Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Адриан Джилберт Маурис Коттрелл Тайны Майя

0|1|2|3|
<p>the

МAYAN

PROPHECIES

Unlocking the Secrets of a Lost Civilization

ELEMENT

Э.Джилберт, M.Коттерелл

ТАЙНЫМАЙЯ

издательство «вече» москва 2000

ББК. 88.5 Д 41

Вниманию оптовых покупателей!

Книги серии «Тайны древних цивилизаций»

и других жанров можно приобрести по адресу:

129348, Москва, ул. Красной сосны, 24.

Акционерное общество «Вече», телефоны: 188-16-50, 182-40-74, 188-88-02.

ISBN 5-7838-0508-4

Adrian Gilbert, Maurice Cotterell. The Mayan Prophecies. © Text Adrian Gilbert and Maurice Cotterell 1995.

© Перевод. Луговской С., 2000. © Издание на русском языке. «Вече», 2000.

ПРОЛОГ

Посвящение: «Народу Мексики—в Прошлом, Настоящем и Грядущем».

12 сентября 1993 года я сидел в гостях у моего коллеги Р. Бьювэла и мы обсуждали план нашей будущей книги «Тайна Ориона». Около года мы вместе работали над ней и недавно побывали на встрече с издателями. Воодушевленные их приемом, но утомленные и плохо выспавшиеся, мы пытались между делом ознакомиться со свежими газетами. Просматривая одну из них, я обратил внимание на статью Майкла Роботэма, озаглавленную: «ОН РАЗГАДАЛ ВЕКОВУЮ ЗАГАДКУ» (рядом были снимки какого-то храма и жутковатой скульптуры «летучей мыши»). Среди них имелась и фотография героя статьи с пояснением: «Человек, который раскрыл тайну образов майя». Заинтригованный всем этим, я принялся читать статью.

Выяснилось, что пирамида, дворец и другие памятники, о которых шла речь, находились где-то в юго-восточной Мексике, в местечке под названием Паленке. Это был один из городов, некогда построенных индейцами майя, высокоодаренным народом, культура которого вдруг прекратила свое существование в IX веке н.э.* Сейчас их потомки занимаются фермерством в более северном районе. Паленке

* Точнее, закончился один из периодов, как известно из истории майя, да и из содержания данной книги (см. ниже) (пер.).

же и другие равнинные города майя стали «добычей» джунглей. А человек на фотографии, «раскрывший секрет» майя, оказался неким Морисом Котте-реллом, который держал перед собой копию крышки саркофага из пирамиды. Я уже слышал о таинственной «крышке из Паленке», преимущественно в связи с теориями о «богах из космоса». Меня приятно удивило, что Коттерелл не занимается подобным спекулятивным вздором. Он, похоже, анализировал символику крышки с научных позиций, изучая мифологию майя и пытаясь связать все это с циклами солнечной активности. Приводил он и приемлемые объяснения того, почему культура индейцев майя потерпела крах. Это обстоятельство во многом оставалось загадкой, но исследования Коттерелла проливали новый свет на этот вопрос.

Читая эту публикацию, я понял, как мало мы знаем о майя, да и о других доколумбовых цивилизациях Америки. Я (как и многие другие) видел документальные фильмы, например, о тайнах Наска в Перу, но не представлял себе историю центральноамериканских культур в целом, в отличие, скажем, от культур Европы, Египта или Месопотамии. Я также не представлял себе, насколько высока была техника строительства мексиканских пирамид и храмов. Побывав в Египте, в том числе у Великой пирамиды, я думал, что это — либо огромные, геометрически простые здания, либо руины. Пирамиды в Мексике не были похожи на египетские; скорее, они напоминали вавилонские зиккураты или китайские пагоды. Однако, подобно египетским, мексиканские пирамиды были связаны с культом усопших, а кроме того, по-видимому, их символика имела отношение к культу неба. Мы с Робертом Бьювэлом в упомянутой выше книге «Тайна Ориона» выдвинули новую «звездную» теорию происхождения египетских пирамид, и теперь мне было очень любопытно уз-

нать, не нашел ли этот Коттерелл подобной символики мексиканских пирамид. Из газетной статьи об этом трудно было узнать, и я решил, что непременно вернусь к этому вопросу, когда у меня будет побольше времени.

Через несколько месяцев, в мае 1994 года, я отправился в Корнуолл, чтобы впервые лично познакомиться с. Морисом Коттерелл ом. «Тайна Ориона» была опубликована еще в феврале, а Би-Би-Си показала документальный (фильм) «Великая Пирамида — ворота к звездам». Книга наша «в один день» стала бестселлером, несмотря на сильное противодействие ряд,а египтологов, недовольных тем, что мы отказались от академической рутины. Я было уже забыл во всей этой суете вокруг книги и фильма о существовании крышки из Паленке, но знакомство с Коттереллом и его работой было для меня делом приятным и полезным. Я поразился широте его взглядов и оригинальности его работы — его, как исследователя, похоже, интересовали не только индейцы майя, но и множество других тем. Началось с того, что я позвонил Коттереллу. В телефонной беседе он не был словоохотлив, но мы договорились, что встретимся во время уик-энда и проведем вместе столько времени, сколько необходимо, чтобы ознакомиться с большим количеством материала, которым он располагал. Коттерелл жил в сельском доме XVIII века, на берегу реки Тамар! Стучаться мне не пришлось: услышав, что я подъехал, хозяин вышел и открыл ворота. Оставалось только поздороваться и войти в дом, чтобы побеседовать за чашкой чая.

Морису КотТёреллу было тогда лет сорок, но выглядел он моложе. Он оказался человеком подвижным и говорливым. Взяв по чашке чая, мы отправились в его кабинет, где он стал излагать свои теории и чертить графики. Около шести часов он читал мне свои лекции, но, слушая его пояснения и глядя на

графики, я забыл о времени, настолько все услышанное и увиденное было для меня новым и интересным. Я слушал очень внимдтельно, даже нетерпеливо, стремясь узнать как можно больше. Порой наш разговор принимал слишком специальный характер, и я силился вспомнить, чему меня учили 25 лет назад на занятиях по дифференциальному исчислению или квантовой механике. Потом мы играли с ацетатными копиями крышки из Паленке, складывая их одна на другую и перемещая, чтобы получились причудливые образы богов или драконов. У его работы было две стороны — научно-рациональная и интуитивно-артистическая, но абе являлись сторонами одной медали. Образы, открытые на крышке, были не лишены своеобразной логики, а его научные построения — своеобразной красоты. Обе стороны составляли, таким образом, единое целое. И в основе этих обеих ветвей исследования лежала вещь поразительная, даже пугающая — огромная зависимость человечества от циклов солнечной активности. Поразительно было вот что: если смотришь на Солнце прямо, то это чревато слепотой, а чем больше занимаешься солнечными циклами, тем больше понимаешь нашу собственную духовную слепоту: непонимание тех сил, которые управляют нашим существованием. Пугающим же выглядит наше невежество.

Ошеломленный всем услышанным, я вместе с хозяином покинул его кабинет, чтобы принять участие в ужине, прекрасно приготовленным его женой Энн. За вином и десертом мы подтвердили уже достигнутую договоренность: написать вместе книгу обо всем этом, чтобы сделать эти идеи достоянием возможно более широкой общественности. Будучи соавтором «Тайны Ориона», я уже знал, как трудно отстаивать новаторские идеи, идущие вразрез с ортодоксальной археологической наукой. Профессорам

ничего не стоит использовать свой авторитет, чтобы прекратить обсуждение те'ории, которая их не устраивает. И я не очень удивился, узнав, что Котте-релл, как и мой коллега Бьювэл, столкнулся с глухой враждебностью академического мира. Уже одни его идеи, касающиеся пятнообразовательной деятельности Солнца, заслуживали должного внимания общественности, но солидные научные журналы часто отказывались публиковать его статьи, так как не считали его «экспертом» (в узком смысле слова). Но на это можно посмотреть и по-другому: как создатель собственных теорий и как единственный, насколько мне известно, кто изучал этот предмет так основательно, Коттерелл может считаться уникальным экспертом. Кого считать ученым: титулованного профессора, который сидит за столом, но ничего путного не делает, или чужака, который способен выдвигать оригинальные идеи?

Идеи Коттерелла радикальны, в чем-то противоречивы, но в них есть внутренняя связность. Его исследования, посвященные крышке из Паленке и циклам пятнообразовательной деятельности Солнца, заставляют нас не только по-новому осмыслить историю Центральной Америки, но и задуматься о нашей возможной судьбе. Сейчас много тревог вызывают утончение озонового слоя, глобальное потепление, загрязнение окружающей среды, перенаселение и истощение ресурсов. Но при этом многие люди продолжают верить, что современная цивилизация справится с этими испытаниями, преодолеет их, как болезни роста. Даже те, кто считают подобную веру необоснованной, полагая, что следует вернуться к более простому образу жизни, исходят из того, что человечество самостоятельно способно решать свою судьбу. Наши утопии исходят из того, что человечество если не практически, то хотя бы теоретически способно жить в гармонии на нашей пла-

нете. А что если нет? Что если существуют космические факторы, на которые человек даже и повлиять не может, если подъемы и падения культур регулирует, как считает Коттерелл, солнечная активность? Следует ли нам «прятать голову в песок», или надо попытаться понять природу этих внешних сил? У индейцев майя был сложный и удивительно точный календарь. Мы смогли понять часть их иероглифов, многие из которых оказались датами. Майя были очень озабочены влиянием Солнца и верили в апокалиптическое будущее человечества. Легко отвергнуть все это, как суеверия, но что если майя, как и полагает Коттерелл, знали об этом больше нас? Ради нашего будущего мы должны сделать все, чтобы восстановить это древнее знание. Тогда мы будем готовы к глобальным изменениям, пусть и не сможем их контролировать. Настоящие ученые должны отнестись к этому очень ответственно. Мне остается только верить, что вы, читатель, разделяете это мнение.

Э. Джилберт

ГЛАВА 1

ТАИНСТВЕННЫЙ НАРОД МАЙЯ

. Джунгли Центральной Америки хранят тайны майя, одного из самых загадочных народов в истории. Кто они были? Откуда явились? Оставили ли какие-нибудь вести для нас, ныне живущих? Вот уже более 200 лет с тех пор, как в 1773 году были открыты руины их знаменитого города Паленке1 , ученые и писатели пытаются ответить на эти вопросы.* Этот великолепный город, раскопки которого еще не завершены, постоянно находящийся под угрозой исчезновения из-за окружающих его джунглей, — является одним из чудес Нового Света. Его пирамиды, храмы, дворцы, построенные из прекрасного белого известняка, с искусством, которое может сделать честь даже зодчим Ренессанса, продолжают восхищать всех, кто видит их. Но вполне оценить это сокровище мы смогли только со второй половины нашего столетия, когда началась постепенная расшифровка надписей, украшающих стены многих основных зданий, построенных майя.

Перед нами предстает жизнь народа, очень непохожая на нашу собственную. В отличие от нас, в личной собственности майя было лишь немногим больше вещей, чем необходимо для жизни. Они занимались земледелием, пользуясь простейшими орудиями труда, выращивали маис и некоторые другие

* Комментарии см. после главы 10.

зерновые культуры. В то же время их роскошно одетые правители совершали странные и болезненные ритуалы над собой, чтобы обеспечить плодородие почвы. Общество майя делилось на сословия, так что и правители, и крестьяне знали свое место, но было одно существенное различие между этим обществом и сообществами Европы Темных веков*: майя были опытными астрономами. Сами они считали, что живут в пятую эпоху Солнца, что в четыре предыдущих эпохи сменились четыре человеческих расы, прежде чем появились современные люди. Все эти культуры погибли во время великих катаклизмов, и лишь немногие люди остались в живых и поведали о том, что произошло. Согласно хронологии майя, современная эпоха началась 12 августа 3114 года до н.э. и будто бы должна завершиться 22 декабря 2012 года н.э. К этому времени Земля, которую мы знаем ныне, должна, согласно предсказаниям майя, снова изменить свой облик из-за ужасных землетрясений. Много книг написано о народе майя, но до сих пор никто пока не объяснил ни происхождения их замечательного календаря, ни того, откуда они взяли именно эти даты. Правда, много было написано о структуре их календаря (о чем подробнее будет рассказано в следующих главах), но причины, побудившие майя создать такие сложные системы отсчета времени, как Длительный счет, пока что остаются невыясненными. Только сейчас, когда «будильник», созданный майя, готов зазвонить, мы, кажется, подходим к пониманию того, в чем тут дело. Мы начи-Haejn понимать, что они обладали некими знаниями, значение которых трудно переоценить не только для самих майя, но и для выживания рода человеческого в наше время.

* Таким термином, далеким от понятий современной науки, автор обозначает европейское Средневековье (пер.).

По нашим стандартам, их цивилизация выглядит «примитивной» — у них не было механизмов, не было автомобилей, не говоря уж о компьютерах, но зато было немало достижений в другом смысле. Как показали недавние исследования, майя умели развивать свои психические способности в такой степени, что нам это даже трудно себе представить.2 Подобно австралийским аборигенам, они верили, что сновидения позволяют предсказывать будущее и толковать настоящее. Они также с удивительной точностью умели вычислять движение планет и звезд, несмотря на отсутствие телескопов и других современных приборов. И при всем том, майя были глубоко религиозными людьми и, подобно христианам средневековья, верили в необходимость умерщвления плоти и самопожертвования, чтобы попасть на небеса.3

За время существования своей культуры начиная с глубокой древности и позже, в течение своего «золотого века» VII—IX столетий н.э., и в постклассический период, продолжавшийся еще несколько веков, майя создали немало великих произведений искусства. А потом они исчезли из истории так же загадочно, как некогда появились. По каким-то причинам, которые нам в точности не известны, их культура потерпела крах, и они покинули свои города. Значительная часть региона, где народ майя некогда жил, изучал звезды и строил свои знаменитые пирамиды, превратилась в джунгли. Когда тольтеки, а позднее ацтеки стали хозяевами в более северных районах вокруг нынешнего Мехико-сити, уцелевшие майя ушли на южную возвышенность или на равнины полуострова Юкатан, на севере. Центральный,же район, где их культура в свое время достигла наивысшего расцвета, был ими навсегда оставлен.

В 1511 году4 первые испанские экспедиции в поисках золота высадились на полуострове Юкатан. Но

тогда уже и этот последний оплот культуры майя переживал упадок. В тот раз испанцам пришлось отказаться от завоевания полуострова, но зато они узнали о том, что на северо-западе есть более крупная и привлекательная для них жертва — процветающая Ацтекская империя. Не скоро после этого люди снова вспомнили об утраченных знаниях народа майя.

></emphasis> ИМПЕРИЯ МОНТЕСУМЫ ></emphasis>

Ацтеки были воинственным народом, который появился в долине Мехико в XIII веке н.э. (рис. 1). Существует предание, что они пришли из северной части Мексики, из местности под названием Атц-лан*, откуда будто бы и происходит наименование «ацтеки», хотя сами себя они называли и мексиканцами. Согласно легендам, записанным позднее испанскими хронистами, этот народ в долину Мехико привел их вождь, ясновидящий Теноч. Он будто бы увидел вещий сон, в котором ему было сказано, что народ его должен странствовать, пока не придет на свою землю, которую узнает, увидев орла, борющегося со змеей. Когда они, наконец, прибыли в долину Мехико, значительную часть которой в то время занимало огромное озеро, все окружающие земли были уже заняты другими племенами. Понятно, что пришельцев они встретили недружелюбно и вовсе не были намерены делиться с ними своей территорией. Посовещавшись, местные жители нашли решение: они предложили пришельцам поселиться на необитаемом острове посреди озера.

„Предложение поселиться на этом острове являлось западней: местные жители знали, что там пол-

* Очевидно, остров Астлан, или Атцлан, на одном из мексиканских озер (пер.).

* К сожалению, авторы не ссылаются на источники, в том числе и приводя точные цифровые данные ниже (пер.).

ным-полно ядовитых змей, и надеялись, что благодаря змеям ацтекская проблема решится сама собой. Но аборигенов ждало разочарование. Когда Теноч со своими людьми попали на остров, они увидели знамение, которое давно искали: орла, в клюве которого извивалась змея. Обрадованный Теноч провозгласил, что они, наконец, добрались до земли, о которой шла речь в вещем сне. И змеи не заставили ацтеков покинуть остров, потому что на родине пришельцев змеи считались очень вкусной едой. Возблагодарив местных жителей за землю, на которой к тому же оказалось так много вкусной еды, ацтеки начали строить на острове новый город, который они назвали «городом Теноча», Теночтитланом.*

Вскоре ацтеки установили свое господство в долине Мехико, объединив вокруг себя соседние племена в сильную державу, столицей которой и стал Теночтитлан. Сами ацтеки в значительной мере смешались с коренным населением долины, от которых переняли многие религиозные верования и обычаи. Особое влияние на них оказало племя тольте-ков, которое когда-то господствовало над значительной частью Мексики и даже над частью Юкатана.

Тольтеки, столица которых, Тула, находилась примерно в 25 километрах к северо-западу от Теноч-титлана, были народом воинственным и кровожадным. Они почитали бога Солнца и регулярно приносили ему человеческие жертвы. Обсидиановыми ножами5 они вскрывали жертве грудь, вынимали сердце и приносили в жертву своему богу. Тольтеки верили, что таким образом они дают возможность богу питаться жизненной силой людей, благодаря чему Солнце будет светить всегда.

Ацтеки (Теноч, очевидно, пришел бы в ужас, если бы узнал об этом) переняли эти абсурдные су-

еверия и обычаи. Человеческие жертвоприношения, вернее — приношение в жертву сердца, заняли особое место и в их религии, превратившись в своеобразную мистерию. Считается, что только в главном храме в Теночтитлане было принесено в жертву около 20 000 человек. Не менее 50 тысяч несчастных должны были погибать таким образом ежегодно.* Чтобы удовлетворить ненасытную жадность бога Солнца, было создано целое воинское соединение, состоявшее из полков, задачей которых было снабжать жрецов новыми жертвами. Ацтеки даже провоцировали бунты в различных частях своей империи, чтобы был предлог послать туда войска и доставить пленников.

Ясно, что все остальные племена Мексики боялись и ненавидели ацтеков и ждали благоприятной возможности, чтобы свергнуть их господство. Свои надежды они связывали с полузабытой легендой о боге Кецалькоатле, белокожем и бородатом, который будто бы должен вернуться из-за моря в Мексику, освободить свой народ и восстановить свое царство. Силой меча он сокрушит владычество ацтеков и начнет новую эпоху мира, процветания и справедливости. Древнее пророчество гласило, что Кецаль-коатль должен вернуться в «1-й год Тростника», так что ацтекский верховный жрец и правитель Монте-сума II не без тревоги узнал о прибытии в его страну как раз в такой год белокожих бородатых людей.

></emphasis> ЗАВОЕВАНИЕ МЕКСИКИ ></emphasis>

4 марта 1519 года Эрнан Кортес, имевший в своем распоряжении 11 кораблей, 600 солдат, 16 лошадей и несколько пушек, высадился на Мексиканс-

Это произошло около 1325 года (пер.).

* К сожалению, никаких ссылок авторы не приводят (пер.).

кое побережье и вскоре захватил город Табаско. Он основал новую испанскую колонию Веракрус, провозгласил себя капитан-генерал ом и сжег корабли, лишив свой отряд возможности отступать. Движимый жаждой золота, обретя союзников из числа местных жителей, Кортес отправился в поход на ац-текскую столицу Теночтитлан. Так началась одна из самых знаменитых авантюр в истории человечества. Конкистадорам было суждено сокрушить империю, о мощи которой они первоначально и сами не имели представления.

Сначала и ацтеки, и их враги считали испанского завоевателя Кортеса и впрямь богом Кецалькоат-лем6 , возвращение которого давно уже было предсказано. Как бы то ни было, Кортес действительно пришел с мечом и примерно за два года сокрушил Ацтекскую империю. К 13 августа 1521 года Теночтитлан был взят испанцами, Монтесума II погиб, а его преемник Куаутемок, последний ацтекский правитель, превратился в заложника Кортеса7 . Так одна из богатейших стран мира, дотоле вовсе неизвестная европейцам, стала провинцией Испании.

Когда Кортес попал в Теночтитлан, он был изумлен и шокирован тем, что там увидел. Это была большая, великолепная столица, город самобытной культуры. Он возвышался на острове посреди озера и окружен был сетью каналов, соединяющих множество искусственных островков. Там выращивали маис, красный перец и бобы, и сейчас столь распространенные в Мексике. После городов Европы столица ацтеков показалась Кортесу огромной (по некоторым оценкам, ее население составляло тогда около 200 тысяч человек). Большинство домов было глинобитными, но знать и жрецы жили в великолепных каменных дворцах. Были в городе и базарные площади. В центре столицы располагался храмовый комплекс, включая ступенчатые пирамиды8 . Они поражали сво-

им великолепием, но от этих монументальных, зданий исходил отвратительный запах. Ведь именно здесь ацтекские жрецы осуществляли кровавые жертвоприношения. После того как сердца жертв приносили в жертву, мертвые тела сваливали на ступенях пирамид. Испанцы, сообщившие об увиденном, утверждали даже, что ацтеки были каннибалами, хотя, возможно, это и клевета.

Так это или нет, но испанцы были шокированы ацтекекими варварскими ритуалами, и это ожесточило их сердца. Всех индейцев они считали поклонниками дьявола,, которых надо обратить в христианство насильно, если они сами не захотят это сделать. Одержав победу, Кортес велел разрушить столицу ацтеков, чтобы уничтожить даже память об их «сатанинском прошлом»*. Теночтитлан сровняли с землей, храмы и дворцы взорвали, а камень использовали для строительства церквей и вилл для завоевателей. Туземцев же обратили в рабов и заставили их возводить новый город. Из-за непосильной работы, эпидемий, вспышек насилия население быстро сокращалось. Под страхом смерти жители Мексики были вынуждены принимать христианство, отрекаясь от прежних богов. Кроме того, им было запрещено писать на родном языке и ведено учить испанский. Все записи прежнего времени, которые находили завоеватели, подлежали уничтожению. Слишком большие статуи или другие предметы, которые нельзя было сжечь или расплавить и не так легко разрушить, испанцы зарывали, чтобы нейтрализовать их вредное

* Авторы несколько упрощенно излагают историю завоеваний Кортеса. После гибели Монтесумы его преемникам, Куаутемоку, а также неупомянутому здесь Куитлауку удалось организовать вооруженное сопротивление испанским захватчикам. Возможно, именно это обстоятельство и определило судьбу ацтекской столицы после ее взятия испанцами (пер.).

влияние. Впрочем, не стоит перечислять все зверства и акты вандализма, совершенные инквизицией во имя христианства. Испанцы не только ограбили Мексику, вывезя оттуда золото и драгоценности, но и, что хуже, лишили ее собственной культуры, подобно тому, как это сделали китайцы, вторгшись в Тибет*. К счастью, среди служителей церкви были и более просвещенные люди, которые постарались записать некоторые из местных легенд и преданий, благодаря чему не все сведения о местных народах оказались утраченными.

Прежде всего следует назвать монаха-францисканца брата Бернардино де Саагуна. В 1529 году он приплыл в Мексику вместе с несколькими индейцами, которых вернули на родину после того, как показали испанскому двору. От них монах научился их родному языку науатль9 . Он много путешествовал по Мексике, долго собирал фольклор и в конце концов у него набралось 12 томов преданий. Расспрашивая уцелевших образованных индейцев, Бернардино также почерпнул у них немало сведений об истории их страны до завоевания.

В период испанского владычества и церковь, и государство всячески препятствовали научным публикациям, из которых бы явствовало, что в Мексике до Кортеса существовали цивилизация и история, достойные упоминания. Именно Саагун узнал от своих друзей-индейцев, что даже до ацтеков здесь жил правивший долиной Мехико народ, который индейцы называли тольтеками10 , что значит «художник, зодчий». Индейцы рассказывали, что это имя было присвоено тольтекам отнюдь не зря, они действительно были очень одаренными. Столицу их называли Тольян (современная Тула), и там, под руковод-

* Это достаточно вольное сопоставление остается на совести авторов (пер.).

ством своего божественного правителя Кецалькоат-ля11 , тольтеки достигли выдающихся успехов в искусстве и ремесле. Это, судя по всему, был не просто фольклорный герой, но основоположник развитой и милосердной религии, которая некогда, задолго до появления там испанцев, распространилась на большей части Центральной Америки. Известно, что тольтеки также были очень сведущи в астрономии и вели систематические наблюдения за движением планет. В середине 10-го столетия н.э. этот «золотой век», по-видимому, закончился: Кецалькоатль вынужден был покинуть Мексику и уйти на восток после междоусобной войны. После этого в долину хлынули захватчики с севера — менее цивилизованные племена, последними из которых и были ацтеки.12 Они сохранили кое-что из знаний тольтеков, но многое было утрачено; исчез и город Тольян.*

Саагун пришел к выводу, что до ацтеков в Мексике действительно существовала великая культура и центром ее, еще до Тольяна, должно быть, являлся заброшенный впоследствии город Теотиуакан, руины которого расположены примерно в 40 милях к северу от Мехико-сити; там сохранились пирамиды-храмы Солнца и Луны, в то время (очевидно, в период завоевания — ред.) скрытые под землей. Ацтеки унаследовали от тольтеков веру в то, что Кецалькоатль вернется и снова будет править людьми. Они верили также, что в Теотиуакане Кецалькоатль принес в жертву некоторых богов, чтобы Солнце могло двигаться по небу, и именно в этот город он вернется, чтобы положить конец правлению ацтеков.

* Это, казалось бы, противоречит сведениям, сообщенным о тольтеках авторами выше. Но дело в том, что, как уже говорилось, о тольтеках мало достоверных сведений и много легенд.

Интересно, что именно на месте расположения этого города произошла решающая битва конкистадоров Кортеса и войск Монтесумы. Как и везде в Америке, здесь проявилось могущество огнестрельного оружия европейцев, хотя индейцы значительно превосходили испанцев по численности. Окруженные тысячами индейских копьеносцев, испанцы в отчаянной атаке убили предводительницу врагов, «женщину-Змею». После этого зловещего для ацтеков события в их рядах началась паника, и это обстоятельство позволило Кортесу и его людям уцелеть, чтобы продолжить борьбу в дальнейшем. Через год он вернулся с гораздо более сильным войском и захватил столицу ацтеков.

На ее развалинах возник Мехико-сити, столица Новой Испании, которой суждено было стать самым богатым владением испанских королей. Туда тысячами стали приезжать иммигранты, прежде всего — авантюристы, миссионеры и купцы. Мехико-сити превратился в блестящую столицу в европейском стиле. Возводились и другие города — Гвадалахара, Веракрус, Акапулько, закладывались основы процветания колонистов, но не несчастных индейцев, для которых наступили очень тяжелые времена.

Брат Бернардино хорошо изучил историю завоевания и был потрясен тем, что узнал. В своих сочинениях он смягчил многое из того, что рассказывали местные жители о зверствах, которыми сопровождалось завоевание, но и в таком виде ему не разрешили опубликовать его книги. В публикации его книг не были заинтересованы те, кто всячески поддерживал положительную трактовку завоеваний. Однако, хотя его труды замалчивались и частично были утрачены, фрагменты его рукописей были найдены во время французского вторжения в Испанию в 1808 году. Опубликованы они были в 1840 году.13

</emphasis> РАССКАЗЫ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ ></emphasis>

Прежде чем Мексика добилась независимости, туда допускались лишь немногие иностранцы-неиспанцы, а за теми, кому разрешался въезд, осуществляли надзор. Одним из тех, кому удалось туда попасть, был неаполитанец Джиованни Карери. В 1697 году он прибыл в Акапулько после тяжелого путешествия по морю из Манилы (Филиппины тогда тоже были частью Новой Испании). Карери много путешествовал по стране и был поражен тем, сколько ее богатств было сосредоточено в руках служителей церкви. Однако он подружился со священником доном Карлосом де Сигвенца и Гонгора, изгнанным из ордена иезуитов. Последний водил дружбу с индейцами и собрал бесценную коллекцию рукописей и рисунков, уцелевших во время массовых сожжений 150-летней давности. Одним из друзей священника был некий дон Хуан де Альва, сын Фернандо де Альва Кортеса Ихтильхочитля, потомка одного из индейских правителей. Это был образованный человек, написавший первую историю Мексики на испанском языке. Сигвенца показал эту книгу Карери, который был поражен тем, что там шла речь о древнем мексиканском календаре, утраченном во время завоевания. С помощью этого календаря, как было сказано в книге, ацтекские жертвы вели довольно точную хронологию в течение длительного периода. Она основывалась на 52-летних и 104-летних циклах, а кроме того, жрецы отмечали солнцестояния, равноденствия, а также вычисляли движение планеты Венера.

Сигвенца и сам много занимался древней хронологией Мексики. Будучи профессором математики в университете Мехико, профессиональным астрономом, он мог делать это вполне квалифицированно. Располагая редкими документами, умело вычисляя

траектории Солнца, Луны, комет, других небесных тел, он смог реконструировать хронологию индейцев и проделал эту работу с такой точностью, что даже восстановил некоторые важные даты, включая дату основания столицы ацтеков Теночтитла-на — 1325 год. Он также пришел к выводу, что еще до легендарных тольтеков в этих краях жил народ ольмеков14 , или «каучуковых людей» (в этом регионе Мексики росло много каучуковых деревьев). Сигвенца верил, что этот народ пришел из мифической Атлантиды и именно он строил пирамиды Теотиуа-кана. Этими оригинальными соображениями он поделился с Карери, и последний добросовестно включил теорию об Атлантиде вместе с материалом о календаре в свою книгу, написанную по возвращении в Европу. Сделал это Карери как раз вовремя, потому что после смерти Сигвенцы в том же году его бесценный архив был частично уничтожен инквизицией, часть же документов просто пропала. Рукописи его достались иезуитам, но также были утрачены (возможно, до сих пор находятся в какой-нибудь библиотеке), после того как этот орден, в свою очередь, был изгнан из Мексики в 1767 году.

Так как большинство европейцев считало, что до испанского завоевания ацтеки были дикарями, в лучшем случае умевшими считать на пальцах, сообщение Карери об ацтекском календаре было воспринято скептически. К тому же автору мешало то обстоятельство, что сам он был слабым "математиком и не мог как следует изложить аргументы Сигвенцы. Но, по крайней мере, он сохранил информацию об ацтекском календарном камне для потомства. Вскоре еще один исследователь прочел книгу Карери, приехал в Мексику и продолжил исследование ее прошлого.

Барон Фридрих Генрих Александер фон Гумбольдт был хорошо известен в европейских литера-

турных и политических кругах и водил дружбу с Гете, Шиллером и Меттернихом. Он собирался отправиться в Египет с военной экспедицией Наполеона, но корабль, на котором он должен был отплыть, погиб во время бури. Вместо этого он в поисках приключений отправился в Америку. В 1803 году Гумбольдт с группой друзей прибыл в Акапулько. Они привезли с собой разнообразное научное оборудование, включая телескопы. Произведя описание местности, они отправились в Мехико-сити. Хотя Гумбольдт был протестантом, его хорошо принял вице-король, он даже допустил гостя в государственный архив. Затем Гумбольдт решил ознакомиться с древними реликвиями, которые еще оставались в Мехико. Одной из таковых оказался большой каменный круг, изображающий Солнце, раскопанный всего лет за двенадцать до того. Его тщательно обследовал Леон и Гама, историк, посвятивший свою жизнь изучению мексиканских документов, подобно Сигвенце хорошо владевший науатлем — родным языком индейцев. Леон узнал в камне легендарный ацтекский календарь, известный ему подписаниям Ихтильхо-читля и Сигвенцы. Однако, когда он опубликовал об этом сообщение, испанское духовенство высмеяло исследователя. Служители церкви были уверены, что камень — просто жертвенный алтарь, а сложные рисунки и орнаменты — чисто декоративные (рис. 3).

Гумбольдт, видевший камень, который тогда стоял у стены собора, близ которого был найден, согласился с Леоном и Гамой. Как астроном, он определил, что камень действительно представляет собой календарь. Он понял, что ацтеки достигли успехов в астрономии и, кроме того, хорошо разбирались в математике. Он не только подтвердил мнение Леона о том, что восемь треугольников-«лучей», идущих от центра, означают деление временных еди-

ниц, но и обнаружил много символов, которыми ацтеки обозначали свои 18-дневные месяцы; и эти символы были такими же, как используемые в Восточной Азии. Он пришел к выводу, что два обозначения Зодиака должны иметь общий источник.

В пути в Нью-Йорк, где он нанес визит брату-масону Томасу Джефферсону, Гумбольдт начал работу над книгами о своем путешествии по обеим Америкам. Когда они были опубликованы, то произвели сильное впечатление на европейцев. Наконец-то солидный ученый и уважаемый человек бросил вызов общепринятому мнению о том, что до испанского завоевания мексиканцы были дикарями и варварами.

Европейцы стремились эксплуатировать не только природные богатства в недрах земли Мексики, но и саму мексиканскую землю. Так как большая часть земли была непригодна для земледелия, самым прибыльным для европейцев делом стало скотоводство. Но из-за этого индейцы лишались своих традиционных небольших наделов. Рост крупных ранчо еще более ухудшил положение обнищавших индейцев-крестьян. Все это вызывало постоянное недовольство населения, и когда разразилась Французская революция, провозгласившая принципы свободы, равенства и братства, она невольно сыграла роль ускорителя перемен и в Мексике. Соединенные Штаты уже показали мексиканцам пример того, как колония может освободиться от господства европейцев. Не заставила себя ждать и освободительная борьба и в самой Мексике. Испанское владычество было свергнуто, но начались внутренние распри, затянувшиеся более чем на столетие.

Одним из побочных следствий независимости Мексики было то обстоятельство, что теперь иностранцам неиспанского происхождения стало гораздо легче проникать в эту страну. Среди исследователей, посетивших Мексику, был и англичанин Вильям Баллок. В 1822 году он отплыл из Ливерпуля в Веракрус, а потом, по стопам Гумбольдта, отправился в Мехико-сити. На него, как и на Гумбольдта, произвел сильное впечатление Ацтекский камень-календарь. Англичанин решил, что этот камень некогда был частью крыши огромного храма в Теночтитла-не, подобно знаменитому египетскому «Зодиаку», тогда еще только недавно отправленному в парижскую Национальную библиотеку.15 Сделав с камня гипсовые слепки, Вильям Баллок обратил внимание на другой памятник древности, в свое время ставший также объектом внимания Гумбольдта.

Это была массивная, высотой в девять футов, статуя Коатлике, богини-матери пантеона мексиканских индейцев (рис. 4).

Баллок так писал о своем впечатлении: «Я лицезрел «воскресение» этого ужасного божества, перед которым были принесены в жертву тысячи людей ревностными и безумными идолопоклонниками».

Высеченный из цельного куска базальта, имеющий отдаленное сходство с человеческим изображением, этот идол действительно производил устрашающее впечатление. «Голова» его состояла из двух змеиных голов, смотрящих друг на друга, «руки» тоже были похожи на змей, как и драпировка, в которой угадывался еще силуэт крыльев хищной птицы. «Ноги» напоминали лапы ягуара, готового вонзить когти в свою жертву. Над огромной деформированной «грудью» висело скульптурное «ожерелье» из черепов и сердец, а также отрубленные руки, торчащие из «тела». Странный и пугающий, этот образ богини жизни и смерти, непонятным образом перекликающийся с индуистским божеством Кали, был при этом выполнен с большим искусством. Кто бы ни создал эту скульптуру, мастерство его не ниже, чем мастерство лучших скульпторов Древнего Египта, Европы или Дальнего Востока. Баллок усматривал здесь странное противоречие: зачем обществу с высоким уровнем развития искусства создавать такую дикую вещь? С чего это цивилизованным людям понадобилось жертвовать тысячами людей, чтобы утолить жажду крови безжизненного камня, пусть и великолепно обработанного? Мексиканские власти в начале прошлого века не могли дать ответов на эти вопросы, и, чтобы избавить себя от необходимости разрешать эти неприятные противоречия, они решили просто поскорее снова предать статую земле.

Баллок посетил еще Теотиуакан, прежде чем вернуться в Лондон с экзотической коллекцией флоры и фауны, слепками Коатлике и календарного камня, моделями Солнечной и Лунной пирамид и с

другими трофеями. Все это было выставлено в «Египетском зале» на Пиккадилли, причем календарный камень вечно изобретательные английские журналисты прозвали «часами Монтесумы». Если не считать нескольких редких рукописей и дорогих иллюстрированных томов Гумбольдта, впервые мексиканские древности были представлены на суд европейцев не только из-за драгоценных металлов или камней, из которых они были изготовлены. Впрочем, Баллок, который был еще и купцом, преследовал не только меценатские цели. Деньги, собранные от выставок, он употребил на приобретение серебряного рудника в Мексике.

></emphasis> ОТКРЫТИЕ МАЙЯ ></emphasis>

Как ни удивительно, за два с лишним столетия, истекших после испанского завоевания, ни ученые, ни авантюристы не придавали особого значения южной части страны. Они предпочитали северные районы, может быть, из-за жаркого и нездорового климата на юге, а скорее всего из-за явного недостатка там минеральных ресурсов. В результате юг Мексики и теперь еще остается в значительной мере индейским, там сохраняются многие прежние традиции и до сих пор существуют сепаратистские тенденции. Последнее восстание произошло там в 1994 году против центрального правительства. Город Сан-Кри-стобаль де лас Казас оказался в руках «запатистов»-партизан, назвавшихся так по имени Эмилиана За-паты, .знаменитого мексиканского борца за свободу. Много людей тогда погибло, и лишь с трудом, с помощью армии, удалось властям подавить восстание, причем правительство оказалось в очень затруднительном положении: ведь оно надеялось про-

извести хорошее впечатление на Всемирный банк, доказать, что Мексика — надежная страна для инвесторов.

Люди, организовавшие это выступление, были потомками одной из ветвей майя16 , создателей величайшей из доколумбовых цивилизаций Америки. Мало что было известно об их удивительном прошлом до того, как в 1773 году брат Ордоньес, священник из городка Сиудад Реаль в штате Чьяпас услышал, что где-то в джунглях есть огромный заброшенный город. Вполне в колониальном духе, он велел своим прихожанам отнести его в паланкине за 70 миль к месту предполагаемого расположения этого города. Там ему открылась панорама города в джунглях, знаменитого Паленке. Этот заброшенный город, состоявший из храмов, пирамид и дворцов, построенных из белого известняка, расположился у гряды холмов, поросших тропическим лесом. Здесь-то и возвели некогда майя свой замечательный город, многие загадки которого и сейчас еще не разгаданы историками и археологами. Священник Ордоньес написал о своих изысканиях книгу «История создания неба и земли». Он назвал этот заброшенный город, в духе местной мифологии, «Великим городом змей». Священник утверждал, что Паленке основали люди, явившиеся из-за океана, и вождем их был Вотан, чьим символом являлась змея.

История Вотана описана в книге «Киче майя», которая в 1691 году была сожжена Нуньесом де ла Вега, епископом Чьяпаса. К счастью, часть этой книги епископ скопировал, и именно из этой копии Ордоньес и узнал историю о Вотане. Вотан будто бы явился в Америку с группой последователей, одетых в длинные одежды. Туземцы встретили его дружественно и признали правителем, и пришельцы женились на их дочерях. Хотя епископ и сжег книгу, он всерьез воспринял предание о том, что Вотан

якобы спрятал клад в каком-то подземном укрытии. Обыскав всю епархию, он, наконец, нашел, как ему показалось, то, что искал. Однако ему досталось лишь несколько закрытых глиняных сосудов, небольшое количество зеленых самоцветов (вероятно, нефритов), а также несколько рукописей (последние он вскоре сжег на базарной площади вместе с книгой о Вотане).

Ордоньес вычитал в своей копии, что Вотан четыре раза пересекал Атлантику, чтобы побывать в родном городе под названием Валюм Чивим. Священник заключил, что это — Триполи в Финикии. Из этого следовало, что Вотан был финикийским моряком, открывшим Америку почти за две тысячи лет до Колумба. Согласно этой же легенде, во время одной из своих поездок Вотан посетил большой город, где строили храм до самого неба, хотя это строительство должно было вызвать смешение языков. Епископ Нуньес в своей книге о штате Чьяпас высказал уверенность в том, что Вотан посетил город Вавилон с его знаменитой башней. Так как башня, о которой идет речь, судя по описанию, имела вид зиккурата и поскольку Вавилон был крупнейшим городом мира в эпоху расцвета Финикии, версия эта представляется соблазнительной. Зиккураты Междуречья представляли собой храмы в виде ступенчатых пирамид и были очень похожи на пирамиды в Паленке, так что предположение епископа не столь уж фантастично. После открытия Ордоньеса было решено составить официальное описание руин, и задачу эту поручили выполнить капитану артиллерии дону Антонио дель Рио. Он организовал группы из местных жителей, которые с помощью мачете расчищали джунгли, освобождая одно замечательное здание за другим. Один из помощников капитана сделал рисунки самых великолепных зданий и слепки самых красивых рельефов. Дель Рио считал, что зда-

ния эти, возможно, возвели римляне, и цитировал разных авторитетов, которые утверждали, что в древности Северную Америку посещали египтяне, греки, бритты и другие.

Его доклад, посланный в Мадрид, отрицательно восприняло духовенство, и вскоре он был погребен в архивах. Но все же он не был утрачен, так как с доклада сделали копию, которая хранилась в городе Гватемале. Эту рукопись издал один итальянец, доктор Феликс Кабрера, который в предисловии утверждал, что карфагеняне побывали в Америке перед Первой Пунической войной (264 год до н.э.) и, взяв в жены местных девушек, дали начало народу оль-меков. Эта исправленная и дополненная версия доклада дель Рио стала известна в Лондоне и привлекла внимание книготорговца Генри Бертуда, который ее перевел и опубликовал под заглавием «Описание древнего города, открытого в районе Паленке»*. Это было первое опубликованное описание древнего города, и, как обычно, потребовалось вмешательство человека со стороны, чтобы его напечатали.

В дальнейшем европейские авантюристы не раз побывали в Паленке, чтобы своими глазами увидеть знаменитые руины. Максимильян Вальдек, бывший ученик Жака Давида17 , сделал хорошие гравюры зданий. Американец Стефенс со своим английским другом Катервудом, который прежде составлял описания античных редкостей на Ближнем Востоке, решили сделать измерения храмов и пирамид в Паленке. Работая в очень тяжелых условиях, больные малярией, страдая от клещей и других кровососущих насекомых, они сумели составить первое точное описание города. Потом они опубликовали результаты своих исследований, сопроводив текст множеством

* Как во многих аналогичных случаях, древний город был назван по местности, где был открыт (пер.).

отличных иллюстраций. Книга эта, «Очерки путешествий в Центральную Америку (Чьяпас и Юкатан)», стала бестселлером своего времени.

Стефенс и Катервуд много сделали, чтобы привлечь внимание публики к Паленке и другим древним городам майя, но, не зная языка майя, продолжать работу бь!ло уже невозможно. Нужны были ученые, которые могли бы расшифровать язык майя, подобно тому, как Шампольон постиг смысл египетских иероглифов.

Таким человеком оказался Брассер де Бурбург, француз, как и Шампольон. В 1845 году он отправился сначала в Нью-Йорк, потом в Мексику. Там благодаря помощи влиятельных друзей он получил доступ в архивы и прочел историю ацтеков, написанную Ихтильхочитлем. Кроме того, он подружился с одним из потомков братьев Монтесумы, знавшим язык индейцев. Путешествуя по стране, он открыл немало драгоценных рукописей, погребенных в обителях и библиотеках. После первого знакомства с местными диалектами майя, Брассер смог перевести одну из этих рукописей, оказавшуюся великим эпическим произведением, поэтическим мифом Творения. Вернувшись в Париж, исследователь опубликовал рукопись и принялся за свой новый, еще более масштабный труд, «Историю цивилизованных народов Мексики и Центральной Америки». К тому времени он установил хорошие отношения с испанскими властями, которые допустили его в мадридские архивы. Там он нашел оригинал рукописи епископа Диего де Ланды «Сообщение о делах в Юкатане». Поскольку в книге содержались рисунки иероглифов майя, относящихся к их календарю, Брассер смог, по крайней мере частично, расшифровать их письмена.

Там же, в Мадриде, французский исследователь познакомился с потомком самого Кортеса, профес-

сором Хуаном де Трои Ортолано, в семье которого несколько поколений хранился документ, известный как «Троанский кодекс». В нем было 70 страниц, и позднее, вместе со второй половиной под названием «Кортесианский кодекс», в котором было 42 страницы, они составили так называемый «Мадридский кодекс», самую подробную из дошедцшх до нас рукописей майя. Может быть, по наивности Брассер усмотрел в этом документе подтверждение мифов об Атлантиде, которые бытовали среди коренных жителей Центральной Америки. Он считал, что обширный материк Атлантида некогда простирался от Мексиканского залива до Канарских островов. Майя, как считал исследователь, — потомки людей, уцелевших после катаклизма, а скорее — даже нескольких катаклизмов, уничтоживших этот материк. Он также выдвинул новаторскую теорию о том, что цивилизация зародилась на Атлантиде, а не на Ближнем и Среднем Востоке, как было принято думать, и что выходцы из Атлантиды принесли свою культуру как в Египет, так и в Центральную Америку. Эти теории не принимаются всерьез академиками, но, по крайней мере, там содержится объяснение загадочного сходства между рядом иероглифов майя и древних египтян.

Другие ценные мексиканские документы издал в виде девяти прекрасно иллюстрированных сборников англичанин лорд Кингзборо. Он, в свою очередь, был убежден, что майя произошли от потерянных Колен Израиля18 , и был автором пространных комментариев на эту тему. В частности, он представил иллюстрацию из «Кодекса Борджиа», на которой показано, как 20 знаков дней из календаря майя (см. рис. 3) соответствуют различным частям человеческого тела, подобно средневековым обозначениям знаков Зодиака. Питер Томпкинс19 в книге «Тайны мексиканских пирамид», комментируя эту гипоте-

зу, правда, без достаточных оснований, считает, что эта иллюстрация имеет отношение к теории о том, что жизненная энергия от Солнца, распространяясь по планетам, доходит до желез в человеческом организме, которые управляются небесными телами.

Первые фотографии мексиканских пирамид были сделаны французом Клодом Шарнеем, который работал под патронажем министерства изящных искусств Наполеона III. Позднее Шарней проводил раскопки в Теотиуакане, а также сделал из папье-маше лепные «копии» рельефов в Паленке; последние были отосланы в Париж. Его соперником в своем роде был англичанин на колониальной службе Альфред Модели. Основательное описание археологических памятников и иероглифических текстов майя, составленное этим англичанином, вышло в 20 томах в 1889— 1902 годы.20 С большим трудом Модели удалось сделать гипсовые слепки стел майя, которые он послал в Англию, где они стали экспонатами музея Виктории и Альберта, Южный Кенгсинтон, Лондон. Очевидно, они пребывают там и поныне.

></emphasis> КРЫШКА ИЗ ПАЛЕНКЕ ></emphasis>

Когда XIX век уступил место XX-му, авантюристов и путешественников постепенно вытеснили профессиональные археологи. Хотя археология Нового Света всегда уступала европейской и ближневосточной, все же тайны городов майя понемногу стали раскрываться. Значительная часть лесов вокруг Паленке была вырублена, так что их памятники снова предстали взорам людей — впервые с тех пор, как они были покинуты более тысячи лет назад. Находки, относящиеся к культурам более ранним, чем культура майя, в особенности больших базальтовых голов, подтвердили легенды о том, что ольмеки были

древнейшим культурным народом Центральной Америки. Современная техника раскопок, как и постепенное постижение смысла календаря майя, сделали возможным достаточно точно датировать памятники, так что уже в начале 1950-х годов существовала признанная хронология расцвета и упадка центральноамериканских культур. За это время археологами в Паленке было найдено немало богатых погребений, в том числе — в составе храмовых и дворцовых комплексов. Однако до сих пор ничто не'мог-ло сравниться с открытием мексиканского археолога Альберто Руса, сделанным в 1952 году.

Среди руин Паленке есть замечательное здание, известное как Храм надписей. В этом храме, расположенном на вершине 65-метровой ступенчатой пирамиды, пол из больших каменных плит. Рус обратил внимание на то, что на одной из этих плит есть два ряда отверстий с вынимаемыми каменными стопорами (затычками?). Он предположил, что эта каменная плита — съемная, и попытался это проверить. Когда каменную плиту удалось убрать, он увидел лестницу. Четыре полевых сезона ушло на то, чтобы полностью ее расчистить. И в самом низу, примерно на уровне основания пирамиды, он обнаружил большую комнату. На полу ее, засыпанные щебнем, лежали скелеты шести юношей — вероятно, результат человеческих жертвоприношений. В противоположном конце комнаты был вход, закрытый треугольной каменной плитой. Убрав ее, археологи с удивлением обнаружили нетронутую усыпальницу.

Усыпальница оказалась достаточно обширной: 9 метров в длину и 7 в высоту. Стены были украшены рельефными изображениями людей в ресьма архаичном облачении (сейчас считают, что это — девять Повелителей Ночи в теологии майя). На полу лежали две нефритовые фигурки и две прекрасно вылепленные головы. Но интереснее всего был сам

саркофаг. Он был покрыт огромной четырехугольной крышкой, украшенной искусно сделанными рельефами. А внутри саркофага исследователи обнаружили настоящую сокровищницу майя. Прежде всего они обратили внимание на отлично сделанную нефритовую «посмертную маску». Украшениями тому, кто был здесь похоронен, служили также серьги из перламутра и нефрита, несколько ожерелий из нефритовых бус и нефритовые перстни. Большие нефриты (jade) были положены на руки и в рот — по обычаям майя и ацтеков, очень похожим на китайские. Все это было сделано великолепно. Нефритовая маска — лучшая из до сих пор найденных подобных предметов; но всего замечательнее была сама крышка саркофага.

Паленкская крышка весит около 5 тонн и слишком велика, чтобы переместить ее из усыпальницы, где она пребывает и сейчас. Много внимания ей уже уделяли ученые и студенты, пытавшиеся разобраться в ее сложной системе загадочных изображений. Наибольшую известность получила интерпретация швейцарского писателя Эриха фон Дэникена. В книге «Колесницы богов» он высказал гипотезу о том, что загадочная фигура в центре крышки — это космонавт, который сидит в кабине звездолета. Конечно, подобное заявление было отрицательно воспринято археологами. Они смогли установить, что в этой усыпальнице был похоронен выдающийся правитель Паленке, царь Солнечный Властитель Пакаль, который скончался в 683 году н.э. в возрасте 80 лет; но не было ни малейших оснований считать, что он или кто бы то ни было в тогдашней Мексике видел космический корабль, не говоря уже о том, что им управлял. Подобно более ранним теориям, связывавшим майя с Атлантидой, Древним Египтом или Израилем, эти идеи фон Дэникена остались на уровне спекуляций. Но они соответствовали настроениям

публики 1960-х годов, и его книга тогда стала бестселлером. Мексиканским археологам тогда не раз приходилось сталкиваться с такими тенденциями, крышка из Паленке на время превратилась в символ теорий фон Дэникена. Неудивительно, что его последователи насторожились, когда в 1992 году Морис Кот-терелл, побывав в Мексике, выдвинул новую, пусть и не лишенную противоречий, теорию, касающуюся этой крышки.

Многие загадки майя до сих пор не разгаданы. Откуда они явились? Для какой цели соорудили свои памятники? Почему поспешно покинули свои великолепные города? Эти вопросы до сих пор не дают покоя исследователям и гостям Паленке и других городов майя. Археологи дали ответы на многие вопросы; особенно это касается расшифровки календаря майя. Но их реальные мотивы пока не нашли полного объяснения. Кажется, крышка из Паленке нам поможет в этом, и, похоже, мы стоим на пороге решения этой задачи.

ГЛАВА2

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ МАЙЯ О ВРЕМЕНИ

Конечно, полное разрушение культур древней Мексики нанесло непоправимый ущерб культурологии. Многие документы, памятники, даже и языки оказались утраченными в период испанского завоевания, так что о культуре древних майя мы многого уже не узнаем. И все же последние два столетия отмечены немалыми достижениями; многое удалось восстановить, вернув из исторического небытия. Лишь часть этой работы была проведена самоотверженными любителями, такими как Стефен, Модели или Шарней. Значительный вклад в изучение и расшифровку текстов майя внесли и– другие исследователи. Пожалуй, особую роль здесь сыграла такая колоритная личность, как уже упоминавшийся Брассер де Бурбург. Теперь академики презирают его за веру в существование древней Атлантиды, но ведь это был образованнейший человек, принятый в высших кругах тогдашнего европейского общества. Правительство Наполеона III поручило ему даже написать книгу о Юкатане. Иллюстрации же к этому тексту были выполнены графом Вальдеком, которого сегодня также воспринимают довольно скептически из-за его концепции «диффузий». Он не считал культуру майя вполне самобытной, полагая, что они многое переняли у халдеев, финикийцев и других восточных народов. Вальдек, по-видимому, был очень работоспособным человеком, потому что трудился около года,

изучая и зарисовывая руины Паленке, причем четыре месяца жил в походных условиях, в здании, которое и теперь известно как Дом счета. Он, очевидно, был оригиналом: говорят, что в сто лет этот человек женился на 17-летней девушке, а еще отда– • вал много сил приготовлению хрена, который ел в течение шести недель каждой весной.

Подобные рассказы, видимо, немало занимали сплетников, что же касается опубликованных иллюстраций Вальдека, то они вызывали всегда множество нареканий из-за неточностей в изображении. Его рабочие зарисовки, которые сейчас хранятся в Библиотеке Ньюберри, в Чикаго, отличаются очень высоким качеством. Поэтому вполне вероятно, что, работая над опубликованными литографиями, он приспосабливал их к вкусам публики, которой хотелось романтических образов, наподобие тех, что содержались в известном «Описании Египта»1 . Откуда ему было знать, что в дальнейшем исследователям культуры майя потребуются точные изображения памятников, которые помогли бы в их работе? Да если бы и знал, то, скорее всего, ответил бы, что наука — не его стихия, что он художник и у него свое видение вещей.

Что до Брассера, то он родился во Франции в 1814 году. Начал он с карьеры среднего беллетриста, но потом (примерно к 30 годам) понял, что достичь чего-то в жизни можно, лишь имея связи. Брассер поступил на церковную службу вовсе не из особой религиозности, а ради карьеры. В прошлом веке образованный джентльмен мог без особых затруднений стать аббатом. Это звание часто вовсе не было связано с обязанностями священнослужителя, но зато очень подходило людям, которые хотели стать учителями детей знати или же, как Брассер, любили рыться в церковных архивах. Как мы видели, он потрудился основательно и, в частности, в 1862 году

сделал достоянием публики «Сообщение о делах в Юкатане» епископа Ланды, а также два упомянутых выше сборника текстов, объединенных ныне в «Мадридский кодекс». Он изучил и третий сборник текстов, касающихся майя, опубликованный в издании Кингсборо в 1831 —1838 годы.

Ознакомившись с «Сообщением» Ланды, Брассер смог приступить к расшифровке трех сборников текстов майя. Прежде главное препятствие состояло в том, что никто не знал ключа к иероглифам майя. К тому же многие считали, что эти «примитивные» индейцы неспособны выражать сложные идеи в письменной форме. Но работа Ланды в археологии майя сыграла роль Розеттского камня2 , и можно представить волнение Брассера, когда он понял это. Прошел 41 год с тех пор, как другой француз, Жан Шампольон, опубликовал свою расшифровку египетских иероглифов на основе анализа надписей Розеттского камня, и Брассер надеялся сделать нечто подобное.

В то время уже было известно, что ацтеки и майя пользовались двумя календарями. В первом год состоял всегда из 260 дней и назывался «тцолкин», а во втором «нечетный год» состоял из 365 дней. Брассер в «Сообщении» отыскал таблицу с названиями дней в календаре «тцолкин», которых было 20. Более того, рядом с каждым названием по-испански стоял соответствующий иероглиф майя. Взволнованный исследователь понял, что перед ним календарный словарь, ключ к пониманию счета времени индейцев майя. Теперь он мог заняться и анализом текстов, содержащихся в сборниках.

Он также открыл (хотя и не знал, что это открытие уже было сделано другим исследователем, Константином Рафинеском), что майя использовали точки и черточки для записи цифр. Цифры от 1 до 4 обозначались точками, пятерки — черточка

ми, число 6 — черточкой с точкой, а число 13 — двумя черточками и тремя точками над ними (рис. 5). Структура обоих календарей, как и принцип взаимодействия между ними, очень проста, если только усвоить несколько основных понятий. «Тцол-кин» — очень древний календарь и восходит, видимо, еще ко времени ольмеков.3 Некоторые племена майя в отдаленных районах страны и теперь пользуются им в ритуальных и магических целях. Он основан на сочетании 20 наименований месяцев с цифрами от 1 до 13. Но счет ведется не последовательно, как в нашем григорианском календаре с месяцами в 30 и 31 день. Здесь основа совсем иная. Чтобы понять это, попытаемся представить, что, например, каждой цифре соответствует название определенного месяца. Мы, как обычно, начинаем с

1 января, но потом вместо 2 января должно идти

2 февраля, потом — 3 марта и так до 12 декабря, а потом — 13 января.* Полный цикл, в таком случае,

* Это — условное сравнение (пер.).

составит 156 дней (12 х 13), после чего счет начнется снова, как бы с 1 января (рис. 6, 7).

Последним днем из 260 будет, таким образом, 13 ахау, после чего в следующем цикле снова будет первым I Имикс. Таким образом, каждый цикл представляет собой полный круг (рис. 8).

Как уже говорилось, у майя был еще «хааб» — «нечетный год» из 365 дней (дополнительные дни, как у нас раз в четыре года, они игнорировали).4 Такой год состоял из 18 месяцев по 20 дней (всего 360) и короткого «месяца» из 5 дополнительных дней.

Эти 20-дневные месяцы, как и короткий 5-дневный, также имели имена и символы (рис. 9). Последний, 5-дневный месяц назывался «уайэб». Двадца-

Имикс — морской дракон,

вода, вино

Ик — воздух, жизнь Акбал — ночь Кан — зерно Чикхан — змея Сими — смерть Маник — олень, хватка Ламаткролик Мулук — дождь Ок — собака

Чуенобезьяна

Эб — щетка

Бен — камыш

Их — ягуар

Мен — птица, орел, мудрец

Сиб — сова, хищник

Кабанземля, сила

Эзнаб — кремень, нож

Кауак — буря

Ахау — владыка

тидневные месяцы начинались с нулевого числа (оно называлось «сидением» — seating) и кончались 19-м числом, при последовательной нумерации, например: «сидение месяца поп», I поп, 2 поп, 3 поп… вплоть до 4-го уайэб (5-дневного месяца), а потом снова «сидение месяца поп».

Из наличия двух циклов («тцолкина» и «нечетного года») вытекало то обстоятельство, что каждый день имел два наименования, например, 3 акбал, 4 куму. Поскольку оба цикла были разной длины, ни одна специфическая двойная комбинация названий дня не повторялась в течение 52-х «нечетных» лет и 73-х лет «тцолкин» (52 х 365 = 18 980 = 73 х 260).

Такой период времени обычно именовался «Ацтеке –ким веком»5 , или «Календарным кругом».

Такой принцип счета дат для повседневных нужд ныне выглядит диковинным. Как бы то ни было, ацтекские жрецы, пользовавшиеся календарем до испанского вторжения, преследовали прежде всего цели, связанные с магией. Определенные дни, в осо-

бенности 5 дополнительных, считались несчастливыми. Очень большое значение имел и день рождения человека: считалось, что он определяет его дальнейшую жизнь, включая имя и карьеру. Но при том, что эта календарная система была вполне адекватной своим целям, она имела и ограничения. Майя, чтобы справиться с этими трудностями, разработали еще одну систему счета времени под названием Длительный счет6 .

></emphasis>

Одним из достижений культуры майя (в отличие от более поздней, ацтекской) было умение обращаться со своим довольно сложным календарем. Сейчас на Западе мы пользуемся григорианским календарем (модернизированный вариант юлианского), в котором отсчет времени ведется применительно к одному событию, к Рождеству Христову, которое произошло, так сказать, в нулевой год н.э. Все предыдущие годы отнесены к периоду до нашей эры, последующие относятся к нашей эре. Пользуясь нашим календарем, мы можем датировать любые события прошедших эпох, а также — будущие годы. Мы уже настолько привыкли к своему григорианскому календарю, что порой забываем о том, что он не единственный, которым пользуются в современном мире, и что люди не пользовались им в далеком прошлом. Что до жителей Центральной Америки, то до испанского завоевания они, конечно, вели счет времени не от Рождества Христа, а от другого события — от «Рождения Венеры». Красавица богиня из европейской мифологии тут ни при чем. Имелся в виду «первый восход» — появление на небесах планеты Венеры. Майя были великими астрономами и вели систематические наблюдения за движением

планеты Венеры по орбите, что и составило основу сложной календарной системы, просуществовавшей много столетий.

Открытию календарной системы, основанной на Длительном счете индейцев майя, мы обязаны во многом трудам немецкого библиотекаря Эрнста Фёр-стемана. С 1867 года он начал работать в Дрезденской библиотеке, и так случилось, что именно в этой библиотеке хранился самый значительный сборник документов, касавшихся майя — так называемый Дрезденский кодекс. В 1880 году Фёрстеман начал серьезно изучать этот сборник. Прежде всего, он начал делать очень точные факсимильные копии и изготовил их 60. Это оказалось кстати, потому что оригинал сильно пострадал от воды при хранении в вин-•ном погребе во время Второй мировой войны.

Уже в 1882 году американец Сайрус Томас, изучая фотографию одной надписи, заключил, что цифры майя следует читать слева направо и сверху вниз. Фёрстеман, работая с Дрезденским кодексом и с «Сообщением» Ланды, продолжил эту работу, и ему удалось разъяснить загадки календаря майя. Немецкий исследователь установил, что их счет времени основывался не на десятичной, как у нас сейчас, а на двадцатичной системе, что майя фиксировали даты с помощью Длительного счета и что начало большого календарного цикла у них приходилось на 4 ахау, 8 куму не одну тысячу лет назад.

Чтобы это понять, необходимо усвоить еще кое-что из представлений майя о счете времени. Помимо пользования «тцолкином» (год из 260 дней), «нечетным годом» (из 365 дней) и календарным циклом в 52 года, майя вели также особый счет дням. С небольшими вариациями, они пользовались своей двадцатичной системой, считая время в «кинах», «уина-лах», «тунах» и т.д. Эта система, на первый взгляд, может показаться очень громоздкой, но это не так,

если помнить о двадцатичной системе исчисления времени. Принцип ее выглядел так:

20 кинов-дней = 1 уиналу (20-дневный месяц)

18 уиналов = 1 туну (360-дневный год)

20 тунов = 1 катуну (7200 дней)

20 катунов = 1 бактуну (144 000 дней)

На стелах и других памятниках даты майя были записаны двумя колонками иероглифов, читаемых слева направо и сверху вниз. Вся серия начиналась с вводного иероглифа и часто кончалась датой, имевшей отношение к лунному циклу и упоминанию того из Девяти Повелителей Ночи, который правил в это время. А между ними были даты, выражавшиеся в бактунах, катунах, тунах и т.д., плюс соответствующие даты по «тцолкину» (260 дней) и «хаабу» (365 дней). На рисунке 10 показана типичная дата, записанная с помощью Длительного счета на «лейденской плите» (или «Лейденской таблице»). Полностью эта дата выглядит так: вводный иероглиф, 8 бактунов, 14 катунов, 3 туна, 1 уинал, 12 кинов, 1 эб, Ояхкин.

Кроме системы Длительного счета, Фёрстеман сделал и другие открытия. Изучая Дрезденский кодекс, он показал, что там содержатся «Таблица Венеры» с расчетами движения этой планеты по циклам примерно в 584 дня, а также лунные таблицы для вычисления возможного времени затмений. Может показаться, что он лишь кропотливо изучал древности, имеющие лишь историческое значение, на самом деле это труд гения. Не удивительно, что индейцы оплакивали гибель своих книг, сгоревших в огне по воле невежественных епископов. Они разрушили величайшие научные творения и, в частности, записи астрономических наблюдений за несколько столетий.

Фёрстеман, трудившийся в тиши одной из немецких библиотек, вдали от Центральной Америки, конечно, нашел важнейший ключ к календарной системе майя, хотя и он не решил эту задачу полностью. Научившись читать даты Длинного счета в Дрезденском кодексе, он не мог связать их с датами григорианского календаря. Для этого надо было знать большее число дат, с более точными ссылками и указаниями, чем содержались в памятниках майя. Это суждено было открыть другим исследователям. Предпринимались отдельные попытки фотографировать памятники майя и изучать их, но выполнить это было нелегко — такие памятники находились неблизко один от другого, нередко в труднодоступных местах, в джунглях. Наконец, за дело взялся Альфред Модели, которому и удалось составить довольно полный сборник надписей, который стал теперь достоянием исследователей. Публикация его «Археологии» в приложениях к пятитомнику «Центральноамериканская биология» в 1889 и 1902 годы стала новой важной вехой в изучении культуры майя. Теперь исследователи смогли сопоставить значительное количество надписей с текстом Ланды и с кодексами, известными ранее. Может быть, так и должно было случиться, хотя это вызвало неудовольствие современных исследователей майя: и в этот раз следующий важный шаг сде-

лал человек посторонний. Это был американский предприниматель Джозеф Гудмэн, журналист по профессии. В 23 года он издавал собственную газету в Вирджиния-сити, недалеко от Рено, в штате Невада, под названием «Территорал Энтерпрайз». Вирджиния-сити был беспокойным городом. В тех краях в конце 50-х годов XIX века было найдено золото, и многочисленные любители легкой наживы вскоре превратили Вирджинию в типичный город Дикого Запада. Гудмэн использовал конъюнктуру, не только будучи хозяином местной газеты (где в начале своей карьеры сотрудничал и Марк Твен), он не чурался и дел, связанных с добычей золота. Вскоре он стал богачом и перебрался из края золотой лихорадки в относительно спокойную тогда Калифорнию. Здесь он начал издавать новую газету «Сан-францисканец», купил фруктовый сад в Фресно и посвятил себя новому хобби — изучению майя.

В 1897 году он подготовил к публикации первые результаты своих исследований, ставшие частью приложения Модели к его фундаментальной «Центральноамериканской биологии». Игнорируя неравенство Фёрстемана, с ранними работами которого Гудмэн должен был быть знаком, он заявил, что открыл Длительный счет и начальную дату 4 ахау, 8 куму. Современные специалисты по майя, например Эрик Томпсон, убеждены, что у Гудмэна не было достаточно материалов, чтобы самому дойти до этих выводов, что он, должно быть, украл идею у Фёрстемана.

Но если даже и так, то Гудмэн внес и свой оригинальный вклад в майянологию. Во-первых, он установил, что у майя были специальные «головные» иероглифы, как альтернатива точкам и черточкам для записи цифр (вроде того, как у нас есть арабские и есть римские цифры). Поэтому при ведении Длительного счета майя пользовались не одной сие-

темой. Но гораздо важнее оказалась его публикация 1905 года в газете «Американский антрополог» под заглавием «Даты майя». Именно эта работа оказалась новаторской и позволила связать даты майя с датами в нашем собственном календаре.

До сих пор никто из исследователей не мог связать даты в многочисленных надписях майя с григорианской системой. Тщательно изучая книгу Ланды, кодексы и различные центральноамериканские источники, Гудмэн пришел к заключению, которое позволило другим ученым составить единую хронологию истории цивилизации майя. Работу Гудмэна долго игнорировали, но в конце концов на нее обратили внимание, и, с небольшим уточнением в три дня, его хронология теперь принята одним из самых влиятельных специалистов по майя, Эриком Томпсоном7 . Он установил, что конец предыдущей эпохи, по календарю майя, как и начало нынешней, относится к 13 августа 3114 года до н.э. Так как эпоха майя, по расчетам, должна продолжаться 13 бакту-нов, или 1 872 000 дней, то конец настоящей эпохи должен наступить 22 декабря 2012 года. В этот последний период нашей эпохи мы и живем.

></emphasis>

Но майя занимались не только счетом дней и созданием концепции времени. Они также были опытными астрономами. Когда города майя освобождались от джунглей, археологи, изучавшие эти поселения, обратили внимание на то, что расположение храмов и других зданий имело для майя очень большое значение. Как и другие народы, народы Центральной Америки, майя придавали особый смысл движению небесных тел. Нередко «коньки» крыш и порталов8 , довольно важные части храмов

майя, были ориентированы таким образом, что их положение обозначало восход, кульминацию и закат тех или иных звезд. Особенно интересовали майя созвездие Плеяды, а также траектория таких планет, как Меркурий, Венера, Марс и Юпитер. И уж конечно, они очень внимательно наблюдали за движением Солнца и Луны, а потому умели предсказывать затмения.

Фёрстеман первым заметил, что в Дрезденском кодексе содержались таблицы предсказаний затмений. Сейчас для расчетов затмений мы используем алгебраические вычисления, но, как известно из источников, майя действовали по-другому: они сочетали астрономические наблюдения и справочные таблицы. Таблицы Дрезденского кодекса должны были дать жрецам не только информацию о будущих затмениях9 , но и о том, как соотнести их с 260-дневным календарем «тцолкин». Говоря кратко, они составляли свои таблицы из расчета на 11 958 дней, что почти точно соответствует 46 годам «тцолкин» (11 960 дней)*. Это полностью соответствует 405 лунным месяцам (также 11 960 дням). Авторами таблиц были также составлены дополнения, корректирующие их основные данные, что обеспечивало их точность до одного дня в течение 4500 лет. Это — удивительное достижение.

При всей важности затмений, не меньший интерес для майя представляла планета Венера. Фёрстеман установил, что в Дрезденском кодексе около пяти страниц посвящено расчетам, касающимся этой планеты. Похоже, что майя интересовали не столько повседневные сведения о Венере, сколько средний цикл ее вращения за длительные периоды времени. На Венере год составляет от 581 до 587 дней (средняя величина — 584). Именно эта цифра и ее крат-

* 11 958 и 11 960.

ные особенно интересовали жрецов — составителей таблиц. Но еще интереснее, что в Дрезденском кодексе есть числа, имеющие особое значение для составителей текстов. Э*о число 1 миллион 366 тысяч 560 дней. Оно имеет отношение к начальной точке эпохи, о которой идет речь в кодексе — к «рождению Венеры». Особое значение этой цифры заключается в том, что она имеет отношение также ко всем важным временным циклам.

Действительно, 1 366 560 =

260 х 5256 (число «тцолкинов»)

365 х 3744 (число «нечетных лет»)

584 х 2340 (число обычных циклов обращения

Венеры)

780 х 1752 (число обычных циклов обращения

Марса)

18 980 х 72 (число «ацтекских веков»).

Именно это число вызывало у Мориса Коттерел-ла интерес к индейцам майя, так как оно очень близко к совершенно другой цифре — 1 366 040 дней, которую он получил совсем другим путем — изучая циклы пятнообразовательной активности Солнца. Могли ли быть связаны эти два числа, различающиеся только двумя периодами в 260 дней? Это и стало предметом его работы на несколько лет, и его открытия в этой области были поистине сенсационными. Но прежде, чем заняться этим вопросом, нам надо понять, каким образом пришел Коттерелл к своему «числу чисел» — 1 366 040.

ГЛАВА3

НОВАЯ, СОЛНЕЧНАЯ АСТРОЛОГИЯ

Астрология является одним из факторов раскола между людьми. Это самое древнее из всех знаний многим кажется чуть ли не вершиной мировой мудрости; но и немало людей, особенно среди ученых, которые видят в ней просто суеверие. Если это и суеверие, то захватило оно не только европейские и даже не только евразийские культуры. Очевидно, все цивилизованные общества, включая и индейцев майя, проявляли большой интерес к движениям звезд. В сборниках уцелевших документов, таких как Дрезденский кодекс, особенно большое место занимают астрологические материи, такие как расчеты и прогнозы 584-дневных циклов обращения Венеры, а также таблицы, позволяющие предсказывать затмения. Теперь установлено, что ряд зданий майя, например «Каракол» в Чичен-Ице, служили им обсерваториями, где жрецы могли наблюдать восход и заход планет, преследуя, прежде всего, астрологические цели.1 Одной из удивительных черт культуры майя было их умение рассчитывать периоды обращения Венеры, Марса и других планет. Но, по-видимому, в основе их интереса к астрологии лежала забота о человеческой плодовитости.

Неудивительно, что астрология сама по себе способна вызвать у людей недоверие, если принять во внимание те фантастические и даже дикие заявления, которые делаются от ее имени. В самом деле,

почему мы должны верить, что благодаря влиянию Юпитера нам от рождения суждены удача и богатство или что Сатурн, в сочетании с другими планетами, приносит несчастье? В астрологии научность и мистика с давних пор так переплелись, что непросто отделить одно от другого. Но тому, кто изучал людей, понятно, что нельзя полностью игнорировать ее факторы. Как говорится, «в этом что-то есть».

К такому же выводу пришел и Морис Коттерелл, когда в юности служил на торговом флоте и по нескольку месяцев проводил вдали от земли. Близко общаясь с людьми на корабле, он не мог не заметить, что по крайней мере у части его товарищей поведение соответствует астрологическим интерпретациям. Так, по его наблюдениям, люди, родившиеся под знаком «огня», который считается «более "агрессивным», действительно отличались большей агрессивностью. К тому же агрессивность их проявлялась циклично, хотя нельзя было сразу заметить непосредственной связи между их поведением и астрологией. Заинтригованный всеми этими наблюдениями, Морис всерьез заинтересовался проблемами, связанными с астрологией. Получив отпуск, он отправился в местную библиотеку и достал там все книги, которые, как ему казалось, имели отношение к интересующему его предмету, Среди них были не только популярные книжки по астрономии и астрологии, но и такие, которые, на первый взгляд, не имели отношения к делу, как труды по пчеловодству (жизнь и поведение пчел, между прочим, тесно связаны с Солнцем). Разбираясь в этом материале, Коттерелл обратил внимание на интересные результаты одного исследования, которое в Институте психиатрии провели совместно астролог Джефф Майо2 и известный психолог, профессор X. Айзенк3 . Они подвергли обследованию на научной основе 1795 и еще

2324 человек и продемонстрировали связь между астрологическим знаком, под которым рожден человек, и экстравертным (интровертным) характером его психики (рис. 11).

Чисто статистически этих результатов не объяснишь: вероятность случайного совпадения была 10 000 к 1. Как, очевидно, могли бы предвидеть аст-. рологи, обнаружилась определенная статистическая тенденция: люди, рожденные под так называемыми знаками «воздуха» и «огня», скорее являются экстравертами, тогда как рожденные под знаками «воды» и «земли» — скорее интровертами.4 Так как двенадцать знаков Зодиака следуют в порядке: «огонь, зем-

ля, воздух, вода», то год можно довольно точно разделить на «экстравертные» и «интровертные» месяцы (рис. 12)..

Коттерелл знал, что из-за прецессии Солнца небесный «экватор» медленно смещается, и поэтому знаки Зодиака уже не соответствуют расположению созвездий, носящих те же имена. Это значит, что в то время, как в античные времена Солнце находилось «в созвездии Овна», в период весеннего равноденствия, теперь в этот же период оно находится «в созвездии Рыб». То обстоятельство, что астрологи и теперь называют первым весенним знаком Овна, а не Рыб,5 — одна из причин, почему ученые отвергают астрологию как лженауку. Однако исследования Майо и Айзенка показывают, что, несмотря на это смещение астрологические знаки в каком-то отношении «работают»: люди, рожденные под «знаком Овна», проявляют явные экстравертные тенденции, хотя Солнце и не «находится» в этом созвездии. Это-

му может быть только одно объяснение: то существенное, что было в астрологии, связано не с созвездиями Зодиака, которые играют роль фона, а, скорее, с каким-то циклом, имеющим отношение к активности самого Солнца. Иными словами, корни астрологии лежат во влиянии Солнца на жизнь Земли и в особенностях солнечного года.

Теперь перед Коттереллом встал вопрос, каким же образом Солнце может влиять на людей, родившихся под определенным знаком Зодиака, так, чтобы они вели себя как интроверты или экстраверты? Будучи радиооператором, он знал, что на радиоволны влияет состояние верхних слоев атмосферы, а на них, в свою очередь, влияет Солнце. Он также знал, что в периоды, когда появляется много солнечных пятен, радиосигналы искажаются и возникает значительный шум, мешающий приему. Теперь Котте-реллу стало казаться, что «астрологические эффекты», видимо, как-то связаны с этой солнечной активностью, но он не представлял себе, каким образом это может быть.

Солнце — самое известное нам из небесных тел, и мы настолько привыкли к нему, что воспринимаем его, как нечто само собой разумеющееся. Но так ли уж много мы знаем об этом прародителе нашей Солнечной системы, о светиле, которое во многих предшествующих культурах считалось отцом богов? Появление современных телескопов и компьютеров привело к тому, что наши знания, по крайней мере о поверхности Солнца, существенно возросли. Но многого о нем мы не знаем и, возможно, никогда не узнаем. Коттерелл, установив, что Солнце, точнее,

определенные циклы солнечной активности, определяет астрологические типы, решил разобраться в этой проблеме более конкретно. Он чувствовал, что это явление каким-то образом связано с солнечными пятнами, но ему нужны были факты, подтверждающие это предположение.

Солнечные пятна представляют собой области относительно более низкой температуры на солнечной поверхности, а остальные части ее горячее, а потому — ярче. Впервые на них обратил внимание в 1610 году Галилей, пользовавшийся одним из первых телескопов. Он же установил, что эти пятна суть порождения солнечной активности, а не спутники, движущиеся перед солнечным диском. В отличие, скажем, от планет, таких как Меркурий или Венера, которые тоже время от времени проходят перед Солнцем, солнечные пятна не имеют постоянных очертаний; их число и расположение на поверхности Солнца непостоянны. Некоторые из пятен существуют по нескольку часов, другие — по нескольку месяцев, но все они, рано или поздно, исчезают. И размеры их могут быть разными: некоторые так велики, что их можно различить невооруженным глазом.6

Давно уже было замечено, что в появлении солнечных пятен есть известная закономерность. В 1843 году Р. Вульф установил, что существует определенный цикл в появлении и исчезновении этих пятен, приблизительно равный 11,1 году. В начале такого цикла пятна появляются в районе солнечных полюсов. Затем — постепенно — все ближе и ближе к экватору, а потом, уже к концу цикла — снова появляются в районе полюсов. Однако в этих циклах появления солнечных пятен нет регулярности, и пятнообразовательная активность бывает разной интенсивности. Есть у нее свои максимумы, а также

минимумы, как, например, в 1645—1715 годы, когда солнечных пятен не было замечено вовсе.7 В такие периоды сияющее Солнце выглядит совершенно чистым.

ПРИЧИНЫ ПОЯВЛЕНИЯ СОЛНЕЧНЫХ ПЯТЕН

Долгое время ни астрономы, ни физики не могли объяснить причин этого появления. С одной стороны, казалось, что они похожи на атмосферные явления, что-то вроде смерчей торнадо, с другой — их периодичность свидетельствовала о том, что их происхождение связано с более глубокими причинами, с какими-то неизвестными явлениями внутри солнечного ядра. Как и Земля, Солнце вращается вокруг своей оси и имеет полюса, северный и южный. Но имеется и существенная разница между этими небесными телами. У Земли есть твердая кора, поэтому наша планета вращается как плотный шар. Солнце же состоит из раскаленной плазмы и не вращается как твердое тело. Его вращение в районах полюсов происходит медленнее, чем в районе экватора, и солнечный «день» составляет у полюсов 37 земных дней, а у экватора — только 26.8 Так же как" у Земли и большинства планет Солнечной системы, у Солнца есть магнитное поле. Но это не такое же простое поле, как у Земли, а более сложное. С магнитным полем Солнца связано еще много загадок, но сейчас считается, что у него два основных компонента: диполь (двухполюсник) север-юг и экваториальный квадриполь (четырехполюсник). Поле, создаваемое диполем «север-юг», по ориентации очень похоже на магнитное поле Земли. Поле, создаваемое квадриполем (четырехполюсником), можно представить как четыре центра магнетизма, расположенных на равных расстояниях по солнечному экватору. Эти

«центры» имеют альтернативную полярность, они эквивалентны северному и южному полюсам магнита, но только здесь четыре таких «полюса», а не два (рис.13).

Это объясняет наличие небольших районов более интенсивного магнетизма под поверхностью Солнца. Считается, что «магнитные петли» периодически порождают «взрывы» на солнечной поверхности, следствием чего и является появление известных нам пятен9 (рис. 15),

Коттерелл предположил, что «астрологические» характеристики людей зависят от этих изменений солнечного магнетизма, и вплотную занялся и'зуче-нием этих явлений. Надо было выяснить механизм этих процессов.

«ВЕТРЫ», ИСХОДЯЩИЕ ОТ СОЛНЦА

С тех пор, как мы стали запускать космические корабли, наши знания о Солнечной системе растут с удивительной быстротой. Мы уже почти забыли, что до начала 1960-х годов могли вести наблюдения, за Солнечной системой только с поверхности Земли. Лишь в конце XX века, выйдя за пределы земной атмосферы, люди смогли воспринимать космос не как воображаемое, а как реальное пространство. Мы обнаружили, что это — вовсе не «почти полный вакуум», как думали еще не так давно, что пространство это заполнено радиацией, газами и «космической пылью». Конечно, все это находится в очень разреженном состоянии, но теперь уже признано, что этой «невидимой» материи в космическом пространстве содержится больше, чем во всех видимых звездах и планетах. Они представляют собой, так сказать, плотные сгустки вещества, «плывущие» в море разреженных газов. Космос в действительности оказался более похожим на представления древних о нем, как о великом океане, по которому медленно плывет земля, чем на «теории вакуума» нынешнего столетия.

Наше семейство планет буквально существует в ауре Солнца. От нашей звезды-родительницы исходит не только видимый свет, но и электромагнитное излучение разных видов, радиолучи, инфракрасные лучи, видимые лучи, ультрафиолетовые лучи, рентгеновские лучи. Кроме того, Солнце также выб-

расывает в космическое пространство различные вещества (так называемые солнечные ветры). Это потоки заряженных частиц, ионов, которые особенно интенсивны во время вспышек и протуберанцев. Хотя эти «ветры» носят более разреженный характер, чем движение воздуха в нашей атмосфере, они все же имеют большое значение. По этой причине, например, «хвосты» комет отклоняются в сторону от Солнца. Но «солнечные ветры» влияют не только на кометы, но и на нашу планету. Нашу Землю окружает ее магнитосфера. Она включает в себя также две зоны, названные по имени их открывателя — «поясами Ван Аллена»10 (рис. 16). Достигая магнитосферы Земли, «солнечные ветры» искажают ее, вызывая ударные волны.

На стороне, обращенной к Солнцу, земная магнитосфера испытывает давление потоков заряженных электричеством частиц, исходящих от Солнца, которые влияют на магнетизм Земли. На противоположной стороне «магнитный хвост» тянется далеко в космос.

Земля окружена –вонами радиации, известными как «пояса Ван Аллена», в которых заряженные частицы движутся по спирали, «захваченные» магнитным полем Земли; поэтому сфера поясов находится под углом по отношению к оси вращения Земли

Частицы, исходящие от Солнца, бывают разными, но чаще всего это или электроны, или протоны, положительно заряженные частицы атомов водорода." Если мы представим себе поперечный разрез Солнца по «экватору», то увидим четыре центра его квадрипольного магнитного поля (рис. 17).

Вращаясь вокруг своей оси, оно выбрасывает в космос различные частицы, но их происхождение и полярность в каждом месте вокруг «экватора» определяются магнитной полярностью соответствующего центра. Из районов с отрицательной полярностью исходят отрицательно заряженные частицы — электроны, а из районов с положительной полярностью — положительно заряженные (в основном протоны). В результате, словно из садовой лейки, происходит «распыление» частиц от Солнца во всех направлениях, но только эти частицы имеют разную природу, в зависимости от источника. Данные, полученные с помощью межпланетного корабля (IMP 1 1963), подтверждают, что так и есть (рис. 18).

Помимо отклонений в магнитосфере земли, «солнечные ветры» вызывают и другие феномены. Многие заряженные частицы, попадая в магнитосферу

Земли, сосредоточиваются вокруг ее магнитных полюсов. Влетая с большой скоростью в верхние, наиболее разреженные слои атмосферы, они ударяются об отдельные частицы разреженного воздуха, вызывая яркое свечение, известное как Полярное (Северное) сияние.

Но «солнечные ветры» могут иметь и более серьезные и неприятные последствия.. Вот что, например, произошло в 1989 году согласно докладу Эдинбургской группы геологических наблюдений. В янва-

ре-феврале заметно повысилась солнечная активность, а 5 марта в 13.54 по Гринвичу на поверхности Солнца произошла мощная вспышка рентгеновских лучей, продолжавшаяся 137 минут. Считается, что это было самое значительное подобное явление в этом столетии. В районе вспышки ясно было видно скопление солнечных пятен — свидетельство связи между этим феноменом и магнитной активностью Солнца. 8 марта началось излучение протонов, и мощный поток этих частиц направился к Земле (эта вспышка продолжалась до 13 марта). Прибытие на Землю этого потока заряженных частиц оказало существенное влияние "на ее собственное магнитное поле. Считается, что это отклонение было самым сильным с 1952 года и вызвало мощную магнитную бурю. Мониторы Лервикской лаборатории на Шетлен-дских островах зарегистрировали обширное магнитное отклонение в 8 градусов на протяжении нескольких часов (ср. с нормальным отклонением 0,2 градуса в час). Интенсивность магнитной бури была такой, что Северное сияние ясно видели и в Южной Англии. Сообщения о подобных зрелищах поступали и из Италии, и даже с Ямайки. Магнитная буря также нарушила в ряде мест работу линий электропередач, телефонную и телеграфную связь. Из Канады сообщали, что сотни тысяч людей остались без света, так как вышла из строя часть электросети. Из-за магнитной бури распространение радиоволн было нарушено до такой степени, что на время этот вид связи стал невозможным. Наличие шумового фона свидетельствовало о том, что была также нарушена и спутниковая связь. При этом радиация была настолько интенсивной, что астронавты на борту шат-тла «Дискавери» не смогли работать в открытом космосе, и им пришлось закончить полет на день раньше, так как компьютер стал плохо работать, видимо, тоже в связи с магнитной бурей. Небезопасно

было и в верхних слоях атмосферы — так, авиалайнер «Конкорд» должен был изменить курс, чтобы не подвергать пассажиров и команду опасному облучению. В общем, одна вспышка — не самое выдающееся из солнечных явлений — доставила землянам много неприятностей.

«АСТРОГЕНЕТИКА»

Вернемся в 1986 год, когда это событие было еще в будущем. Коттерелл уже тогда работал над новой теорией, связывающей астрологию и солнечную активность. Он был убежден, что существует связь между характеристиками людей, связанными с астрологией, и влияниями «солнечных ветров» на магнитное поле Земли, которое, в свою очередь, влияет на развитие плода в утробе начиная с зачатия. Иными словами, характер магнетизма Земли в момент оплодотворения оказывает влияние на развитие зародыша, и это обстоятельство определяет астрологический тип при рождении. Эта «концепция зачатия» радикально отличалась от взглядов, которых придерживались большинство астрол'огов, верившее, что судьбу человека определяют таинственные влияния звезд и планет в момент рождения. Но Коттерелл, убежденный в своей правоте, стал писать книгу. Его концепция кратко изложена в Приложениях 1 и 2, но детально с ней можно ознакомиться в его книге «Астрогенетика». К середине года Коттерелл завершил работу и послал книгу разным авторитетам в области астрономии и астрологии, надеясь на благоприятный отзыв или хотя бы на заинтересованный отклик. Увы, большинство его адресатов не ответило вовсе, и Коттереллу оставалось только предполагать, что они или категорически не приняли его концепцию, или вовсе ею не заинтересовались.

Однако он услышал о планируемой международной астрологической конференции, которая должна была пройти в Британском Астрологическом обществе в Лондоне. Узнав о длительной исследовательской работе Коттерелла, устроители согласились пригласить и выслушать его. Правда, ему дали всего десять минут перед обеденным перерывом, чтобы рассказать о двухлетней работе, но это было лучше, чем ничего. По крайней мере, он получил возможность рассказать о своих изысканиях публично.

В конце концов Коттерелл, как оказалось, старался не зря. Как и следовало ожидать, большинству делегатов-астрологов пришлась вовсе не по душе его концепция о том, что принципиальную роль играет время зачатия, а не рождения. Согласиться с этим означало для них согласиться на пересмотр самих основ своего учения. Хуже того, значительная часть их потенциальных клиентов не знала ни места, ни точного времени своего зачатия*. Да и много ли людей знают точно, где и когда они были зачаты? Даже если допустить, что родители сообщили детям, когда именно они вступили в интимные отношения, результатом которых стала беременность, это еще не дает возможности точно определить момент зачатия. Принимая во внимание все эти соображения, можно понять, что идеи Коттерелла не могли встретить на конференции восторженного приема. Но дело в том, что в аудитории, слушавшей его лекцию, были не только астрологи, но и, например, журналисты. На другой день в отчетах о конференции самое видное место газетчики уделили новой теории Коттерелла. Диана Хатчисон в «Дэйли мейл» даже назвала его «чародеем, который показал астрологам настоящие звезды» и который, «кажется, доказал, что у

* В оригинале «рождения», но это — явная опечатка, что видно из контекста, да и из дальнейшего текста (пер.).

астрологии есть научная база»12 . За этим последовали интервью Би-Би-Си, Би-Эф-Пи-Оу13 и часовое телефонное интервью Эл-Би-Си14 . Наконец-то проблема солнечных пятен, «солнечных ветров» и их влияния на генетику стала достоянием общественности.

Но это было только начало. Через два года, в 1988 году, Коттерелл синтезировал все свои теории и опубликовал новую книгу «Астрогенетика. Новая теория». Хотя такие журналы, как «Нэйчер», не стали ее даже разбирать, его теория получила одобрение ученых с более широкими взглядами.15 Между тем Коттерелл сменил работу и перешел в Крэнфильдс-кий технологический институт (ныне университет).

Тут ему представилась счастливая возможность использовать в своих целях один из лучших компьютеров в стране. Он стал заниматься анализом взаимосвязи и взаимодействия трех переменных величин, имеющих отноше.ние к вращению Земли вокруг Солнца. Эта работа была чрезвычайно сложной, так как надо было учесть три переменных величины: солнечное полярное поле (37 дней), солнечное экваториальное поле (26 дней) и скорость обращения Земли вокруг Солнца (365,25 дней). Чтобы упростить задачу, он использовал снимки магнитных полей Солнца и Земли за каждые 87,4545 дней. Это было сделано потому, что каждые 87,4545 дней солнечные полярные и экваториальные поля завершают свой цикл, возвращаясь к «нулю». Результаты, которые выдал компьютер, оказались сенсационными. На графике, который был составлен компьютером, отчетливо прослеживался ритмический цикл. При этом ясно можно было проследить периоды интенсивной активности в 11,49 лет, а это связано и с циклами пятнообразующей деятельности Солнца. Но это не все. Прослеживались и другие циклы, касающиеся гораздо более длительных периодов времени.

ДЛИННЫЕ СОЛНЕЧНЫЕ ДНИ

Коттерелл кропотливо работал над полученными данными. Не сразу стало понятно ему значение графика в полном объеме.

По наблюдениям астрономов, средний цикл пят-нообразовательной деятельности Солнца составляет 11,1 лет. Коттерелл теперь мог сопоставить эти известные данные с теми, которые он получил на компьютере. Каждый отрезок времени в 87,4545 дней он для простоты назвал 1 частицей. Период в 8 таких частиц — 9 х 87,4545, то есть почти 700 дней, — он назвал микроциклом. 6 таких микроциклов, то есть 48 частиц, составили цикл, или 11,49299 лет. А это уже было удивительно похоже на средний цикл солнечной активности. Кажется, он наконец нашел то соотношение, которое давно искал.

Анализируя свои данные, Коттерелл заметил также, что кривая графика отражает полный цикл в 781 частицу, после чего цикл повторяется снова. Этот период в 68 302 дня, или 187 лет, он назвал «Циклом солнечных пятен». Этот период, вообще говоря, соответствует 97 микроциклам, но тщательный анализ данных показал, что из них 92 были продолжительностью в 8 частиц, а 5 — более длинными, по 9 частиц. То есть, получалось, что теоретически «Цикл солнечных пятен» должен бы состоять всего из 776 частиц, но на практике он увеличивается на 5 частиц. Сначала такая аномалия озадачила исследователя. Обратившись снова к научным пособиям и изучив данные о магнитном поле Солнца, он пришел к выводу, что к этому явлению имеет какое-то отношение солнечная «нейтральная полоса отклонений». Как у всякого магнита, у Солнца в экваториальной области есть район, где магнитные поля двух полюсов сбалансированы, так что не преобладает влияние ни северного, ни южного. В результате

между двумя магнитными зонами создается тонкая «нейтральная полоса». Однако авторы пособий соглашаются в том, что из-за сложной природы солнечного магнитного поля эта полоса не гладкая, а изогнутая (рис. 19).

Важнейшее значение имеет магнитное взаимодействие Солнца и Земли. Три периода по 19 циклов солнечной активности и два по 20 образуют большой период из 97 микроциклов. Очевидно, каждый раз в конце этого периода полный цикл солнечной магнитной активности начинается снова. Коттерелл, по-видимому, нашел подтверждение тому, что, как оказалось впоследствии, было частью древнего знания.

И снова Коттерелл попытался привлечь внимание научной общественности к своим идеям, но вновь не нашел понимания. Журнал «Нэйчер» отказался опубликовать его статью с изложением новой теории пятнообразовательной деятельности Солнца. Написав запрос в королевское астрономическое общество, он снова получил отказ. Ему ответили, что о характере солнечного магнитного поля известно еще не достаточно, чтобы построить рабочую модель, а потому его теория уязвима. Но поскольку все данные, с которыми работал Коттерелл, строя свои выводы, исходили в первую очередь из этих научных кругов, то подобный ответ выглядит недостаточно убедительным. Конечно, и магнитное поле Солнца, и «нейтральная полоса» — явления более сложные, чем это схематически изложено в учебниках, но надо же с чего-то начинать, и наука к тому же полна различных допусков и упрощений, без которых невозможен прогресс в развитии знаний. Если бы эти журналы действительно были открыты для научного поиска, на что они претендуют, они организовали бы вокруг этих новых идей широкую научную дискуссию, которая могла бы способствовать выяснению истины. Читая их короткие и сухие отзывы, Коттерелл невольно начинал думать, что реальные причины их отказов не имеют отношения к научной ценности его статей, а связаны с тем, что он не является признанным авторитетом в астрономии. И все же он продолжал свои исследования, которые теперь приняли новое направление.

СОЛНЕЧНЫЕ ПЯТНА И ИНДЕЙЦЫ МАЙЯ

Коттерелл прошел большой путь с тех пор, как впервые начал изучать астрологию. То, что казалось относительно простой теорией, касающейся челове-

ческого поведения, превратилось теперь в широкомасштабное изучение пятнообразовательной деятельности Солнца. Он вначале не представлял себе, что результат окажется именно таким, но теперь эта новая тема очень волновала и занимала его.

Основные периоды, связанные с солнечной активностью, выглядели теперь следующим образом в его изложении.

A) 87,4545 дней (частица) — период, за который оба магнитных поля Солнца возвращаются в начальное состояние по отношению друг к другу;

Б) 8 частиц = 699,64 дня (1 микроцикл);

B) 48 частиц = 4197,81 дня = 11,49299 лет;

Г) 781 частица = 68 302 дня, или 187 лет (1 «цикл солнечных пятен»);

Д) 97 х 68 302 дня = 18 139 лет (1 полный цикл «нейтральной полосы»).

Последний период и его подразделения все больше интересовали Коттерелла. Он разбил его на пять составляющих частей, получив пять периодов, которые имели отношение к изменениям полярности магнитного поля, с учетом «смещений» нейтральной полосы Солнца. Вот эти периоды:

1) 19 х 187 лет = 1 297 738 дней;

2) 20 х 187 лет = 1 366 040 дней;

3) 19 х 187 лет = 1 297 738 дней;

4) 19 х 187 лет = 1 297 738 дней;

5) 20 х 187 лет = 1 366 040 дней.

Именно об этом цикле времени в 1 366 040 дней подумал Коттерелл, когда прочел о «сверхчисле» майя 1 366 560, которое зафиксировано в Дрезденском кодексе. Оба числа казались ему слишком похожими, чтобы быть простым совпадением. Более того,

эти его периоды, по-видимому, соответствовали представлениям майя о древних эпохах. Они считали, что было четыре эпохи, предшествующие нашей нынешней, пятой. Похоже, что они имели в виду циклы изменения активности магнитных полей Солнца. Не это ли явление лежит в основе смены эпох, концов и начал исторических периодов?

Читая книгу «Древние люди и космос», Коттерелл обратил внимание еще на одно число майя — 1 359 540.16 Это «счастливое число», очень близкое к тому, которое указано в Дрезденском кодексе, относится к инагурационной дате Храма креста в Паленке17 . Как и в Дрезденском «сверхчисле», в нем можно выделить не менее семи календарных или планетарных циклов, показывающих, его значение скорее ритуальное, нежели календарное. Решив, что таким образом можно найти ключ к взаимосвязи между его теорией солнечных пятен и календарем майя, Коттерелл пришел к выводу, что ему самому следует отправиться в путешествие, чтобы изучить проблему на месте. Он подготовился к поездке и заказал билет в Мехико. Это путешествие изменило всю его жизнь.

ГЛАВА4

МОРИС КОТТЕРЕЛЛ В МЕКСИКЕ

></emphasis>

Мехико-сити сегодня — огромный, шумный, суетливый город, население которого, по некоторым оценкам, достигает 25 миллионов. Если это так, то Мехико — крупнейший город в мире, вдвое превосходящий по численности Лондон и Нью-Йорк, но, конечно, лишь частично имеющий инфраструктуру, подобную той, что есть в этих городах. Мехико — все еще город контрастов: центр застроен блестящими современными небоскребами, но окружен лагерями переселенцев, занявших пустующие земли. Даже при всем желании невозможно помочь всем нуждающимся переселенцам, бегущим от нищеты, потому что число их все растет. Также трудно обеспечить канализацией и электроэнергией многочисленные поселки, состоящие из лачуг, возникающие один за другим. Город бесконтрольно расползается во всех направлениях. В эту суету и окунулся прибывший в Мехико Коттерелл, сразу почувствовавший, как трудно дышать здешним загрязненным воздухом.

Движимый желанием увидеть как можно больше за небольшое время, которым он располагал, Коттерелл отправился в старый квартал, построенный

на острове, где некогда поселились ацтеки. Здесь на площади Цокало1 , среди многих испанских зданий, есть президентский дворец и собор. Последний производит удручающее впечатление, так как, подобно многим старинным церквам в этом городе, он постепенно оседает.2 Поддерживают его только внутренние леса и подпорки, не позволяющие оценить красоту и гармонию храма. В гораздо лучшем состоянии президентский дворец, украшенный изображениями, посвященными истории Мексики, созданными Диего Риверой3 . Этот дворец построен из камней, прежде составлявших ацтекскую пирамиду. Неподалеку можно увидеть и то, что осталось от Те-ночтитлана — Темпло Майор, одну из самых больших ацтекских пирамид. Коттерелл узнал, что только в 1978 году завершились раскопки, начатые после того, как работники электрокомпании, производя земляные работы, случайно наткнулись на каменный алтарь4 . Археологи обнаружили, что ацтеки не раз перестраивали свой храм, возводя новые пирамиды над старыми. Делалось это потому, что в конце 52-летнего календарного цикла все подлежало обновлению.

Потом Коттерелл посетил Антропологический музей, который является одним из крупнейших археологических музеев мира и расположен в конце главной артерии города, проспекта Цасео де ла Реформа. Музей был открыт только в 1964 году, в прекрасном современном здании. Там содержится обширная коллекция доколумбовых экспонатов, включая ацтекский календарный камень. Хранятся в этом музее многие вещи, принадлежавшие к разным культурам индейцев — майя, ольмекской, запотекской, тольтекской; есть и зал, посвященный древнему городу Теотиуакану, где, среди статуй и керамики, есть также копия одной из частей знаменитой пирамиды Кецалькоатля.

На другой день он решил посетить Теотиуакан, который находится всего в 25 милях от Мехико-сити и очень популярен у туристов благодаря своему удобному местоположению. Раскопки здесь начались в 1889 году под руководством археолога-любителя Леопальдо Батреса5 . История этого города также загадочна. Он процветал в классическую эпоху, когда майя построили Паленке, но около 750 года н.э. был оставлен жителями по не вполне понятным причинам. Батрес во время раскопок обнаружил, что город был в значительной мере уничтожен большим пожаром. Можно было подумать, что город был подожжен захватчиками, иначе кто мог бы это сделать? Но тут обнаружилась еще одна странность: многие здания были намеренно завалены щебнем и зарыты в землю, так что уцелели даже деревянные крыши. Это, конечно, был огромный труд, и все для того, чтобы «захоронить» здания в покинутом городе. И остается неясным, зачем это могло бы понадобиться самим обитателям или предполагаемым захватчикам. Батрес предположил только, что все было сделано, чтобы защитить сакральные здания от глаз профанов.

Теотиуакан и сейчас представляет собой впечатляющее зрелище. Вдоль четырехкилометровой «Улицы усопших» на равных расстояниях друг от друга расположились 23 храма и дворца. Но им всем далеко по размерам до массивной пирамиды Луны, которая стоит на северном конце улицы, и еще более огромной пирамиды Солнца6 , что стоит примерно на середине улицы, с восточной стороны. А на южном конце, с той же стороны, что пирамида Солнца, на площади, расположилась несколько меньшая по размеру пирамида Кецалькоатля. Это здание, подобно Темпло Майор в Теночтитлане, несколько раз перестраивалось, а это означает, что

идея периодического обновления не была изобретена ацтеками, но имеет гораздо более древнее происхождение.

></emphasis> ГИБЕЛЬ БОГОВ ></emphasis>

К сожалению, в отличие от майя, древние жители Теотиуакана не оставили письменных источников, объясняющих суть своей религии, и мы можем судить о ней, в основном, по их изобретательному искусству. Одним из ценных источников в этом смысле является пирамида Кецалькоатля, ее украшает фриз со скульптурными изображениями Кецалькоатля7 и бога дождя Тлалока. Известно, что обоим этим божествам поклонялись в долине Мехико задолго до тольтеков.

Неизвестно точно значение пирамид Солнца и Луны. Мы знаем их под этими именами, потому что их так назвали ацтеки. Они же дали городу и его название, означающее «Место, где рождаются боги». У ацтеков были свои мифы, касающиеся этого поселения. Они верили, что в конце предыдущей эпохи боги собрались в Теотиуакане, чтобы решить, кому из них быть новым Солнцем, чтобы освещать мир. Надменный и тщеславный бог Текусицтекатль будто бы претендовал на место Солнца, но другие боги избрали его соправителем более скромного и древнего бога Нанахуатцина. Был приготовлен огромный погребальный костер, и Текусицтекатлю было предложено взойти на него. У Текусицтекатля не хватило мужества пожертвовать собой, и боги призвали Нанахуатцина. Он немедленно выполнил это требование, а Текусицтекатль, видя это, от стыда, что его превзошел более скромный соперник, тоже бросился в огонь. Но оба божества возродились, подобно Фениксу. Нанахуатцин превратился в нового бога

Солнца, Тонатиу, а Текусицтекатль стал Луной8 . Однако, к сожалению, новое Солнце не двигалось по небу, а застыло на восточном горизонте. Тонатиу потребовал кровавых жертв от других богов, прежде чем начать свое движение. После недолгого сопротивления боги все же согласились и позволили Ке-цалькоатлю взять их сердца. Приняв эту жертву и получив от нее силу, Тонатиу превратился в Науи Олин, Движущееся Солнце.

Эту легенду о самопожертвовании богов, скорее всего, унаследованную от тольтеков, ацтеки использовали для оправдания собственного кровавого культа. Они рассуждали так: если уж боги принесли себя в жертву, чтобы Солнце светило, то люди тем более, следуя этому примеру, обязаны отдавать свои жизни ради бога Солнца.9 Неизвестно в точности, каким именно образом связаны этот миф и судьба города Теотиуакан, но здесь некогда произошли какие-то события, связанные с ритуалом сожжения. Ясно, что этот древний город был оставлен после того, как был сожжен, и очевидно, что для ацтеков он превратился в своеобразный сакральный некрополь.

УДИВИТЕЛЬНАЯ ГОРА

После этого Коттерелл отправился в Оахаку10 . В долине Оахака люди селились очень давно, но ацтеки завоевали ее всего за 40 лет до появления Кортеса. Поселение колонистов на месте ацтекских развалин — одно из самых привлекательных в Мексике. Климат здесь, на высоте 1600 метров над уровнем моря, вполне приличный, и Кортесу в свое время это место очень понравилось.11 Но особую привлекательность этим краям придают знаменитые руины Монте Албан, одного из самых удивительных поселений в Мексике. Здесь, на вершине горы, над до-

линой Оахака, расположился культовый центр, достойный самих богов.

Этот город, основанный около 800 года до н.э. ольмеками, представляет собой произведение градостроительного искусства. Сначала строители срыли вершину горы, что уже требовало огромного труда, после чего возвели большое поселение с помещением для игры в мяч12 . Потом в эти края около 300 года до н.э. пришел другой народ, запотеки. Они, в свою очередь, стали строить на Монте Албан свои храмы, усыпальницы, пирамиды. У запотеков, как у майя, была собственная письменность, но сохранилось лишь немного надписей, которые, возможно, никогда не будут прочитаны. Как и Теотиуа-кан, этот город также был оставлен запотеками, которые сожгли свои храмы и пирамиды. Но это же место позднее было облюбовано соперниками запотеков, более воинственными миштеками. Усыпальницы запотеков они использовали как собственные некрополи. Ко времени прихода ацтеков Монте Албан превратился просто в вершину холма. Тайны этого поселения суждено было раскрывать Батресу и его помощникам.

Годы раскопок не прошли даром. В одном из миш-текских погребений археологи нашли множество изделий из золота, драгоценных камней, резной кости. В Антропологическом музее Коттерелл видел одну из самых значительных находок из Монте Албан — маску бога с головой летучей мыши. На месте ему довелось увидеть немало керамических изображений этого божества, по-видимому, считавшегося посланцем смерти. Помимо этого внимание Коттерелла привлекла скульптурная группа, известная под названием «танцоров». Это — рельефные изображения людей, которых в момент, когда этот памятник был обнаружен, действительно сочли танцорами. Сейчас считается, что эти изображения связаны с врачева-

нием. Они найдены в одном из древнейших зданий Монте Албан, которое некогда служило местным жителям больницей. Некоторые скульптуры, очевидно, изображают пациентов с явными аномалиями, другие, по-видимому, как-то связаны с деторождением.

После Монте Албан Коттерелл посетил также находящийся примерно в 40 километрах город Мит-лу. Здесь у запотеков также был ритуальный центр и некрополь. Здешние постройки, однако, выглядели необычно. В отличие от храмов Монте Албан, ступенчатых каменных пирамид, здания в Митле были четырехугольными, украшенными мозаичными панелями. Они были выполнены очень искусно, с применением 15 различных видов дизайна, и, очевидно, посвящены стихиям и временам года. Здесь, судя по всему, особое место занимал также бог дождя, потому что чаще всего встречаются вместе три изображения, символизирующие, как считается, тучи, дождь и молнию.

Покинув долину Оахака, Коттерелл отправился на восток к Виллахермоса. Отсюда уже можно было доехать на автобусе до города Паленке, который Коттерелл считал самой важной частью своего путешествия.

ПОКИНУТЫЙ ГОРОД

В Паленке многое изменилось со времен ее открытия в 1773 году и даже со времен публикации классического «Путешествия» Стефенса и Катервуда в 1843 году. Но остались неизменными тропическая жара и москиты. Тяжелый воздух джунглей до сих пор отпугивает многих путешественников. Может быть, этот город был покинут жителями именно из-за скверного климата, потому что во многих других

отношениях это едва ли не самое замечательное поселение доиспанской эпохи. Правда, здесь не всегда были густые заросли джунглей. В период так называемой поздней классики (600—800 годы н.э.) этот район был густо населен, и до сих пор остается тайной как появление этого города, одного из самых процветающих в стране майя, так и причины, по которым он опустел. Хотя Паленке был вовсе не самым большим из городов майя, археологи и туристы признают его самым красивым из них. Но. прежде город этот был намного прекраснее, потому что большинство зданий в древности было украшено лепными фризами и росписями13 ; лишь немногое из всего этого сохранилось до настоящего времени, так что приходится полагаться на гравюры, сделанные ранними исследователями, особенно Катервудом.

Раскопки завершены лишь в одном районе Паленке, и многие здания подальше от центра до сих

пор скрыты в джунглях или не раскопаны. Преобладающее количество официальных, а не жилых зданий говорит о том, что здесь был важный религиозный центр. Заслуга сооружения великолепного города Паленке, судя по всему, в первую очередь принадлежит Пакалю14 , который взошел на престол двенадцатилетним, а скончался в возрасте восьмидесяти лет в 683 году15 . Археологи согласны, что именно он был погребен в Храме надписей, хотя здание это достраивал его сын Балум. Если так, то и надписи, давшие храму его нынешнее имя, были еде-

ланы, скорее всего, при Пакале. То обстоятельство, что этот храм-пирамида служил и усыпальницей, подтверждается размерами и тяжестью саркофага и его крышки, едва ли рассчитанных на перемещение. Должно быть, усыпальница была сооружена прежде, чем достроили окружающую ее пирамиду. Едва ли бы кому-то пришло в голову внести тяжелый саркофаг в храм, чтобы потом снести вниз по узкой внутренней лестнице.

Владыка Пакаль, судя по всему, был мудрым правителем, очевидно, посвященным в древние тайные знания майя. Из надписей, найденных в Паленке, как и из оформления его усыпальницы, явствует, что при жизни этого человека считали чуть ли не богом. После же кончины правителя его пирамида, по крайней мере какое-то время, была местом паломничества и одним из центров культа предков. Его пирамиду Коттерелл хотел увидеть больше, чем даже Храм креста.

После долгого путешествия на автобусе он прибыл в Паленке и на другой день разыскал великолепный Храм надписей. Подобно тому, как это сделал Рус тридцатью годами раньше, Коттерелл стал спускаться вниз по внутренней лестнице храма. Путь был нелегким из-за влажного и спертого воздуха. Примерно на полпути лестница резко сворачивала направо, в небольшое помещение, где находились скелеты шести человек, принесенных в жертву, чтобы они могли сопровождать своего хозяина в иной мир. В волнении Коттерелл спустился по последним ступеням и дошел до треугольной каменной двери в усыпальницу Пакаля. Войдя туда, он увидел огромную крышку из Паленке на саркофаге правителя Пакаля.

Морис уже видел много предметов искусства индейцев, но никогда они еще не вызывали у него мрачного и торжественного ощущения, что он находится

вне времени. А огромная великолепная крышка, казалось, принадлежала другому миру, в котором не существовало обычных логики и разума. Это было нечто большее, чем произведение искусства. Теперь Коттерелл понял, почему эта реликвия произвела такое сильное впечатление на фон Деникина и других: она, подобно маске Пакаля, как бы приглашала зрителя проникнуть в свою тайну, но не давала подсказки, как именно это сделать. Она словно притягивала человека присущей ей магической силой. Кот-тереллу эта крышка показалась почти живым существом, и он вдруг почувствовал, что должен раскрыть ее тайну, даже если этому придется посвятить свою жизнь. Выйдя снова на свет, он осмотрелся. Вокруг лежали руины других замечательных зданий, освещенные палящим солнцем. Все это, однако, мало занимало Коттерелла, как и тропический зной. Он вышел из храма другим человеком. Теперь ему хотелось узнать как можно больше о Шкале и загадках календарей майя.

В современном поселке Паленке, где для туристов продавались всякие сувениры, он купил модель крышки саркофага, а также стал скупать все книги, которые имели какое-то отношение к майя. Со всеми этими трофеями Коттерелл вернулся в Англию, посетив перед этим города майя «постклассического» периода на Юкатане. Он тогда еще не осознавал, что находился на пороге удивительного открытия. Царь Пакаль и его народ располагали знаниями, которые мы начинаем открывать только теперь.

></emphasis> НАЧАЛО РАСКРЫТИЯ ТАЙНЫ ></emphasis>

Вернувшись в Англию, Коттерелл погрузился в работу. Он штудировал привезенные из Мексики книги, стремясь найти ключ к загадкам символов крыш-

ки из Паленке и сакрального числа майя — 1 366 560. Прежде всего следовало разобраться с календарем, точнее — календарями майя. Известно, что подобные календари существовали также у других индейцев — ацтеков, тольтеков, запотеков. Календари эти были основаны на взаимодействии двух циклов — «нечетного года» из 365 дней и «сакрального года» из 260 дней («тцолкин»). Последний, очевидно, существовал с глубокой древности, со времен ольме-ков, и используется даже сейчас некоторыми из племен майя в отдаленных районах. Хотя происхождение его точно не известно, но Коттереллу было ясно, что магическое значение этого года выходит за рамки особых сакральных наименований, присвоенных отдельным дням. Дело в том, что и полученное им число 1 366 040, и сакральное число майя 1 366 560 делилось без остатка на 260 — в первом случае получалось 5254, во втором — 5256. Для исследователя это означало, что в них скрыт особый смысл. К тому же, еще работая на университетском компьютере, изучая взаимодействие полярного и экваториального магнитных полей Солнца, Коттерелл пришел к выводу, что периоды их наиболее тесного взаимодействия («периоды, когда они сходятся») отделены друг от друга временными отрезками в 260 дней. Похоже, система чисел майя действительно была связана с магнитными циклами Солнца.

Коттерелла интересовало также, каким образом майя и другие индейцы совмещали оба годичных цикла, так что каждый день имел два названия, одно — из «тцолкина», другое — из 365-дневного года, как совмещался с этим «ацтекский век» в 52 года по 365 дней. Для Коттерелла число 260 постепенно превратилось в ключ к разгадке счета времени у майя. Если другие ученые думали прежде всего о том, как перевести даты майя на наш счет времени, то его в первую очередь интересовало, почему майя

пользовались циклами из 144 000, 7200, 360 и 20 дней, а также почему важный период в 260 дней не упоминается в надписях майя. Интересовало его и то, почему майя придавали особое значение числу 9. Включив число 260 в общие расчеты, исследователь затем умножил каждое из чисел на 9, сложил полученные результаты и пришел к очень интересному выводу: получилось магическое число майя, почти тождественное его собственному, полученному при анализе пятнообразовательной деятельности Солнца (1 366040).

Коттерелл понял, что он на верном пути. Выходило, что временные циклы майя использовались ими, чтобы привлечь внимание к важному числу 1 366 560. Он также пришел к выводу, что только его теория магнитной активности Солнца дает возможность понять астрономическое значение 260-дневного цикла, без которого нельзя разгадать загадку системы чисел майя.

Теперь Коттерелл обратил внимание на знаменитый ацтекский календарный камень, который тоже видел в Мексике. Из брошюрки, приобретенной в Антропологическом музее, Коттерелл узнал, что этот календарь отражал представления ацтеков о прошлых эпохах. В центре этого круга — изображение Тонатиу, бога движущегося Солнца. Но ацтеки, тольтеки и другие не воспринимали Солнце как что-то само собой разумеющееся и всегда приносящее благо людям. По их представлениям, нужны были постоянные человеческие жертвы, чтобы Солнце двигалось и не закатилось навсегда, что означало бы конец пятой эпохи. По сторонам от изображения бога

0|1|2|3|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua