» — железная труба длиной около трех метров, позволявший создавать искусственное освещение грунта. Со дна подняли черепки посуды, кости животных и людей, наконечники копий и монеты, свинцовые слитки и осколки глиняных чаш, из которых пили викинги. Саги говорят, что Хедебю взял штурмом и сжег норвежский конунг Харальд Суровый. Действительно, сначала на суше, а потом под водой были найдены следы пожара. На дне озера обнаружили скелет человека с пробитым под глазницей черепом — видимо, останки одного из участников битвы за Хедебю.

Под водой археологи обнаружили множество стоящих близко друг к другу свай, забитых в грунт: очевидно, это было портовое укрепление, тем более, что неподалеку, также под водой, нашли остатки затонувшего корабля викингов, который погиб во время штурма Хедебю, о чем свидетельствуют следы пожара на судне.

«Город Хедебю, который на протяжении почти трех столетий (с VIII до XI) был европейским Шанхаем и чуть ли не самой значительной торговой столицей Северной Европы, еще откроет свои тайны и удивит своих исследователей», писали немецие журналисты Г. Линде и Э. Бретшнейдер в книге «Из глубины веков и вод», опубликованной в 1964 году. Действительно, уже к концу 1979 года в Хедебю под водой было обнаружено около 2 500 000 находок. Чтобы сохранить их, канаты и кожаные изделия замораживали до температуры минус 40 градусов, предметы из кости и рога помещали в вакуум, дерево консервировали в водяной ванне. А после реставрации и обработки выставили в музее Хедебю, украшением которого стал поднятый со дна корабль викингов.

Кельтские предания говорят о столице короля Артура — Авалоне, который погрузился на дно морское. Другая легенда кельтов повествует о городе Леонесс, построенном на одноименном острове. Находился он на крайнем юго-западе Англии, между полуостровом Корнуэлл и островками Силли. Город поглотили волны, и только одному человеку удалось спастись, добравшись до берега на лошади. С этой легендой перекликается предание бретонцев, народа, родственного кельтскому населению острова Великобритания (шотландцам, валлийцам, ирландцам), но живущего «напротив» — на полуострове Бретань. Предание говорит об острове Ис, где находилась столица короля по имени Граллон. Море угрожало городу и острову, и по приказу Граллона был воздвигнут высокий вал и сооружены шлюзы. В одну несчастливую ночь, когда бушевал шторм, ворота шлюза были по ошибке открыты, город пошел ко дну, и спастись удалось лишь праведному королю Граллону, сумевшему выбраться на материк на лошади.

По всей вероятности, легенды об Исе и Лионессе, а возможно, и об Авалоне короля Артура, отразили одно и то же событие: катастрофическую гибель города в волнах моря. Но возможно ли столь быстрое опускание суши, вместе с людьми, ее населяющими? Пусть Мировой океан наступает на берега, пусть происходит опускание земной поверхности — но ведь это в течение многих столетий, счет идет на какие-то сантиметры и миллиметры в год. Не является ли гибель Винеты и других городов, происходящая внезапно, и в очень короткий срок, плодом воображения? И наука о Земле, и наука об океане, и науки о человеке отвечают: нет!

В течение нескольких тысяч лет ведет Северное море наступление на берега Нидерландов: уровень океана повышается, а земная кора испытывает здесь постепенное опускание. Уже в глубокой древности люди начали сражение с водой, возводя плотины, дамбы, молы, шлюзы. Отвоеванные у моря земли постоянно находятся под угрозой затопления: стоит только пробить брешь в плотине, и хлынувшая вода покроет поля, деревни и города. Такие катастрофы не раз случались в истории Голландии. Особенно пострадала страна в XIII XIV веках, когда море отторгло от ее территории большой участок суши, превратившийся в дно залива Зюйдер-Зее, и сделало островами части материка. При этом на дно ушли тысячи деревень и город Рунгольд, один из крупнейших портов Северного моря. Рунгольт погиб в один день — 13 января 1362 года. Еще раньше, в 865 году, затонул не менее известный порт средневековья находившийся в устье Рейна, — Дорестад, вместе с окружавшими его деревнями и поселками. Виновником гибели был страшный шторм, обрушивший страшные волны на низменность, где стоял Дорестад. В середине XIII века, прорвав плотину, воды Северного моря погребли города Налеге, Энс и ряд других. В XVI веке наводнение затопило большую часть Голландии, в том числе Амстердам и Роттердам. Подводными городами они, как известно, не стали, но широкая долоса суши превратилась в морское дно. Катастрофа обошлась Голландии в миллионы гульденов; погибло 400 тысяч человек. Уже на нашей памяти, в ночь на 1 февраля 1953 года, шторм разрушил плотины и дамбы, и девятиметровая стена воды обрушилась на страну, проникнув вглубь суши на 60 километров. Вновь были сметены сотни деревень, затоплен Роттердам и ряд других городов.

Голландия, отвоеванная у моря трудом человека, — явление, конечно, уникальное. Но море может внезапно вторгаться не только на территории, лежащие ниже его уровня, «потоп» угрожает городам не только в результате наводнения, но и в результате другого, еще более страшного бедствия землетрясения.

1 ноября 1755 года столица Португалии — Лиссабон — праздновала День Всех Святых. Внезапно жители города ощутили колебания почвы; их сменили толчки, сначала частые, потом более редкие, но гораздо более мощные. Почва заколебалась, и стали рушиться, поднимая клубы пыли, церкви, дворцы, многоэтажные дома. В Лиссабоне не осталось ни одного целого здания из двадцати тысяч, даже городские площади были покрыты обломками обрушившихся домов. Уцелевшие лиссабонцы устремились к причалу на набережной построенный не так давно, он выдержал землетрясение и казался надежным убежищем.

Через двадцать минут после первого натиска начался второй. На этот раз причал не устоял — стал оседать и ушел под воду. Люди, находившиеся на нем бесследно исчезли, спастись не удалось никому. Вслед за этим бурлящая стена воды высотой в несколько метров обрушилась на то, что сталось от Лиссабона, сметая все на своем пути. Со старым Лиссабоном было покончено — на его руинах вырос новый город. Лиссабонское землетрясение, поглотив причал, подняло со дна моря скалу, изменились очертания всего португальского побережья. Гигантские волны, поднятые сотрясением Земли, к полудню 1 ноября достигли берегов Англии, а к вечеру того же страшного дня пересекли Атлантику и обрушились на Вест-Индские острова.

Впрочем, впоследствии жителей Вест-Индии постигла катастрофа, не менее ужасная, чем Лиссабонское землетрясение. И если в Лиссабоне вода лишь поглотила причал, то здесь в бездну погрузился целый город — столица Ямайки Порт-Ройял.

Этот центр английской торговли в Новом Свете и прибежище авантюристов и пиратов всех мастей располагался на узкой песчаной косе неподалеку от города Кингстон, столицы современной Ямайки. Генри Морган, капитан Кидд и другие «маститые» пираты были тесно связаны с Порт-Ройялом. Морган даже был назначен английскими властями губернатором Ямайки. Недаром во всем мире Порт-Ройял пользовался печальной славой самого безнравственного и жестокого города, «пиратского Вавилона».

Губернатор-пират Генри Морган умер в 1688 году. А через четыре года после его смерти, 7 июня 1692 года, на столицу Ямайки обрушилась неожиданная катастрофа. Город затрясли подземные толчки. С моря надвигалась огромная волна. Зияющие трещины разверзались под ногами людей и поглощали их. Всего лишь несколько минут — и «пиратский Вавилон» исчез в волнах.

Погружение Порт-Ройяла в пучину происходило быстро, но плавно. В тихую погоду молено различить сквозь неглубокую воду развалины зданий, а порой и почти нетронутые строения.

Снова перенесемся в восточное полушарие и узнаем о тайнах знаменитых «Оловянных островов» и «Янтарного острова».

Во время земляных работ в гавани балтийского порта Росток нашли древнее захоронение и поселение эпохи неолита. Возможно, на шельфе Балтики, следует искать и следы легендарного Янтарного острова — вслед за Винетой, Юмной, Йомсборгом.

В древних странах Средиземноморья изделия из янтаря высоко ценились. Привозился он издалека, с берегов далеких северных стран — с побережья Балтики и южного берега Северного моря, от устья Невы до устья Эльбы.

«Остров Янтаря», говорят античные источники, находился в одном дне пути от реки Эридан. Но рекой этой могла быть и Нева, и Эльба, и Рейн, и Висла; некоторые же древние географы считали, что она течет в мифической стране гипербореев, а иные отождествляли ее то с рекой По, то с рекой Роной. Диодор Сицилийский, живший в I веке до н. э., помещал Янтарный остров «непосредственно к северу от Скифии за Галлией в океане»: волны «выбрасывают на него в большом количестве так называемый янтарь, который на земле больше нигде не встречается… Янтарь на этом острове собирают, и жители доставляют его на противолежащий материк, откуда его привозят в наши края».

Где же находился этот остров? С ним отождествляли немецкий остров Гельголад, шведский остров Борнхольм, эстонский остров Саарема и многие другие острова Балтийского и Северного морей. Но либо на этих островах не было янтаря, либо они лежат на большом расстоянии от устья полноводной реки античного Эридана или нынешних Невы, Вислы, Рейна, Эльбы. Многие исследователи полагают, что, говоря о Янтарном острове, античные авторы имели в виду просто-напросто славящиеся своим янтарем берега Балтики. Однако, те же авторы говорят именно об острове, к тому же подверженном действию приливно-отливных явлений, которые в Балтике не наблюдаются. Вероятнее всего, под рекой Эридан древние географы подразумевали Эльбу, устье которой по ширине сходно с морским заливом. Один из величайших путешественников древности Пифей, живший в IV веке до н. э., говорит, что Янтарный остров лежит в одном дне плавания на паруснике от отмели моря, «называемого Метуонис»: на этот остров волны выбрасывают янтарь, который «жители применяют в качестве топлива вместо дров и продают соседним им тевтонам». Устье Эльбы, имеющее обширную отмель, вполне могло быть названо «морем Метуонис». Немецкий исследователь Беккерс пишет в этой связи: «Несомненно, что в IV веке до н. э. на германском побережье Северного моря был только один залив, и это могло быть только устье Эльбы. Геологическими данными установлено, чтомежду гольштинской и ганноверской песчаными возвышенностями вплоть до района Лауэнбурга, где в это время Эльба впадала в море, некогда простирался 18-мильный морской залив, который исчез лишь в XIII в.». Современное устье Эльбы достигает 15 километров в ширину, а в нижнем течении реки имеются богатые месторождения янтаря, правда смешанного с бурым углем (после второй мировой войны одна из немецких фабрик даже топила свои котлы смесью бурого угля и янтаря!).

Если взглянуть на современную карту, то единственным островом, который мог бы находиться в одном дне плавания от устья Эльбы, является Гельголанд, небольшой клочок земли, окруженный обширной отмелью, едва погруженной под поверхность воды. В эпоху средневековья и в Новое время Гельголанд разрушался волнами и опустился ниже уровня моря: его площадь в XI столетии приближалась к сотне квадратных километров, сейчас равна 0,6 квадратных километров. Вблизи Гельголанда немецкому исследователю Юргену Шпануту удалось обнаружить руины древних сооружений, которые он объявил остатками платоновской Атлантиды. Но, может быть, это остатки «янтарной атлантиды»?

Однако Гельголанд, ни древний, ни современный, не мог быть крупным источником янтаря, ибо, по словам геологов, янтарь связан с отложениями третичного периода, которых на Гельголанде нет и никогда не было: В старинных документах упоминается остров Зюдштранд — «Южнобережный». Но еще в начале XIII столетия он находился рядом с материком, а за полторы тысячи лет до этого был, конечно, соединен с сушей, так как район устья Эльбы да и вообще южный берег Северного моря в течение последних двух тысячелетий опускаются. Пифей же говорит о целом дне плавания к Янтарному острову. Вот почему многие исследователи, в том числе крупнейший авторитет в историко-географических исследованиях профессор Рихард Хенинг полагают, что ни Гельголанд, ни Зюдштранд нельзя отождествлять с Янтарным островом античных авторов. Остров этот ныне погребен на дне Северного моря. Хеннинг считает, что он был расположен между Гельголандом и Зюдштрандом. «Современная наука не знает для него никакого названия, — пишет Хеннинг в своем капитальном труде «Неведомые земли». — Поэтому целесообразно оставить за островом его древнее имя Абалус… Эту локализацию древнего острова янтаря следует считать пока самой достоверной и надежной».

Янтарный остров античные авторы именовали по-разному: Абалус, Абальция, Базилия, Баунония, Глесария. Последнее название можно перевести как «один из янтарных островов»: это не имя собственное, а эпитет, ибо древние германцы называли янтарь словом «глее». Баунония означает «Бобовый остров», то есть остров, имеющий форму боба; Базалия — «Царский», то есть независимый, управляемый собственным царем. Слово «Абалус» и производное от него «Абальция» имеют, скорее всего, кельтское происхождение. Возможно с ним связана и легенда об острове Авалон, на котором находился король Артур и который исчез в море. Об этом мы упоминали.

Кельтские предания повествуют и о других затонувших островах: острове Ис и острове Лионесс. Последний находился между оконечностью полуострова Корнуолл и островками Силли, лежащими к юго-западу от полуострова. На Лионессе был большой город, затонувший во время катастрофы: спастись удалось только одному человеку. Возможно, что в этой легенде есть рациональное зерно. Прибрежные участки в этом районе уничтожаются мощным действием волн прибоя. Только за историческое время юго-западная оконечность Англии, полуостров Корнуолл, потеряла около 600 кубических километров суши. Вода поглотила древние оловянные копи Корнуолла. Средневековые источники говорят о городе Данвиче, существовавшем более тысячи лет назад. В документах XI века есть отметка о том, что ряд земель, принадлежащих этому городу, облагаться налогами не может, так как их поглотило море. Более поздние манускрипты говорят о том, что вода затопляла монастырь Данвича, старую гавань, церкви, дорогу, ратушу и поглотила разом 400 зданий. К XVI столетию от города осталось меньше одной четверти. Морским дном стал лес, росший в двух километрах от Давича, и за несколько веков старинный гот род превратился в крохотную деревушку. Да и во многих других местах у побережья юго-западной Англии находят остатки затопленных лесов, поселений, скелетов людей.

Мели Гудвина, возле пролива Па-де-Кале, отделяющего Англию от материка, за последние два века унесли 50 тысяч человеческих жизней, поглотили сотни судов, общая стоимость которых превышает полмиллиарда долларов. Тысячу лет назад на их месте был населенный остров Ломеа. Легенды говорят, что остров поглотил потоп. Правитель острова, граф Гудвин, вызвал гнев божий, и воды потопа поглотили и грешного графа, и его замок, да и весь остров. Есть и другая, более правдоподобная версия гибели острова Ломеа: ему давно угрожали неустанно подмывающие берега морские воды. Однако вместо дамбы, на строительство которой прихожане собрали много денег, возведена была колокольня в городе Гастингс, которому принадлежал остров… и Ломеа был поглощен морем. Чарлз Лайель, один из создателей современной геологии, не только привел доказательства в пользу второй версии, но и установил точную дату гибели острова — 1099 год.

К югу от легендарных островов и вполне реального затонувшего побережья юго-западной Англии находились когда-то знаменитые Касситериды — Оловянные острова, о которых сообщают многие античные географы и которые столь безуспешно отыскивают на современной географической карте наших дней. И вполне возможно, что на шельфе Северного моря, кроме Янтарного острова, Авалона, Пса, Лионесса и Ломеа, археологам-подводникам предстоит еще найти загадочные Касситериды.

«Мидакрит первым привез олово с Касситерид», — читаем мы у Плиния. Историки предполагают, что имя Мидакрит — переделка финикийского слова Мелькарт, и Плиний сообщает лишь о том, что Оловянных островов первыми удалось достичь финикийским мореплавателям. В «Географии» Страбона мы находим подробное описание Касситерид, составленное со слов римского правителя Испании Публия Красса, посетившего их в 95–93 годах до н. э. «Касситеридских островов десять, — пишет Страбон, — они лежат поблизости друг от друга в открытом море к северу от гавани артабров. Один из них пустынный, на остальных же обитают люди, которые носят черные плащи, ходят в хитонах длиной до пят, опоясывают груди, гуляют с палками, подобно богиням мщения в трагедиях. Они ведут кочевой образ жизни, по большей части питаясь от своих стад. У них есть оловянные и свинцовые рудники; эти металлы и шкуры скота они отдают морским торговцам в обмен на глиняную посуду, соль и изделия из меди. В прежние времена только одни финикияне вели эту торговлю… тем не менее римляне после неоднократных попыток открыли этот морской путь. После того как Публий Красе переправился к ним и увидел, что металлы добываются на небольшой глубине и люди там мирные, он тотчас сообщил сведения всем, кто желал вести с ними торговлю за морем, хотя это море шире того моря, которое отделяет Британию от материка».

Таким образом, кроме двух «Эльдорадо олова» — Испании и Британии, древний мир имел еще и третий центр — Касситериды. По мнению профессора Хеннига, этого третьего центра не существовало, ибо Касситериды — не что иное, как название Британских островов вместе с островом Уэсан, лежащим у побережья французского полуострова Бретань. Другие исследователи (и в столь же категоричной форме) утверждают, что приведенное нами сообщение Страбона «имеет в виду реально не что иное, как открытие и захват Крассом оловянных рудников, находившихся где-то на крайнем северо-западе Испании». Третьи говорят, что подлинными Касситеридами были небольшие острова, лежащие неподалеку от испанского, берега, между устьем реки Миньо и мысом Финистерре. Четвертые считают, что Касситериды — это островки Силли возле юго-западной оконечности Англии. Пятые переносят Касситериды далеко на запад, в открытый океан, отождествляя их с Азорским архипелагом. Наконец, есть точка зрения, согласно которой «мы имеем дело всего лишь с легендами о крупных месторождениях олова в Западной Европе, откуда оно через многочисленных посредников попадало в Восточное Средиземноморье. При этом у торговых посредников были все основания окутывать туманом местонахождение той страны, из которой вывозилось олово».

Однако, на Азорских островах никогда не было олова, и этот «адрес» Касситерид явно ошибочен. Не подходят и «адреса» Силли возле Британии и островков возле берега Испании. И сама Испания, огромный полуостров, не отвечает описанию десяти островов, так лее как и Британские острова, ибо тот же Страбон прямо указывает в своей «Географии», что по ту сторону Столпов Геракла, то есть Гибралтарского пролива, лежат «Гадиры, Касситериды и Британские острова», и дает подробное описание Британии отдельно от рассказа о Касситеридах.

«Римляне приобретали олово в северно-западной части Испании. «Оловянные острова», фигурирующие в их описаниях, находятся за этой частью Испании и отличаются некоторыми любопытными особенностями, которые не позволяют смешивать их с Британией, — пишет профессор Дж. Томпсон в своей «Истории древней географии». — Ни одна из действительно существующих групп островов не соответствует этим описаниям»… Не означает ли это, что загадочные Касситериды находятся там же, где и Янтарный остров, — на дне морском? На Оловянных островах побывал Пифей, так же как и на Янтарном острове, так что сомневаться в их реальности не приходится. Плиний и Птолемей, два известнейших ученых античности, говорят, что Касситериды находились примерно в 100 километрах к западу от северо-западной оконечности Пиренейского полуострова. Ныне в этом районе никаких островов нет, зато исследования на дне обнаружили здесь мелководные банки.

В 1958 году экспедиция на океанографическом судне «Дискавери-2», изучая рельеф Галисийской банки, расположенной у северо-западной оконечности Испании, открыла плоскую подводную вершину на глубине около 400 саженей. Банка могла быть большим блоком суши, опустившимся на несколько сотен метров в результате сбросов, подобных тем, что создали рифтовые долины в Восточной Африке. «Опускание, конечно, могло происходить и в историческое время, пишет английский океанолог Г. Гэскелл. — Однако превосходные фотографии дна океана в этом месте не обнаруживают каких-либо следов человеческой деятельности, а во взятых образцах нет ни строительного камня, ни обломков древней глиняной посуды». Французские исследователи С. Ютен и Ле-Дануа полагают, что Касситериды могли находиться вблизи банок Большая и Малая Соль, расположенных к югу от Ирландии и к западу от мыса Финистерре, где-то между 48 и 49 градусами северной широты и между 8 и 10 градусами западной долготы, с глубинами залегания первой — около 65 метров и второй — всего лишь около 20 метров. Касситериды могли находиться и не в Атлантике, а в проливе Ла-Манш и даже в Северном море. Ибо это море представляет собой сплошной шельф.

<p><emphasis>Глава 10</emphasis> <p><strong>ТАЙНЫ АРКТИКИ</strong>

С высокого мыса Флигеля, самой северной точки Земли Франца-Иосифа, австрийский полярник Юлиус Пайер увидел 11 апреля 1875 года голубые горы острова, который он назвал «Землей Петермана, в честь великого географа, моего друга и учителя». На северо-запад от острова Рудольфа Пайер нанес на карту контуры еще одного острова — Земли Короля Оскара. Однако никому после Пайера не удалось обнаружить ни Земли Петермана, ни Земли Короля Оскара. Такая же участь постигла и Землю эскимоса Такупука, которую он видел к северо-западу от побережья Аляски, Землю Бредли и Землю Крекера, обозначавшихся на картах к северу от островов Канадского Арктического архипелага, остров Крестьянка в районе острова Врангеля, Землю Джиллиса «большой остров к северу от Шпицбергена, белеющий вдали, как волшебные замки северной саги». Вероятнее всего, это были миражи, а не реальные острова в океане. Однако сообщения о Земле Андреева и Земле Санникова никак нельзя считать обманом зрения и плодом миража.

В 1763 году для проверки сведений об островах, лежащих к северу от устья Колымы, покрытых множеством медвежьих следов, с крепостью, «заведенной незнаемыми людьми», был направлен сержант Степан Андреев. Он достиг островов, впоследствии названных Медвежьими. Хотя они были необитаемы, повсюду Андреев встречал следы, оставленные людьми: вкопанные в землю юрты, развалившиеся землянки и даже крепость, сделанную «превеликим трудом… токмо строена не русскими людьми, а другими, но какими, о том знать не можно». На самом восточном из Медвежьих островов Андреев и его спутники «всходили и на верх горы и смотрели во все стороны. В полуденную сторону виден голоменит камень, который по рассуждению нашему, тот Колымский камень, а влево, в восточной стороне, едва чуть видеть, синь синеет, или назвать какая чернь: что такое, земля или море, о том в подлиннике обстоятельно донести не умею».

На следующий год Андреев с пятью казаками вновь направился на Медвежьи острова и, взойдя на вершину горы Четырехстолбового острова, увидел в ясный солнечный день ту же «синь», или «чернь», и он и его люди «дались на усмотренное место». На шестые сутки санного пробега по замерзшему морю был замечен «остров весьма немал. Гор и стоячего лесу на нем не видно, низменной, одним концом на восток, а другим — на запад, а в длину так, например, быть имеет верст семьдесят». Андреев со спутниками направились к «западному изголовью» острова, однако, «не доезжая того верст за 20, наехали на свежие следы превосходного числа на оленях и на санях неизвестных народов и, будучи малолюдны, возвратились в Колыму».

По отчету Андреева подполковник Ф. X. Плениснир, решивший выяснить вопрос о большом острове, тянущемся от устья Енисея до устья Колымы, составил карту. Там были показаны Медвежьи острова. Земля Андреева к востоку от них, фантастические очертания «американской матерой со стоячим лесом земли» и земля Китиген (или Тикиген), на которой живут «оленные люди хрохай», как информировал Плениснира чукча Дауркин. Для наведения контактов с «оленными людьми» и описания Земли — Андреева весной 1769 года на собачьих упряжках отправились три прапорщика-геодезиста И. Леонтьев, И. Лысов и А. Пушкарев. Для начала они произвели съемку Медвежьих островов, ибо сержант Андреев «по незнанию наук, какое положение они имеют на карте, изъяснить не мог». От самого восточного из этих островов они двинулись на поиски Земли Андреева… и, проделав около 300 километров по льду на собаках, никакой земли не обнаружили.

Однако геодезисты в своих поисках руководствовались неточной картой Плениснира и искали Землю Андреева в северо-восточном направлении, в то время как искать ее следовало на северо-западе. В 1785 году Гавриил Сарычев, исследуя северо-восточные берега Сибири, записал в судовом журнале, что, когда корабль стоял у Баранова Камня, ледовая обстановка говорила о том, что неподалеку должна быть какая-то суша: «Мнение о существовании матерой земли на севере подтверждает бывший 22 июня юго-западный ветер, который дул с жестокостью двои сутки. Силою его, конечно бы, должно унести лед далеко к северу, если б что тому не препятствовало. Вместо того на другой же день увидели мы все море, покрытое льдом. Капитан Шмелев сказал мне, что он слышал от чукоч о матерой земле, лежащей к северу, не в дальнем расстоянии от Шелагского Носа, что обитаема и что шелагские чукчи зимнею порою в одни сутки переезжают туда по льду на оленях».

Но обнаружить эту обитаемую и «матерую», то есть не сложенную льдами, землю не удалось, так же как и не нашел земли в районе Баранова Камня М. М. Геденштром, исследовавший острова между устьями Лены и Колымы. «Проехав 150 верст, — сообщал Геденштром, — начали попадаться нам земляные глыбы на льдинах. Земля сия совсем другого была рода, как находившаяся в ярах матерого берега Сибири. Она совершенно походила на землю Новой Сибири, хотя отдаленность сего места не позволяет думать, что льдины проходили близ берега Новой Сибири и срыли с оных сии глыбы. 1 мая видели мы стадо гусей, летевших на северо-северо-восток, и белого филина. На севере поднимались облака. Глубина морская, измеряемая мною в щелях, постоянно уменьшалась. Все сие доказывало близость земли. Но вскоре нашли мы непреодолимые препятствия к продолжению пути нашего». Путь Геденштрому преградили торосы и полыньи, и он был вынужден повернуть обратно, хотя уверенность его в реальности земли была так велика, что Геденштром нанес на карту Землю Андреева.

В 1820 году «для описи берегов от устья Колымы к востоку от Шелагского мыса и от оного на севере к открытию обитаемой земли, находящейся, по сказанию чукчей, в недалеком расстоянии», была направлена экспедиция под командованием двух лейтенантов флота — Ф, П. Врангеля и П. Ф. Анжу. Обнаружить Землю Андреева им не удалось — и тем не менее в том же 1823 году, когда закончилась экспедиция, в журнале «Сибирский вестник» вышла публикация, из которой следовало, что эту землю, помимо Андреева, видели и другие люди. «Другие известия доказывают, что сия земля имеет жителей, которые называют ее Тикиген, а сами известны под именем хрохаев и состоят их двух племен. Некоторые из них бородатые и похожи на россиян, другие же чукотской породы. Бывшие при экспедиции Биллингса сотник Кобелев и толмач Дауркин подтвердили описание Андреева, представили даже абрис виденной ими земли».

Но тщетны были поиски Земли Андреева и в прошлом, и в нынешнем веке. Ни ледоколы, ни самолеты, с борта которых велся поиск, ее не обнаружили. Не менее загадочно исчезновение другой земли — Земли Санникова.

В 1805 году, во время летовки на острове Котельном, Санников видел к северу от него высокие горы неведомой земли. В следующем году он заметил с «Высокого мыса» еще одну землю, точнее, «синеву», говорящую о том, что где-то на северо-северо-востоке должна быть суша. Когда в 1810 году Геденштром приехал описывать острова Новосибирского архипелага, Санников сообщил ему, что с северо-западного берега острова Котельный «в примерном расстоянии 70 верст видны высокие каменные горы». Синеву, «совершенно похожую на отдаленную землю», видел и сам Геденштром, стоя на Каменном мысу острова Новая Сибирь. Геденштром отправился к этой земле по льду, но огромная полынья помешала ему, и в зрительную трубу он смог только различить «белый яр, изрытый множеством ручьев». Но на следующий день оказалось, что это не земля, а «гряда высочайших ледяных громад».

На проверку сведений Санникова была направлена экспедиция под началом лейтенанта (впоследствии адмирала) Петра Федоровича Анжу. За два года, с 1821 по 1823, экспедиция Анжу описала северное побережье Сибири между реками Оленек и Индигирка и Новосибирский архипелаг. Сам Анжу прошел зимой на собаках около 10 тысяч километров, а летом на лошадях или с помощью лодок преодолел около четырех тысяч километров. Им был открыт небольшой остров Фигурина и северный берег острова Котельный. Никаких земель в океане к северу от последнего лейтенант Анжу не увидел. Тогда он двинулся по льду на северо-запад, прошел свыше 40 верст, но и ему преградила путь все та же огромная полынья, что мешала Санникову и Геденштрому.

Земли, однако, видно не было. И Анжу решил, что Яков Санников видел лишь «туман, похожий на землю». Зато с северо-западного мыса острова Фаддеевский Анжу, как и Санников, различил синеву, «совершенно подобную видимой отдаленной земле». Четко виднелись и следы оленей, которые ушли по направлению к этой синеве. Но и на сей раз полынья преградила путь исследователям.

В 1881 году, спустя шестьдесят лет после Анису, экипаж американского судна «Жаннетты», дрейфующего во льдах, обнаружил три острова к северо-востоку от Новосибирского архипелага, получивших названия Генриетты, Жаннетты и остров Беннетта.

В 1885 году на Новосибирские острова отправилась научная экспедиция, в которую входил талантливый русский ученый Э. В. Толль.

21 июня 1900 года от 17-й линии Васильевского острова отчаливает судно «Заря», на борту которого находятся 19 человек с запасом продовольствия на три года. «Экспедиция, которую я так долго подготовлял, началась! — записал в тот день Толль в свой дневник. — Началась. Разве это подходящее слово? Когда же было начало? Было ли оно в 1886 году, когда я видел Землю Санникова, или в 1893 году, когда я на Новосибирском острове Котельном, мечтая о Земле Санникова, собирался отдаться своему желанию и достичь этой земли на собачьих упряжках? Было ли начало после первого опубликования моего плана в 1896 году, или когда я с судна «Ермак» подал рапорт великому князю. Константину? Когда же было начало?»

Осенью 1900 года «Заре» пришлось зазимовать у берегов Таймыра. В дневнике Толль не раз досадовал на Анжу, который всего лишь десяток миль прошел по оленным следам, видимо, ведущим от острова Фаддеевского на север (правда, местные жители утверждали, что олени ищут на льду соль, а вовсе не идут к неведомой земле). Лишь в августе 1901 года «Заря» смогла взять курс к Новосибирским островам, но, дойдя почти до 80 градуса северной широты, из-за непроходимых льдов вынуждена была повернуть к югу. «Малые глубины говорили о близости земли, — записывал Толль в дневнике, — но до настоящего времени ее не видно». Туманы же были настолько плотными, что «можно было десять раз пройти мимо Земли Санникова, не заметив ее», ибо «как будто злой полярный волшебник дразнил нас». Экспедиции пришлось вновь зимовать, на этот раз — на острове Котельном. Ранней весной, когда «Заря» еще находилась в ледовом плену, три члена экспедиции направились не остров Новая Сибирь, а оттуда, в, декабре 1902 года, вернулись на материк. Сам же Толль с астрономом Зеебергом и двумя промышленниками пошел по льду от острова Котельный к острову Фаддеевский, оттуда добрался до мыса Высокий на острове Новая Сибирь и наконец остановился на острове Беннета. Осенью, когда море освободится ото льдов. Толля и его спутников должна была снять с этого острова «Заря».

Принявший командование «Зарей» лейтенант Ф. А. Матисен имел четкую инструкцию от Толля: «Что касается указаний относительно Вашей задачи снять меня с партией с острова Беннета, то напомню только известное Вам правило, что всегда следует хранить за собой свободу действия судна в окружающих его льдах, так как потеря свободы движения судна лишает Вас возможности выполнить эту задачу. Предел времени, когда Вы можете отказаться от дальнейших стараний снять меня с острова Беннетта, определяется тем моментом, когда на «Заре» израсходован весь запас топлива до 15 тонн угля». Группа, исследовавшая остров Новая Сибирь, вернулась на материк в декабре 1902 года. А весной следующего, 1903, года начались поиски Толля и его спутников.

Спасатели нашли место зимовки Толля и его спутников. В записке, адресованной президенту Академии наук, Толль говорил о геологии острова Беннета, о его фауне и флоре, о птицах, пролетавших над островом с севера на юг: «Вследствие туманов земли, откуда прилетели эти птицы, так же не было видно, как и во время прошлой навигации Земли Санникова».

Последняя запись гласила:

«Отправляемся сегодня на юг. Провианта имеем на 14–20 дней. Все здоровы. Губа Павла Кеппена. 26. Х/8.XI 1902 Э. Толль»

С тех пор никому не удалось обнаружить следов пропавшей экспедиции… Так же, как и Земли Санникова, поиски которой стоили жизни отважному русскому исследователю и трем членам его отряда.

В марте 1941 года знаменитый летчик-полярник И. И. Черевичный обнаружил на 74 градусе северной широты в Восточно-Сибирском море остров с волнистой поверхностью, отчетливо видными руслами рек, сложенный льдом, а не скалами. В 1945 году летчик А. Титлов и штурман В. Аккуратов, идя на малой высоте над районом океана, который никто до них не посещал, заметили трехвершинную гору — остров… который на самом деле оказался огромным айсбергом, длиной 30 и шириной 25 километров, удивительно похожим на «настоящую» землю.

Вот что рассказывает В. Аккуратов об открытии этого «острова» на страницах журнала «Вокруг света» (N2 6, 1954): «Солнечной мартовской ночью мы возвращались с севера. Примерно за 700 километров до острова Врангеля наше внимание неожиданно привлек контур неизвестной земли. Там, далеко на юге, была уже глубокая ночь. На фоне темной, почти черной южной части горизонта особенно резко выделялся огромный холмистый остров, освещенный лучами полуночного солнца». Сесть на поверхность этого острова самолет из-за глубокого снега не смог. С воздуха были определены координаты острова — 76 градусов северной широты, 165 градусов западной долготы. Был составлен и акт об открытии новой земли, который подписали все члены экипажа и ученые, находившиеся на борту самолета.

«Через два месяца нам поручили подтвердить существование этого острова. Но мы не нашли его в указанном месте. Лишь год спустя его обнаружили уже значительно северо-западнее. Выяснилось, что это был огромный айсберг. Он дрейфовал от берегов Канадского архипелага и прошел мимо острова Врангеля в том месте, где мы его и приняли за остров», — рассказывает Аккуратов. — «Сходство его с настоящим островом было действительно поразительным. На нем отчетливо виднелись замерзшие русла рек, выступающие из-под снега скалы, и только крутые берега его были совершенно ледяные, но и они походили на берега островов Земли Франца-Иосифа». Этот остров-айсберг американские летчики, также наблюдавшие его с воздуха, назвали «Т-1» (от английского слова «таргит» — «мишень»).

0|1|2|3|4|5|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua