Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Дэвид Фарлонг Стоунхендж и пирамиды Египта

0|1|2|3|

Переведите это на язык английского ландшафта, и вы поймете, что люди неолита должны были лишь поставить два вертикальных столба на меридиане север‑юг на расстоянии нескольких миль друг от друга, чтобы получить тот же результат. Если при этом углы, образованные отброшенными тенями, были тщательно измерены и было известно расстояние между двумя столбами, то не составило труда вычислить меридиан с помощью простой геометрии.

Следует иметь в виду, что в Англии длина одного градуса долготы и одного градуса широты почти одна и та же. Она совершенно одинакова на 55‑й параллели вблизи от линии Стены Хэдриана. Разница в длинах градуса долготы и градуса широты в Эйвбери составляет только 88 метров (290 футов). Иначе говоря, в случае, если бы пропорции кругов на Марлборо‑Даунс были выведены из дуги меридиана, а не из окружности экватора, то их радиус уменьшился бы с 9572 до 9569 метров (с 31 396 до 31 386 футов), то есть разница составила бы 3 метра (9,8 фута).

Так что вполне возможно, что создатели кругов отталкивались в своих вычислениях не от окружности экватора, а от меридиана, который на практике легче измерить. И все же я полагаю, что они знали обе длины и взяли за образец окружность экватора.

Необходимо было найти на Марлборо‑Даунс некий объект, на котором могли быть сделаны указанные вычисления. Нечто подходящее для наблюдения и вычисления астрономических явлений; то место, где могла быть размещена необходимая геометрия двойных кругов. К счастью, эти поиски не заняли у меня много времени.

<p>Загадка Святилища

Район Марлборо‑Даунс может похвастаться целым рядом загадочных мегалитических сооружении. Одним из них является Силбери‑Хилл. Другое – Святилище. Этот кольцевой памятник, находящийся рядом с дорогой А4, с открывающимся с него прекрасным видом на Силбери‑Хилл и продолговатые курганы Ист– и Вест‑Кеннетт, состоит из нескольких концентрических кругов ям для столбов и небольших менгиров. Считается, что он был сооружен в несколько этапов. Строительство, похоже, началось около 2900 года до н. э. с установления столбов, которые, как полагают, поддерживали круглое здание с соломенной крышей. Подобно другим мегалитическим сооружениям. Святилище было посвящено, похоже, изучению солнца.

Для отслеживания смены сезонов необходима была некая система измерения пути солнца. Один из способов заключался в фиксировании местоположений восхода и захода солнца по мере его перемещения по горизонту.

Стоунхендж фиксирует место восхода солнца в день летнего солнцестояния. Мей‑Хауи отмечает заход солнца в день зимнего солнцестояния.

Тот, кто живет в сельской местности, может проделать это сам. Я жил какое‑то время в западной части гор Малверн, откуда открывался широкий обзор на горы Уэлш, в частности, на утес Хей близ города Хей‑на‑Уайе. В весенние и осенние месяцы я мог визуально отметить перемещение места захода солнца в одну и другую сторону вдоль гребня отдаленных гор. В начале октября и конце февраля солнце садится во впадине между гор, образованной утесом Хей. Я часто высматривал это мгновение. Следя за тем, как последние лучи пропадают за горизонтом, я испытывал сильное ощущение, что фиксирование этого момента должно было вызывать религиозные чувства и одновременно служить практическим способом отслеживания сезонов.

Отслеживать движение солнца можно и с помощью солнечных часов. При условии, что ослнце светит, тень от вертикального столба укажет на приблизительное время дня. Измерение длины тени в полдень подскажет и время года.

В самом центре Святилища находится яма, в которой мог стоять круглый вертикальный столб с заостренной верхушкой. Памятник, должно быть, служил солнечными часами, которые указывали время дня и сезоны года, а также важные пространственные положения солнца.

Обри Бэрл отнюдь не был приверженцем мегалитического ярда, придуманного профессором Томом, и утверждал, что создатели мегалитических сооружений не прибегали к этой единице в своих измерениях концентрических кругов Святилища:

«Святилище с его семью концентрическими кольцами дает уникальную возможность проверить пригодность этой „измерительной линейки“ (мегали тического ярда), ибо следовало бы ожидать последовательности в вычислении и измерении этих тесно связанных колец. Хотя основополагающее число 4 проявляется здесь в числе столбов в каждом кольце, оно не присутствует в числе мегалитических ярдов, якобы составляющих диаметр каждого круга. К тому же не каждый диаметр является кратным числом этому ярду. Вместо логичной прогрессии 4 мегалитических ярда, 8, 12 и т д. мы находим неубедительную мешанину из 4,4 мегалитического ярда: 5,0; 7,1; 11,4; 12,6; 17,2 и 23,8 мегалитического ярда».

Эти довольно странные кратные, как я считаю, вовсе не опровергают мегалитические ярды. Просто создатели этого памятника стремились отметить знаменательные даты года как часть религиозного календаря.

Со сменой времен года будет меняться длина полу денной тени. Длиннее всего она оказывается в день зимнего солнцестояния, а короче всего – в день летнего солнцестояния. Концентрические кольца святилища могут служить календарем. Даты определяются в зависимости от конкретного кольца, до которого дотянется тень полуденного солнца. С помощью проведенных Обри Бэрлом измерений местоположения колец я сделал ряд расчетов на основе положений солнца на этой широте в разные времена года. Но прежде мне нужно было установить высоту вехи. Не располагая конкретными данными, я мог лишь строить догадки, но догадки, основанные на определенном знании.

В день зимнего солнцестояния полуденное солнце отбрасывает тень под углом в 15°. Летом же этот угол равняется 62°, а в дни равноденствия – 39°. Я перепробовал всевозможные значения высоты для столба, отбрасывавшего тень, увеличивая ее на 0,1 мегалитического ярда, и обнаружил, что лучше всего подходит высота в 3,2 мя.

Тень столба такой высоты, воздвигнутого в центре круга, отметила бы на разных кольцах следующие даты по нашему календарю:

Дата Событие

20/21 декабря Зимнее солнцестояние

30 ноября‑1 января 21/22 дня до и после солнцестояния

4 февраля Кельтский праздник Имболк

5 ноября Кельтский праздник Сэмхейн

14 февраля День Св. Валентина

27 октября – 5 апреля Пасха

7 мая Кельтский праздник Белтейн

6 августа Кельтский праздник Лугнасац

27 мая – 17 июля 24/25 дней до и после летнего солнцестояния

Не указываются ни дни равноденствия, ни день зимнего солнцестояния, хотя отмечены все четыре кельтских праздника: Имболк, Белтейн, Лугнасад и Сэмхейн. Если этот памятник действительно служил календарем, во что я очень верю, то подтверждается мысль о том, что друидские обычаи восходят к гораздо более древним, докельтским верованиям, возникшим еще в эпоху неолита.

Жрецам и жрицам святилища нужно было подобное «расписание» для установления ритма больших праздников, которые, несомненно, отмечались в Эйвбери. И если такой столб существовал, то утреннее солнце отбрасывало его тень через весь круг на большую аллею камней, ведущую от Святилища до Эйвбери‑хенджа. Всего через два часа граница тени как бы открывала выход на этот ритуальный путь. С помощью такого простого способа можно было идеально выбрать время для празднеств и обрядов.

Существует ряд памятников, подобных Святилищу, например, сооружение в Даррингтон‑Уоллсе, где соседствуют концентрические кольца из дерева и камня. Однако правоверные археологи полагают, что они были покрыты соломенной крышей, вследствие чего их функция в качестве календаря была весьма ограничена, если только некоторые секции не оставались под открытым небом, позволяя проводить ряд наблюдений за солнцем.

Помимо прочего, установленный в Святилище столб позволял рассчитать широту объекта, что является первым этапом вычисления длины меридиана. Для этого, как мы уже знаем, нужно было поставить еще один столб в другом месте – либо севернее, либо южнее Святилища. Одним претендентом на эту роль мог быть Стоунхендж, расположенный в 25,734 километра (15,98 мили) к югу от Святилища. Тенеотбрасывающие столбы высотой в 3,2 мя, установленные в центре обоих памятников, отбрасывали бы в дни равноденствия тени, длина которых разнилась бы на 17,7 миллиметра (0,7 дюйма). Это выливается в разницу широт на 13,9 дуговой минуты, что определяет длину меридиана – 9997,987 километра (6808 миль) в отличие от истинной длины в 10001,987 километра (6211 миль) при погрешности лишь 4,606 километра (2,86 мили).

Для такого расчета необходимо было точно измерить расстояние между Стоунхенджем и Святилищем. На деле более высокие столбы подошли бы лучше, ибо разница в длине отбрасывавшихся бы ими теней была бы больше. Вполне возможно, что был проведен целый ряд вычислений на различных памятниках, дабы получить среднюю величину меридиана.

Другим возможным претендентом на роль южного ориентира Святилища является Вудборо‑Хилл – холм, геометрически связанный с другими объектами этой местности. Он расположен всего в 6,54 километра (4,06 мили) к югу от Святилища. В таком случае измерение расстояния между объектами чревато меньшей погрешностью. Но при этом измерение тени становится более критическим. Если ее отбрасывал столб высотой в 5,4 метра (17,7 фута), то разница в длине двух теней составляла лишь 14,196 миллиметров (0,45 дюйма). На практике трудно измерить что‑либо с большей точностью, чем один миллиметр. Но даже и это могло быть недоступно для строителей эпохи неолита.

Чем выше тенеобразуюший столб, тем больше разница в длине двух теней, что порождает новые проблемы. Чем длиннее тень, тем менее заметной она становится. На самом деле ямка в центре Святилища не вместила бы очень уж высокий столб.

После измерения длины теней следовало точно вычислить широту. Полуденная тень простого столба указала бы топографам приблизительную широту. Она определила бы, что оба объекта вписываются между 51° и 53° северной широты. Затем они могли бы заняться вычислением обеих широт способом, показанным на рисунке 97.

Следовало построить исходный треугольник как можно в большем масштабе в пределах практичности. Я взял за основу 540 мегалитических ярдов или, приблизительно, 450 метров (1230 футов), что в сто раз превышает высоту столба. Когда очередь дойдет до длин теней, их тоже придется помножить на 100. Затем на местности разбивается перпендикулярная сторона длиной в 666 мя с тем, чтобы образовался треугольник с углом S, равным 51°.

Если перпендикулярную сторону удлинить затем до 715,5 мя, то угол S вырастет до 53°. Разбивка треугольника АЕС позволит измерить углы с точностью до одной дуговой секунды. Треугольник вполовину меньше также даст хороший результат и, кстати, впишется в хендж Эйвбери.

Затем длина теней может быть отмечена в виде перпендикуляров в треугольнике, и будут получены точные широты.

При элементарной сообразительности не должно было возникнуть непреодолимых трудностей во время установления длины меридиана и точной съемки местности. Самыми важными элементами этой работы являются время и терпение, необходимые для накопления и определения точек съемки для создания намеченной композиции на местности.

Есть масса материальных доказательств того, какие неимоверные усилия приложили доисторические люди, создавая земляные сооружения и воздвигая многочисленные памятники в округе Марлборо‑Даунс. Отвлечение сил от обычных жизненных занятии на создание грандиозной композиции, размешенной в этой округе, могло быть вызвано каким‑то сильным побуждением, и оно должно было передаваться из поколения в поколение. Даже иноземное вторжение, случившееся около 2500 года до н. э., не убавило творческого рвения, которое сохранялось еще по крайней мере на протяжении пяти столетий.

В отличие от династий Древнего Египта у нас не сохранились письменные свидетельства, поддававшиеся бы толкованию и позволявшие бы проникнуть в мысли тех, кто задумал такие поразительные свершения. В нашем распоряжении лишь математические послания, скрытые в памятниках, и геометрические скальные рисунки, найденные на таких объекта, как Ньюгрейндж.

Принципы техники съемки, соотношения углов и концептуальные геометрические композиции вполне могли быть результатами развития туземного населения Британских островов. Но в одном ряду с другими культурными изменениями, случившимися около 3100 года до н. э., более вероятным представляется привнесение этих идей откуда‑то извне. Вся использованная в данном случае техника съемки могла передаваться из поколения в поколение точно так же, как средневековые каменщики и плотники передавали свою профессию ученикам. Отношения, необходимые для построения заданных углов, запомнить не труднее, чем выученную в школе таблицу умножения.

Есть всего 45 разных уровней, которые затем можно разбить на несколько групп. На практике же могло регулярно использоваться лишь небольшое их число.

Разумеется, жизненно важно уметь строить прямые углы. Одна из использовавшихся в прошлом систем основывалась на применении веревки, разделенной узлами на двенадцать равных сегментов. Они разбивались в соответствии с отношением 3:4:5 – то есть давали самый простой из треугольников Пифагора. Другие системы, основанные на чистой геометрии и использовании колышков и отрезков веревки или шнурка вместо циркуля и бумаги, также были достаточно просты.

Сооружение множества мегалитических памятников свидетельствует, что люди неолита и раннего бронзового века были искусными инженерами, и все же многие не желают признавать, что они владели тонким мастерством съемки. Во многом здесь проявляется мнение археологов о том, что общество бриттов не было столь развитым. В своей книге «Доисторический Эйвбери» Бэрл неоднократно подчеркивает ограниченные математические знания этого народа.

«Современные попытки превратить этих крестьян в дотошных топографов не всегда основаны на археологических находках».

И в другом месте.

«В большинстве первобытных обществ существовали весьма простые основы счета вроде трех, четырех или пяти. Люди обычно считали так: 1, 2, 3, 2+1, 3+2, 3+3… Если у обитателей Эйвбери времен неолита основой счета или основанием системы исчисления служило число 3, то это подска зывает нам, сколь ограниченны были „научные“ концепции строителей».

Как римляне, так и народ маня брали пять за основание системы исчисления, но сумели добиться поразительных успехов в инженерном искусстве Даже Бэрл признает, что строители Святилища на протяжении многих поколении включали число 4 в свои схемы:

«Минуло около шестисот лет между сооружением Святилища и последней его перестройкой около 2300 года до н. э. На протяжении всего этого времени строители памятников явно считали четверками, и этот внешне тривиальный факт служит решающим ключом к одной из сторон их общества. Не вызывает сомнений то, что это дей ствительно так. На одном этапе за другим число столбов или камней было кратным 4 или половине 8 и 12 (дважды), 8 и 34, 6 и 16, 16 и 42 – слишком большое арифметическое постоянство, чтобы быть случайным».

<p>Неолитические счеты?

Если Святилише было сооружено как календарь и одновременно солнечные часы, как я уже предположил, тогда основание 4 было выбрано не случайно, поскольку оно является простым делением года. Более внимательное обследование размещения камней и столбов подсказывает более сложный уровень утонченности, который опровергает комментарии Бэрла (рис. 96).

Если круг разделить на четыре его квадранта, отталкиваясь от его осей север‑юг и восток‑запад, то ямы на втором кольце Святилища выявляют интригующую последовательность. В северо‑западном квадранте 7 ям для столбов, в северо‑восточном – 8, в юго‑восточном – 9 и в юго‑западном – 10, что дает в сумме 34. Без сомнения, такая прогрессия от 7 до 10 не была случайной На блюдатели времен неолита легко могли поделить круг на его квадранты с помощью астрономических наблюдений.

Внешнее же кольцо камней можно разделить на четко определенные группы из 10 и 11 камней. Два квадранта, расположенные к северу от оси восток‑запад, имеют каж дый по 10 камней, а южные квадранты – по 11, что дает в сумме 20 камней на севере и 22 – на юге. При делении круга по оси север‑юг получаем по 21 камню в каждой половинке. Ямы для столбов также симметричны при делении по оси север‑юг – по 17 с каждой стороны. И нам не следует забывать об отношении 10:11 мегалитического ярда к короткому фарлонгу и стандартного кубита к пик‑белади.

Пойдем дальше. Те же числа содержат ряд ключевых угловых отношений 7:19=55° и 35°; 10:9=42° и 48°; 10:11=30° и 60°, 11:8=36° и 54°, 11:7= пропорция пирамиды и т. д. При таком подходе становится ясно, что камни и ямы Святилища могут хранить гораздо больше тайн, чем можно было бы подумать с первого взгляда. Они вполне могли служить гигантскими счетами, скрывающими все числовые сведения, необходимые для передачи грядущим поколениям требуемых углов съемки. Беда в том, что за минувшие пять тысячелетий стали неясными побуждения древних строителей и были утрачены многие тонкости их систем веры.

Маловероятно, чтобы когда‑либо были найдены неопровержимые доказательства возведения тенеотбрасывающих столбов в таких памятниках, как Святилище. Если поверить в то, что люди неолита создали календарь, то Святилище определенно отвечает соответствующим критериям. Традиционное в Англии «майское дерево» (столб, вокруг которого танцуют на 1 мая) вполне могло сохраниться в народной памяти как отголосок тех давних времен, когда исполнялся ежегодный обряд обновления «солнечных часов» племени.

<p>Измерение Земли

Итак, теперь ясно, что и в древние времена люди умели вычислять размеры Земли. Возникло ли такое умение самостоятельно в неолитической культуре Англии – вопрос спорный. Гораздо вероятнее, что это умение или – вернее – знание указанных размеров было получено где‑то в другом месте и завезено сюда. Факты показывают, что все условия для создания больших кольцевых композиций на Марлборо‑Даунс были в пределах возможностей людей неолита. Подобное дело не могло быть пред принято без широкого участия населения. Доставка семидесятитонных валунов из песчаника на расстояние в двенадцать миль в Стоунхендж требовала огромных усилий – если только неолитические строители, подобно их египетским коллегам, не изобрели способ облегчить свою задачу.

<p>Глава 14
<p>Тропа дракона

Если ими руководило обдуманное намерение разместить объекты в соответствии с предварительным планом… то строители преуспели в этом.

Прежде чем разобраться с вопросом, почему эти композиции были созданы на английском ландшафте, следует заняться одним незаконченным делом. В главе 3 упоминается построение по одной линии, известное под названием «леи Св. Михаила», поскольку на нем расположено несколько храмовых объектов, посвященных этому святому. Св. Михаилу и его коллеге Св. Георгию при писывают схватки с драконами, которые – как порой считается – символизируют энергии, скрытые в ландшафте. В Древнем Китае подобные построения были из вестны как «Тропы Дракона».

Леи Св. Михаила является ключевой частью композиции на Марлборо‑Даунс. Мало того, что азимут между центрами двух кругов проходит параллельно леи, последний еще и высвечивает местоположение камеры Царя при наложении поперечного сечения Великой пирамиды Хуфу на ландшафт. Можно даже утверждать, что леи Св. Михаила является ключом, связывающим композицию Марлборо‑Даунс с Великой пирамидой. Поэтому он так важен для оценки способности людей неолита строить по протяженным линиям визирования, каковыми принято считать все построения свыше 80 километров (50 миль).

В ходе своих исследований я осознал возможность существования более широкой сетки координат взаимо связанных объектов по всей стране. Построения по одной линии должны были бы стать частью этой картины, но вполне мог быть и другой слой планировки, который в состоянии высветить исследование на компьютере. Первым делом следовало определить, реальны ли построения по одной линии длиной более 160 километров (100 миль) и какие данные об их существовании можно найти.

<p>Протяженные построения

Впервые идея о протяженных леях была высказана Джоном Мичеллом в его книге «Взгляд на Атлантиду», опубликованной в 1969 году. Мичелл привлек внимание читателей к тому, что представлялось знаменательной линией визирования, соединяющей объекты – гору Св. Михаила в Корнуолле с Гластонбери‑Тором, Эйвбери‑хенджем и церковью аббатства Могила Св. Эдмунда (см. рис. 16). Именно этот леи связан с композицией на Марлборо‑Даунс.

Если концепция леи просто проблематична для по нимания археологов, то понятие построений по одной линии протяженностью в несколько сот миль представляется им еще нелепее, и поэтому к ним следует подходить со скептической строгостью. Если изобразить построение Св. Михаила на мелкомасштабной карте Англии, то, на первый взгляд, оно кажется правильным. Детальный же анализ показал, что это далеко не так. Поскольку леи Св. Михаила является существенной частью композиции на Марлборо‑Даунс, мне не хотелось исключать его полностью. Я показал, что все остальные знания, необходимые для создания композиции, были доступны человеку неолита, и, на мой взгляд, ее связь с геометрией Великой пирамиды добавила заметный вес существованию леи Св. Михаила. Поэтому я решил присмотреться к другому построению по одной линии, которое вписывается в ту же категорию. Речь идет о леи, проходящем через Олд‑Сэрам и Стоунхендж и вроде бы тянущимся до церкви в аббатстве Першор на расстояние свыше 134 километров (83 мили).

<p>Построение Стоунхендж – Олд‑Сэрам

Впервые на него указал еще в прошлом веке сэр Нор‑ман Локайер, заметивший, что Стоунхендж, крепость на холме Олд‑Сэрам, собор в Солсбери и крепость на холме Клиэрбери находятся на одной прямой линии. Он мог добавить сюда и крепость на холме в Фрэнкенбери близ фордингбриджа. Кое‑кто из исследователей предположил, что северное продолжение этой линии заканчивается курганом на Олтон‑Даунс, но мне кажется, что она тянется до тригонометрического пункта картографического управления в Чарлтон‑Клампсе. К счастью, все эти объек ты можно видеть на одной карте – лист КУ 184 (серия «Ленд‑Рейнджер» в масштабе 1: 50 000), и поэтому их легко нанести на схему.

Линия визирования проходит не через центр каждого объекта, а через западные края крепостей на холмах Фрэн кенбери и Клиэрбери‑Ринг, через восточную стену собора в Солсбери, восточный вход в Олд‑Сэрам, восточный край Стоунхенджа и тригонометрический пункт в Чарлтон‑Клампсе. При проведении этой линии по карте возникает возможность еще одной линии визирования через дорогу, выходящую из Солсбери. Уоткинс предположил, что в леи можно найти старые дороги и тропы, и включал их в свои расчеты. Ниже приводятся точные координаты местонахождения этих объектов на леи.

Объект Координаты

Чарлтон‑Клампс 1022,5:5455

Стоунхендж 1225:4217,5

Олд‑Сэрам 1380:3265

Собор Солсбери 1432:2950

Дорога Солсбери 1450:2835

Клиэрбери‑Ринг 1515:2440

Фрэнкенбери 1665:1152

Расстояние между крепостью на холме Фрэнкенбери и Чарлтон‑Клампсом равно 39,871 километра (24,75 мили) – довольно протяженный леи, но ничего похожего на предсказанный Мичеллом. Поскольку линия проходит через все упомянутые объекты, может быть показано точное построение, а беспокоиться о погрешностях не приходится. Его угол к сеточному северу составляет 350,7344°, или 350°44' 4» (рис. 98).

Я тщательно изучил возможность продлить это построение и в северном, и в южном направлениях. К югу я так и не нашел значимых памятников или точек визирования. Вот разве что на туристической карте Нью‑Фореста показана прямая граница церковного прихода, совпадающая с леи. Она тянется на 3,2 километра (2 мили). Уоткинс наверняка решил бы, что она проходит по древней тропе. Проверить это можно было, лишь прогулявшись пешком по леи и посмотрев, нет ли на местности еще каких‑либо ориентиров, не отмеченных на картах картографического управления. Линия пересекает Хайклифф‑Касл – замок на утесе на восточной окраине города Кристчерч. Кому‑то это может показаться важным, но я не считаю достаточным этот факт для продления леи Стоунхендж – Олд‑Сэрам дальше Фрэнкенбери‑Кэмп.

Еще дальше к северу леи проходит через круги Марлборо‑Даунс, но не пересекает сколь‑нибудь значимых объектов по соседству с Чарлтон‑Клэмпсом. Если рассматривать карту меньшего масштаба, то может показаться, что чуть дальше, чем через 40 километров (25 миль) эта линия выходит на еще одно расположение по одной линии – церковь аббатства Саиренсестер – земляные сооружения Перрото‑Брук – церковь Коулсборн – крепость на холме Ноттингем – крепость на холме Бредон – церковь Большой Комбертон – аббатство Першор.

Это построение проходит очень близко к пеленгу леи Стоунхенджа, но не совсем совпадает с ним. При протяженности более 44 километров (27 миль) она очличастся той же правильностью, что и леи Стоунхенджа. Один объект – церковь Коулсборн удален от линии примерно на 50 метров (164 фута). Остальные же точно размещены на ней. Так получается потому, что несколько объектов достаточно велики, чтобы линия визирования могла пройти через какую‑либо их часть. Ее угол к сеточному северу равен 350,2594°, и потому она отклоняется почти на пол градуса (28'‑30') от леи Стоунхенджа. Две линии близки к слиянию, но не сливаются. Спрашивается случайна ли такая их тесная близость, или они планировались как составные части одного и того же построения и любое отклонение было вызвано погрешностями съемки?

Пеленг между Чарлтон‑Клампсом и аббатством Саи ренсестер составляет 350,52°. Разрыв между двумя объектами – приблизительно 48 километров (30 миль). Хотя между ними нет явных опорных точек, линия пересекает порой курганы (что и неудивительно при их изобилии на Марлборо‑Даунс и, вероятно, не имеет никакого значения), и скорее всего было технически возможно снять ее между этими двумя объектами.

Если все построение было запланированным, то этот разрыв в 48 километров (30 миль) можно объяснить тем, что два конца были спланированы независимо друг от друга и все же символически связаны через выравнивание их осей. Это указывает на то, что планировка проводилась в гораздо большем масштабе, чем я предполагал, и что не следует искать гораздо большие скопления взаимосвязанных объектов. С этой идеей в голове давайте обратимся теперь к знаменитому леи Св. Михаила.

<p>Леи Св. Михаила

Леи Уоткинса были основаны на ряде линий визирования, высокая точность которых подтверждается на коротких расстояниях – обычно не более двенадцати миль. Леи Св.Михаила тянется почти на 500 километров (310 миль) и полон погрешностей.

По общему мнению, эта линия начинается с крепости на холме Карн‑Лес‑Боул близ побережья в Корнуолле, проходит по горе Св. Михаила около Маразиона, через каменный круг Хэрлерс к Бодмин‑Муру. Следующий пункт – Бэрроубридж‑Мамп, на вершине которого найдены развалины церкви, а дальше – холм Гластонбери‑Тор, на пике которого возвышается церковная башня. Затем линия пересекает Эйвбери‑хендж и церковь Огборн Св. Георгия прежде, чем достичь аббатства Могила Св. Эдмунда. Дальше она проходит через ряд менее важных храмов. Кое‑кто считает, что она тянется дальше Могилы Св. Эдмунда – вплоть до побережья.

Из всех этих объектов лишь Гластонбери‑Тор, Бэрроубридж‑Мамп и гора Св. Михаила являются бесспорными географическими ориентирами. Это холмы, а последний является островом у берегов Корнуолла. Если допустить, что Гластонбери‑Тор и Бэрроубридж‑Мамп, удаленные друг от друга на 17 километров (10,5 миль), служили исходными точками, тогда подразумеваемый пеленг должен был равняться 62,10°. Исходя из этого пеленга, можно вычислить, насколько близки разные объек……аст сле дующие цифры:

Объект Отклонение

Карн– Лео‑Боул 1112,54 метра к югу от линии

Гора Св. Михаила 2718,95 метра к югу от линии

Хэрлерс 717,43 метра к югу от линии

Бэрроубрвдж‑Мамп Истинный пеленг

Гластонбери‑Тор Истинный пеленг

Эйвбери‑хендж 98,78 метра к югу от линии

Огборн Св. Георгия 51,99‑21 метра к северу от линии

Могила Св. Эдмунда 1141,73 метра к югу от линии

Эти цифры ясно показывают, что объекты не выстроены по прямой линии, хотя Бэрроубридж‑Мамп, Гластонбери‑Тор и Эйвбери отклоняются от нее не столь уж и заметно. Отклонение всех остальных объектов гораздо заметнее. Однако направление по компасу линии между центрами двух кругов Марлборо‑Даунс составляет 62,11°, то есть лишь на 0,01°, или 0°0'36» отличается от пеленга Берроубридж‑Мамп – Гластонбери‑Тор. Больше того, Огборн Св. Георгия, вписанный в композицию Марлборо‑Даунс, также близок к этой линии. Берроубридж‑Мамп и Огборн Св. Георгия разделяют 49,5 километра (58,68 мили), и это расстояние определенно вписывается в категорию протяженных лей.

Одна из проблем картосоставления заключается в том, что на плоской карте изображается изогнутая поверхность Земли. Единственный способ проверить истинную точность леи Св. Михаила – это прибегнуть к сферической геометрии, основанной на широте и долготе объектов, а не на их координатной сетке, которую дает картографическое управление. Не вдаваясь в сложные детали того, как это делается, можно показать, что Могила Св. Эдмунда, Гластонбери‑Тор и Карн‑Лео‑Боул определенно не находятся на одной линии с одним из великих кругов на Земле.

Несмотря на хорошее визирование из Гластонбери на Эйвбери и роль этой линии в композиции Марлборо‑Даунс, сферическая геометрия доказывает, что остальная часть леи Св. Михаила – всего лишь желаемое, выданное за действительное. Таким образом, перед нами выбор из четырех возможных решений:

1) построение по одной линии никогда не планировалось и является лишь плодом живого воображения;

2) построение планировалось, но уровень техники съемки обусловил множество погрешностей;

3) построение планировалось, а отклонения от него были сделаны специально для подгонки объектов к более крупной композиции. Например, в горе Св. Михаила в Корнуолле могли видеть знаменательную конечную точку, а построение было преднамеренно отклонено, скажем, от Бэрроубридж‑Мампа, чтобы оно прошло через Этот ориентир;

4) построение следует широкой полосой по земной магнитной или «энергетической» тропе (1‑2 километра шириной), которая была обнаружена людьми неолита, соорудившими затем на ней свои памятники.

Может быть, другое возможное построение по одной линии даст нам ключ.

<p>Линия Кентербери

Кентерберийский собор был построен на древнем объекте эпохи неолита или рядом с ним. На земле аббатства еще сохранились менгиры. Линия визирования из Кентербери следует почти точно по юго‑восточному продолжению улицы Уэтлинг – одной из первоначальных римских дорог в Англии. В некоторых близких к Лондону подразделениях линия совпадает с дорогой, а ближе к Кентербери проходит параллельно ей. Если принять Кентербери за исходную точку, то линия проходит через ряд церквей в Ситтингборне, Ньюинггоне и Туайдолле прежде, чем добраться до собора и замка Рочестер. Следующий знаменательный объект – Морское училище в Гринвиче, размещенное в одном из больших дворцов королевы Елизаветы I. Затем линия проходит через аббатство Бермондси, здание Совета Лондона и Даунинг‑стрит, покидает Лондон по краю Уормвуд‑Скрабс и Олд‑Оук‑Коммон и заканчивается крепостью на холме Булстроуд‑Парк. На карте эталиния делит Большой Лондон на две почти равные половины. Ниже даются отклонения крупных объектов от этой линии:

Объект Отклонение

Собор Рочестер 36,31 метра к северу от линии

Морское училище в Гринвиче 37,38 метра к северу от линии

Аббатство Бермондси 179,13‑20 метра к северу от линии

Здание Совета 20,44 метра к северу от линии

Даунинг‑стрит 24,36 метра к северу от линии

Булстроуд‑Парк На самом пеленге

Кентербери и Булстроуд‑Парк разделяет расстояние в 120 километров (74,5 мили), и тем самым этот леи вписывается в категорию протяженных построений. Он символически связывает престол духовной власти в Кентер бери с местом пребывания временной власти на Даунинг‑стрит. Однако последняя лишь сравнительно недавно стала резиденцией премьер‑министра. Уайтхолл же был местом нахождения одного из дворцов Генриха VIII. А до него – кто знает? Если линию визирования из Кентербери отклонить лишь на 5'24», то она пройдет через здание парламента, который отстоит всего на 140 метров (460 футов) к югу от этой линии. Такое изменение только косвенно затронет пролегание линии через собор Рочестер и Гринвич, которые являются довольно крупными объектами. Но такая поправка приведет к тому, что линия визирования пройдет уже в 200 метрах (656 футов) от крепости на холме Булстроуд‑Парк (рис. 99).

Рассматриваемый леи указывает на те проблемы, с которыми мы сталкиваемся, пытаясь спроецировать протяженные построения по одной линии. Незаметная поправка на одном конце линии приводит к большим искажениям вдоль всей линии. Если цель состояла в выдерживании общего направления построения, но допускались легкие изменения, дабы «подхватить» особые ориентиры, тогда нынешние аномалии становятся понятными. Однако здесь нас подстерегает одна опасность: судить это построение с высоты XX столетия.

Вообразим себе, что у нас есть машина времени, которая может доставить нас назад – во времена неолита со всем нашим знанием технологии. Используя лишь имевшиеся в те времена инструменты, как бы мы разрешили проблему создания протяженных построений?

Такое построение должно выдерживать постоянный пеленг по отношению к Земле, то есть следовать по так называемому «большому кругу». Иными словами, по кругу

Углы

Олд– Сэрам 90,16°

Аббатство Дор 60,2°

Могила Св. Эдмунда 29,58°

Угол в 1° при указанных расстояниях покрывает около 4 километров (2,48 мили), так что остается большой простор для разыгравшегося воображения, и я поэтому даже не пытаюсь утверждать, что треугольник был создан пред намеренно. Если же планировался треугольник с углами в 30°: 60°: 90°, тогда погрешность в месторасположении объектов составит:

От Олд‑Сэрама до Могилы Св. Эдмунда 605 метров. От Олд‑Сэрама до аббатства Дор 344 метра. От аббатства Дор до Могилы Св. Эдмунда 1002 метра.

На рис. 100 показан номинальный угол в 90° между Гластонбери, аббатством Дор и Могилой Св. Эдмунда. На деле же этот угол равен 89,97°, то есть разница менее 2 дуговых минут.

Второй пример состоит из аббатства в Кентербери, холма Гластонбери‑Торн и хенджа Арбор‑Лоу в Пик‑Дистрикте (см. рис. 100). Расстояния и углы между этими тремя объектами составляют:

Расстояния

От Кентербери до Арбор‑Лоу 286,19 километра

От Кентербери до Гластонбери 264,99 километра

От Гластонбери до Арбор‑Лоу 234,05 километра

Углы

Кентербери 50,04°

Гластонбери 69,80°

Арбор‑Лоу 60,16°

В данном случае внутренние углы в 50°, 60° и 70° оказываются аналогичными углам треугольника между объектами в аббатствах Тьюкесбери, Першор и в Стэнтоне в комплексе на Бредон‑Хилле. Отличия в расстояниях, порожденные этими углами, от точного местоположения составляют:

От Кентербери до Арбор‑Лоу 200 метров

От Кентербери до Гластонбери 185 метров

От Гластонбери до Арбор‑Лоу 815 метров

Стоунхендж оказывается вне базисной линии между Кентербери и Гластонбери‑Тором под углом в 15° от Арбор‑Лоу. Если бы удалось точно доказать, что эти место положения были частью более крупного комплекса, то их точное размещение имело бы ключевое значение. Каждое из них служило бы исходной точкой в своем районе, обеспечивая непрерывность композиции по стране.

<p>Композиции на местности

Если иметь в виду образ мышления создателей композиции на Марлборо‑Даунс, то логично предположить, что они могли попытаться выстроить более широкую сеть взаимосвязанных объектов по всей стране. Для этого им вполне хватило бы умения и тех инструментов, которые имелись в их распоряжении. Задача была бы не из легких, но ошибки в визировании объяснялись бы лишь недочетами из‑за использования примитивного оборудования. Все же они жили не в наши дни, когда глобальная спутниковая система может выдать нам точную долготу и широту любого выбранного нами места.

Если во времена неолита была поставлена цель – разместить объекты на местности в соответствии с заранее определенным планом вроде геометрической связи таких «святых» центров, как Кентербери, Гластонбери и Арбор‑Лоу, то их создатели успешно справились с ней. Невероятной представляется точность в несколько сот метров на расстояниях, превышающих 200 километров (125 миль). Но зачем им это было нужно?

<p>Глава 15
<p>Меч короля Артура

Имеется очевидная связь между Древней Англией и Древним Египтом… нечто, имеющее отношение к способу сохранения энергии.

Из всех вопросов, порожденных открытием двойных кругов на Марлборо‑Даунс, самый трудный звучит так: почему вообще кто‑то занялся созданием этой композиции? Чтобы ответить на него, приходится перебираться из мира строгих научных фактов в область научной фантастики. И все же на протяжении XX столетия предположения, подкидываемые научной фантастикой, слишком уж часто становились научными фактами.

Для дальнейшей работы нам придется рассмотреть некоторые современные идеи, касающиеся лей и их связи с концепциями энергии. Затем я попытаюсь объяснить кое‑что из собственных ощущений и интуитивно отобранного опыта многочисленных посещений таких объектов, которые имеют для меня особое значение. Я надеюсь связать таким образом одни концы с другими, чтобы представить в конце концов убедительное объяснение тех огромных усилий, которые по крайней мере в физическом выражении были предприняты для создания матрицы объектов, покрывающих Марлборо‑Даунс и другие места на Британских островах. Полагаю, эти концепции имеют универсальное значение и применимы к Америке, Франции или любой другой стране мира так же, как и в Англии.

<p>Почему леи?

Как было показано в главе 1, история леи началась с Альфреда Уоткинса, первым привлекшего общественное внимание к этому явлению. В его книге «Старый прямой путь» прослеживаются две основные темы: во‑первых, по всей Англии насчитываются сотни таких построений по прямой линии; во‑вторых, древние использовали эти построения для путешествия между различными объектами. Уоткинс пишет:

«В своем полном расцвете старый путь стал немалым достижением съемки и инженерного искусства. Прокладывание дорог не было частью его схемы, ибо позиция созидателей скорее всего состояла в следующем: „Мать‑земля достаточно хороша, чтобы по ней ходить пешком или ездить верхом, и мы проложим путь через потоки, болота и водоемы; наша главная задача – наметить направление“. И это создатели леи делали великолепно. Дабы понять, как они это делали, вообразите себе сказочную цепь, протянутую с одного горного пика до другого на расстоянии видимости, а затем потихонечку отпускайте ее так, чтобы она коснулась „высоких мест“ земли – хребтов, валов, бугров. Затем представьте себе холм, кольцевое земляное сооружение или группу деревьев, посаженных в этих высоких точках, а в низких точках в долине – другие курганы, обрамленные водой и возвышающиеся настолько, чтобы их было видно на расстоянии. Затем большие вертикально поставленные камни отмечают путь через определенные про межутки на склонах, ведущих к горным грядам или вниз, к перевалу, глубоко прорезанному в хребте, чтобы служить отметкой на линии горизонта. На перевале дорога глубоко прорезает самое высокое место напрямую через гряду, чтобы видна была такая же далеко расположенная зазубрина. Тут и там, особенно на двух концах пути, маячковые костры обычно отмечали этот путь. На той же линии вырываются пруды, которые вместе с ручьями служат „фонариками“ или точками отражения геодезических знаков, так что путь может быть проверен хотя бы раз в году, когда в установленный традицией день зажигаются огни. Все это срабатывает точно на линии визирования. Инструкции странникам все еще глубоко укоренены в умах крестьян, когда они говорят вам – теперь уже ошибочно: „Просто идите прямо, и все“.

Работа Уоткинса спровоцировала осмеяние со стороны консервативных археологов, но и вызвала огромный интерес общественности к этой теме. Вскоре после ее опубликования был основан клуб «Старого прямого пути». Несмотря на представленные Уоткинсом доказательства того, что его построения по прямой линии были тропами, все же мало фактических данных, подкрепляющих его теорию. Аэроснимки, выявляющие скрытые посевами ориентиры, не дали ни одной прямой тропы из тех, что представлял себе Уоткинс. Концепция прямых троп, связывающих объекты, сейчас уже не принимается в расчет большинством охотников за леями.

<p>Энергетические линии

Вторая мировая война прервала изучение построений по одной линии, так что клуб снова заработал лишь в 1948 году. Оживление наступило в 1960‑е годы, после основания в ноябре 1962 года Иджертоном Сайксом, Джимми Гуиаряом, Филиппом Хелстоном и Тони Уэддом «Клуба охотников за леями». Широко распространившийся в то время интерес к НЛО и оккультным вещам подогрел идею о том, что – леи были линиями разного рода земной энергии. Такую энергию представляли по‑разному и даже связывали с китайскими концепциями чи, воплощенными в фэн шуи. В недавние годы стало весьма по пулярным и повсеместным увлечение взаимосвязью пред метов и комнат в здании. Однако фэн шуи включает в себя и концепции энергий, скрытых в ландшафте. Для одних леи были линиями магнитной силы, для других – более тонкими «мыслительными» линиями, соединяющими объекты.

В 1977 году был задуман «проект дракона» для изучения феномена леи с самых разных точек зрения. В наши дни идея связи лей с земными энергиями получила широкое признание, если не принимать во внимание тех, кто придерживается более «ортодоксального» взгляда на исследование лей. Проблема с «энергетическими» теориями заключается в определении типа энергии, в присутствии которой никому не удается убедить других. Лозоискатели, несомненно, могут засечь через ощущения своего тела и с помощью ивового прута колебания в «энергетических» полях, на которые они настроены. Я был на одном леи вместе с лозоискателями, которые уверенно утверждали, что леи пересекают одно конкретное место, где я не испытывал никаких ощущений.

Неспособность лозоискателей представить существенные находки привела к появлению целого «минного поля» аномалии, и наиболее серьезные исследователи оставили в стороне эти концепции. Возьмем для примера книгу «Солнце и змея», в которой лозоискатели Хемиш Миллер и Пол Броудкерст рассказали о своем исследовании леи Михаила. Взяв за исходную точку открытую Джоном Мичеллом линию Михаила (см. рис. 16), авторы нашли еще две линии, которые, извиваясь как черви в агонии, пересекают местность, захватывая почти все объекты в пределах нескольких миль от первоначальной линии визирования. Добавило путаницы и то, что эти две линии они назвали «потоками Михаила и Марии». Так, например, в районе Эйвбери «поток Михаила» извивается через Виндмилл‑Хилл, пересекает с севера на юг Эйвбери и затем следует по Авеню к Святилищу. С другой стороны, «поток Марии» возникает на юге, проходит через вершину Виндмилл‑Хилла, где пересекается с «потоком Михаила», затем доходит до церкви в Винтерборн‑Монктоне прежде, чем повернуть на юг через Эйвбери к Сихбери‑Хиллу и затем к продолговатому кургану Вест‑Кеннетт перед пересечением с «потоком Михаила» в Святилище.

Я верю в честность Миллера и Броудхэрста, но их результаты не имеют ничего, общего с построениями по одной линии. Соединение их идей с леи Михаила (который, по крайней мере, считается прямым) приводит лишь к замутнению воды. Отталкиваясь от представленного в настоящей книге исследования, я твердо уверен в том, что созданные людьми неолита построения по одной линии и композиции никак не связаны с обнаружением «земных энергий». Они снимали и получали компоновку взаиморасположений точно так же, как современные градостроители планируют дома и дороги по заранее определенной сетке. То была практическая задача, выполненная практичным способом с помощью примитивной техники, доступной людям той эпохи. Эта задача осуществлялась с большой изобретательностью и мастерством, но в соответствии не с «земными токами», а с чем‑то еще.

Самое простое объяснение: символические взаиморасположения были частью духовной веры людей, создавших эти композиции точно так же, как церкви спроектированы таким образом, чтобы крест, образованный проходом и поперечным нефом, был приблизительно сориентирован по оси восток‑запад. Вообразите, что эта фигура наложена на местность. Можно найти ряд церквей, расположенных в форме креста, растянувшегося на несколько миль – макрокосмос отражает микрокосмос. Дабы довести символическое изображение до столь крупного масштаба, предполагающего огромные усилия, необходимо было иметь очень сильный стимул.

Большие работы такого характера никогда не могли бы осуществиться, если бы людей заставляли выполнять их. Нет никаких данных о том, что неолитическое общество было рабовладельческим. Нет и фактов, несмотря на популярную версию, подтверждающих, что строители пирамид трудились под принуждением. Последние были сродни тем, кто построил великие средневековые соборы. Они посвятили всю свою жизнь сооружению какого‑либо памятника во славу Всемогущего. Дети учились у своих родителей, и таким образом семьи из поколения в поколение трудились над выполнением одного и того же проекта. Строительство собора становилось – если не практически, то во всяком случае символически – делом всего населения, поскольку оно шло на пользу всем. И оно велось с религиозным рвением. Посвящение таким образом жизни христианскому идеалу было необходимо для спасения души.

Существовал еще только один мотив для столь мощных коллективных усилий – ведение войны или оборона. В Англии есть примеры подобных сооружений вроде замка Мейден в Дорсете, но постройки типа Эйвбери и Стоунхенджа не имели военного предназначения. Эти памятники были местами поклонения, которые роднили божества с людьми и с чередой сезонов. Они также обладали «энергией», которую ощущали многие люди, хотя здесь мне и приходится проявлять осторожность в выборе «терминологии».

По определению словаря слово «энергия» означает «способность или умение производить действие». Наука ограничивает значение этого слова операциями по известным физическим законам. Проводившиеся же в США «слепые» опыты с «энергией исцеления» или «молитвы» показали ее действенность, хотя она и действует не в согласии с каким‑либо известным физическим законом. Многие исследования – и статические, и просто анекдотичные – телепатии подтвердили ту точку зрения, что телепатическая связь между двумя людьми может иметь место и происходит – таки. Невозможно объяснить это явление в рамках законов, действующих в электромагнитном мире. И в случаях целительства, и в случаях телепатии должна участвовать некая энергия, ибо ее «действие» было измерено с помощью тщательных исследований. Поэтому, я считаю, необходимо придать более широкое толкование слову «энергия», чтобы понять это явление. Оно также важно и для концепции лей.

Исследования показали, что телепатическое общение превалирует в примитивных обществах, скажем, среди американских индейцев или австралийских аборигенов. Например, Лоренс ван дер Пост обнаружил, что бушмены Калахари заранее узнавали, кто из нескольких пилотов будет за штурвалом самолета, который приземлялся на их посадочной полосе, хотя не существовало прямой радиосвязи с пунктом отправления. Жители той же деревни также заранее знали, когда один из охотников убивал антилопу канна, и тут же начинали приготовления к празднеству по этому поводу. Можно допустить, что и люди неолита обладали такими способностями. Если жрицы или шаманы двух соседних общин вступали в телепатический контакт, то вполне возможно, что такая связь могла установить «прямолинейное поле» телепатической энергии, которое и мог обнаружить позже какой‑нибудь лозоискатель. В самом деле вся подобная деятельность человека могла оставить отпечатки «мысли» на парапсихологической паутине планеты, которую ученый Руперт Шелдрейк назвал «морфогенетическим полем». В более позднее время лозоискатели настраивались на эти линии связи как своеобразные радиоприемники и могли «поймать» сотни различных станций.

Я пытаюсь показать подобными примерами не то, что придерживаюсь именно такого образа мысли, а то, что такое объяснение можно дать всему разнообразию проявлений энергии, которые засекают лозоискатели, и возможному соединению объектов леи некой энергетической линией.

<p>Пирамиды и пирамидная энергия

Концепция «неуловимой» энергии проявилась и в фольклоре вокруг пирамид, в частности Великой пирамиды Египта.

В середине 1930‑х годов француз Антуан Бови заинтересовался останками некоторых животных, найденными в Великой пирамиде. Эти животные явно сами забрели в пирамиду, потерялись в ней и в конце концов умерли голодной смертью. Странным же оказалось то, что их тела не подвергались сколь‑нибудь значительному разложению. Они как бы замумифицировались только в силу того, что оказались внутри пирамиды. Вернувшись во Францию, Бови взялся за сооружение мелкомасштабного макета с пропорциями Великой пирамиды. Сориентировав его на стороны света, Бови проверил ее предохраняющие свойства на самых разных продуктах питания и поразился, обнаружив, что некая сила внутри пирамидальной структуры замедляет процесс разложения.

Работа Бови попала в поле зрения чехословацкого радиоспециалиста Карла Дрбала, который принялся экспериментировать с макетами Великой пирамиды. Вскоре он обнаружил, что при помещении лезвия бритвы вдоль оси север‑юг на высоте Покоя фараона лезвие оставалось острым гораздо дольше других, несмотря на ежедневное использование.

В 1949 году Дрбал передал свое «фараонское приспособление для лезвий» на рассмотрение чехословацкого патентного бюро. Последнее отвергло его заявку как шутку, указав, что его идея не прошла научной апробации. Дрбал потратил десять лет на необходимое научное подтверждение. Он сумел доказать, что форма пирамиды взаимодействует с земным магнитным потоком и вызывает то, что он назвал «магнитным обезвоживанием». Именно воздействие молекул воды на край лезвия и затупляет его. Перестроенная пирамидой энергия убирает эти молекулы и тем самым дольше сохраняет лезвия острыми. В конце концов Дрбал получил свой патент.

С тех пор в США и других местах проводилась масса исследований по изучению воздействия пирамидальных форм на человеческое существо. Накоплено множество анекдотических данных, подкрепляющих точку зрения о том, что внутрипирамидные энергии взаимодействуют с сознанием человека, оказывают на него целительное воздействие. Иными словами, присутствует некая форма неуловимой и целительной «энергии».

Из всех моих исследований и открытий вытекает, как я считаю, наличие определенной связи между Древней Англией и Древним Египтом. Можно поэтому сделать вывод за композицией на Марлборо‑Даунс и пирамидами Египта стоит влияние Атлантиды. Это знание имеет какое‑то отношение к способу заключения энергии в капсулу. В Англии оно оказалось привязанным каким‑то образом к ландшафту.

<p>Собственные размышления

Мой собственный опыт связан прежде всего с настраиванием на «энергию» различных узловых точек леи. Многие из них находятся в хорошо известных объектах вроде Эйвбери, другие, менее известные места проявились во время изучения мною угловых связей. В ряде случаев я находил значимые объекты внутри геометрической сетки посреди поля, где не было никаких различимых архе ологических ориентиров.

Свой анализ я начал, сосредоточившись на тех объектах, где я испытывал ясные ощущения всем своим телом. Они проявлялись главным образом в виде покалывания в затылке и руках. Я отметил такие места и не принимал во внимание те объекты, где не испытывал подобных ощущений. Теперь‑то я знаю, что они обычны для лозоискателей, но в то время я не был знаком с опытом других и поэтому исходил только из собственных ощущений.

Скептику идея прислушаться таким образом к своему телу несомненно покажется странной. Я задавался вопросом, не мог ли я сам неосознанно вызывать у себя такое ощущение, как реакция на неуловимые ключи, не имеющие ничего общего с леи? Однако я могу показать, что дело обстоит не так.

Недавно я разыскивал один из лондонских «святых колодцев», который, как мне стало известно, находился недалеко от станции метро «Ливерпуль‑стрит». Этот объект я обнаружил, исследуя древние карты района и переводя затем полученную информацию на современную карту масштабом 1:25000 внутреннего Лондона. И в один прекрасный день я совершенно случайно оказался в этом районе и воспользовался случаем, чтобы проверить свою реакцию.

Я не готовился специально к этой поездке и потому не захватил с собой своих карт, но приблизительно я помнил, что колодец расположен где‑то поблизости от перекрестка Скраттон‑стрит и Холиуэлл («Святой колодец») роу. Я пошел туда, но не ощутил в себе никакой реакции. Я исходил это место вдоль и поперек и испытал лишь разочарование. В конце концов я пришел к выводу, что этот объект не представлял никакого интереса, и побрел по Скраттон‑стрит. На пересечении ее с Кэртейн‑роуд я повернул налево и тут же испытал мощный прилив «энергии», в которой я просто не мог ошибиться. Я постарался отделаться от этого ощущения, поскольку находился далеко от предполагаемого объекта – «святого колодца». Тем не менее ощущение сохранялось и явно ограничивалось этим местом.

Вернувшись домой, я перепроверил свои карты и обнаружил, что ошибся поначалу я искал не там, где было нужно. Место «святого колодца» оказалось именно там, где я испытал это неодолимое ощущение. В данном случае я точно знал, что ощущения моего тела не были вызваны собственными мыслями. То было воздействие чего‑то более глубокого.

Убедившись в том, что указанные физические ощущения были вызваны объектами, которые я изучал, я попытался выяснить их природу с иных точек зрения. Это привело меня к целому спектру переживаний, которые весьма трудно перевести на обычный язык. Пожалуй, их лучше воспринимать как путешествия в другие области сознания. Порой я замечал, что беседую с существами, которые проявлялись в моем мозгу. Порой на меня находило озарение относительно того, чем был определенный объект в иные времена. И бывали моменты, когда я испытывал неописуемое блаженство.

К счастью, в этом я был не одинок. Похожие ощущения испытывали и мои друзья и коллеги. Я признаю, что некоторые формы иллюзий могут обретать групповой характер, и все же наши исследования отличались в значительной степени беспристрастными наблюдениями. Больше того, как здесь уже говорилось, я испытывал сильные ощущения всем телом даже тогда, когда мое сознание старалось отвергнуть такое восприятие.

Автор многих книг о леях Поль Деверо описывал схожий опыт в «Земной памяти». В то время он, исследуя месторасположение и значение Силбери‑Хилла, отмечал:

«Я знал, что строители Силбери‑Хилла должны были сознавать, что сооружают холм на линии визирования между уже существовавшим продолговатым курганом Вест‑Кеннетт и холмом Винд‑милл Это отчасти объясняло, почему сооружался большой круглый холм на иначе ничем не объяснимом месте в самой низменной части долины Кеннетт.

Становилось ясно, что высота Силбери должна быть привязана к какой‑то функции в качестве площадки. Поэтому я стал посещать этот памят ник в ключевые для солнца дни и наблюдал восходы и закаты солнца с его вершины. Некоторые из позиций привязаны к ориентирам на горизонте, но не каким‑то определенным образом. Я понимал, что никак не могу ухватиться за ниточку. Однажды на рассвете я приехал на Силбери, когда он был покрыт густой серой дымкой. Я вскарабкался на вершину, над которой стояло ясное небо, а низкая дымка висела как покрывало над местностью вокруг. Создавалось впечатление, будто сидишь на заросшем травой островке посреди ватного моря. И пока я сидел в ожидании восхода солнца, четкая как звон колокола мысль прозвучала в моей голове. Она потрясла меня так, словно кто‑то произнес ее мне в ухо. «Голос» сказал: «В этой тайне да пребудем мы». Это определенно прозвучало извне моего сознания – не было чем‑то, что придумываешь ради времяпрепровождения. У меня сразу же возникло ощущение, что сам Силбери вступил со мной в контакт, а мое рациональное «я» восприняло это, как проецирование моего подсознания на мой молчаливый, но недремлющий мозг в связи с моим нахождением в странном месте, в странное время и в довольно‑таки странных обстоятельствах».

Затем, во время восхода солнца в праздник урожая (1 августа) Деверо обнаружил знаменательное местоположение на востоке плоской вершины холма Уэйден, которая оказалась строго параллельной линии горизонта, причем они обе точно соответствовали друг другу как две вполне параллельные топографические полосы Деверо решил, что так произошло потому, что восход солнца можно было наблюдать дважды в один и тот же день: один раз – с вершины Силбери и второй раз – чуть ниже вершины, с ровной площадки, прозванной «террасой». Одновременно его наблюдение, показывающее, что Силбери‑Хилл чуть выше Уэйден‑Хилла, отвечает той точке зрения, что Силбери‑Хилл является весьма важной точкой съемки. Исходя из этого опыта, Деверо почувствовал, что вступил в контакт с «гениями» объектов, которые он изучал. Что‑то из самого ландшафта вступило с ним в общение. Это очень похоже на то, что испытал и я.

<p>Космический след

Многие с удовольствием посещают места вроде Эйвбери. Одни отправляются туда потому, что приятно провести денек на свежем воздухе, другие потому, что подобное место затрагивает нечто в глубине их души. В прошлом было модно считать, что подобные объекты связаны с земными силами. Но можно посмотреть и в другом направлении – вверх, а не вниз. Ответ может оказаться не на земле, а на звездах.

Ныне в целом признается, что «вентиляционные шахты» Великой пирамиды сориентированы на конкретные звезды вроде Сириуса и Пояса Ориона. В «Тайне Ориона» Бовель и Джилберт утверждали, что так было сделано потому, что после смерти душа фараона должна была отправиться в эти звездные царства. Они представляли «богов», и возвращение после смерти на житье среди «богов» было частью их религии. Предположим, что речь шла не о жизни после смерти, а о возможности для живых фараонов впасть в определенное состояние во время определенных обрядов. Обновляя свое общение с «богами», фараон мог заново разжечь свое видение, обрести более глубокую мудрость ради управления своим народом.

Что если предполагаемые похоронные храмы, стоящие поблизости от пирамид, использовались живыми фараонами для обрядов очищения и посвящения перед входом в пирамиды? Тогда саркофаг в камере Царя служил живым фараонам входом в царства мудрости, в которые их направляли «вентиляционные» звездные врата. Быть может, покои всех остальных пирамид, несмотря на отсутствие вентиляционных шахт, были сооружены для тех же целей. Через подобные места могли бы предприниматься путешествия ума во времени и над пространством к уровням сознания вне нашей Земли, поскольку «путь лежал прямо» через круг небес к звездам? Предположим также, что подобные ворота допускали двустороннее общение, что энергия из космоса могла быть сфокусирова на на Землю, что объекты, подобные Эйвбери и Стоун‑хенджу, служили воротами для энергии, продлевающей жизнь. Быть может, именно эта мечта побудила людей неолита строить свои памятники по схемам, отражающим эту концепцию?

<p>Меч короля Артура

В главе 9 приведен отрывок из направленной через медиума информации о последних днях Атлантиды. В нем говорилось о том, что главный жрец созвал все духовные силы своей цивилизации и силой собственного сознания разместил и захоронил их в различных частях света в виде временных капсул, адресованных будущей эпохе. Ключ, сказано там, символизируемый Мечом (экскалибуром) короля Артура, был оставлен в Англии. Отсюда можно заключить, что часть мощи Атлантиды была вплетена в ландшафт Британских островов. Мы можем лишь строить догадки о том, что беженцы из Атлантиды, оказавшиеся в «духовно» бесплодных землях и лишенные своих ходов в другие области сознания, принялись за строительство новых ворот. Таким образом каменные круги могут и не иметь ничего общего с земной энергией, и иметь много общего с энергией звезд. И я имею в виду не физические виды энергии звездных систем, а нечто бесконечно более тонкое – такой объем сознания, который нельзя охватить одним умом.

Поэтому группа объектов могла быть сооружена для символического обозначения связи с композицией звезд внутри какого‑то определенного созвездия. Не по тому, что в этих звездных областях существует разумная жизнь, а потому, что этот район пространства служит воротами в другое царство реальности. Каждый объект может представлять лишь одну грань опыта, как отдельные цвета радуги, но все вместе они необходимы для создания полной картины.

Эта картина соответствует моим собственным ощущениям в таких святых местах. Имеющаяся в них «энергия» обращена к нашим духовным устремлениям. И это обращение происходит в форме не слепого догматизма, а бесконечного освобождения, не скованного цепями запретительной религиозной практики, которая сжимает в своем захвате такое большое число обитателей нашей планеты. Взаимосвязь этих объектов делает поправку на те тонкие импульсы, которые питают всю систему так, что все обновляется во благо всех. Земля тоже реагирует, ибо окружающие ее духовные сферы могут участвовать в такой взаимной связи и ощущать ее. Обращаясь в святых местах к бесконечному космосу, мы получаем доступ к бесконечности наших собственных душ.

Какими бы ни были достижения древнего континента Атлантиды, в конце концов он стал неустойчивым и был разрушен. Быть может, жрецы и жрицы Атлантиды потянулись слишком высоко к звездам и, подобно Икару, забыли о своей связи с матушкой‑землей. Быть может, они развязали такие силы, которые разорвали их мир на части. В символическом плане связь между небом и землей имеет ключевое значение для продолжения жизни в XXI веке, если мы придем все же к соглашению с крайностями материализма. Мы должны быть в состоянии обновить нашу мечту с помощью высших сфер сознания, оставаясь при этом одной ногой на земле. Таково, мне думается, наследство, завещанное нам ландшафтным храмом, который я нашел на Марлборо‑Даунс.

Быть может, беженцы из Атлантиды, подобно современным обитателям Тибета, были принуждены оставить свои жилища и унести свои знания в окружающий их мир. Тогда мудрость и умение открывать каналы общения с высшими сферами сознания были сосредоточены в особых местах ландшафта. Эти объекты начинают еще раз передавать нам свои сигналы. Кречет проснулся и зовет нас вперед. Нам остается лишь остановиться и прислушаться.

<p>ПРИЛОЖЕНИЕ 1
<p>Описание кольцевых объектов на Марлборо‑Даунс

Вместо того, чтобы дать подробное описание каждого объекта, я предлагаю отправиться в путешествие, которое можно совершить на машине или пешком. До большинства объектов легко можно добраться по дорогам. К некоторым приходится добираться пешком, и прогулка иногда растягивается на милю с лишним. Один‑два объекта вроде продолговатого кургана в Ист‑Кеннетте находятся в частных владениях, и доступ к ним можно получить лишь с согласия хозяев.

Восточный круг

Полная длина окружности: 50 километров (37 миль)

Подходящим отправным пунктом для путешествия по различным объектам восточного круга является памятник‑хендж в Эйвбери. Он занимает более 33 акров, имеет в поперечнике около 427 метров (1400 футов) и является поэтому самым большим памятником‑хенджем в Великобритании. В дополнение к массивному валу и рву, глубина которого превышала 6 метров (120 футов), он мог похвастаться внешним кругом валунов из песчаника и двумя внутренними кругами диаметром каждый около 100 метров (328 футов). Мало что осталось ныне от внутренних кругов, и многие камни исчезли из внешнего круга, особенно из его западного сегмента, исчезли, когда вошло в моду разбивать их. Некоторые камни Эйвбери фигурируют среди самых крупных из когда‑либо воздвигнутых мегалитов – от 60 до 90 тонн, то есть почти вдвое тяжелее самых больших дольменов в Стоунхендже. Транспортировка и установка таких камней представляли собой труднейшую задачу, для выполнения которой требовались сотни человек. Рытье рва также было колоссальным предприятием и по различным прикидкам – потребовало бы непрерывного труда 250 человек на протяжении 20 лет. Окружность круга Марлборо проходит по западному краю памятника – примерно по автостоянке напротив почты. В этой части хенджа пока еще сохранилось много больших камней, которые дают прекрасное представление о том, как он выглядел в давно минувшие времена.

Следующая группа храмовых объектов, которая и привела меня к открытию кругов, расположена близко к небольшому ручью, притоку реки Кеннетт. Выехав из хенджа через его северные ворота по дороге А 4361 и путешествуя на север, вы попадете в первый после Эйвбери пункт – древнюю церковь в Винтерборн‑Монгтон. В нее можно попасть, повернув налево у знака примерно через 2 километра (1,2 мили) от хенджа и проехав дальше вдоль ферм к автостоянке. Маленькая церковь посвящена Св. Марии‑Магдалине, построена около 1133 года. Есть предположение, что она была поставлена на месте более древней часовни, сооруженной монахами из Гластонбери в 928 году. Внутри ее имеются два необычных деревянных столба, поддерживающих квадратную колокольню с крутой крышей. Снаружи, у ее восточной стены находится большой лежачий валун из песчаника, отмечающий могилу преподобного Бринсдена, умершего в 1710 году. Валун был доставлен сюда с древнего кургана, расположенного к северу от церкви. На уровне земли просматриваются старые необработанные камни фундамента. Подобные же камни встречаются во многих церквах, как бы подсказывая, что строители преднамеренно использовали камни от языческих построек в своих сооружениях. Внутри находится древняя купель, которая служит ключом античности церкви. На нее нанесен резной узор, а на ее северном фасаде изображен древний символ плодовитости.

Выйдя из церкви, поверните налево, на пересечение с дорогой А 4361. Следующий объект вы найдете, повернув налево перед крутым изгибом дороги направо. Въезжая в деревушку Бервик‑Бассетт, вы увидите знак, указывающий на тропинку к церкви по правой стороне дороги. Эта прямая тропа накрыта ветвями деревьев, и у вас возникнет ощущение, будто вы идете по тоннелю, пока не окажетесь перед церквушкой Бервик‑Бассетта, построенной в XIV веке в честь Св. Николая. Когда 20 лет назад я впервые увидел эту церквушку, она стояла брошенной с 1972 года. Недавно ее реставрировали с помощью фонда по сохранению неиспользуемых церквей. Сложенное из камня и кирпича здание отличается необычайно маленькой башней. Поблизости стоят менгиры с отверстиями для столбов ворот. Не могу сказать, древние они или нет, а в буклете со сведениями о церкви говорится, что валуны из песчаника использовались здесь в качестве могильных камней. В церкви стоит купель XIII века, а это указывает на то, что она была поставлена на месте более древнего храма.

Продолжая поездку снова по дороге А 4361, вы приезжаете к церкви Винтерборн‑Бассетт после обозначенного знаком левого поворота через 2 километра (1,2 мили) от поворота к Бервик‑Бассетту. Въехав в деревню, вы найдете церковь в конце короткой подъездной дорожки по левой стороне. Сложенная из камня и датируемая в своих самых старых частях около 1100 года, она создает впечатление легкости и воздушности благодаря великолепным темно‑красным и пурпурным витражам окон. Изначально церковь была посвящена Св. Катерине, а позже и Св. Петру Мягко изгибающаяся тропа ведет от этой церкви, точно следуя дуге окружности, к расположенной примерно в миле от нее церкви в Броуд‑Хинтоне.

Если вы путешествуете на машине, тогда вернитесь на дорогу А 4361 и поверните налево у знака, указывающего на Броуд‑Хинтон. Церковь находится слева от этой дороги – нужно лишь следовать указателям. Подобно предыдущим церквам, и эта довольно маленькая но службы в ней отправляются чаще, чем в других. Поскольку она окружена деревьями, среди которых есть и очень старый тис, в ней довольно темно и тягостно, что лишь подчеркивается потемневшими дубовыми панелями и мрачными памятниками. Снаружи стоит каменный крест, однако его основание не говорит о его древности. Тропу, ведущую сюда из Винтерборн‑Бассетта, вы найдете с восточной стороны погоста. Эта церковь удалена дальше всех остальных от рассчитанной линии, которая проходит здесь по тропе. Точная точка пересечения, образующая угол в 60° между продолговатым курганом Ист‑Кеннетт и центром восточного круга, отмечена маленьким прудом рядом с церковной дорогой, выходящей на шоссе В 4041.

При возвращении на главную дорогу можно хорошо рассмотреть белую фигуру лошади на противоположных меловых холмах. Точка пересечения двух окружностей на ходится сразу же за левой стороной дороги, посредине пшеничного поля. К ней можно пробраться с тропы примерно в 4 километрах (2,4 мили) по дороге от перекрестка с дорогой из Броуд‑Хинтона.

Продолжая движение по направлению к Ротону, вы найдете церковь после того, как дорога спустится с отоса, на левой стороне. Эта большая церковь была построена до 965 года и хранит во дворе остатки разбитого древнего креста. К юго‑западу от погоста имеются древние земляные сооружения, выходящие на Свиндон. В поле у церкви были найдены римские гончарные изделия.

К следующему объекту можно добраться по дороге В 4005 к Чайслдону. Пройдя через деревню, она сливается с шоссе А 345 – главный путь в Марлборо. Поверните здесь направо, потом сделайте первый поворот налево – на дорогу, которая когда‑то была частью тропы Риджуэй. По ней вы проедете мимо большой крепости на холме Лиддингтон‑Касл по правую руку. Пересеките дорогу А 419, и вскоре попадете на перекресток с Эрмин‑стрит – бывшей римской дорогой. Уоткинс отмечал, что перекрестки дорог часто совпадают в важных точках пересечения леи. Повернув направо и затем сделав первый поворот налево к деревне Блейдон, дорога эта идет вдоль автомагистрали. Примерно через полмили дорога снова повернет налево и пересечет автомагистраль. С левой стороны сразу же за мостом появится тропа, ведущая к кургану на Хинтон‑Даунс, который расположен примерно в трети мили с правой стороны.

Далее следует довольно большой – длиной почти в четверть окружности – промежуток до следующей точки. Ее легче всего найти, вернувшись обратно в Марлборо и поехав затем по дороге А 4 к Ньюбери. Чуть не доезжая до города, вы увидите указатель к Сейвернейк‑Форест и Тотнем‑Хаусу. Здесь поверните направо, и попадете на прямую дорогу, названную «Гранд‑Авеню» и совпадающую со старой римской дорогой. Чуть ближе, чем в 2 километрах (1,2 мили), по этой дороге справа находятся земляные насыпи, отмечающие край западного круга в этом месте. Припарковав здесь машину и последовав на короткое расстояние вдоль этих насыпей по левой стороне дороги, вы прогуляетесь по окружности до земляных сооружений, расположенных рядом с дорогой А 4. В обратном направлении вы найдете два кургана примерно на расстоянии одной мили, хотя легче всего до них добраться по дороге А 346.

Проехав еще 4 километра (2,2 мили), вы попадете на Т‑образный перекресток. Поверните здесь налево, и вскоре дорожный указатель подскажет вам путь к церкви в Сейвернейк‑Форесте, посвященной Св. Екатерине и построенной совсем недавно – в 1860 году. Необычна ориентация прохода в этой церкви – по оси запад‑юго‑запад, совпадающая с дугой окружности этого круга.

Следующий объект – церковь в городе Вуттон‑Риверс. Из Сейвернейка туда можно доехать несколькими путями. Легче всего, вероятно, повернув от церкви налево и поехав по дороге на Бэрбейдж. На окраине города поверните направо на дорогу В 3087 до Пьюси. Снова поверните направо примерно через полторы мили у указателя на Вуттон‑Риверс. Церковь находится в конце короткой подъездной дороги слева. Эта древняя, посвященная Св. Андрею церковь была расширена и видоизменена в несколько этапов. Хотя она не включена в западный круг, она все же расположена очень близко к точке пересечения двух окружностей, находящейся чуть к востоку от дороги в месте ее пересечения с рекой Кечнетт и каналом Эйвон. Если когда‑то здесь и был какой‑либо указатель, его наверняка убрали во время рытья канала. Близко проходит и железная дорога, соединяющая станцию Грейт‑Бедуин и Пьюси. В самом деле, в этой точке сходятся три крупные системы транспорта – шоссейная, железнодорожная и водная. Северная точка пересечения также не отмечена указателями, будучи расположена по среди пшеничного поля рядом с дорогой А 361.

Все остальные объекты датируются временем неолита, и доступ к ним затруднен. Первым из них является внушительная крепость на холме под названием Могила Гиганта. К ней можно доехать по дороге из Вуттон‑Риверс в Марлборо. На перекрестке с дорогой А 345 поверните налево к Пьюси. Вам придется оставить машину в деревне Оар и затем совершить довольно утомительный подъем к крепости. Но усилия ваши будут вознаграждены. С вершины холма открывается великолепный обзор. (Тем, кто пожелает сократить свой путь и пробиться к некоторым объектам западного круга, посоветуем перебраться отсюда на объекты в Пьюси и Маннингфорд‑Бохьюне, указанные в разделе, посвященном западному кругу.)

Дальше линия окружности проходит вдоль Хьюиш Хилла, приноравливаясь к контуру местности и земляным сооружениям, и затем через другие земляные сооружения в Гофер‑Вуде. К обоим этим объектам можно подобраться только по тропинкам. Следующий пункт – продолговатый курган Ист‑Кеннетт. находящийся на частной земле и потому недоступный. Его лучше всего видно с дороги, идущей из Ист‑Кеннетта. Ось кургана выстроена по линии окружности.

Последний объект – небольшая группа курганов на северной вершине Уэйден‑Хилла – холма, который славится еще и каменной аллеей ниже, на своих восточных склонах. К указанным курганам нелегко подобраться, ибо они находятся на земле частной фермы. С Уэйден‑Хилла можно вернуться в Эйвбери.

Западный круг

Полная длина окружности – 59 километров (37 миль)

Самой подходящей отправной точкой для осмотра западного круга представляется церковь в Бишопс‑Каннингсе, построенная около 1150 года и посвященная Деве Марии. Объект находится на прямой линии визирования между двумя центрами, которая также проходит через продолговатый курган Вест‑Кеннетт. Бишопс‑Каннингс находится у самой дороги А 361 между Эйвбери и Дивайзис. Это – первый поворот налево после разворота у Бекэмтона. Довольно большая церковь с высоким каменным шпилем и рядом больших необработанных камней фундамента, указывающего на то, что она была возведена на месте более древней постройки.

Между Бишопс‑Каннингсом и следующим объектом вы увидите внушительный холм Моргана. Я не включил его в число объектов западного круга, поскольку на карте не показано никакого кургана или могильного холма для определения точного прохождения окружности. Однако его местоположение в качестве четкого указателя на противоположную сторону круга делает его вероятным кандидатом на ключевой пункт съемки. Здесь можно видеть две радиомачты, тригонометрический пункт картографического управления и загадочную рощицу на холмике Фэрз, и все это находится в пределах 200 метров (656 футов) от окружности, пересекающей оконечность холма.

На выезде из Бишопс‑Каннингса по той же дороге следует пересечь дорогу А 361 и поехать по дороге на Калн. Через 3,7 километра (2,3 мили) вы увидите справа обозначенную указателем дорогу на Колстоун‑Веллинг‑Хилл. Проехав почти всю деревню, вы увидите церковь по правую руку. Она также посвящена Св. Марии и попадает на линию визирования между центром западного круга и Силбери‑Хиллом. Нынешняя церковь была сооружена в XV веке, но есть признаки того, что она поставлена на месте более древнего храма, датируемого 12‑м столетием.

Следующая остановка – церковь в Комптон‑Бассетте. Чтобы попасть туда, следует выехать из Колстоун‑Веллигтона по дороге на Калн, повернуть на первом перекрестке направо и проследовать по дороге А 4. Здесь повернуть налево и почти сразу же направо – к Комптон‑Бассетту. Церковь находится по правой стороне примерно в 3,2 километрах (2 милях). Это большая церковь, по священная Св. Свизину и – подобно многим другим – возведенная на древнем каменном фундаменте. Есть данные о том, что здесь стоял еще саксонский храм.

Покинув Комптон‑Бассетт, окружность западного круга следует изгибу крутого откоса между возвышенностью и равниной на протяжении свыше 7,24 километра (4,5 мили) через Хаиуэи‑Хилл, Кливенси‑Хилл и Клифф‑Хэнгинг. Выезжайте из Комптон‑Бассетта и следуйте по дороге вдоль основания откоса до указателя «Кливенси», где и поверните направо. Следующий объект – Бугор Таунсенда находится в конце узкой улочки по левой стороне. Это древний конический могильный холм, возможно включающий захоронение, и он вполне мог служить точкой съемки с помощью реперных знаков, описанных в главе 11. Это предположение подкрепляется тем, что бугор служит окончанием построения по прямой линии – аббатство Брейденстоук – церковь Родборн с ее древним крестом – церковь Корстон – церковь фоксли‑Грин – церковь Лейхертон – продолговатый курган Боксуэлл. Всего здесь насчитывается семь объектов на расстоянии в 28 километров (16,53 мили) (рис. 102).

К следующим трем объектам можно добраться лишь по тропинке по гребню, ведущей от Кливенси до Клифф‑Пайпарда. На моей старой карте масштабом 1: 25000 они показаны как курганы и земляные сооружения. На недавно изданных картах серии «Пазфайндер» (1:25000) они не указаны вовсе.

Клиф‑Пайпард. Для этого необходимо вернуться с Бугра Таунсенда назад, до второстепенной дороги на Буштон. На Т‑образном перекрестке поверните направо и у Буштона – примерно в 2,4 километра (1,5 мили) – снова направо. Дорога отмечена указателем на Клифф‑Пайпард.

К церкви можно подъехать, повернув налево, как только въедете в деревню. Как и у многих других церквей в этом районе, здесь также видны древние камни фундамента, подсказывающие использование этого места до постройки церкви. Она посвящена Св. Петру, и ее самые старые приделы датируются концом XIII века. Поблизости раскинулось декоративное озеро, дающее ощущение спокойствия. Здесь заканчиваются отмеченные объекты данного сектора круга.

Следующий объект Огборн Св. Георгия расположен на четверть окружности дальше. Самый живописный путь в Огборн проходит через центр Марлборо– Даунс. Покидая церковь в Клифф‑Пайпарде, поверните налево на выезде из деревни и на дорогу на Винтерборн‑Бассетт. Примерно через 4,5 километра (2,8 мили) слева от дороги можно увидеть остатки каменного круга. Проезжайте через Винтерборн и на перекрестке с дорогой А 361 поверните налево – к Ротону. Приблизительно через 1,4 километра (0,9 мили) вы подъедете к перекрестку, обозначенному указателем на Рокли и Марлборо, где должны будете свернуть направо. Дорога приведет вас на самые высокие точки возвышенности, и откроет вам доступ к Ферме Храма. Через 13,8 километра (8,5 мили) вы увидите указатель на Рокли. Поверните здесь налево и езжайте до конца дороги у лесной опушки. Дальше на машине ехать запрещено, но вы можете пройти по дороге к ферме до Гумна Храма – чуть больше мили. Там вы увидите большую буковую рощу. Она отмечает приблизительное место пересечения леи Св. Михаила и оси пересечений двух окружностей. Немного к северо‑востоку от этой точки когда‑то существовал продолговатый курган, позже полностью срытый.

Ферма Храма названа так в честь ордена храмовников (тамплиеров), основанного в 1119 году для охраны паломников, посещавших Святую землю. Орден был окончательно разогнан в 1307 году французским королем Филиппом Красивым после того, как сосредоточил в своих руках огромные богатства и власть. Тамплиерам были дарованы многие поместья, одним из которых и была Ферма Храма. Ордену ее подарил Джон Маршалл – предок графов Пембрукских.

Выезжая из Рокли, поверните направо на перекрестке с дорогой на Марлборо. Через несколько сот ярдов будет поворот налево – к Огборн‑Мейзи. Проезжайте по этой дороге через деревню до пересечения с А 345, где вам следует повернуть налево. Здесь очень интенсивное движение, и поэтому будьте осторожны. Примерно через два километра (1,3 мили) вы увидите тропу напротив поворота к деревне Огборн Сент‑Эндрю. Оставьте здесь машину. Тропа приведет вас к центру западного круга. Он находится приблизительно в том месте, где тропа подходит к насыпи заброшенной железной дороги.

Продолжая свой путь, поверните направо, на дорогу к Огборн Св. Георгия, указатель на которую вы увидите с левой стороны примерно в 2,4 километра (1,5 мили). Въезжайте в деревню и поверните налево на следующем перекрестке. Короткая дорога в 1,3 километра (0,8 мили) приведет вас к церкви, посвященной Св. Георгию. Она находится одновременно на окружности западного круга и на леи Михаила. Нынешняя церковь была построена в XII– XV веках на месте более древнего храма. В церковных архивах говорится, что здесь почти определенно находился «языческий храм» еще до сооружения первоначальной церкви. Чуть сзади церкви один дом деревни Огборн расположен точно на окружности. В угол этого дома встроен большой необработанный камень, который выделяется на фоне обычной каменной кладки.

Из Огборна можно попасть в точку пересечения линии, соединяющей оба центра, с окружностью западного круга. Для того чтобы найти ее, вернитесь в центр Огборна и на Т‑образном перекрестке поверните налево. Дорога выведет вас из деревни на дорогу А 345. Сразу же за мостом вы увидите справа дорогу, идущую по линии старой римской дороги. После ее пересечения с тропой вы вскоре увидите по левой стороне въезд на ферму. Это приблизительно и есть точка пересечения. Отсюда ясно виден продолговатый курган Ист‑Кеннетт, а также линия визирования до Вест‑Кеннетта. На заднем плане, на линии горизонта четко просматриваются радиомачты и рощица на Бугре Фэрз, примерно обозначающие край западного круга. Это – единственное место во всей композиции, откуда, как я убедился, просматривается практически весь круг.

Для посещения следующего объекта вам придется вернуться назад, на дорогу А 345 и доехать по ней до Марлборо. В описании восточного круга уже упоминались земляные сооружения. Если выехать из Марлборо по дороге А 346, то можно увидеть курганы. По левую руку от себя уже через 2,7 километра (1,7 мили) вы увидите церковь, а еще через 2 километра (1,3 мили) – проезд под назва нием «Сопит‑Драйв». Оставьте здесь машину и пройдите по этому проезду до его пересечения с другой тропой, где повернете налево и примерно через 320 метров (350 ярдов) поравняетесь с курганом с правой стороны. Для осмотра следующей группы курганов вернитесь до Сопит‑Драйва и поверните налево. На следующем перекрестке тропы поверните опять налево. Примерно через 800 метров (0,5 мили) вы подойдете к новому перекрестку, и здесь в развилке тропы вы увидите прямо перед собой группу курганов.

Предпоследним пунктом на окружности перед возвращением в Бишопс‑Каннингс станет часовня Веслеян в Пьюси. Она совсем не старая – построена в XIX веке, но показывает, что и современные религиозные постройки часто располагаются на леях. Это, естественно, может быть простым совпадением. При этом новом строительстве за последние полтораста лет некоторые объекты попадают на леи чисто случайно. Я же упоминаю здесь этот объект потому, что он попал‑таки на окружность. Читатели сами могут решить, стоит ли его включать, или нет.

Последним пунктом является секуляризированная церковь в Маннингфорд‑Бохьюн‑Коммон, ставшая частным домом. До нее можно добраться по дороге из Пьюси в Вудборо. Перед самой этой деревней, на расстоянии около 4,3 километра (2,7 мили) от Пьюси есть поворот налево через железнодорожный мост. Поезжайте по этой дороге и снова поверните налево сразу же за мостом. Проехав немного дальше, опять же поверните налево. Храмовый объект видет за 270 метров (300 ярдов) дальше по дороге с левой стороны. Построенная в XIX веке церковь явно не имеет древних корней. Однако при рытье ямы для туалета нового дома были обнаружены гораздо более старые захоронения, датируемые средними веками и не отмеченные на епархиальной карте. Следовательно, это место использовалось до строительства церкви в XIX веке. Дальше, сделав полный круг, окружность возвращается к церкви в Бишопс‑Каннингсе.

<p>ПРИЛОЖЕНИЕ 2
<p>Символика чисел

На протяжении тысячелетии числа обрели особые свойства или принципы, нашедшие олицетворение в духовной традиции Случаются различия от одной культуры к другой. Например, 6 является числом зла для австралийских аборигенов, а Пифагор считал его идеальным числом, поскольку его множитети дают в сумме также 6 (1+2+3=6). В западных эзотерических преданиях нечетные числа воспринимались как мужские (ян), а четные как женские (инь). Ниже приводятся некоторые ассоциации:

0 – представляет божество на этапе его становления. Поток между 0 и 1 является основным кодом всех компьютеров. Некоторые цивилизации не пользуются нулем, но своей круглой формой он представляет бесконечность и вселенную;

1 – первый, основополагающий принцип, на котором строятся все остальные числа. Это – число единства и божества, ассоциируемого с солнцем;

2 – представляет двойственность, принцип инь – ян, как его понимает даосизм, выражающий напряжение противоположностей, сохраняющих равновесие. Полярность – основополагающий принцип, выражающийся через про тивоположности. Так, есть жизнь и смерть, конечное и бесконечное, дух и материя, положительное и отрицательное и т п. Он также отражается в двойных кругах Мар‑лборо‑Даунс. Круги можно рассматривать как две полные противоположности;

3 – является строительным блоком космоса, ибо две силы соединяются, чтобы произвести третью силу. Имеющиеся во многих мифологиях троицы богов и богинь отражают этот принцип (например, Осирис, Исида и Гор), находящий отклик и в христианской троице Бога Отца, Бога‑Сына и Святого Духа. В науке о числах это динамичное, творческое число, ассоциируемое с планетой Юпитер, которая в астрологии представляет расширение. В композиции двойных кругов оно изображено наложением одного круга на другой, а его первоначальное выражение дается треугольником пирамиды. Символизм духа, ума и тела выражается через круг, треугольник и квадрат, являющиеся строительными блоками всех построек;

4 – изображает физическую плоскость и ее проявления через элементарные стихии огня, воздуха, воды и земли. Оно выражается четырьмя сезонами, четырьмя Евангелистами, четырьмя сторонами света и символизируется крестом и квадратом;

5 – считалось китайцами священным числом, частью их пяти стихий, образующих основу иглоукалывания. Именно пентаграмма и пятиугольник включают в себя золотое сечение. Иногда его называют числом человека, так прекрасно воплощенным в рисунке Леонардо. Оно находит свое выражение в пяти органах чувств и ассоциируется с общением и движением, олицетворенными богом Гермесом;

6 – это число гармонии и красоты, выраженных шестиугольником и шестиконечной Звездой Давида. Шесть имело первостепенное значение для пифагорийцев, ибо его множители можно и умножать, и складывать, чтобы получить его (1Ч2Ч3=6; 1+2+3=6). Оно часто ассоциируется с планетой Венера;

7 – было числом мистиков. Очевидна его связь с пропорцией π (пи). Семь звезд Большой Медведицы, семь дней недели и семь планет, известных в античном мире. Дни недели связаны: воскресенье с Солнцем, понедельник с Луной, вторник – по имени древнескандинавского бога Тиу – с Марсом, среда – по имени древнескандинавского бога Уодена – с Меркурием, четверг – по имени древнескандинавского бога Тора – с Юпитером, пятница – по имени древнескандинавской богини Фреи – с Венерой и суббота – по имени римского божества Сатурна – с планетой того же названия;

8 – это число завершенности, объединяющее дух и материю. Восемь заповедей Будды, восемь триграфов И. Чина, восемь благородных пихт, восемь кустов и восемь крестьянских (?) деревьев алфавита Бефлуануин (?). Двадцать четыре руны делятся на 3 группы по 8 рун в каждой. Положенное набок, это число сегодня служит нам сим волом бесконечности;

9 – центральное число между предыдущим и последующим (начинающимся с 10) циклами чисел. Поэтому оно служит как для эволюции, так и для инволюции в зависимости от того, как проявляется его энергия. В данном контексте оно ассоциируется порой с планетой Марс;

10 – завершает первую часть цикла счета. Это идеальный треугольник, составленный из 10 точек – один из пифагорийских треугольников. Это – число Бога в иудейской системе гематрии. Два его символа – 1 и 0 представляют собой полное проявление божественности. Вполне возможно, что именно поэтому множитель 10 был выбран для деления меридиана на миллион единиц. (В Древнем Египте число «один миллион» символизировалось рисунком писаря, стоящего на одном колене и воздевшего обе руки в жесте то ли почтения, то ли изумления.);

11 – дает первое повторение цифр и в качестве такового считалось основным числом. Представляется, что во всех случаях повторение цифр – 22, 33 (высшее звание среди массонов), 55 и т д. – имело особое значение. Число 11 в плане съемки и пропорции должно было иметь то же положение, что и число 7;

12 – число завершенности, связанное с 12‑ю месяцами года, 12‑ю знаками зодиака, 12‑ю апостолами и т д. Умноженное само на себя, оно дает 144 – одно из чисел ряда Фибоначчи. Это число, и оно же с нулями, широко упоминается в «откровении» Св. Иоанна.

<p>ПРИЛОЖЕНИЕ 3
<p>Генератор углов и измерения в градусах


<p>ПРИЛОЖЕНИЕ 4
<p>Канон древних мер

В настоящей книге приводились ради соблюдения правил пропорций меры, соизмеряемые либо с длиной меридиана (от полюса до экватора), либо с окружностью экватора Земли. Меридиональная мера была введена заново в виде метра, за который была принята одна десятимиллионная часть длины меридиана. Из‑за неточностей в первоначальных измерениях установленный метр не совсем правилен, ибо расстояние от полюса до экватора составляет 10 001 987 метров. В книге показано, что в давние времена это расстояние было поделено на один миллион частей, а затем был построен равносторонний треугольник, в котором одна миллионная часть меридиана послужила высотой, а стороны дали базисное измерение, на котором основана целая семья мер. Длина каждой стороны, следовательно, может быть дана равной 11,5493 метра. Таково номинальное основание меры. На практике, как указывал Стаккели, производилось небольшое корректирование ради соответствия широте, на которой проводилось измерение. Например, египетский царский локоть, номинально составляющий 0,525 метра, дается в книге Ричарда Гиллингса «Математика во времена фараонов» равным 0,523 метра, а другие специалисты чуть удлиняют его. Египет расположен приблизительно между 24° и 30° северной широты, а из таблицы в Приложении 3 мы можем взять среднюю длину градуса между этими широтами за 110 797 метров. Умножив это расстояние на число градусов в квадранте – 90, мы по лучаем 9 971 685 метров. Отношение между номинальной мерой и исправленной мерой для этой именно широты, следовательно, равно 1:0,997 как и в случае с царским локтем, который дает точную длину в 0,52351 метра.

Стандартные английские меры, как я считаю, были произведены не от меридиана, а от экваториальной окружности. С течением времени они были искажены таким образом, что современные стандартные единицы измерения уже не совпадают точно и гармонично с размерами Земли. Тем не менее система деления может быть все еще использована и иметь важное значение для архитекторов и планировщиков, желающих спроектировать свои здания так, чтобы они оказались в полной гармонии с каноном древних пропорций. В соответствии с размерами Земли главные стандартные английские единицы измерения имеют следующий метрический эквивалент:

1 короткий фарлонг(КФ) = 200,5708 метра

1 короткий ярд (КЯ) = 0,9117 метра

1 короткий фут (Кфу) = 0.3039 метра

1 короткий дюйм (КД) = 25,3 миллиметра

(Примечание: КФ – это аббревиатура названия нынешнего английского стандарта.)

Вполне возможно, что эти меры были произведены от длины меридиана на 55й северной широты. Однако, по моему мнению, правильной базовой мерой является окружность экватора.

Мегалитический ярд профессора Тома может быть производным как от меридиана (см. рис. 57), так и от пропорции фарлонга, поскольку 1 фарлонг измеряется 242 мегалитическими ярдами. Следовательно:

1 мегалитический ярд = 0,8288 метра

Том утверждал, что нашел несколько делений и умножений мегалитического ярда:

1 мегалитический дюйм = 1 мегалитический ярд: 40 = 20,72 миллиметра,

1 мегалитический фатом =1 мегалитический ярд Ч 2,5 = 2,072 метра,

1 мегалитический чеин = 1 мегалитический ярд Ч10 = 2072 метра.

<p>Два семейства мер
<p>Меридиан

Объединяющей мерой для семей меридиана служит стадии, равный 184,8 метра

1 стадии – 16Ч(11,55 единицы)

– 100 фатомов ~ 320 пик‑белади ~ 352 царских локтя

– 400 географических локтей = 500 ременов

– 600 географических футов =616 египетских футов

<p>Экваториальная окружность

Единица стандартных английских мер, как я считаю, основана на длине 1° долготы, которая равна 555 коротким фарлонгам (КФ).



0|1|2|3|
Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua