Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Дэвид Фарлонг Стоунхендж и пирамиды Египта

0|1|2|3|

Процесс оказался несложным. Я ввел в компьютер названия и координатную сетку различных объектов и с помощью простой математической программы вычислил угловые соотношения между соединяющими их линиями. Компьютер мог бы подсчитать их с точностью до многих десятичных дробей, но такой точности и не нужно. На расстоянии в один километр отклонение на один градус может составить лишь около 300 метров (984 фута). Чтобы облегчить себе задачу, я решил округлять расчеты в сторону увеличения или уменьшения – до ближайшего целого градуса.

В теории случайное распределение объектов должно давать равномерный разброс угловых отношений. Если существовал некий предопределенный план, рассуждал я, тогда очевидные углы в 60° и 90° должны были стать его частью. Поэтому я наладил компьютер на выдергивание этих углов. Для начала я проанализировал десять объектов и получил более 800 различных углов. Позже я собирался проанализировать угловые отношения между многими церквами района, а их более 59. Каждый такой расчет давал более 2800 углов.

Хотя было много примеров углов в 60° и 90° в моем первоначальном обследовании, один храмовый объект выделялся среди остальных. Таблица 3 показывает угловые отношения между церковью в Дамблтоне и девятью другими объектами. Именно эта церковь дала важный ключ, который помог мне разгадать геометрию, лежащую в основе района. Для расшифровки таблицы следует смотреть на объекты в левой колонке и считывать значения под названиями объектов на верхней строчке. На пример, угол Тьюкесбери – Дамблтон – Першор равен 70°, а угол Большой Компертон – Дамблтон – Оувер‑бери – 30°.

Так уж случилось, что в этой выборочной таблице все углы кратны 10°, что необычно Кратное число 10° повторяется 18 раз в ряду от 1° до 180°, что составляет 10 процентов возможных случаев. Между девятью объектами возможны 36 углов, так что при любой случайной последовательности объектов нам следует ожидать, что 10 процентов (36:10 = 3,6) из них будут иметь угловое отношение, кратное 10. У нас же все 36 углов кратны 10 – в девять раз больше ожидаемого случайного результата.

Шанс получения такого результата в случайной конфигурации подобного размера равен примерно одному на одиннадцать миллионов, но в данном случае объекты не назовешь совершенно случайными, поскольку они были выбраны среди остальных. И тем не менее результат впечатляет:

Если бы был осуществлен некий сознательный план, следовало бы ожидать большого числа углов в 60° и 90°. Я предполагал, что такой план должен был быть основан на какой‑то системе чистой геометрии, ибо прямой угол (в 90°) очень легко построить с помощью нескольких колышков и отрезков шпагата. Деля угол пополам при помощи тех же методов, можно получить дополнительные углы в 45°, 22,5° и т. д. Схожим образом можно построить углы в 60°, для чего нужны лишь три одинаковых отрезка веревки. Углы в 50° и 40° построить сложнее с помощью тех же геометрических методов. В таблице 3 каждый из них появляется три раза, следовательно, существовал какой‑то способ их построения.

Найденный позже ответ свидетельствовал как о необычной простоте, так и о математической гениальности системы.

<p>Окончательное решение

Во время анализа свойств прямоугольного треугольника с углами в 40° и 50° я неожиданно наткнулся на решение. Я обнаружил, что в треугольнике с такими углами основание и перпендикулярная сторона измеряются соответственно пятью и шестью единицами.

Иными словами, налицо выраженное целыми числами (5 6) отношение двух перпендикулярных сторон. Поначалу я подумал что это просто счастливое совпадение. Треугольник был выбран потому, что отвечал критериям градусного основания, кратного десяти, то есть имел углы 40°, 50° и 90°. Вскоре меня озарило можно построить большое число углов с помощью очень простых числовых отношений. Построив прямоугольный треугольник и меняя от ношения сторон, можно легко получить определенные углы. Мне оставалось лишь найти отношения, необходимые для построения различных углов.

По случайному совпадению именно эту систему применяли древние египтяне для установления склона своих пирамид – вспомним секед угла. Разница заключалась лишь в том, что египтяне использовали такое отношение для установления градиентов, а древние бритты – для построения углов на горизонтальной плоскости. Зная нужные отношения, легко можно было построить весь ряд углов, не располагая знаниями о сложной геометрии и сложными приборами. Стало ясно, почему археологи не раскопали никаких теодолитов. Искомые углы могли быть построены с помощью простых и широко доступных материалов.

Для построения какого‑либо угла на ровном участке земли нужны лишь тонкая бечевка, несколько колышков и измерительное устройство для фиксации отношений. Идеально подходит прямой отрезок ствола молодого деревца длиной в один‑два метра. Весь фокус в том, чтобы знать отношения искомого угла, и его уже легко изобразить на земле.

Система проще некуда. Необходимо лишь знать, какие отношения дают требуемые углы, например, в случае уже описанного треугольника древним землемерам следовало лишь помнить отношение 6:5. Оно дает углы в 39,81° и 50,19°, что весьма близко к 40° и 50° (рис. 61).

При использовании такого метода и таких отношений погрешность составит менее 3,5 метра (11,5 фута) на 1 километр (0,62 мили). Некоторые отношения дают гораздо большую степень точности. В случае угла в 6°, получаемого при отношении 19:2, погрешность составит 1 к 4000. Ее можно проиллюстрировать следующим примером: во время путешествия из Лондона в Нью‑Йорк отклониться на одну милю от точки назначения.

Ныне схожая система используется в тригонометрии, устанавливающей особые отношения для вычисления углов. Их называют синусы, секансы и тангенсы, а их обратные величины – косинусы, косекансы и котангенсы. Синусы и косинусы можно использовать для вычисления углов при известной длине гипотенузы, а тангенсы связаны отношением между основанием и перпендикулярной стороной прямоугольного треугольника. Компьютеры и калькуляторы вычисляют эти величины в доли секунды, – а в мои школьные годы нам приходилось искать их в ряде таблиц.

<p>Композиция холма Бредон

С помощью этой легкой системы построения углов можно простым и все же точным способом определить схемы ландшафта. Применительно к району холма Бредон я нашел следующие широко использованные отношения:

В то время я предполагал, что углы в 30°, 60°, 46° и 90° были получены с помощью геометрических построений, но позже – как мы увидим дальше – мне пришлось пересмотреть свою точку зрения.

Я подозревал, что объекты данного района были объединены иной геометрической схемой. Найденные мною углы в 30°, 60° и 90°, не сомневался я, указывали на некую форму обдуманной планировки. Я был уверен, что нахожусь на пороге открытия другой схемы вроде уже найденной на Марлборо‑Даунс. Это подкрепило бы теорию, что подобные схемы были широко распространенным явлением. Изначально я искал круги, но они не выявлялись. Однако повсюду я натыкался на большее число треугольников, чем могли бы дать значимые отношения.

Мои прежние исследования подсказывали, что где‑то в композиции должен нарисоваться равносторонний треугольник, и я принялся его искать. Когда же я нашел его, он оказался центральным в построении треугольной матрицы местоположения главным образом храмовых объектов.

<p>Геометрия объектов холма Бредов

Первоначальный треугольник образован церковью Дамблтона, холмом Вулстоун и церковью Оувербери Холм. Вулстоун является господствующей высотой, с которой открывается вид на большую часть района, а церковь Дамблтон гнездится у основания холма Олдертон, который блокирует линию прямой видимости и с церковью Оувербери, и с холмом Вулстоун. Церковь Оувербери расположена на южном склоне холма Бредон. Ныне линия прямой видимости с него на холм Вулстоун заблокирована домами, но в прошлом последний несомненно просматривался при условии, если этому не мешали деревья. Расстояния между тремя объектами измеряются 6250 метрами (3,88 мили).

На рисунке 63 показано взаимоотношение трех главных объектов – церкви Оувербери, церкви Дамблтон и холма Вулстоун, отмеченное треугольником АВС. Как видим, угол ABE с линией визирования на аббатство Тьюкесбери равен 30°, как и угол СВЕ. Таким образом, линия ЕВ делит пополам сторону АС в точке S. Продление линии АВ до точки Т, то есть на расстояние ВТ, равное расстоянию BS, определяет местоположение церкви Стэнтон.

После установления первого треугольника следующим логичным шагом стало определение, как положение церкви Большого Комбертона вписывается в схему. Компьютерный анализ района показал, что эта церковь расположена под углом в 90° к линии, соединяющей холм Вулстоун с церковью Дамблтона. Замкнув треугольник линией, соединяющей холм Вулстоун с церковью Большого Комбертона, получаем угол в 55° на холме Вулстоун и угол в 35° у церкви Комбертона. На рисунке 61 показано, что прямоугольный треугольник с углами 55° и 35° может быть построен на отношении 7:10.

После установления местоположения церкви Большого Комбертона стало возможным определить местополо жение аббатства Тьюкесбери, построив еще один прямо угольный треугольник. Соединив точки D и Т (Большой Комбертон и Стэнтон) и построив прямой угол в точке D, точка Е – местоположение аббатства Тьюкесбери оказывается на пересечении этой линии с линией BS, которая делит пополам вершину изначального равностороннего треугольника (рис. 64).

В Древнем Египте это отношение использовалось при вычислении земельных площадей. Можно добиться простого приближения, удваивая площадь с помощью отношения 7 к 10 в виде 72 = 49, а 102 = 100.

Конфигурация треугольников в треугольниках продолжается, поскольку линия аббатства Тьюкесбери‑Стэнтон образует сторону еще одного важного треугольника. Если построить угол в 60° на этой линии в точке Тьюкесбери, то его новая сторона пересечется с продолжением линии, соединяющей холм Вулстоун и Большой Комбертон, в точке местоположения аббатства Першор. Место положение аббатства Ившем может быть найдено тем же способом – построить прямой угол в точке церкви Дамблтона на линии Дамблтон – церковь Оувербери и продлить новую сторону до ее пересечения с продолжением линии Тьюкесбери – Оувербери. В точке пересечения и находится аббатство Ившем.

Местоположение церкви Седжберроу может быть получено на пересечении линии Дамбтон – Ившем с линией Стэнтон‑Першор. После установления всех этих местоположений можно определить и положение остальных церквей с помощью простой триангуляции.

В схеме используются следующие главные треугольники:

<p>Ключи древних землемеров

Мое исследование района холма Бредон позволило мне понять, что точные углы могли быть построены на местности с помощью простых числовых отношений. Такая система триангуляции объектов вполне могла быть доступна древним землемерам, пользовавшимся примитивным оборудованием, при условии, если они понимали соответствующие принципы. Этот оригинальный метод похож на систему, применявшуюся в Древнем Египте, что увеличивает вероятность культурных связей.

Недостаток моих усилий доказать с помощью съемки Бредон Хилла существование осознанной системы планировки еще во времена неолита заключался в том, что я в основном использовал места расположения средневековых церквей. За несколькими достойными внимания исключениями, существуют лишь анекдотичные свидетельства, привязывающие большинство средневековых церквей к известным святым местам язычников. Сильнее всего, пожалуй, археологи критикуют Уоткинса за его концепцию преемственности использования тех же мест.

И все же мое изучение Бредон‑Хилла отмечено одним достижением оно выявило некую систему, которая могла быть использована для размещения объектов на местности. Для того же, чтобы удостовериться в том, что эта система действительно датируется временами неолита, мне необходимо было изучить район с объектами, точно датированными началом III тысячелетия до н. э. После долгих размышлений я обратил внимание на юго‑запад, на район Бодмин‑Мур в северном Корнуолле, где в радиусе 7,5 километра (4,65 мили) находятся 15 каменных кругов.

<p>Глава 10
<p>Шепчущие камни

Можно показать подобные схемы отношений между доисторическими памятниками и средневековыми церквами.

Летом 1975 года я вместе с семьей жил в коттедже в деревне Кардинэм на краю вересковой пустоши Бодмин‑Мур. Так у меня появилась возможность разведать некоторые из впечатляющих археологических объектов на пустоши и посетить многие из его пятнадцати каменных кругов. Хотя эти памятники, возможно, сооружались на протяжении нескольких столетий, очевидна преемственность культурных идей. После первого давнего посещения пустошь неизменно тянула меня к себе. Это место и его священные объекты затрагивают нечто весьма глубокое в моей душе. На протяжении многих лет я испытал немало сильных душевных переживаний в каменных кругах, которые навели меня на настоящие озарения относительно их предназначения.

Если бы удалось показать, что ориентация этих кругов вписывается в компоновку района холма Бредон на Марлборо‑Даунс, тогда прояснилась бы картина такого рода ландшафтной планировки. Этот район годился мне и потому, что он был уже тщательно изучен и была проведена подробная съемка различных памятников.

<p>Бодмин‑Мур

Бодмин‑Мур – большая, поросшая вереском гранитная пустошь осталась относительно не потревоженной с доисторических времен, что является редкостью для англйского ландшафта. На севере пирамидальный пик Раф‑Тор возвышается на 400 метров (1312 футов). Его ясно видно на много миль вокруг. Неподалеку находится округлый горб Браун‑Уилли. Даже будучи чуть выше – 414 метров (1358 футов) – своего соседа, холм уступает ему в качестве точки визирования. Большинство каменных кругов этого района расположено к северу ог магистральной дороги А 30 – главной разделяющей линии пустоши. Но к югу от этой дороги находятся крупнейший тройной круг Хэрлерс плюс малые круги Крэддок‑Мургодэйвер и Девять камней Олтарнума (рис. 66).

Чуть в стороне от пустоши, но в пределах того же района, в Дюлоу расположен интригующий каменный круг. Его диаметр невелик – всего 10 метров (32 фута), но образуют его камни из чистого белого кварца, разнящиеся по высоте от 1,49 до 2,65 метра (4,89‑8,69 фута) и потому являющиеся самыми высокими камнями из всех найденных в кругах Корнуолла. Здесь же находятся два других исторических объекта, которые можно связать с кругами пустоши. Речь идет о хенджах Кастилли и Каслуич. Первый расположен на юго‑западе, близ пересечения дорог А 30 и А 391, второй – на юго‑востоке, близ города Коллингтон.

В далеком прошлом эта местность была покрыта редким лесом. Подобно многим гористым местностям, во времена неолита пустошь была расчищена и сейчас, как и тогда, используется как пастбище. Суровость ее красоты объясняется климатическими условиями. Гранитная возвышенность принимает на себя в полной мере натиск западных штормовых ветров, которые в разгар зимы делают ее совершенно безлюдной и негостеприимной Открытая пустошь может сильно заболочиваться, но в сухие летние месяцы все же открывается доступ к сохранившимся мегалитическим объектам.

Здешние круги не столь величественны, как в Уилтшире Порой они едва различимы, если только буквально не наступишь на них. Во многих местах менгиры лежат поверженными или были убраны, как в случае круга на холме Лауден, который лишь недавно был открыт заново. Здесь также много «кругов хижин» (оснований древних жилищ), возможно, современных каменным кругам и свидетельствующих о том, что пустошь была густо заселена. Наличие такого большого количества камней сильно затрудняет обнаружение больших, частично скрытых кругов.

В большинстве кругов средняя высота камней не превышает одного метра, и часто они оказываются еще ниже. И все же круги впечатляют своими характерными чертами. Самые разные исследователи отмечали их астрономическую ориентацию на ключевые положения солнца. Круг Стэннон, например, сориентирован на восход солнца между двумя пиками Раф‑Тора, случающийся 1 мая и 1 августа, а также на восход солнца в дни равноденствия над Браун‑Уилли. Он также находится на линии визирования с кругом Фернакр и Северным кругом Лескерника.

Диаметры кругов колеблются между 13 метрами (43 футами) круга девяти камней в Олтарнаме и 45 с лишним метров (148 футами) круга на холме Лауден. Размер этих кругов не отражает предполагаемого числа жителей в ближайших поселениях. В отличие от приходских церквей, обычно расположенных в центре деревень, каменные круги находятся на удалении от центров обитания. Это вполне можно объяснить тем, что их местоположение определялось астрономическими и геометрическими соображениями, или тем, что проводившиеся в них отправления культа требовали их отдельного расположения.

В статье в журнале «Улд Акиолэджи» (№ 28, 1996 год), посвященной памятникам пустоши, Кристофер Тилли сообщает:

«Я хочу доказать, что эти камни помогали учить, помогали запоминать, помогали ориентироваться и помогали думать. Учить, запоминать, ориентироваться и думать – все эти процессы требуют воспитания и обучения. И такое знание давало силу человеку и одновременно придавало потенциал эффективности структурам ритуальной власти… Я хочу доказать, что одной жизненно важной частью ритуального знания, которая было воплощена в камнях для того, чтобы специалисты по обрядам передавали и избирательно „предавали гласности“, было знание местности и пронизывающих ее духовных сил».

Одни круги являются «истинными», поскольку были построены с помощью колышка и шнура постоянной длины, другие – неправильными. Круги Фернакр и Стэннон – сплющенные, и их создали, по мнению Тома, с помощью сложной геометрии. Другие авторы высказывали предположение о том, что они были сооружены на глазок.

<p>Структуры Бодмин‑Мура

Первым делом я решил перепроверить координаты, приведенные Джоном Барнаттом в замечательной работе «Доисторический Корнуолл». Главная ошибка закралась в координаты Камней Стэннона, которые указывает Бар‑натт: SX 1257 8010. Эта же ошибка повторяется в брошюре «Руководство земных тайн по Бодмину и Северному Корнуоллу» Черила Страффона. Правильные же координаты такие: SX 1257 8000. Тут очень важно быть точными. Даже малые расхождения способны вызвать заметные изменения угловых отношений, особенно когда объекты расположены близко друг к другу. В настоящей же книге все вычисления сделаны с точностью до 10 метров (32,8 фута).

Изначально я намеревался принимать во внимание в своем исследовании только каменные круги, но потом решил включить некоторые торы (скалистые вершины холмов), которые могли быть использованы для визирования, а также хенджи Каслуич и Кастилли, расположенные рядом с пустошью. Поддержку идее включить вершины холмов в настоящее исследование я нашел в процитированной выше статье Кристофера Тилли:

«То, что желание видеть высокие холмы из кругов сыграло важную роль в их точном расположении, становится очевидным при рассмотрении ряда конкретных примеров. Если бы круг Лиз, расположенный на склоне, находился лишь в тридцати метрах к югу от своего нынешнего местоположения, с него не были бы видны очертания Раф‑Тора. То же самое случилось бы, если бы круг холма Лауден был расположен к югу и ниже по склону от своего нынешнего местоположения».

Я также включил в исследование дольмен Третеви и земляные сооружения у Холла Артура, где более 50 камней расположены в форме прямоугольника на валу. Считается, что он использовался для обрядовых целей, и почти не вызывает сомнений его одновременное сооружение с кругами и хенджами этого района. В таблице 4 даются необходимые детали всех включенных объектов.

В XIX веке А.Л. Льюис опубликовал в «Джорнел ов Ройял Антрополоджикол Инститьют» информацию о выстраивании кругов в определенном порядке. Три таких построения имеют отношение к данному исследованию.

1. Камни Стрилпл – Гарроу‑Тор – круг Фернакр Раф‑Тор.

2. Круг Стэннон – круг Фернакр – Браун Уилли.

3. Камни Триплет – круг Лиз – Раф‑Тор.

Проверка этих построений на компьютере показала в первом из них погрешность в один градус между камнями Стриппл, с одной стороны, и кругом Фернакр и Раф‑Тором – с другой, которая на расстоянии примерно в 5,5 километра (3,41 мили) дает разницу в 100 метров (328 футов). Построение круга Стэннон, круга Фернакр и Браун‑Уилли – точное, но включает еще один дополнительный объект – Северный круг Лескерник. Точным является и построение камней Триппет – круг Лиз – Раф‑Тор. Джон Барнатт указывает еще одну линию – между Гарроу‑Тором, кругом Лауден и кругом Стэннон. Ее правильность также подтверждается при точном выборе точки на Гарроу‑Торе. Компьютер выдал дополнительную линию. Хэрлеро – круг Гудейвер – круг Фернакр протяженностью чуть более 14 километров (8,69 мили).

В сумме получаем пять отдельных линий.

1. Линия А: Камни Стриппл‑Гарроу – Тор‑Раф – Тор.

2. Линия В: Круг Стэннон – круг Фернакр – Браун Уилли – Круг (северный) Лескерник.

3. Линия С: Камни Триппет – круг Лиз‑Раф – Тор.

4. Линия D: Круг Стэннон – круг Лауден‑Гарроу – Тор.

5. Линия Е: Круг Хэрлерс – круг Гудейвер – круг Фернакр.

Некоторые из этих линии фактически пересекаются. Другие же пересеклись бы, если бы их продолжить достаточно далеко. Ниже даются угловые отношения между ними в градусах:

После первоначального вычисления этот список не казался очень перспективным. Единственным явно значимым был угол между Линией А (от Камней Стриппл до Раф‑Тора) и Линией В (от круга Стэннон до круга Лескерник), чуть превышающий 90°, а также возможность того, что угол между Линиями А и D составляет 51,57°, что может указывать на связь с углом склона Великой пирамиды (51,84є). Однако вычисление углов между самими объектами оказалось гораздо плодотворнее.

Угол круг Стэннон‑Раф – Тор, круг Стэннон – круг Лиз, равен 90°, а угол в Раф‑Тор – круг Стэннон и Раф‑Тор – круг Лиз составляет 55°. Отсюда угол в круге Лиз со сторонами до круга Стэннон и до Раф‑Тора равен 35°. Это – прямоугольный треугольник с углами в 35є и 55°, основанный на отношении 7: 10, то есть такой же, что и один из первых треугольников, найденных мной на холме Бредон.

Так было найдено первое ясное доказательство связи с храмовыми объектами Бредон‑Хилла. Точные углы в 35є и 55° между двумя кругами и Тором вряд ли получились случайно. Дело в том, что этот треугольник оказался первичным для всего района. Из него могут быть выведены все остальные круговые объекты. На рисунке 67 показано, как это делается.

Итак, замыслы создателей объектов Бредон‑Хилла и Бодмин‑Мура, а также – как мне еще предстояло узнать – композиции на Марлборо‑Даунс были похожи. Объекты Бодмин‑Мура восходят к неолиту. Композиция Бредон‑Хилла состоит в основном из средневековых церквей, но включает и две крепости на холмах, относящиеся к железному веку. Круги же Марлборо‑Даунс перекрывают все три периода.

Доказательства неразрывности объектов, выявленные с помощью этого геометрического родства, теперь представлялись существенными. Такая преемственность могла возникнуть благодаря их непрерывному использованию на протяжении тысячелетий, как и предположил Уоткинс. Существует, однако, и другая возможность. Если такие объекты были источниками некой формы энергии, подобные места могли быть найдены повторно в разные эпохи. Тот резонанс, который я испытывал всем телом при посещении таких объектов, мог быть моим собственным способом обнаружения указанной энергии.

Точно так же древние могли испытывать влечение строить свои церкви в тех местах, которые «воспринимались» правильно, местах, где они тоже ощущали некий резонанс.

В то жаркое лето 1975 года, когда я впервые посетил каменные круги на Бодмин‑Муре, моя жена Диана вместе со мной медитировала в тех местах и «настраивалась» на них. Двое наших маленьких детей часто ныли: «Нет, папа, только не надо больше каменных кругов!» Они предпочитали оставаться внизу, на прекрасных корнуолльских пляжах со своими ведерками и лопатками, но все же спокойно играли среди камней, пока мы с женой пытались, настроиться на атмосферу этих святых мест. Мы получили много сильных впечатлений, которые помогли нам постичь, как и почему были сооружены круги, и пробудили в нас обоих веру в энергию, свойственную этим западающим в память объектам.

Но вернемся к кругам Бодмина. Как только был построен первичный треугольник, передо мной встала задача точно определить исходную точку на Гарроу‑Торе. Ее можно найти исходя из угла в 55° круга Лиз (Стэннон‑Лиз‑Гарроу – Тор) и из угла в 30° в круге Стэннон (Лис‑Стэннон‑Гарроу – Тор). Установив опорную точку в Гарроу‑Торе, можно произвести съемку всех остальных объектов с четырех объектов – Стэннона, Лиза, Гарроу‑Тора и Раф‑Тора с помощью простой триангуляции на основе отношений, уже открытых мной.

На практике эти четыре объекта ставят определенные проблемы. Два из них являются постоянными чертами ландшафта, а два других – передвижными. Остроконечная вершина Раф‑Тора – очень точная точка, которую видно с большого расстояния. С другой стороны, Гарроу‑Тор не имеет столь четко определенной вершины и по этому дает несколько больший простор для точного местоопределения постоянной опорой точки. На первый взгляд, представляется предпочтительнее установить линию визирования между двумя Торами прежде, чем определить местонахождение кругов, поскольку Торы являются постоянными объектами. Однако трудно установить правильные углы с вершины горы. Хотя такие места представляют собой отличные точки визирования, необходимы более плоские участки для съемки местности, о которой говорится здесь.

После множества попыток проверить и перепроверить углы между всеми 23 объектами, я пришел к выводу, что ключевой начальной позицией является круг Стэннон. Речь идет о процессе постепенного отбора при постоянной оценке возможности легко определить местоположение других кругов из уже поднятых объектов. Это похоже на прослеживание реки до ее истока.

Я предположил, что круг Стэннон мог быть сооружен с помощью как тщательных наблюдений, так и методом проб и ошибок, ибо он имеет значимые точки солнечной ориентации.

<p>Анализ круга

Доказав еще раз, что можно установить геометрическую схему, которая могла бы связать объекты между собой, я приступил к более детальной оценке углов между объектами (рис. 68). Первоначально я проанализировал все углы между кругом Стэннон и 22 другими объектами съемки. На этот раз я решил, что поскольку я имею дело с углами между прямыми линиями, все углы следовало рассчитать заново таким образом, чтобы они разнились от 0° до 90° Все тупые углы (углы больше 90°) должны быть представлены их острыми эквивалентами. Например, угол в 120° будет представлен так 180°‑120° или 60°.

Два обстоятельства побудили меня пойти на такое изменение. Во‑первых, это облегчает анализ. Во‑вторых, на практике тупые углы можно легко разместить на местности только после построения их острых эквивалентов.

Например, чтобы разметить угол в 125°, легче всего начать с его противоположности – 55° (180°– 125° = 55°).

Ниже приводится порядок повторяемости 231 угла, построенных между 22 различными объектами и кругом Стэннон:

Все остальные углы встречаются менее трех раз. Расчетное среднее арифметическое случайной последовательности для каждого угла можно обозначить как 2,78 случая, следовательно, любое повторение больше трех раз превышает ожидаемое. Угол в 30° повторяется почти в четыре раза чаше чисто случайного. Мало того. Некоторые из углов в 29° могли строиться, чтобы иметь 30°. Например, угол, построенный из Стэннона со сторонами до холма Лауден и Камней Стриппл и составляющий по подсчетам 29°, основан на двух объектах, расположенных менее чем в 1 километре (0,6 мили) друг от друга, а это означает, что один градус меньше допустимой погрешности. Больше того, исследования показали, что визирование подчас проводилось через край кругов, а не через их центры, на которых я построил сетку координат.

Большое число углов в 1° могло строиться с намерением получить 0°или прямую линию. Опять же подобные вариации могут происходить в пределах допустимой по грешности, особенно в тех случаях, когда объекты близко расположены друг к другу, как, например, круги Стриппл и Лиз или круг Стриппл и два круга на холмах Короля Артура.

Разумеется, тот же самый, аргумент может быть использован в прямо противоположном смысле. То, что кажется 30°, на самом деле может быть 29°, а 1° – 2°, а не 0°. Если согласиться с тем, что такие погрешности, возможно, взаимно сократятся, все же остается большой процент значимых углов, построенных на основе этого объекта.

Некоторые углы, повторяющиеся с удивительной частотой на Бодмин‑Муре, также появляются в моих обследованиях Бредон‑Хилла, а другие оказались новыми. Я составил простую компьютерную программу для построения всех углов от 0° до 90° на основе их простейших отношений. Сразу же становится очевидным, что на самом деле востребованы только 45 отношений. Отношение для получения, скажем, угла в 20° (11:4) эквивалентно тому, которое требуется для угла в 70° (4:11).

Отсюда следует, что 75 процентов всех углов могут быть с легкостью построены с помощью нескольких колышков, промерной рейки, нескольких стоек для визирования и нескольких отрезков бечевы в сочетании со знанием ряда простых отношений.

<p>Построение углов

Приведенный в Приложении 3 список первичных отношении показывает, что в большинстве случаев наибольшее числительное в отношении оказывается меньше 20. Исключение составляют два угла: в 5°, который, как я предположил, строится на отношении 23:2, и в 2°, который можно построить приблизительно из отношения 30:1. Многие углы на деле основаны на отношении 19 (в том числе 19:1, 19:2, 19:3 и 19:11) или на отношении 5 и кратных ему чисел (в том числе 10:9, 10:7, 5:6, 5:8 и 15:8).

Проще всего вписать эти отношения в схему, вычертив круг диаметром в 20 единиц. Вслед за профессором Томом мы можем предположить, что в данном случае в качестве стандартной единицы использовался мегалитический ярд (мя) и что диаметр равнялся 20 мя. Прибегнув к обратному визированию, мы можем отметить точки пересечения диаметра и окружности и провести линию диаметра. На этой линии следует отметить точку 19 мя и построить из нее прямой угол. Это легко сделать с помощью небольших колышков и отрезков бечевки для построения треугольника с отношением сторон 3:4:5.

Отметки на этой новой линии длин в 1 мя, 2 мя и 11 мя дадут углы в 3,6 и 30 градусов, построенные методом обратного визирования. Угол в 30° можно проверить, при необходимости построив равносторонний треугольник, но на практике отношение 10:11 дает угол с точностью до 4,2 дуговых минут, которая достаточна в большинстве случаев. Угол в 6° получается с точностью до 32 дуговых секунд. Точность этого угла на основе его числового отношения, на мой взгляд, играла основополагающую роль в математике, астрономии и топографии античного мира.

<p>Минуты и секунды

Мы делим день на часы, минуты и секунды в соответствии с системой, возникшей еще в Древней Месопотамии. Вавилоняне осознали – в результате астрономических наблюдений – связь времени и пространства. Время прохождения какой‑либо звезды по неизменной небесной дуге тщательно измерялось с помощью простых водяных часов. Вот почему сегодня и время, и углы измеря ются «минутами» и «секундами». При делении круга на 60 получаем сегмент в 6°. С помощью отношения 19:2 можно легко разделить круг на 60 равных сегментов. При делении каждого сегмента на два получается точный угол в 3° Разделив же прямую линию, пересекающую сегмент в 3° на три равные части, получим годящиеся для большинства практических целей углы до 1°. Дополнительные подразделения могут дать большие приближения по дуговым минутам и секундам.

Для разметки тех градусов, которые основаны на отношениях пяти или десяти, необходимо лишь отмерить 10 мя на диаметре изначального круга, построить в этой точке прямой угол и затем отметить новую линию. Например, отмерив 7 мя, получим угол в 35°, а отмерив 13 мя ‑50°(12:10=6:5).

Хотя профессор Том и предположил, что мегалити ческий ярд служил стандартной единицей для круговой съемки, на практике визирование объектов не зависит от каких‑либо фиксированных единиц измерения. После местоопределения любого объекта, его отношение к соседнему объекту может быть установлено путем триангуляции при использовании самых разных мер. Я уверен, что есть все основания считать, что мегалитический ярд использовался при сооружении кругов на Марлборо‑Даунс, но менее убежден в том, что он служил стандартом и во всех остальных случаях.

Все, что понадобилось бы для построения этих углов, – это одна заданная мера.

Ее можно было получить с помощью двух одинаковых палок длиной в 1‑2 метра (3,28‑6,56 фута). Первую нужно было положить на землю, а вторую соединить с ней встык. Если затем взять первую и положить с другого конца второй и повторять эти манипуляции, пока не будет отложено нужное число единиц, то можно будет измерить с высокой степенью точности различные расстояния. Для получения максимально точного результата нужно было расчищать из меряемую на земле линию от всяких препятствий и неровностей и проводить ее по ровной поверхности. Не большой колышек, вбитый в землю, мог использоваться как топографическая веха для указания измерений.

После точного построения прямого угла, что очень легко сделать, и точного измерения пропорций, на земле могли быть разбиты углы высокой точности. Затем они могли быть спроецированы на местности с помощью простой техники визирования. Таким образом каменные круги и другие мегалитические центры вроде продолговатых могильных холмов и менгиров могли быть размещены с большой точностью. Как мы уже видели, продолговатые курганы часто помещались на горизонте, что делало их идеальными точками визирования.

Свое обследование Бодмин‑Мура я завершил более широким анализом почти 3500 углов между семью главными объектами в северной части и обнаружил схожую картину. Чаще всего повторялся угол в 3° – 64 раза, за тем в 30° – 57 раз. Все остальные часто повторяющиеся углы уже были рассмотрены, за исключением одного – угла в 52°. Он очень близок к углу склона Великой пирамиды Гизы, для которого обычно указывается 51,85°. Угол в 52° найден между кругом Лиз, Раф‑Тором и Южным кругом Лескерника. Линия Лиз‑Лескерник пересекает Кодда‑Тор, который образует «пирамидальный» угол с вершиной Раф‑Тора.

<p>Каменные круги и леи

Никто точно не знает, почему доисторические люди считали необходимым сооружать каменные круги. В отдельных случаях – как в Эйвбери или Стоунхендже – их строительство потребовало огромных физических усилий. У них явно было особое предназначение, но в какой степени оно было религиозным и в какой – практичным, мы, может быть, так никогда и не узнаем.

Концепция леи еще проблематичнее. Хотя ей почти столетие, консервативные археологи не желают признавать их. Уверен, концепция угловых отношений объектов встретит похожее сопротивление. Мое же исследование Бодмина доказало именно осуществимость ландшафтного планирования, а не его вероятность. Однако я не первый отметил это. В глубоком исследовании кругов Пик‑Дистрикта в Дербишире, опубликованном в 1978 году в «Каменных кругах Пика», Джон Барнатт говорит:

«Когда были исследованы линии визирования между кругами, они подсказали новое направление исследования, а именно: геометрическое родство кругов. В них было найдено большое число треугольников, особенно равнобедренных и прямоугольных».

Барнатт проанализировал линии визирования через 20 круглых объектов и открыл более 140 значимых треугольников. Он допускает, что любые 20 случайно расположенных объектов дадут ряд на вид значимых треугольников, но все же настаивает: «Число найденных треугольников должно быть больше, чем число треугольников, возникших по простому совпадению».

На рисунке 71 показана одна из конструкций Барнатта, включающая знаменитый хендж Арбор‑Лоу. Барнатт отмечает:

«Все уже рассмотренные углы отличаются большой величиной, имея стороны длиной от одной до пятнадцати миль. Они измеряются скорее по горизонтали, нежели следуя контурам земли, и большинство кругов не видно из других кругов. Очевидно, что доисторический человек не мог задумать и построить их, поскольку это было бы невозможно при их средствах измерения расстоянии без карт той же степени точности, что и использованные в данном исследовании карты картографического управления».

В заключение Барнатт предположил, что человек неолита, должно быть, выстроил свои объекты по некой невидимой энергетической сетке. И все же я намеревался показать, что более пяти тысячелетий назад мужчины и женщины с примитивной техникой сумели спланировать свои объекты с большой геометрической точностью и что имеется масса косвенных доказательств того, что они проделали это, не прибегая ни к каким невидимым геопатическим силам. И вовсе я не намекаю на то, что частью общей картины не является некая таинственная «энергия», а лишь утверждаю, что отношения объектов не зависят от некой невидимой энергетической сетки.

Иосеф Хейнш, проводивший в Германии и Франции в 1920‑х и 1930‑х годах исследования связи древних святых мест, также пришел к выводу, что она основана на «элементарной триангуляции с помощью углов в 30° и 60° и диагоналей квадрата и двойного квадрата среди прочих геометрически значимых углов». (Цит. по книге «Шаманство и таинственные линии» Поля Деверо.)

Ключ к получению подобного рода композиций – знание отношений, которые следует использовать для построения требуемых углов на основе прямоугольного треугольника. Не так уж и трудно было зазубрить такие отношения. Самое большее требовалось запомнить наизусть лишь 45 углов, и нечетные вполне можно было сократить, деля пополам углы, выраженные четными числами.

<p>Рис. 71. Построение объектов в Дербишире в форме бумажного змея (открытое Джоном Барнаттом).

Например, угол в 18° может быть построен на отношении 21,5:7. Но ведь гораздо легче было бы построить угол в 36° с помощью отношения 11:8 и затем разделить его пополам, чтобы получить 18°. Подобным образом 7° можно было получить, разделив пополам угол в 14°, построенный на простом отношении 4:1 вместо использования сложного отношения 24,5:3 для прямого построения угла в 7°. С помощью такого метода землемеру неолита пришлось бы запоминать как минимум на треть меньшее число отношений.

<p>Космологическая перспектива и общее представление о парапсихологических явлениях

Следует помнить, что для точного определения местоположения нового объекта требуются лишь два твердо фиксированных месторасположения и два точных угла. После их установления относительно легко сделать все остальное. На философском уровне становится понятно, что древние наверняка готовы были тратить время и силы на создание композиций на ландшафте только при условии, что воспринимали ландшафт как интегрированное целое. Всеохватывающие космологии вроде тех, что исповедовали коренные американцы, воспринимали небо и землю как отражения друг друга. Каждый круглый объект, независимо от того, был ли он посвящен богу, богине или влиянию звезды либо солнца, должен был восприниматься как средство получить доступ к духовным влияниям, которые наполняли жизнь людей. Могли быть лучший способ представить эту гармоничную концепцию, чем связав объекты вместе в интегрированном геометрическом рисунке?

Именно во время обследования объектов Бодмин‑Мура я начал воспринимать различные свойства «энергии», которая могла быть влита в ландшафт.

Как я уже упоминал, во время моих прежних посещений различных объектов в районе Котсуолда я испытывал то, что я мог бы описать лишь как сильное ощущение покалывания в различных частях тела, но особенно в спине, ладонях и руках. Занимаясь изучением целительства, я начал различать «оттенки» этих: энергетических впечатлений. Для этого я просто проверял свои ощущения в каждом случае. В одних случаях они были живыми, стимулирующими, в других – более рассеянными, успокаивающими. Мозг начинали наполнять некие образы. Подобные ощущения я испытывал и в случаях парапсихологического целительства, но тогда упомянутые образы обычно имели отношение к клиенту. На местности же мои впечатления казались связанными с событиями далекого прошлого.

Каждый из кругов, которые я посещал на Бодмин‑Муре, вызывал ощущения различного свойства, как‑то связанные с более широкой композицией ландшафта. И все они были связаны с каким‑либо аспектом целительства или духовных занятий. Одни круги, казалось, были тесно связаны со звездами, а другие – с экстрасенсорной матрицей планеты. Но в каждом из них я ощущал присутствие чего‑то духовного, что я мог бы назвать «ангелом‑хранителем» объекта.

Я сознавал, что конкретные круги использовались в определенные времена года вроде летнего или зимнего солнцестояния для особых церемоний. Быть может, они приводили в действие духовные силы, которые затем подпитывали через многоконтурную сеть матрицу всего района. Я это воспринял так, что некая широкая духовная осведомленность пробудила воображение, породившее эти объекты. К данной концепции я еще вернусь.

<p>Анализ каменного круга

До сих пор в своем исследовании я пытался показать, что объекты были спроектированы по особой геометрической схеме. Тем не менее заслуживает упоминания еще одно косвенное доказательство: угловая расстановка от дельных камней, составляющих круг. Данные ландшафтной планировки указывают на частое использование определенных углов. Если схожие углы оказываются внутри самих каменных кругов, тогда становится понятнее появление тех же углов на местности.

Некоторые объекты – вроде Роллрайт‑Стоунс в Оксфордшире – не поддаются такого рода исследованию, так как включают много мелких камней, близко расположенных друг к другу. Идеальными для изучения представляются объекты, состоящие из одиночных, отдельно стоящих камней, угловую расстановку которых легко проверить. Одна из проблем – в частности Бодмин‑Мура – заключается в том, что многие круги были реставрированы. Поэтому нельзя быть уверенными в том, что нынешнее расположение камней соответствует изначальному.

В книгах, описывающих различные объекты, порой упоминаются камни, которыми отмечены главные ромбы или какая‑либо астрономическая ориентация, а так же и «неправильно расположенные камни». Я надеялся найти уже готовое исследование данного района, которое значительно облегчило бы мою задачу. Из прочитанных мною книг моим размышлениям больше всего под ходит «Каменные круги Пика» Джона Барнатта. Однако, подсказывая геометрические формы кругов, он не анализирует угловые отношения между самими камнями. Мне так и не удалось найти какой‑либо подробный анализ, показывавший бы, расположены ли камни случайно или согласно определенному геометрическому плану. Этим мне пришлось заняться самому.

Для своего исследования я использовал топографические планы, составленные Александером Томом, Обри Вэрлом и Джоном Барнаттом. К счастью, они обычно представлены четко и, полагаю, точно. Это несколько облегчало задачу. Для ускорения процесса анализа я сканировал схемы на свой компьютер. В объектах с большими камнями и малыми диаметрами вроде круга Дюлоу каждый камень покрывает дугу по крайней мере в 10°, а в отдельных случаях и того больше. В более крупных памятниках вроде Касл‑Ригга в Камбрии каждый камень покрывает до 5°. Идеальные для оценки объекты должны были бы содержать с дюжину камней и иметь диаметр не менее 15 метров (49,2 фута). В целом я проанализировал десять объектов на Британских островах, отвечающих этому критерию.

Первым делом при таком анализе следует найти реперную линию, к которой можно привязать углы камней. В случае правильных кругов за опорную линию я брал ось север‑юг. В найденных же профессором Томом овальных или сплюснутых кругах реперной линией мне служила ось чертежа. Примером может служить круг Барбрук в Дербишире, который состоит из одиннадцати менгиров и который Том отнес к типу сплюснутых.

Реперная линия проходит по самой широкой части круга и через центр одного из камней и отклоняется на 55° от истинного севера (рис. 73). Ради облегчения анализа все углы подогнаны в пределы 0°‑90°. Для определения угла каждого камня он отсчитывается от 0° оси по часовой стрелке или против нее (рис. 72‑74).

В круге Барбрук нулевая линия пересекает один из камней. От него направление в 30° по часовой стрелке близко к центру другого камня, занимающего дугу 25°‑35°. На край другого камня выпадает угол в 60°, а на центр третьего – угол в 90°. В сделанной Томом съемке на угол в 50° приходится один упавший камень, а последний в этой половине круга камень расположен на линии 20°. У Тома также показан камень, выходящий за круг и расположенный под углом в 30°. Местоположение 180° не отмечено каким‑либо камнем.

Начиная снова с 0° и продолжая движение по часовой стрелке, находим следующий камень под углом в 12°, еще один – под углом в 40°, линия которого проходит через центр камня, а третий камень точно указывает угол в 60°. Положение 90° не отмечено, зато указано положе ние 65°. Следующий камень расположен под углом в 45°, а последний – 25°. В трех последних случаях линии угла проходит очень близко к центру камней.

Круг Барбрук – типичный образец остальных изученных мною кругов – еще двух в Касл‑Ригге (Камбрия) и Камней Триппет на Бодмин‑Муре. Частота конкретных углов в этих трех объектах показана ниже.

В этих трех случаях один камень вдруг высвечивает либо 12°, как в Барбруке и Касл‑Ригге, либо 32°, как в Камнях Триппет. Это обстоятельство представляется любопытным. Оно не имеет иного явного объяснения, кроме того что при сочетании углового положения этих камней с одним из соседних получаем угол в 52° (по крайней мере в Касл‑Ригге и Камнях Триппет), практически равный углу склона Великой пирамиды.

Во всех этих случаях положение камней указано углами, исходящими из центральной точки оси. Повторение углов подсказывает скорее сознательную расстановку, нежели случайный рисунок. Однако ни в одном квадранте круга не видно очевидного соответствия такой последовательности. Например, в четырех квадрантах круга Барбрук появляются следующие углы:

В этих отношениях присутствует некий ритм, ибо в южном секторе круга каждый камень указывает шаг в 30° (0°, 30°, 60°, 90°). Западный сектор отмечен отношением 2:3:4, порожденным интервалами между камнями следующим образом 0° (+20°) 20° (+30°) 50° (+40°) 90°, где цифры в скобках означают расстояние между камнями в градусах. Интервалы же между камнями в восточном секторе составляют 25°, 20°, 20° и 25°. Размещение камней через такие интервалы могло иметь некое закодированное значение, известное строителям.

Остальные круги дают похожие разнотипные композиции. Такое размещение, возможно, высвечивает заметные объекты местности, указывая значимые восходы солнца, луны и звезд. В своем исследовании Том весьма тщательно искал их, но далеко не все камни, а лишь некоторые расставлены таким образом.

Повторение определенных углов в этих кругах подразумевает, что люди неолита умели строить простые углы с достаточной легкостью и точностью. Изучение Бодмин‑Мура и Бредон‑Хилла убедило меня в том, что тот же образ мышления проявлялся и в отношениях между объектами. Разумеется, возможно, что оба района являются лишь статистическими вывертами, но шансов того, что это действительно так, ничтожно мало. В подобном контексте высокая пропорция углов в 30° – это именно то, чего и следовало бы ожидать при сознательном планиро вании объектов.

Изучение Бодмин‑Мура и Бредон‑Хилла как раз подтвердило, что подобные схемы связи объектов могут быть прослежены между доисторическими объектами и средневековыми церквами. Преемственность сознания, считающего святыми определенные места, вполне можно приравнять к путешествию во времени. И все же с этим никак не желают согласиться консервативные археологи, поскольку полагают невероятным, чтобы народная память сохранялась так долго. Если же на месте каждого объекта был установлен маячок «духовной» энергии, рассчитанный – как и его радиоактивный эквивалент – на долгий период, тогда мы могли бы получить способ пе рехода из одного мира в другой.

Воздействие этой энергии, которое я ощущал на различных объектах Бодмин‑Мура, остается очень сильным и по прошествии четырех или пяти тысячелетий со времени сооружения кругов. Производимая таким образом энергия неподвластна времени и будет доступна тем представителям грядущих поколений, которых интуиция приведет к этим источникам пищи для ума.

Нищенствовавшие монахи‑августинцы вполне могли отыскать традиционно «святые места», но с тем же успехом могли и почувствовать энергетическую «особость» некоторых мест, подходящую их религиозным потребностям.

Круги свидетельствуют, что во времена неолита были люди, понимавшие основы геометрии и умевшие строить точные углы. Далее следовало разведать, как они проецировали эти углы на местность и какие методы съемки при этом использовали.

<p>Глава 11
<p>Съемка местности

Либо у обитателей этих берегов было время для выработки основ геометрии, либо эти знания были принесены откуда‑либо еще.

После обнаружения композиции на Марлборо‑Даунс и ее связи с геометрией Великой пирамиды я долгие годы ломал себе голову над тем, каким образом древние обитатели Англии приобрели достаточные специальные знания для размещения кругов. Прорыв произошел, когда я открыл простую систему построения углов, основанную на отношениях целых чисел. Эта система подобна той, что была найдена в Древнем Египте и основывалась на прямоугольных треугольниках со сторонами, выраженными целыми числами, скажем, на треугольнике с отношением сторон 7:10, дающим углы в 55° и 35°. Именно этот важный ключ помог мне понять, как могли древние устанавливать угловые связи, которые требовались для моих открытий. Следующий решающий шаг подразумевал применение этой гипотезы на практике и определение методов, которые могли использоваться для производства конкретных построений и геометрических композиций на местности. В этом процессе различаются два основополагающих момента:

1) методы построения основного угла на местности;

2) методы проецирования линии на местности, при чем в ряде случаев на значительные расстояния.

С обоими этими элементами связан и достижимый уровень точности. Если бы, скажем, выяснилось, что орудия доисторического человека позволяли ему добиться лишь аппроксимации к нужным углам, тогда оказалась бы несостоятельной вся концепция. Ни в одном из таких районов нельзя быть уверенным, пока процесс не опробован на практике.

<p>Триангуляция на местности

Поначалу я рассуждал, что первым делом следует найти ровный участок, а затем и место, с которого хорошо просматривалось бы большинство направлений, скажем, вершину холма. На деле лишь немногие каменные круги расположены на вершинах холмов, хотя порой рядом оказывался какой нибудь холм. В «Каменных кругах Пика» Джон Барнатт отмечает:

«Круги редко размещаются на вершинах холмов, где можно получить максимальное число линии точной небесной ориентации. Они располагаются на пологих склонах таким образом, что получается комбинация отдаленного и близкого горизонтов».

Само собой разумеется, что разбивка углов требует ровного участка или – в худшем случае – слегка пологого, дабы свести искажения до минимума. В этом смысле вершины холмов отнюдь не идеальны для размещения каменных кругов, чем объясняется, почему их редко находят там. Круги Бодмина подтверждают это, как отмечает Кристофер Тилли:

«Между кругами и отдельными вершинами суще ствует особая связь. Все круги расположены недалеко – в двух километрах или значительно ближе – от ближайшего Тора. Такие круги, как Хэр‑лерс, Фернакр, северный холм Дескерник и Камни Стриппл, расположены в действительности на нижних склонах, тут же поднимающихся к вершине».

Объекты, вроде камней Стэннон или церкви Дамблтон, призванные сыграть ключевую роль в геометрии, следовало тщательно выбирать. Местоположение других объектов могло быть определено по их соотношению с уже установленными. И все же гибкость при выборе различных углов дает широкий разброс возможных вариантов, которые следует рассмотреть прежде, чем сделать окончательный выбор.

После принятия решения о сооружении нового каменного круга следовало определить его точное местоположение в зависимости от уже сооруженных. Можно использовать два подхода. Первый предполагает, что у местных жителей возникло желание построить круг и они обращаются в местный «отдел градостроительства», что бы решить, где лучше его разместить. Во втором случае следует придерживаться общего, заранее составленного плана всего района, который затем методично осуществляется.

По первому сценарию были бы построены круги или объекты, геометрически связанные, но необязательно образующие понятную композицию. Второй сценарий ясно обозначит общую схему. До сих пор мои исследования подсказывали, что второй подход был использован, по крайней мере, на объектах Марлборо‑Даунс и Бредон Хилла. Однако пока что я не сумел обнаружить тот же уровень непрерывности или общий план кругов Бодмин‑Мура. Это отнюдь не означает, что плана не было – просто он мог пока остаться не выявленным.

Проблема концепции общего плана заключается во времени, которое потребовалось бы для создания композиции. Благодаря археологическим находкам, известно, что сооружение кругов продолжалось многие столетия Это верно в отношении объектов на Марлборо‑Даунс. Следовательно, либо их композиция приращивалась различными группами населения, добавлявшими «свой кусочек к общему гобелену», либо ключевые места каким‑то образом были обозначены изначально, что позволило последующим поколениям соорудить на них памятники. Недавние археологические исследования в Сто‑унхендже показали наличие больших круглых ям, и некоторые признаки указывают на то, что в них были установлены большие столбы. В 1996 году английский археолог Уэйнрайт написал в одной статье в «Дейли Мейл».

«Логически это можно объяснить тем, что в ямах стояли столбы, подобные найденным на тихоокеанском побережье США и Канады. Их устанавливали в Стоунхендже… возможно, в знак уважения к богам или умершим вождям».

Эти факты свидетельствуют, что объекты вроде Стоунхенджа могли быть размечены на очень раннем этапе, как во время начальной разбивки стройплощадки. Позже каждое отмеченное колышками место могло превратить ся в более постоянный памятник в виде менгиров, могильных холмов и т. п. Сооружались ли эти памятники по заранее установленному плану или схема развивалась на протяжении какого‑то периода времени, первым делом нужно было разметить первичную реперную линию объекта.

Давайте совершим путешествие во времени назад, в тот период, когда люди неолита уже обосновались на Бодмин‑Муре и создали свои первые круги – Камни Стэннон и Лиз, которые геометрически были связаны с Раф‑Тором и Гарроу‑Тором. Дав волю своему воображению, мы могли бы проследить стадии планирования строительства двух новых кругов – одного на холме. Лауден на линии визирования круг Стэннон – Гарроу‑Тор и другого – у основания Раф‑Тора (круг Фернакр), на линии Стэннон – Браун Уилли (рис. 76).

Нам неизвестно, почему строители пожелали разместить два новых круга именно в этих точках, но они, без сомнения, сделали это преднамеренно, будь то по прагматическим или духовным соображениям.

Круг холма Лауден также приходится на азимут под углом в 45° к линии каменный круг Лиз – Гарроу‑Тор. Для точного определения этой линии визирования строителям следовало сначала наметить на местности линию визирования от круга Лиз до Гарроу‑Тора. Затем под углом в 45° к этой зафиксированной реперной линии они должны были провести азимут к линии Стэннон – Гарроу‑Тор. Точка пересечения двух линий отметила место положение нового круга. Соответственно расставленные рейки сразу укажут правильную точку. Затем наступила очередь собирания камней и сооружения круга требуемого рисунка.

Новый круг теперь имеет две опорные линии, каждая из которых может быть использована для будущих проекций к дополнительным объектам. Так, круг Фернакр оказывается расположенным под углом в 60° к линии между кругом холма Лауден и Гарроу‑Тором. Линия визирования, проходящая из круга Стэннон через Фернакр, угнездившийся у подножия Раф‑Тора, указывает на восход солнца в день равноденствия. Опять же, построив две линии – одну из Лаудена, другую из Стэннона, получим в точке их пересечения местоположение нового круга. Таким образом могла быть получена матрица полностью взаимосвязанных объектов.

Со временем могли быть добавлены другие объекты. Порой местный вождь желал почувствовать себя в единении с духовной энергией и строил могилу на какой‑либо линии построения.

Либо, скажем, семья хоронила своего члена в месте, включенном в невидимую паутину района. Другие объекты – менгиры и тропы – могли позже встраиваться в систему. Пути ритуальных процессий, связывающие объект с объектом, один духовный центр с другим, также могли стать составной частью жизни общин, заселявших эти районы.

<p>Построение углов

Теоретически процесс соединения объектов несложен, но требует проницательности и глубокого знания необходимых приемов. Возможны два варианта либо у обитателей этих берегов было время для выработки основ геометрии, либо эти знания были принесены откуда‑либо еще.

Нет оснований думать, что у народов тех времен не было собственных Эйнштейнов. Величайшего мудреца Имхотепа, жившего в Египте около 2800 года до н. э., после его смерти чтили как бога за его достижения в медицине, философией архитектуре. Генетические корни Британских островов вполне могли дать жизнь столь же блестящим умам. Но расцвет гения требует свободного времени для учебы и размышления. Если повседневная жизнь каждого человека полностью была посвящена выживанию – собиранию или выращиванию продуков питания, изготовлению одежды и пристанища и приготовлению пищи, то развитие абстрактного знания было совершенно невозможно. В качестве непременного предварительного условия местное население должно было создать для отдельных лиц особый статус, содержать их с тем, чтобы у них оставалось время для наблюдений и занятий. Именно такие условия, много столетий спустя, были созданы для жрецов‑друидов, превратившихся ко времени римского нашествия в элитную группу. На какой‑то определенной стадии они пришли – благодаря ли собственным исследованиям или идеям, принесенным другой культурой – к пониманию того, как строить углы на основе простых отношений.

<p>Древняя техника съемки

В предыдущей главе я изложил способ разбивки углов на местности. После того, как требуемый угол был размечен колышками, наступала очередь проецирования его сторон на местности. Для точности необходимо было установить исходную геодезическую рейку на расстоянии по крайней мере 100 мегалитических ярдов от точки обратного визирования.

Проще всего сделать это с помощью грузика отвеса, подвешенного на нити к поперечной балке над разметочными колышками. Идеальная нить обратного визиро вания должна быть максимально тонкой – что‑то вроде конского волоса. Нить прямого визирования может быть несколько толще, чтобы быть видимой, скажем, 8 миллиметров (0,2 дюйма) диаметром. Две нити визирования затем должны быть разведены на расстояние чуть больше 19 мя. Путем визирования через эти установочные нити второй человек аккуратно устанавливает веху по точному азимуту на расстоянии свыше 100 метров (328 футов).

Я провел эксперимент по применению этого метода и установил, что при старании можно добиться погрешности менее 2 дуговых минут. На языке практической топографии это означает погрешность всего в 48 метров (157 футов) на 19 километров (11,8 мили).

В альтернативном варианте для отвесов над колышками угла могли использоваться более толстые бечевки или веревки. В таком случае топографическая стойка устанавливается, когда визуально две нити сливаются вместе. Преимущество этого метода состоит в том, что один человек мог строить углы и устанавливать вехи. Том предположил, что колышки высотой в 75 миллиметров (3 дюйма), расположенные на расстоянии 300 метров.(984 футов) друг от друга, дадут погрешность, не превышающую 1 дуговой минуты. В 1981 году в статье в журнале «Леи Хантер» археолог Р.Дж.С. Эткинсон подтвердил, основываясь на собственном опыте полевой съемки, что размещенные таким образом геодезические рейки дают расчетную погрешность в пределах 1 метра (3,28 фута) на 50 километров (31 милю).

<p>Расположение на одной линии

Алфред Уоткинс предложил несколько ключей к тому, как проводилось визирование через несколько точек. Он вполне логично предположил, что построение леи началось с вершин холмов. Но редко встретишь круг или даже церковь на вершине холма. В районе Бредон‑Хилла почти все церкви расположены у подножия склонов, а не на верху. Как мы уже видели, плоский ровный участок необходим для разбивки углов, но не очень подходит для их проецирования на местности. Должен быть какой‑то способ соединить эти части вместе. В конце концов я на шел решение.

Использовался, как я сейчас считаю, метод, основанный на системе реперов. Звучит сложно, но делается просто. Первым делом проводится обратное визирование с точки съемки вверх по склону холма до вершины. Эта линия может быть отмечена столбами, пирамидами из камней и другими заметными знаками. Четко различимые знаковые столбы можно видеть с приличного расстояния. Когда же два столба оказываются на линии визирования, становится ясно, что они указывают правильный азимут. Точные построения по одной линии могут быть получены с помощью системы так называемых реперов.

Я уяснил значение реперов благодаря моему увлечению подводным плаванием. В открытой воде можно установить местонахождение гибели судна с точностью до нескольких метров. Система включает визирование двух расположенных на некотором расстоянии друг от друга предметов. Когда они выстраиваются в одну линию, вы понимаете, что находитесь на правильном ромбе. Пересечение двух реперных линий даст точную опорную точку. Я использовал реперы более 8 километров (5 миль) с большой точностью. Эта система с использованием навигационных огней была принята для проводки судов в порт по определенным ромбам. Чем дальше отстоят друг от друга две опорные точки, тем точнее получается репер, но тот же метод срабатывает и при относительно малых расстояниях.

Стоит только установить две дальномерные рейки, скажем, в 100 метрах (328 футов) друг от друга, и уже можно провести очень точное визирование. В этом можно легко убедиться с помощью фонарных или телеграфных столбов. Как только два из них оказываются на одной линии, легко будет засечь движение вашей головы в любую сторону даже на пару дюймов.

На обычной местности визирование на уровне земли блокируется деревьями и иными объектами. Идеальными для планировки точками – вроде триангуляционных пунктов военно‑топографической съемки – служат вершины холмов. Их видно на мили вокруг.

<p>Реперы опорных объектов

Реперы могут быть отмечены пирамидками из камней, курганами и разбивочными столбами. Пирамидки из камней легко соорудить, но если они не оказываются на линии горизонта, то их трудно различить на фоне холма. Любая точка на фоне неба окажется эффективней, ибо ее будет видно на большом расстоянии. Курганы также можно использовать в качестве более постоянных ориентиров. В самом деле, многие из них сохранились до наших дней. В книге «Доисторический Эивбери» Обри Бэрл отмечает:

«В годы, послужившие мостом между концом позднего неолита и началом раннего бронзового века, все популярнее становился обычай насыпать над могилой круглый курган шириной в двадцать и больше метров и высотой в два человеческих роста, но без хода к захоронению. Часто такие курганы оказывались на фоне неба, поскольку их строители насыпали их не на вершинах или гребнях холмов, а чуть ниже по склону, где их было видно снизу. Замечательный археолог Ушьям Стакели первым понял это: „Я заметил, что курганы холма Хэкпен и другие размещены с большим искусством не на самых высоких точках холмов, а ниже на скатах – так, чтобы они казались повисшими над стоящими внизу“».

Многие думают, что все круглые курганы использовались для захоронений, но это далеко не так. В 35 процентах из более чем 350 раскопанных в Уилшире холмов нашли скелеты, кремированные останки или артефакты. Больше того, сам Бэрл допускает, что не был местом погребения и продолговатый курган Бекхэмптон, сооруженный, как считается, около 3000 года до н. э. на линии между холмом Силбери и Комптон‑Бассеттом в комплексе Марлборо‑Даунс. Как и в случае с холмом Силбери, неизвестны мотивы его сооружения.

Размещение курганов в заметных местах делало их идеальными точками съемки, которые могли повторно использовать грядущие поколения. Но опять же, если бы они были расположены ниже бровки, их нельзя было бы разглядеть на фоне холма издалека.

Авторы «Линий на ландшафте» Найджел Пенник и Поль Деверо приводят обширные данные о тщательном выборе места для холмов как части ландшафтной планировки. Археологи Королевской комиссии по историческим памятникам заметили, что некоторые курганы в Дорсетшире «были явно расположены таким образом, чтобы образовать сложную систему взаимной видимости…». Пенник и Деверо упоминают также работу археолога Дэвида Фрейзера на Оркнейских островах. Как и в случае с курганами Дорсета, он обнаружил большое количество пирамидок из камней, тщательно размешенных таким образом, чтобы их было видно на островах и между ними на расстояниях до 18 километров (11 миль).

В 1996 году в статье в «Просидингс ов зе Прехисторик Сосайети» А.Б. и П.Дж. Вудуорды утверждали:

«Еще одна новая тенденция в исследовании курганов отразила интерес к их распределению на мест ности. Она была затронута в физическом смысле в труде Тэмлина, а в более метафизическом смысле г‑жой Линч (в 1993 году) в обсуждении выборочной взаимной видимости курганов „Брениг“ и Пайер‑пойнтом в случае с объектами Йоркшира. Работа Пайерпойнта представляет собой самый ранний образец применения „пейзажеотражающей“ концепции распределения курганов бронзового века, и автор предлагает интересный анализ одних Курганов, расположенных на расстоянии видимости от других курганов и крупных памятников вроде монолита Радстона».

Использование для визирования столбиков из свежеошкуренных молодых деревцев должно было дать хороший результат при условии, что ствол оказывался достаточно толстым, чтобы его было видно на приличном расстоянии. Светлый цвет древесины должен был особенно хорошо выделяться на темном фоне холма. Возможно и применение белого красящего вещества для еще более контрастного выделения столбов.

Столб на вершине холма смотрелся бы лучше, если бы кора была оставлена на нем, ибо темные цвета четче выделяются на фоне неба. Есть данные о существовании такого столба на холме Крикли в Глостершире на вершине 100‑метрового (328‑футового) кургана с усыпальницей на противоположном краю. Геодезические столбы должны были врываться глубоко в землю, дабы их не повредили бури. Ямы под столбы были обнаружены на многих мегалитических объектах, но обычно их принимали за часть строительной структуры. Немного таких ям было найдено на вершинах холмов, но это может объясняться и тем, что там их никто не искал. Профессор Том упоминает только несколько случаев, когда такие ямы были найдены на явных точках визирования.

Недавние раскопки круглых курганов обнаружили ряд ям под столбы на их вершинах или вблизи от них. Так, их нашли на кургане Бакскин близ Бейсингстоука в Гэмпшире, на круглых курганах Четыре Креста и Трелистон в Пуисе.

В районах, где находят скалы светлого окраса вроде меловых холмов, снятие части дерна для обнажения мела наверняка давало хорошо заметный указатель.

Сходным образом пирамидки из кварцевого камня в Корнуолле легко можно было увидеть, поскольку они сверкают под солнцем, особенно если облить их водой. Весь фасад Ньюгрейнджа в Ирландии отделан кварцевым камнем, как и каменный круг Дюлоу.

<p>Световые реперы

Во время празднования Серебряного юбилея королевы Елизаветы II в 1977 году, Дня Военно‑воздушного флота в 1988 году и Дня Победы в Европе в 1995 году вечером были зажжены костры на традиционных «сигнальных» холмах по всей Англии. Эти костры были видны на огромные расстояния.

Для создания огненного репера следовало разжечь два костра – один на вершине и другой ниже по склону холма на желанном азимуте. Желающие установить реперные столбы должны были находиться ночью поблизости, чтобы оказаться в точке, откуда два костра были бы видны на одной вертикальной линии. Такой маятниковый метод позволял наметить азимут с большой точностью.

Отраженный солнечный свет также мог использоваться в качестве светового репера. Одно время я жил в районе Малверна и часто прогуливался вдоль гряды холмов Холмы Малверн расположены приблизительно по оси север‑юг. Вечернее солнце высвечивало окна домов вокруг Малверна. Когда я шел вдоль них, стекла отбрасывали слепящий свет, который мерк, как только я делал еще несколько шагов. Это такая вещь, которую легко попробовать. Я проверил этот метод установления азимута, и он давал точность в пределах нескольких футов на расстоянии в несколько миль.

Для получения точного результата отражающая поверхность должна быть совершенно плоской. Если зеркальная поверхность оказывалась слегка вогнутой или выпуклой, лучи света рассеивались. Но из чего следовало изготавливать отражающую поверхность? Скорее всего из золота, и в Англии были найдены золотые изделия, датируемые примерно 2800 годом до н. э., хотя и считается, что до той поры оно не было доступным. В XIX веке ромбовидная золотая пластина была найдена в могильном холме бронзового века близ Уилсфорда, по соседству со Стоунхенджем. Эта пластина 17,8 сантиметра (7 дюймов) длиной и 15,2 сантиметра (6 дюймов) шириной, похоже, основана на углах в 40° и 50°, или на отношении 6:5. По ее краям нанесен резной шевронный рисунок, на считывающий девять сегментов на каждой стороне – всего 36. В центре пластины ромбоидальный рисунок 3Ч4 (рис. 79). Его зеркальная поверхность вполне могла отражать солнечный свет на значительное расстояние.

В статье «Ромб из кургана Ваш: календарь Стоунхенджа» в журнале «Антикуити» А.С.Том, Дж.М.Д.Кер и Т.Р.Бэрроус весьма аргументированно показали, что этот ромб использовался для построения линии визирования, основанного на шевронном рисунке, с погрешностью «менее 5 дуговых минут», и пришли к заключению:

«Инженер, землемер или астроном, вооруженный ромбом, мог создать для какого‑либо объекта на широте Стоунхенджа мегалитический солнечный календарь и скорректировать его до „идеального“ состояния методом проб и ошибок за гораздо более короткий срок, чем ему потребовался бы, если бы ему пришлось проделать эту работу лишь на основе устных преданий».

Неважно, использовался ли этот ромб в качестве отражателя, как представляется мне, важно то, что Том, Кер и Барроус подтвердили: да, и на доисторическом ландшафте применялась топографическая техника.

Во время посещения Ньюгрейнджа в Ирландии местные гиды рассказывали мне, что за год до того они потратили часть дня, подавая сигналы с помощью карманных зеркалец смотрителям на холме Тара, находящемся на расстоянии около 16,5 километра (10 миль). Вспыхивавшие отсветы были ясно видны. Можно было не только передавать сигналы, но и использовать этот метод для построения углов.

При использовании только одного зеркала его следовало направить точно на визирование вперед. На практике трудно удержать зеркало достаточно неизменно, постоянно приноравливаясь к движению солнца. С помощью двух зеркал этот метод оказывался надежнее. Одно следовало поместить близ вершины холма, другое – ниже по склону, вдоль оси визирования. Человеку же, который отмечал угол на некотором удалении, оставалось только выстроить мерцающие огни на одной линии, чтобы знать, что они дают правильный азимут.

Символическое использование огня было свойственно ритуалам и обычаям во многих культурах, как и указывает Николае Хаггер в своей книге «Огонь и камни» Уоткинс обратил внимание на то, что названия многих мест, ассоциируемых с леями, вроде Бикон‑Хилла и Гоулден‑Хилла, связаны с огнем, светом или золотом. В Англии бытует давняя традиция сигнальных «маячковых» холмов, и использование проблескивающего отраженного солнечного света вполне могло дополнить мистику древних землемеров.

Одна из стоящих перед нами проблем в понимании этих людей заключается в отсутствии письменных памятников. Одним из признаков развитой цивилизации является способность записать информацию, которой могли бы воспользоваться последующие поколения. Друиды – а возможно, и их предшественники – передавали ее из уст в уста. Нет ничего невозможного в том, чтобы вверить большой объем информации человеческой памяти, но это предполагает ее усиленную тренировку. И все же сохранение знаний таким образом оказывается незащищенным. Чума, какой‑нибудь физический катаклизм или иноземное нашествие могли одним ударом покончить с информацией, накопленной несколькими поколениями. Так, все знания друидов погибли вместе с ними во время нашествия римлян на Англию. От них до нас дошли лишь мегалитические памятники.

Одним из ответов может стать расстановка камней в кругах. Они не размещены явно на линии визирования с соседними кругами. Например, ни один из камней круга Лиз не проецируется на соседние памятники. Это обстоятельство может послужить аргументом против моей гипотезы о взаимосвязи объектов. Однако камни как бы привязаны к схожим последовательным угловым схемам, повторяющимся и в других кругах. Факты показывают, что установка камней была точной, хотя и не всегда связанной с астрономическими или топографическими ориентирами. Они могли быть расположены таким образом, чтобы кто‑либо знавший необходимый ключ мог прочитать их как шифровку.

<p>Звездные построения

Общеизвестно, что Стоунхендж сориентирован на восход солнца в день летнего солнцестояния, Ньюгрейндж – на восход в день зимнего солнцестояния и Мейс‑Хау (Оркни) – на заход солнца в день зимнего солнцестояния. Том предположил, что все круги включали в своем узоре астрономическое визирование. Они также ориентированы на фазы луны, восходы звезд и т п.

Различные исследования Бодмин‑Мура свидетельствуют, что некоторые построения по одной линии согласуются с астрономическими ориентирами вроде восхода или захода солнца и луны в определенные дни года. Мое собственное исследование показало иного рода связи, обусловленные не звездами или движениями солнца и луны, а геометрической композицией, спланированной на местности. Оба эти аспекта могли быть включены в построения по одной линии, но здесь возникает трудность в распознавании, какой объект связан с каким особым небесным телом и в какое время оно наблюдалось.

Построения по одной линии или леи могут проходить через ряд объектов на одном и том же азимуте. Однако вокруг каждого объекта заметно меняются топографические ориентиры. Может быть и так, что один объект и его линия служат ключом ко всему леи. Например, построение по одной линии, представленное на рисунке 1, по мнению Уоткинса, указывало на восход солнца в день летнего солнцестояния, когда солнце поднимается над холмами Малверн, если смотреть на них с камня Шью, находящегося примерно в 170 метрах (558 футах) от пещеры Клаттера.

В символическом плане эта исходная точка может считаться местом запуска энергии леи, который простирается вплоть до Аббатства Дор на расстояние во много миль.

Проблема здесь в том, что другие точки на той же линии показывают иное время и иные азимуты восхода солнца в день летнего солнцестояния. Поэтому, даже если звездные построения и были включены в узоры отдельных объектов, я не был убежден в их включении в схемы связи объектов, которые больше согласуются с геометрическим замыслом.

Я показал методы, с помощью которых строители мегалитических сооружений производили съемку и располагали объекты на местности. Следующий важный шаг подразумевал приложение моих находок к комплексу Марлборо‑Даунс, дабы понять, как могли быть созданы большие круговые композиции.

<p>Глава 12
<p>Разгаданная тайна

Сейчас уже может быть открыта загадка Силбери‑Хилла.

Я долго шел к пониманию методов, с помощью которых строители мегалитических сооружений могли создавать свои геометрические композиции на местности. Я был уверен в одном: если бы меня вместе с небольшой группой коллег высадили на необитаемом острове, мы могли бы разместить на нем группу геометрически связанных объектов на основе моих нынешних знаний и с помощью элементарных материалов, оказавшихся бы в нашем распоряжении. И все же, честно говоря, композиция Марлборо‑Даунс все еще хранила от меня ряд тайн. Мне необходимо было проверить в деталях, каким образом могла эта композиция быть расположена на местности, и пока я занимался этим, мне еще предстояло сделать новые важные открытия. Прежде же, чем посмотреть применимость упомянутых землемерных методов к Марлборо‑Даунс, давайте повторим вкратце факты, выявленные до сих пор.

На Марлборо‑Даунс выложена широкая геометрическая композиция, основанная на двух взаимосвязанных кругах тождественных размеров – 19,3 километра (12 миль) диаметром, пропорционально связанных с размерами Земли. В этот узор вплетена геометрия, присущая Великой пирамиде Египта. Я также сознавал, что ключевые объекты в этой и других схемах обладают своеобразной духовной «энергией», которая вызывала во мне резонанс, подобный тому, который я испытывал во время своей практики экстрасенса. И в этом я был не одинок. Многие сообщали о схожих ощущениях. Для полного раскрытия тайн Марлборо‑Даунс, считал я, необходимо было ответить на следующие ключевые вопросы:

1) Как, говоря точным языком, круглые композиции были созданы на местности в соответствии с твердо установленными размерами и отношениями?

2) Как можно было точно определить размеры окружности экватора и полярного меридиана Земли, отраженные в кругах?

3) Какова была связь между создателями египетских пирамид и английских лей?

4) Что было такого особенного в Великой пирамиде, если ее эскиз был перенесен на один ландшафт, пока она сооружалась на другом?

5) В чем суть энергии объектов, воздействие которой и я, и другие испытывали в святых местах ландшафта?

Дальше предстояло раскрыть методы, использованные для создания композиции Марборо‑Даунс, хоть я и помнил другие вопросы, которые все еще ждали ответов.

<p>Разбивка ландшафтного круга

Памятники‑хенджи с их валами и рвами могут считаться круглыми. Каменные круги – если быть точными – состоят из отдельных камней, расположенных по круговой схеме, поскольку в большинстве случаев камни не покрывают непрерывно окружность.

Круги на Марлборо‑Даунс представляют собой в большем масштабе основную геометрию каменных кругов. Иными словами, они являются рядом отдельных точек, равноудаленных от общего центра. Эти точки скорее оказываются на гипотетической окружности круга, нежели сами образуют истинный круг.

Мои исследования расположения объектов на Бодмин‑Муре и в районе Бредон‑Хилла обнаружили использование триангуляции, которая включает постоянные углы и расстояния для установления связей объектов. При установлении двух объектов можно было определить точное местонахождение третьего, если были известны углы, расстояния или сочетание и того, и другого.

Все точки в круге Марлборо‑Даунс равноудалены от общего центра. Я должен был понять, как это было сделано с точки зрения геодезической съемки. Возможны были два основных подхода. Во‑первых, все измерения могли производиться из одного общего центра. При условии, что каждая точка находилась на одном и том же расстоянии от центра, все они должны были оказаться на одной окружности. Однако трудно было сделать точно такие измерения. Во‑вторых, можно было установить ряд точек, лежавших на одной окружности безотносительно к ее центру. Например, если на местность накладывался равносторонний треугольник, то три его вершины оказывались на окружности скрытого круга – ее всегда можно провести через любые три точки, не находящиеся на одной прямой линии. Затем, если построить прямой угол в одной точке треугольника и провести другую линию из второй точки таким образом, чтобы она разделила пополам противоположную сторону, то точка пересечения этих двух линий также окажется на окружности круга. Это кажется немногосложным, но на рисунке 81 показано, как можно добиться этого. С помощью этого метода можно было установить ряд точек на окружности безотносительно к его центру.

Данные Марлборо‑Даунс подсказывают, что длина радиуса имела важное значение и поэтому должна была служить исходной точкой. Итак, центром должна была стать одна из опорных точек.

Сначала я не мог постичь, как можно было отмерить все пятнадцать точек окруж ности на расстоянии чуть меньше 9,6 километра (6 миль) от центра с той точностью, которая была достигнута.

Затем я сообразил, что оба метода могли быть использованы в сочетании. Иными словами, после определения центра и всего одной точки окружности все остальные точки можно было установить с помощью триангуляции из них при условии, что использовались правильные внутренние углы. На практике это означало, что только один раз следовало точно измерить расстояние от центра до окружности, а не до каждого из объектов. Приложение этой логики к узорам Марлборо‑Даунс подразумевало анализ координат точек центра и окружности, а затем и установление угловых связей между объектами на окружности.

Изначально я занялся изучением восточного круга. Я также исходил из того, что первичная реперная линия совпадала с линией визирования двух центров. Это оказалось не так. По чистой случайности я обнаружил, что целый ряд простых угловых связей углов в 20°, 40°, 50°, 60° и 90° был привязан к продолговатому кургану Ист‑Кеннетт. Я ликовал. Потребовалось лишь небольшое усилие, чтобы сделать это открытие после того, как были вычислены все угловые соотношения.

Исходной точкой круга должна была быть линия визирования между продолговатым курганом Ист‑Кеннетт и центром круга. После определения этих двух мест могли быть вычислены и сняты все остальные объекты при условии, что использовались правильные внутренние углы и были известны отношения, на которых они были построены.

Продолговатый курган Ист‑Кеннетт – это огромный холм, находящийся на западном краю круга и встроенный в его окружность. С него открывается прекрасный вид вплоть до вертикального обнажения породы, расположенного сразу за центром восточного «круга». Сегодня курган находится на частной земле. Его гребень зарос деревьями, придающими ему щетинистый вид, и четко виден на расстоянии в несколько миль. Предполагается, что он мог быть сооружен одновременно со своим более знаменитым соседом – продолговатым курганом Вест‑Кеннетт, датированным по радиоуглероду примерно 3600 годом до н. э. Курган же Ист‑Кеннетт так никогда и не был датирован по радиоуглероду, так, что полной уверенности здесь нет. Он немного меньше кургана Вест‑Кеннетт – около 90 метров (295 футов) в длину и 30 метров (98 футов) в ширину.

Продолговатые курганы создавались якобы как места погребения, но предназначенная для могилы доля занимает не больше одной восьмой части в большинстве таких могильных холмов. Этому так и не было найдено удовлетворительного объяснения, и остальная часть холма, казалось, не имела никакого практического назначения. Однако он определенно мог быть использован как топографическая платформа. Озадачивают и некоторые аспекты самих захоронений. Возникает такое впечатление, будто кости до захоронения были очищены от плоти, да и не хватает некоторых частей скелета. Имеются и данные о том, что курганы служили коллективными захоронениями на протяжении значительного времени.

Сооружение продолговатых курганов прекратилось внезапно около 3100 года до н. э. В «Доисторическом Эйвбери» Обри Бэрл отмечает:

«Археология не может однозначно ответить, имели ли место какая‑то эпидемия, голод, какие‑то еще большие невзгоды, к которым люди не могли приспособиться. Но похоже на то, что строительство продолговатых курганов прекратилось около 3100 года до н. э. В сравнении с пятнадцатью холмами, сооруженными раньше этой даты, только один – в Олфристоне, графство Суссекс – был построен позже, да и то всего на пятьдесят – шестьдесят лет. Даже здесь холм покрылся густой растительностью вскоре после его сооружения. Люди, возможно, выжившие в какой‑то катастрофе, продолжали использовать некоторые из уже существовавших курганов и огороженных мест, но уже не сооружали новых. Вест‑Кеннетт был заброшен. Возведенные без раствора стены обрушились на кости, и лишь по прошествии „немалого времени“ люди восстановили их».

Это датирование примечательно вот еще в каком смысле включили ли землемеры кругов Марлборо‑Даунс уже существовавшую структуру в свой план, или расположение церквей было заложено одновременно с сооружением кургана. Ист‑Кеннетт был возведен на возвышенном месте, что давало хорошие линии визирования через главные точки западного края восточного круга. В таблице 5 приводятся угловые соотношения между «центром» и курганом Ист‑Кеннетт с различными объектами восточного круга.

Большинство этих углов может быть построено на основе довольно простых отношений, и максимальное отклонение от точного угла составляет лишь три дуговых минуты. Трудно приводимыми в соответствие с отношениями являются углы в 71°(29:10), 44°(29:28), 56°(20:13,5) и 38°(20,5:16). При тех инструментах, которы ми располагали древние землемеры, идеальными были отношения несложные, невыраженные большими числами, во всяком случае не те, в которых были большими оба числа вроде 29:28. Даже при самом тщательном из мерении с помощью мерных реек неизбежно должны были вкрадываться ошибки. И наоборот, достигались минимальные погрешности, если только один множитель выражался большим числом. Анализ полигона частот в кругах на Бодмин‑Муре показывает высокую повторяемость углов в 88°, которые, как я полагаю, построены на отношении 30:1 (см. табл. 4).

Точнее говоря, отношение должно бы быть 28,5:1, но разница составляет лишь 6 дуговых минут, и ее можно не принимать в расчет.

Отношения, вытекающие из композиции, могли быть с легкостью сняты и из центра, и с продолговатого кургана Ист‑Кеннетт с помощью реперов. Точка пересечения двух линий визирования из каждого центра съемки должна была установить точное местоположение нового объекта. Например, церковь Ротон находится на пеленге в 90°, если смотреть из центра круга, и на пеленге в 45°, если смотреть с кургана Ист‑Кеннетт. Построив эти углы на двух объектах и спроецировав правильные линии визирования на местность, их точку пересечения можно установить с определенной точностью. Так уж случилось, что в данном конкретном случае обе эти линии могут быть продолжены в обратном визировании на карте масштабом 1:25 000. Курганы на Торн‑Хилле – примерно в 880 метрах (2886 фуах) были ясно различимы с Ист‑Кеннетта. Курганы на Пултон‑Даунс сейчас скрыты лесополосой, мешающей видеть их из центра круга. Но их вполне можно еще разглядеть с противоположных откосов главной гряды Марлборо‑Даунс.

С точки зрения съемки центр восточного круга идеально расположен на краю деревни Огборн Сент‑Эндрю. Он приходится на плоскую поверхность, первоначально образованную излучиной реки Ог приблизительно на высоте 137 метров (450 футов) над уровнем моря. Долина открывается на юго‑запад, а с запада, севера, востока и юга от нее поднимаются крутые склоны холмов высотой более 213 метров (700 футов). Эти склоны идеальны для обратного визирования во всех направлениях. Пересечение линии, соединяющей центры двух кругов, с окружностью западного круга попадает на край возвышенности и открывает широкий обзор, особенно на юг и запад.

Можно даже разглядеть радиомачты на вершине Морган‑Хилла, находящегося на расстоянии почти в 19,3 километра (12 милях). Это – единственное место, откуда просматривается весь западный круг, и, следовательно, оно было тщательно выбрано.

Нанесение линии визирования на карту на основе этих двух пеленгов – от Ист‑Кеннетта до церкви Ротон и от центра восточного круга до церкви Ротон – выявляет несколько курганов, стратегически расположенных на линии от Ист‑Кеннетта до Ротона. Линия визирования из центра до церкви Ротон не высвечивает каких‑либо дополнительных земляных сооружений, но это и необязательно имеет какое‑либо значение.

Ниже приводятся дополнительные существенные маркерные точки на других линиях визирования с продолговатого кургана Ист‑Кеннетт:

Ист‑Кеннетт – восточный край Эйвбери‑хенджа – церковь Вивтерборн – Монктон;

Ист‑Кеннетт – каменный круг – земляные сооружения – церковь Бервик‑Бассетт;

Ист‑Кеннетт – курганы – церковь Броуд‑Хинтон;

Ист‑Кеннетт – курганы – перекресток дорог.

С западного конца продолговатого кургана Вест‑Кеннетт проходит линия обратного визирования через курган Ист‑Кеннетт до крепости на холме Могила Гиганта и земляных сооружений.

Чисто технически опытный землемер с небольшой группой помощников мог бы разметить ключевые объекты на круге за сравнительно короткое время. Строительство же продолговатого кургана было гораздо более серьезным предприятием, потребовавшим значительных коллективных усилий. И люди, разумеется, должны были работать по плану, который давал бы правильные углы между центром и окружностью. Это можно было проделать с помощью масштабной модели, сооруженной из колышков, столбов или камней на ровном месте, вроде той, что была найдена на хендже Эйвбери.

<p>Решение загадки Силбери‑Хилла

Компоновка западного круга в принципе не сложнее восточного, если не считать того, что местоположение его центра было, наверное, определено скорее геометрическими, нежели топографическими соображениями. Линия визирования через два центра завершается церковью Бишопс‑Каннингс на окружности западного круга, пройдя через восточный конец кургана. Вест‑Кеннетт и земляные сооружения на вершине высокого холма Истон. В случае западного круга двумя опорными точками, похоже, являются его центр и церковь в Бишопс‑Каннингсе. Все остальные объекты можно легко установить из этих двух точек.

Одна существенная линия визирования из центра западного круга проходит через вершину Силбери‑Хилла, один курган и дальше до церкви в Колстоун‑Веллингтоне. Она находится приблизительно на пеленге в 25° от реперной линии.

Итак, мы снова возвращаемся к Силбери‑Хиллу – за гадочному памятнику, самому большому доисторическому холму из сооруженных человеком в Европе, практическое предназначение которого неизвестно. Конический холм с плоской вершиной поднимается на высоту около 40 метров (130 футов) от основания и занимает площадь более 5,5 акра. Он имеет наклон в 30° ровно и плоскую вершину около 30 метров (100 футов) в диаметре.

Любопытно его построение. Он состоит из слоев органического и неорганического материала, что придает ему исключительную устойчивость. В книге «Стоунхендж и его тайны» Майкл Болфор пишет:

«note 1… мел добывался из нового котлована внутренним диаметром в 107 метров; его отрывали вокруг существующего холма в соответствии со строительной технологией, известной и строителям пирамид в Гизе. Возводился ряд стен из слоистых меловых блоков, внутрь засыпался местный бут, в котором изредка ставились внутренние стены или контрфорсы от внешних стен к центру, каждая новая стена, естественно, меньше предыдущей, и все они образуют что то вроде ступенчатого конуса».

На этом этапе строители решили, что холм окажется недостаточно высоким для их целей, поэтому первоначальный котлован был аккуратно засыпан, дабы предотвратить оседание, а основание было расширено до нынешнего размера. Его строительство началось около 2750 года до н. э. и, по подсчетам профессора Аткинсона, потребовало усилий 500 человек на протяжении пятнадцати лет. Несколько сомнительно, чтобы набралось такое число рабочих для сооружения одного памятника. Строительство могло растянуться – при меньшем числе рабочих – и на 150 лет.

Был проведен ряд раскопок. Туннели, прорытые к центру холма, дали очень мало находок изделий рук человеческих. Не нашли ничего похожего на роскошное захоронение, которое можно было бы предположить, исходя из размеров холма. И Силбери‑Хилл остается загадкой для археологов.

Он не годится для астрономических наблюдений, которые считал столь важными профессор Том. Вершина холма не была ориентирована на какие‑либо известные положения солнца или луны. И все же он стоит до сих пор, даже не будучи ни захоронением, ни астрономической обсерваторией. Так каково было его назначение?

На вершине этого загадочного памятника землемеру становится очевидной одна его функция. Высота Силбери‑Хилла открывает прекрасный обзор на север, юг и запад. С восточной стороны от Силбери‑Хилла примерно в 500 местрах (1640 футах) возвышается длинный ровный и высокий гребень холма Уэйден. Стоя на самой вершине Силбери‑Хилла, можно увидеть над гребнем Уэйден‑Хилла главную возвышенность Марлборо‑Даунс. Если спуститься всего на несколько футов, она становится уже невидимой.

Этот, несомненно, важнейший ключ объясняет, почему была наращена высота столь внушительного холма. Его строителям важно было заглянуть за гребень Уэйден‑Хилла на возвышенность Марборо‑Даунс на заднем плане. Спустись на несколько футов ниже – и ее не видно.

Зачем было видеть на большие расстояния во всех направлениях? Это могли бы объяснить астрономические наблюдения, но, как я уже убедился, они не были существенными. Быть может, холм выполнял некую религиозную функцию, но в практическом плане именно съемка должна была служить самым важным побуждением для того, чтобы получить обзор дальше вершины Уэйден‑Хилла.

Летом 1996 года мне выпал шанс проверить свои теории с помощью моего друга‑геодезиста Пола Миллса. Мы заранее раздобыли теодолит и молили небо, чтобы погода была благосклонна к нам. Когда рассвело, день оказался облачным, но довольно ясным. Мы встретились утром в пивной «Рыжий лев» в Эйвбери и вместе с моей дочерью, которая должна была вести записи, отправились на Силбери‑Хилл.

Подъем на холм занял несколько минут, и вскоре мы уже любовались замечательными видами, открывавшимися во всех направлениях с вершины этого поразительного памятника. Четко просматривался на переднем плане на востоке Уэйден‑Хилл. За ним мы разглядели главную гряду Марлборо‑Даунс, отмеченную тут и там курганами, увенчанными высокими буками, которые представляли собой четкие указатели, видимые на значительном расстоянии.

Сначала мы решили проверить видимый горизонт. Спустившись всего на несколько шагов по восточному склону Силбери‑Хилла, мы уже не могли видеть Марлборо‑Даунс. Так мы убедились в том, что именно это соображение побудило строителей увеличить высоту холма уже в ходе его строительства – необходимость видеть над Уэйден‑Хиллом дальний ландшафт.

Затем мы установили на нашем теодолите исходную линию на часы церкви в Эйвбери и вскоре отметили пеленги ряда известных древних объектов вроде продолговатых курганов Ист– и Вест‑Кеннетт. С этой выгодной позиции мы могли также видеть ряд башен и шпилей церквей, в том числе в Винтерборн‑Монктоне, Бервик‑Бассетте и Вчнтерборн‑Бассетте. Наша геодезическая работа пробудила любопытство нескольких человек, также поднявшихся на вершину.

Современный теодолит даже с широко расставленным треножником занимает не более одного квадратного метра. Древним приходилось использовать всю поверхность плоской вершины холма, чтобы построить свои углы. И все же я уверен, что они могли добиться того же уровня точности в определении своих пеленгов с помощью лишь палок и подвешенного на шнурке маркера для визирования. Плоская вершина холма с его пологими склонами – идеальное место для простой землемерной техники, описанной мной в настоящей книге. Оно достаточно велико, чтобы аккуратно разметить углы, а обзор во всех направлениях позволяет установить точные пеленги на основе отношений простых чисел. Но почему именно здесь? За чем было строить платформу для съемки на этом месте? Почему не устроить точку съемки на вершине холма Уэйден, что потребовало бы значительно меньше усилий? Должна же была быть какая‑нибудь причина.

Я чувствовал, что ключ следовало искать в местоположении Силбери‑Хилла на линии визирования между центром западного круга и церковью в Колстоун‑Веллинтоне. Я получил на вершине Силбери‑Хилла несколько знаменательных угловых соотношений:

Собиравшаяся гроза прогнала нас в тот вечер с Силбери‑Хилла обратно в ту же пивную. Мы чувствовали, что много сделали для того, чтобы подтвердить потенциал этого холма в качестве точки съемки.

И все же я не мог понять, почему столько усилии было затрачено на возведение этого сооружения, когда рядом находился готовый холм примерно одинакового размера. Ответ можно было получить, лишь вычислив, как древние определяли расстояния. Пока же стало ясно, что потребуется дополнительная полевая съемка, чтобы удостоверить Силбери‑Хилл в качестве опорной точки съемки.

И все же прогресс был налицо. В контексте культуры, которая руководствовалась геометрией при размещении своих объектов, потенциал Силбери‑Хилла в качестве базы съемки добавляет немало веса доводу в пользу того, что таковой и была его функция. Мог он выполнять и символическую, и религиозную функции, но ни одна община не потратила бы так много времени и усилий на «капрз». Иными словами, он должен был иметь первостепенное значение для своих строителей.

<p>Мерная миля

Самой сложной задачей создателей кругов Марлборо‑Даунс было установление базисных расстояний. Укажем три ее аспекта:

1) Следовало вычислить главные размеры планеты – меридиан и окружность экватора;

2) На основе указанных размеров нужно было вычислить точное отношение для последующего использования;

3) После определения центра одного круга следовало установить центр другого на точно измеренном расстоянии от первого.

В главе 13 рассказано о способах, с помощью которых древние могли точно рассчитать размеры и пропорции Земли. Сейчас же допустим только, что все задачки были решены и решение о размещении круга с радиусом в 9,6 километра (6 миль) уже принято. Как можно было установить это расстояние?

Короткое расстояние легко измерить с помощью палок определенной длины. Однако этот метод становится все менее точным, чем большее расстояние нужно измерить. Мало того, радиус в Марлборо измерен по прямой, а единственный способ сделать это – триангуляция. Обычная техника съемки предполагает точное измерение углов между объектами. При условии, что были точно измерены две опорные реперные точки, на основе образованных углов можно вычислить все остальные расстояния. Именно для этого и был изобретен современный теодолит, измеряющий углы с точностью ди нескольких дуговых минут.

Строители мегалитов не имели в своем распоряжении приборов, позволявших бы измерить углы с подобной точностью. Мы же убедились в том, что они умели устанавливать пеленги с большой точностью, полученной на основе заданных отношений. Именно этот метод скорее всего использовался для вычисления и установления центра и окружности круга.

В триангуляции лучшими считаются углы, близкие к 45°. Если взять 100 метров (320 футов) за длину реперной линии в прямоугольном треугольнике, то разница в длине, произведенная углами в 45 и 46 градусов, составит только 3,55 метра (11,64 фута). Вдругом конце шкалы разница в длине, произведенная углами в 87° и 88° на основе той же реперной линии в 100 метров (328 футов), составит почти километр (рис. 88).

С другой стороны, очевидно, что угол в 45° бесполезен при установлении расстояний, поскольку обе стороны, не являющиеся гипотенузой, имеют одинаковую длину. Угол же в 87° дает отношение 19:1 между двумя сторонами, не являющимися гипотенузой. Итак, репер в 100 метров (328 футов) может быть использован для установления расстояния в 1900 метров (6232 фута). Для получения приемлемой точности следовало установить некий компромисс между длиной реперной линии и используемым углом или отношением.

Большое расстояние можно было измерить путем создания ряда построенных на отношениях треугольников, каждый из которых давал большую реперную длину, чем предыдущий, пока не было получено требуемое расстояние. Здесь проблема заключается в том, что каждый такой шаг предполагает некую погрешность и эти погрешности скорее накапливаются, чем сводят на нет друг друга.

Альтернативный метод предполагает использование ряда триангуляций на основе относительно высоких отношений вроде 19:2. Предположим, что независимо друг от друга проведены три таких триангуляции. Сомнительно, чтобы они дали одни и те же точки, но при тщательной съемке и небольшом везении они могли оказаться приемлемо близко друг к другу. Три точки пересечения дали бы еще один треугольник, исходя из которого было бы относительно легко установить общий центр. Проблема с этим методом состояла в точном установлении исходных точек триангуляции при правильном взаимном геометрическом расположении.

Геометры мегалитической эпохи столкнулись здесь со сложнейшей задачей и все же сумели решить ее с удивительной степенью точности средняя разница между радиусами двух кругов составляет лишь 18 метров (59 футов). Скорее всего много времени было затрачено на то, чтобы исходить пешком весь район, «почувствовать» местность и решить, где целесообразнее расположить как центр, так и некоторые из объектов. Например, северо западная часть окружности западного круга красиво обегает край мелового откоса. Это была неслучайная составная часть замысла. Не следует забывать, что съемка местности предполагает полную разведку ее потенциала.

Первым делом необходимо было установить исходную точку. Изначально я отдал предпочтение продолговатому кургану Ист‑Кеннетт. Я предположил, что этот могильный холм уже существовал еще до начала съемки, проводившейся, вероятно, около 3000 года до н. э. Архивы свидетельствуют, что курган Ист‑Кеннетт имеет около 90 метров (295 футов) в длину и 30 метров (98 футов) в ширину, а его высота в 4,2 метра (13,8 фута) на южном конце постепенно понижается до 2,5 метра (8,2 фута) на северном конце. Считается, что, подобно продолговатому кургану Вест‑Кеннетт, он также имел внутренние покои, которые могли обрушиться. Не осталось никаких данных о первоначальных раскопках, проведенных преподобным Коннором еще в середине XIX века, а сейчас курган находится на частной земле. На его южном конце находится несколько валунов из песчаника, но их датирование по радиоуглероду не производилось. Курган мог быть наращен или видоизменен, дабы соответствовать требованиям землемера. В своей книге «Память Земли» Поль Деверо отмечает, что «археолог Ричард Брэдли предполагал, что к некоторым продолговатым могильным холмам могли быть добавлены земляные „хвосты“, чтобы сделать их сверхдлинными, и приводит в качестве примера Вест‑Кеннетт». Нам никогда не узнать этого без проведения новых раскопок. Возможно также и то, что продолговатый курган Ист‑Кеннетт мог быть возведен, когда композиция Марлборо‑Даунс только замышлялась.

Выше в настоящей главе я показал, как все остальные объекты могли быть размещены на окружности после установления местоположения ее центра и кургана Ист‑Кеннетт. Если же Ист‑Кеннетт уже существовал, самой важной задачей всей операции было установление центров двух кругов. Любая незначительная погрешность выросла бы позже до неимоверных масштабов. Если курган Ист‑Кеннетт был исходной точкой, расстояние до центра восточного круга должно было составить ровно 9572 метра (31 396 футов), чтобы быть точно одной шестьсот шестьдесят шестой частью радиуса Земли. Долгие часы ушли на вычисление того, как это могло быть осуществлено, исходя из данных местности.

Я предположил, что древние строители пользовались мегалитическими ярдами (мя), а расстояние между центром и окружностью составляет 11550 мя. Профессор Том допускал, что строители каменных кругов применяли большую единицу измерения, равную 2,5 мегалитического ярда, которую он назвал «мегалитическим фатомом». Он полагал, что существовала еще большая единица в 10 мегалитических фатомов, весьма близкая к стандартной английской мере длины под названием «чейн». Последний равен 22 ярдам, а мера Тома составляла 22 ярда. Так что это расстояние вполне можно назвать «мегалитическим чейном», или мч. Дело в том, что 11 550 мя можно разделить на 25 (2,5Ч10) и выразить длину радиуса в мегалитических чейнах – она составит 462 мч.

Расстояние между центрами двух кругов, рассчитанное на основе координатной сетки, составит 392 мч. Иначе говоря, разница в длине между радиусом и расстоянием между двумя центрами равна 70 мч (462–392 = 70). Мало того, каждое из этих чисел делится на семь:

<p>462:7 = 66 392:7 = 56 70:7 = 10

И здесь проявляется определенная комбинация. Проектанты неолита должны были знать эти отношения, чтобы установить расстояние между центрами. Установление же центров двух кругов было ключом к размещению всего комплекса.

Предположив, что продолговатый курган Ист‑Кеннетт был ключевой опорной точкой, я изначально считал, что древние землемеры должны были первым делом определить точное местоположение центра восточного круга. Долгие часы я проверял углы и линии визирования. Как бы я ни старался, мне не удавалось определить, каким образом мог быть установлен радиус, и мне пришлось искать в другом месте. Первым кандидатом теперь стал центр западного круга, поскольку можно было легче установить его местоположение с помощью триангу ляции, исходя из самых значимых памятников района.

Не успев открыть два круга, я обратил внимание на то, что продленная линия между их центрами проходит через продолговатый курган Вест‑Кеннетт (рис. 89). Однако значение этого факта ускользало от меня на протяжении многих лет. Проблема поиска значимых построений на одной линии и триангуляций какого‑либо памятника заключается в нахождении опорной точки съемки. Курган Вест‑Кеннетт имеет 104 метра (341 фут) в длину и 23 метра (75 футов) в ширину. Я предположил, что точка визирования была помещена на его гребне, что заметно сужает ее возможное местоположение. И все же реперная точка могла оказаться где угодно на сточетырехмстровом профиле кургана.

Для вычисления расстояний с помощью заданных отношений необходимо построить прямоугольный треугольник. В идеале одна сторона такого треугольника длжна была бы находиться на одной линии с двумя центрами. Поскольку эта линия проходит через курган Веч Кеннетт, я подумал, а нельзя ли построить какие нибудь прямоугольные треугольники, исходя из этого памятника. В своих расчетах я первоначально выбрал восточный конец Вест‑Кеннетта, где происходили захоронения, за реперную точку. И не смог найти никакой значимой связи с другими объектами, пока не передвинул опорную точку вдоль гребня кургана до его середины. И тогда в поле моего зрения появился Силбери‑Хилл. Теперь можно было построить прямоугольный треугольник – ключевой в изложенных выше концепциях съемки – между Силбери‑Хиллом, курганом Вест‑Кеннетт и двумя центрами – западного и восточного кругов.

Тщательное вычисление показало, что остальные два угла треугольника равны 65,25° и 24,75°, то есть что они являются производными отношения простых чисел 13:6 (рис. 90). И я насладился еще одним моментом, характеризуемым словом – «Эврика».

Теперь всему начало находиться свое место. Будь то линия визирования между Бэрроубридж‑Мамп и Гластонбери‑Тором, совпадающая с леи Св. Михаила, или местоположение кургана Вест‑Кеннетта. Как бы то ни было, но как только выбор выпал на курган Вест‑Кеннетт и была установлена ориентация, необходимо было установить еще одну ключевую точку съемки, ибо любая съемка нуждается в двух опорных точках. Такая точка съемки должна была находиться под прямыми углами к предложенной ориентации и достаточно близко для того, чтобы можно было точно измерить расстояние. В этом‑то и заключается гениальность связи между Силбери‑Хиллом и курганом Вест‑Кеннеттом.

Местоположение Силбери‑Хилла было выбрано точно, ибо оно отвечает необходимым критериям. Он должен был оказаться там, где оказался, ибо давал наилучшее решение для требуемых важных отношении целых чисел. Проблему представлял собой Уэиден‑Хилл. Указанные отношения легко было бы установить только при условии, если бы Уэиден‑Хилл не блокировал обзор. Итак, около 2750 года до н. э. в летний месяц были срезаны и выложены первые куски дерна. В какой‑то момент строители сообразили, что сооружаемый ими курган окажется недостаточно высоким, остановили строительство и расширили круг основания холма с тем, чтобы он получился достаточно высоким и таким образом Уэиден‑Хилл не помешал обзору. Одна из величайших загадок Англии эпохи неолита оказалась разрешенной, но в процессе возникли многие новые вопросы касательно строителей холма.

Если посмотришь с Силбери‑Хилла на восток, то увидишь продолговатый курган Вест‑Кеннетт, гребень которого расположен под прямым углом к визирной оси. Это обстоятельство позволяло произвести небольшие уточнения при определении точного местонахождения центров двух кругов и фиксации западной окружности в Бишопс‑Каннингсе. Как показывали мои первоначальные расчеты, восточное окончание кургана Вест‑Кеннетт не совсем годилось для этой цели, но растянутый гребень продолговатого кургана допускал предельную погрешность на ранних этапах создания композиции.

На рисунке 91 показаны некоторые из важных точек триангуляции на этой местности. При составлении этой схемы я исходил из того, что немного к западу от продолговатого кургана Ист‑Кеннетт находилась еще одна точка съемки. Карты картографического управления не дают указаний на наличие какого‑либо археологического объекта в этом месте, но он мог быть – как и многие другие – разрушен в какой‑то исторический момент. Эта точка не является ключевой, но определенно могла облегчить некоторые этапы триангуляции.

Расчетное расстояние между курганом Вест‑Кеннеттом и Силбери‑Хиллом составляет 1112 мя. Но Силбери‑Хилл имеет вершину около 30 метров (98 футов) в поперечнике, что дает значительный предел погрешности. При переводе 1112 мя в другие единицы измерения это не имеет особого значения, но если это расстояние увеличить всего на 2,77 мя, или 2,296 метра (7,53 фута), то картина изменится 1114,77 мя равны:

3080 египетским футам

3000 географическим футам

2500 ременам

2000 географическим локтям

1600 пик‑белади

498 фатомам

80 Ч 11,55 метрам

Число 11,55 метра, как мы уже видели, имеет особое значение в геометрии античного мира. Это еще одно косвенное доказательство гипотезы о том, что по крайней мере одним из назначений размещения различных памятников на Марлборо‑Даунс была съемка. Несмотря на огромные усилия, которых им это стоило, строители Силбери‑Хилла, Эйвбери и других мегалитических сооружений вполне могли произвести съемку местности и разместить свои памятники в соответствии с точной композицией, включавшей заданные размеры, даже на расстояниях в несколько миль.

<p>Бишопс‑Каннингс

До сих пор мы не установили местоположения храмового объекта в Бишопс‑Каннингсе, находящегося на западном краю западного круга. Объект находится на од ной линии с курганом Вест‑Кеннеттом и центрами обоих кругов. Он также может быть соединен с помошью репера с Силбери‑Хиллом. Компьютер дает для Силбери‑Хилла к Бишопс‑Каннингсу угол чуть больше 83° и, следовательно, угол чуть меньше 7° для Бишопс‑Каниингса. Эти углы легче всего произвести, разделив пополам угол в 14°, который является производным от отношения 4:1 (см. Приложение 3). Это лишний раз показывает, что Силбери‑Хилл является исходным объектом в размещении всех ключевых мест в комплексе Марлборо‑Даунс.

<p>Решенная головоломка

Каким бы невероятным ни показалось мое открытие композиции из двойных кругов на Марлборо‑Даунс, я теперь доказал вне всякого сомнения, что даже с помощью примитивной техники съемки вполне можно было спланировать эту огромную композицию на местности. Для этого совершенно необходимы были глубокие знания геометрии, математики и техники съемки, а инструменты можно было найти в любой лесистой местности. Всего‑то и требовалось несколько молодых деревцев, обрезанных до определенной длины, немного веревки или бечевки и несколько колышков. Сложнее всего было определить исходные точки съемки. Это потребовало большого количества рабочих, особенно для сооружения такого объекта, как Силбери‑Хилл. Но этим изобретательным людям, похоже, все было по плечу. Весь район можно рассматривать сегодня как «святое пространство», как справедливо указывали в 1996 году Вудворды в своей статье в «Просидингс ов зе Прехисторик Сосайети»:

«Общим знаменателем всех этих композиций служит тот факт, что курганы являлись важной составной частью ритуального ландшафта. Они были размещены на заданных расстояниях от памятников, а памятники были расположены так, что с них были четко видны многие объекты на курганах. Обрамление из курганов как бы очерчивало зарезервированное внутреннее святилище. Регулярное размещение кладбищ и само существование криволинейных композиций подсказывают, что распределение холмов отражает нечто большее, нежели равномерное расположение поселений. Скорее они могут обозначать закрытое ритуальное пространство, служа драматическими символическими границами священных зон, районов монументального ландшафта, защищенного санитарным кордоном особых мертвых».

Открытие ключевой роли Силбери‑Хилла как платформы съемки дает ответ на одну из величайших загадок района Эйвбери. Без этого нельзя было бы создать композицию двойных кругов на Марлборо‑Даунс. Выявились многие аспекты тайны Марлборо‑Даунс. Мне еще предстояло открыть, как древние могли вычислить пропорции Земли. И оставалась неразгаданной еще одна головоломка: зачем древние создали эту таинственную ландшафтную композицию?

<p>Глава 13
<p>Измеряя землю

Отвлечение энергии от обычных устремлении мира, живущих в представленную здесь грандиозную схему, могло быть произведено только при условии, что для этого имелась важная причина.

Каким бы удивительным это ни показалось, вычисление размеров Земли представляет меньшую трудность, нежели измерение расстояния от Лондона до Эдинбурга. В опубликованной в 1436 году «Математике для миллиона» Ланселот Хогбен прямо заявляет:

«На рисунке 46 представлена схема, с помощью которой вы можете определить высоту вашего дома, его широту и долготу, время дня, как далеко отклоняется Земля на своей оси на протяжении года (то есть наклонение орбиты к полюсам, которое астрономы называют „наклоном эклиптики)“.

Он мог бы добавить: «И измерить полярную окружность Земли». Что же за поразительное устройство изображено на его рисунке 46. Оно не сложнее штыря, воткнутого в ровную деревянную подставку (рис. 93). Трудность лишь в том, чтобы установить штырь строго вертикально и с достаточной точностью измерить его высоту.

Помешенный на солнце штырь отбрасывает тень, которую можно затем измерить в разное время дня и года. Строя углы с верхушки штыря, можно вычислить дни солнцестояния (21 июня и 21 декабря) и равноденствия (21 марта и 21 сентября). Например, в дни равноденствия угол, образованный тенью, отброшенной штырем в полдень, всегда будет равным широте. Если тень коснется 55,5°, значит, вы находитесь на широте 55,5°.

Эта простая идея была использована древними египтянами для определения длины меридиана. Впервые дугу меридиана измерил, как считается, древнегреческий ученый Эратосфен (276–194 годы до н э.), живший в Александрии. Он знал, что в день летнего солнцестояния солнце находится в зените в Сиене – современном Асуанев 800 километрах (500 милях) к югу. Он измерил угол тени, отброшенной обелиском в Александрии в день летнего противостояния. Этот угол в 7° и приблзительное расстояние между Александрией и Сиеной позволили ему вычислить дугу меридиана и размеры Земли. И тем не менее он всего лишь повторил то, что уже знали древние египтяне (рис. 94). В «Тайне Великой пирамиды» Питер Томпкинс отмечает:

«Для вычисления полярной окружности Земли древние использовали солнце и тени, отбрасываемые обелиском. Для вычисления экваториальной окружности они наблюдали за прохождением звезд мимо такой заданной точки, как обелиск. Для установления длины полярной окружности им пришлось лишь измерить расстояние между двумя обелисками, разделенными несколькими милями, и разницу в длине теней обелисков. Не было нужды измерять такое большое расстояние, которое разделяло Александрию и Сиену. Разница в широте и, следовательно, в доле дуги, разделяющей любые расположенные на одном меридиане два обелиска, может быть получена из отношения тени обелиска к его высоте при измерении тени в момент солнцестояния или равноденствия».

0|1|2|3|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua