Стихи - Фотография - Проза - Уфология - О себе - Фотоальбом - Новости - Контакты -

Главная   Назад

Александр Владимирович Бирюк Секретные материалы

0|1|2|3|4|

Итак, теперь мы вплотную подходим к рассказу о том, что же там обнаружил наш покойник Блэнкеншип во время последнего своего погружения в недра Оука. Наверняка этого пока не знает никто, но зато вполне можно предположить, что он увидел там нечто подобное тому, что выловили в 1930 году канадские рыбаки из моря у банки Эмеральд, а именно – следы чудовищных преступлений, содеянных сталинскими подручными во время кратковременного пребывания на острове. Ну не принимать ли на веру нам, что увиденная Блэнкеншипом на экране монитора отрубленная человеческая рука и на самом деле могла принадлежать какому-то древнему пирату, как утверждали все эти годы многие кабинетные горе-исследователи, анализируя результаты его изысканий? Скорее всего, что в пещере той он увидел нечто более существенное, чем ПРОСТО какая-то там рука. Обезглавленные трупы, например, ведь недаром Блэнкеншип в своих записях упомянул про таинственный череп, который он якобы даже заснял на пленку… А может на лбу у этого черепа прямым текстом было написано "сделано в СССР", что уж совсем недалеко бродит от истины?

Конечно, насчет надписи – это просто шутка. Зато насчет всего остального – всерьёз. В любом случае в заполненной водой пещере на глубине 85 метров Блэнкеншипу повстречались отнюдь не привидения, которые мерещились жителям окрестных селений с "незапамятных времен"…

Как бы там ни было, а в самом главном Блэнкеншип оказался прав – нету на Оуке сокровищ, хотя до 1929 года они там были. Вы спросите – а как же тогда бочка с золотом, найденная Мак-Гиннисом и Селлерсом? Но не стоит обольщаться на сей счет – бочка могла быть простой приманкой для будущих кладоискателей, которые сунутся в шахту: "нашли клад – и валите поскорей отсюда…" Ведь Селлерс с Мак-Гиннисом так и поступили – после дележа добычи и ноги ихней больше на острове не было. И не их, в принципе, вина, что руководители "Синдиката Труро", объявившегося на Оуке треть века спустя, решили, что сокровища на острове все же имеются!

Но вернемся к Блэнкеншипу. В свете описанных ранее событий его смерть не так уж и загадочна. Этот человек по своей собственной неосторожности проник в чужую тайну. Он обнаружил под островом следы присутствия на нем сталинских эмиссаров, причем следы прямо-таки не соответствующие облику так упорно рекламируемого коммунистами советского светлого будущего, нелицеприятные, одним словом. Но Блэнкеншип, испугавшись собственного открытия и убравшись с Оука, не угомонился. Проигнорировав печальную судьбу Гопкина и Шеффилда, смерть которых могла служить ему откровенным предупреждением, что б не лез со своей бурильной трубой больше в подземную пещеру, раздираемый противоречивыми чувствами – с одной стороны паническим страхом перед расправой со стороны КГБ, а с другой стороны тщеславным желанием раздуть всемирную сенсацию – он все же делает глупое заявление о том, что ему-де наверняка известно нечто такое, что поможет прищемить хвост большевикам, причем не только нынешним советским коммунистам, а всему мировому коммунистическому движению в целом.

На что он рассчитывал – непонятно, однако он не учел того факта, что с такой пешкой, какой по сути он являлся, расправиться было гораздо проще, чем в свое время с Троцким, например. Все так и вышло, на этот счет у нас имеется еще одна хорошая поговорка: назвался груздём – полезай в корзину!

Банкротство японской компании, собравшейся в 1983 году порыться на Оуке, также не может вызвать никакого удивления. Вероятно, высшему руководству СССР даже спустя полвека не улыбалась перспектива отвечать за грехи своих хитроумных и неразборчивых в средствах предшественников. Вспомним, что в том году у власти находился не кто иной, как сам Юрий Андропов – глава всесильной мафии, известной в мире, как уже говорилось, под устрашающим слух любого обывателя названием: КГБ. Что тому Андропову стоило обанкротить пару-тройку японских фирм для острастки других претендентов, чтобы не думали проявлять интерес к грязному белью коммунистической истории? Да ничего ему это не стоило. Зато после этого больше не появилось ни одного желающего заполучить сомнительные богатства таинственного Оука. А если кто-то все же и появился, то об этом никому ничего не известно.

Эпилог

…Вот и окончена наша история, и можно считать, что она поставила последнюю точку в двухвековой протяженности споре относительно сокровищ блистательного Оука. Для полной картины остается уточнить еще некоторые детали, однако думается, что с этим заминки не выйдет. У Герберта Фрейзера, по его собственному заявлению, есть сведения, что наконец-то окончательно найдены загадочные "записки" Устюжина, пролежавшие более полувека в архивах КГБ в Москве, а также документы, проливающие свет на дальнейшую судьбу Мюллера и Оппельбаума. Он послал запрос в правительство Российской Федерации по поводу предоставления копий всех этих документов в его распоряжение, однако ответа еще не получил, хотя прошло уже порядочно времени. Фрейзер уверен, что его запрос просто попал в мясорубку вездесущей российской бюрократической машины, а не натолкнулся на непробиваемую и всепоглощающую стену, воздвигнутую некими таинственными силами, для которых обнародование некоторых старых дел порой так же смертельно, как и многие нынешние разоблачения.

Впрочем, отчаиваться Фрейзер нисколько не собирается. Недавно он получил послание от одного бывшего советского разведчика – майора КГБ (проживающего в США с 1968 года), в котором он заверяет, что готов поделиться с сведениями о предпринятой Сталиным в 1929 году экспедиции за сокровищами Оука. В свое время этот человек имел доступ ко многим советским архивам, и ему наверняка известно, где и что нужно искать. Кроме того он утверждает, что знает местонахождение копий дневников Устюжина, сделанных в 20-х годах и переправленных за границу Карлом Радеком незадолго до того, как его арестовали в 1937 году. Этими копиями Радек намеревался шантажировать Сталина, полагая, что они – надежная гарантия его собственной неприкосновенности в условиях массового сталинского террора. Однако у шантажиста ничего не вышло по причинам, от него не зависящим, а спрятанные документы так и остались невостребованными до наших дней, помещенные в сейф одного из центральных швейцарских банков. Об этом опальный кэгэбист узнал в свое время из письма самого Радека своей жене в Лондон, написанное им незадолго до ареста. Известен также банк, и даже часть номера сейфа, куда этот деятель международного СД-движения спрятал свои "сокровища". Осталось только убедить руководство банка раскрыть хранилища и предоставить ценные документы на суд истории, и тогда тайна Оука лопнет окончательно, и вывалит наконец на свет все свое нутро в самом что ни на есть натуральном виде, а человечество получит еще один знаменательный по своей значимости урок, без которого спокойно могло бы обойтись, если бы проявило элементарную бдительность еще в том далеком 29-м…

Часть IV. Прощание с Бермудским треугольником

…Тайна Бермудского Треугольника – это одна из самых главных проблем, как нельзя лучше символизирующих непростые отношения человека с Мировым океаном. Бесследное исчезновение кораблей на просторах этого океана – дело довольно обычное, если уж выражаться незатейливым языком, но Бермудский Треугольник в этой статистике особое место. Не обошлось, конечно, и без искусственного нагнетания страстей вокруг этого места, однако список таинственных исчезновений на самом деле поражает. Бастион тайны, возведенный вокруг Бермудского треугольника сразу же после окончания второй мировой войны, продолжают будоражить воображение не только простых смертных, но и самых серьёзных учёных. Смешно, порою, наблюдать, как профессора ведущих университетов, не имеющие ничего общего с таким извращенцем от науки, как нашумевший в своё время Эрих фон Деникен, словно малые дети носятся со всякими легендами, слухами и откровенными сплетнями, анализируют их и всячески систематизируют, пытаясь на основании всей этой "информации" уяснить себе, к какому же такому типу тайн причислить "Бермудский феномен"… Попадаются, правда (и гораздо чаще, чем можно это себе предположить) и учёные скептики, которые момент таинственности отвергают сходу, даже не пытаясь разобраться с фактами, а основываясь исключительно на внутренних порывах своей души. Такие чаще действуют по принципу: "Этого не может быть, потому что не может быть никогда". И уж в любом случае и те, и другие, если и оперируют какими-то документами, то эти документы в большинстве своём не имеют никакой практической силы, так как носят чисто случайный характер и порой просто выбраны исследователем в угоду полюбившейся ему версии из нестройного ряда других подобных документов, или по-иному – попросту "вырваны из контекста".

Однако не стоит, думаю, занимать время читателя нудным описанием всяческих катастроф и исчезновений, благодаря которым Бермудский Треугольник прославился. Это уже сделали десятки и сотни авторов порою многотомных "исследований", и не сыщется на земле человека, который не знал хотя бы о самых известных из них. В данном случае стоит остановиться только на одном происшествии. Это происшествие – ключевое событие во всём этом мифе, и если объяснить только его, то можно, по большому счёту, объяснить и все остальные.

1. Что случилось 5 декабря 1945 года?.

Бермудский Треугольник – это обширная часть Саргассова моря, формально ограниченная со всех сторон линиями, пересекающимися на южной оконечности полуострова Флорида с одной стороны, острове Пуэрто-Рико с другой и Бермудских островах с третьей. Таким образом – это истинно океанская акватория, через которую проходит мощное течение Гольфстрим. Многие исследователи придают этому факту решающее значение относительно того, что в этом месте происходит. Однако при этом как-то упускается из виду, что этот самый Гольфстрим протекает не только в Бермудском Треугольнике, да и немалая часть загадочных катастроф случается тоже не только в нем. Но по мнению автора нашумевших книг "Бермудский Треугольник" и "Без следа" Чарльза Берлитца, количество катастроф в Бермудском Треугольнике раза в два – три больше, нежели в иных районах Мирового океана, причем больше половины из них приходится на последние 50 лет. Раньше (до войны) исчезновение судна или самолета никогда не связывалось с этим районом. Однако в последнее время многие пытаются найти аналогию между случаями исчезновения судов и самолетов и прийти к какому-то единому объяснению насчет того, почему число катастроф непрерывно растёт. Очень часто их попытки оказываются безуспешными, поэтому некоторые считают, что "проблема" эта неразрешима, и даже связана с какими-то природными, а может быть, и иными силами, естество которых нам неизвестно.

Вот вам отрывок из книги этого самого Берлитца – типичный образчик "сенсационного духа", доминирующего во всех подобных исследованиях: "…В этом районе (Бермудский Треугольник) бесследно исчезло множество кораблей и самолётов – большинство из них после 1945 года. Здесь же в течение нескольких десятков лет погибло более десяти тысяч человек. Однако при поисках не удалось обнаружить ни единого трупа, и ни одного (!) обломка. Замечено, что подобные происшествия стали случаться чаще, хотя воздушное пространство и морские пути в этом районе эксплуатируются все интенсивней, поиски ведутся более тщательно, а сообщения и записи точнее, чем в былые годы".

Придраться тут на первый взгляд не к чему – всё так вроде бы, и есть. В большинстве своем следов и на самом деле не оставалось, но только лишь в воображении Берлитца. Потому что другой популярный исследователь – его зовут Дэвид Куше, расследовал абсолютно все, как он утверждает, случаи катастроф и обнаружил следы в каждом из них. Книги и того, и другого стали бестселлерами, однако трезвомыслящего человека, прочитавшего их, не покидает уверенность в том, что истину все-таки нужно искать где-то посередине. Если ее вообще стоит искать. В большинстве случаев дело тут только в личных симпатиях к той или иной теории, и спектр этих симпатий порой колеблется в пределах, более широких, нежели (если уж использовать терминологию сопредельных наук) доверие присяжных или к обвинителю, или к защитнику.

Итак, начать рассказ следует с описания самого таинственного и загадочного случая, произошедшего 5 декабря 1945 года. В тот день, а точнее в 14 часов 10 минут пять одномоторных бомбардировщиков-торпедоносцев типа "эвенджер" военно-морских сил США под командованием лейтенанта Чарльза Тэйлора поднялись в воздух с военной базы в Форт-Лодердейле (Флорида).

"Командир 19-го звена, лейтенант Ч.К.Тэйлор, – пишет в своём бестселлере Берлитц, – человек, за спиной которого насчитывалось более 2500 лётных часов, вел свои самолеты к Чикен-Шоал, что севернее багамского острова Бимини, где он должен был провести тренировочные учения. Поскольку пилоты, как и остальной экипаж, были опытными лётчиками, не было совершенно никаких оснований предполагать что-либо необычное в этом полете. И тем не менее произошло нечто настолько необычное, что вряд ли могло и присниться".

Речь идёт о странном сообщении, поступившем на командный пункт авиабазы Форт-Лодердейл около 15 ч. 45 мин., то есть через полтора часа после вылета с авиабазы:

"– У нас аварийная обстановка. – доложил Тэйлор по радио. – Очевидно, мы сбились с курса. Мы не видим земли… повторяю – МЫ НЕ ВИДИМ ЗЕМЛИ.

– Сообщите ваше местоположение. – запросил командный пункт.

– Мы не можем определить свое местоположение. – ответил Тэйлор. – Мы не знаем, где сейчас находимся. Кажется, мы заблудились.

– Держите курс на запад. – последовала чёткая команда.

На что командир эскадрильи сообщил:

– Мы не знаем, где запад. Ничего не получается. Странно – мы не можем определить направление. Даже океан выглядит не так, как обычно"!

Загадочное заявление для человека, налетавшего 2500 часов над океаном. Но оставим этот сообщение на совести у Берлитца, потому что другого у нас попросту нет. Дальнейшие события в тот памятный день происходили при прекращении радиосвязи из-за сильных атмосферных помех. Было очевидно, что сообщения с командного пункта не доходили до находящихся в воздухе бомбардировщиков. Правда, диспетчеры Форт-Лодердейла иногда улавливали обрывки фраз радиопереговоров пилотов "эвенджеров": "…Мы не знаем, где находимся… Должно быть, милях в 225 северо-восточнее базы… Похоже, что мы…"

Чарли Берлитц вполне серьёзно утверждает, что некоторые радиолюбители прекрасно слышали якобы последние слова командира эскадрильи:

– Кажется, что мы вроде… мы опускаемся в белые воды! Мы полностью заблудились!"

И еще. Он же в своей книге приводит свидетельство репортера и писателя Арнольда Гейтса, который якобы в 1974 году, то есть спустя 29 лет после событий с пропажей бомбардировщиков-торпедоносцев, выступил по американскому телевидению с сенсационным сообщением. Он утверждал, что располагает информацией, полученной от одного пронырливого радиолюбителя, который слышал, как командир эскадрильи лейтенант Тэйлор, передав командование другому пилоту, будто бы приказал: "Не следуйте за мной… Они выглядят, как выходцы из Вселенной…"

Однако, как бы там ни было, но без этих всех странных фраз на командном пункте авиабазы поняли, что бомбардировщики безнадежно заблудились, и что они близки к катастрофе. В воздух были подняты поисковые самолеты, и среди них – двухмоторная летающая лодка "Мартин Маринер" с экипажем из 13 человек.

Берлитц нам сообщает:

"От экипажа "Мариненра", посланного на поиск 19-го звена лейтенанта Тэйлора, вскоре после старта поступило последнее сообщение, в котором один из офицеров докладывал о сильном ветре на высоте 1800 метров. Затем наступило молчание…"

Итак, кроме пяти бомбардировщиков-торпедоносцев с четырнадцатью членами экипажей, пропал и поисковый самолет с командой в тринадцать человек. Все шесть самолетов бесследно исчезли. Поисковая операция, по свидетельству Берлитца, в которой участвовали сотни самолетов и кораблей (а точнее – 567 и 231 соответственно) оказалась безрезультатной. Не было найдено ни оставшихся в живых, ни спасательных средств, ни обломков или масляных пятен. После исчезновения этих самолётов было проведено тщательное расследование. Комиссия высказала свои соображения, классифицируя катастрофу как несчастный случай из-за того, что самолеты в сложных метеоусловиях потеряли ориентировку. На одном из заседаний кто-то якобы сказал по этому поводу: "они исчезли также безвозвратно, как если бы улетели на Марс". Эта фраза и стала той ниточкой, которая, по мнению Берлитца, позволяет размотать клубок тайн, связанных с исчезновением самолётов…

"Этими словами он намекнул, – радостно-возбужденно восклицает Берлитц, – на захватывающую дух космическую стихию и возможное нападение НЛО". Берлитц всерьёз развивает мысль, позже подхваченную и другими горе-специалистами, в том числе и отечественными, что в Бермудском Треугольнике могут появляться инопланетяне на своих летающих тарелках. Интересна в этом плане фраза одного уфолога из Майями М. Валленштайна, сказанная по этому поводу буквально на следующий же день после окончания неудавшихся поисков самолётов: "ОНИ (самолёты) здесь… но находятся в другом измерении по причине магнетического феномена, вызванного каким-нибудь НЛО…"

Веская теория, однако ни Берлитц, ни Валленштайн не исключают варианта, вытекающего из гипотезы известного английского спирита Эдгара Кейса, утверждающего, что к репутации Бермудского Треугольника приложили руку и жители древней Атлантиды, якобы "использовавшие некие кристаллы в качестве источников энергии. Впоследствии атланты захоронили эти кристаллы в водах Бермудского Треугольника к западу от острова Андрос из Багамского архипелага". Подводный источник энергии, как считает Кейс, и по сей день оказывает влияние на компасы и электронные приборы самолетов и морских судов…

Объяснения Чарли Берлитцем причин гибели шести самолетов в Бермудском Треугольнике в том далеком 1945-м году, конечно же, адресовано самому дремучему обывателю. Однако исследователь не забывает, что его читателями могут быть и люди с более высоким интеллектом, поэтому он стремится напустить туману, что якобы речь идёт о действии каких-то природных, а может быть и иных сил, о которых нам пока ничего не известно.

Однако тут в бой вступает уже знакомый нам Дэвид Куше, и характеризует объяснение Берлитца как "великолепную сказку для детей". Куше – всем известный скептик, и многие его оппоненты поговаривают, что если этому человеку нужно опровергнуть какую-то теорию, то он не остановится даже перед поджогом собственного дома, лишь бы сокрушить противника. В случае с Бермудским Треугольником Куше в более выгодной позиции, нежели Берлитц, потому что он сам был летчиком, во время второй мировой войны летал на "эвенджерах", несколько раз был сбит над океаном, и потому о живучести этих самолетов имеет представление отнюдь не приблизительное. После войны Куше поменял опасную профессию и подался в ученые пенаты. Очень скоро он стал сотрудником справочного отдела библиотеки Аризонского университета, а к 80-м годам всю эту библиотеку возглавил. За долгие годы своей карьеры учёной этот человек проделал гигантски сложную работу, собрав и изложив в хронологическом порядке, как он сам утверждает, "…практически ВСЕ случаи исчезновения судов и самолетов в Северной Атлантике и Мексиканском заливе". Излагая эти случаи, Куше действует так: сначала он приводит текст легенды, касающийся каждой авиакатастрофы или кораблекрушения, а затем и анализ, основывающийся на запросах в спасательные службы разных стран, на выводах комиссий по расследованию катастроф, на свидетельствах отдельных лиц. Во многих случаях Куше удалось восстановить подлинные обстоятельства гибели самолетов и судов, причем с большой степенью достоверности. Естественно, у Берлитца имеются все основания не переносить Куше на дух. Однако этого не наблюдается. Эти два человека, как оказалось – самые близкие друзья, хотя и проживают в разных концах США. Но об этом – в другой раз.

2. Догадки

Анализируя книгу своего главного оппонента, Куше делает вывод, что в книге Берлитца "слишком много неверных, а то и попросту невероятных фактов", начиная с того, что все пилоты бомбардировщиков, кроме лейтенанта Тэйлора, был не опытными лётчиками, а всего лишь стажерами-курсантами. Объективными причинами гибели самолетов Куше считает следующие:

1. Неисправность компасов на самолете Тэйлора.

2. Нарушение радиосвязи с сушей, кстати, не только из-за атмосферных помех, но и потому, что неподалеку работала мощная кубинская радиостанция. Роковая ошибка лейтенанта Тэйлора, по мнению исследователя, состояла в том, что он не выполнил указания командного пункта авиабазы и не перешел на аварийный канал радиосвязи.

3. С наступлением темноты заметно ухудшилась погода, опустился туман. Бензин был на исходе. На вынужденную посадку пришлось решаться "вслепую". Скорее всего, что океан поглотил приводнившиеся самолеты.

4. До наступления темноты наземные станции во Флориде успели запеленговать самолеты. "Эвенджеры" находились над Атлантическим океаном значительно севернее Багамских островов и восточнее Новой Смирны (Флорида). Однако передать координаты попавшим в беду пилотам из-за отсутствия радиосвязи не удалось. Не были они своевременно переданы и спасательным службам и на авиабазу в связи с неисправностью телетайпа.

Наиболее трагичным во всей этой истории представляется то, что когда лейтенант Тэйлор впервые сообщил о потере ориентировки, самолеты шли точно по намеченному курсу. Таковы, по мнению Куше, основные причины гибели 19-го звена бомбардировщиков-торпедоносцев "эвенджер". Казалось бы, всё ясно. Однако недавно выяснилось, что трагическая история окончилась, как полагают согласно новым данным, совсем иначе.

3 июня 1991 года информационное агентство ЮПИ в Вашингтоне распространило сообщение, которое вполне можно было бы назвать сенсационным. В сообщении говорилось о находке обломков "эвенджера" постройки 40-х годов на дне Мексиканского залива к западу от Ки-Уэст. Предполагается, что это… один из самолетов злополучного 19-го звена бомбардировщиков-торпедоносцев Тэйлора!

Полученный факт заставил официальные круги заново пересмотреть материалы причин гибели "эвенджеров" в сорок пятом году и дополнить его новыми выводами, которые во многом позволяют иначе анализировать эту трагическую историю. Самое главное, по новой версии, состоит в том, что пять самолетов, израсходовав последние капли горючего, приводнились не в Атлантике, значительно севернее Багамских островов (примерно в 180-200 милях к востоку от Флориды), а в шельфовом районе Мексиканского залива к западу от островной гряды Флорида-Кис.

Как же могло случиться, что звено, положение которого было зафиксировано высокочастотным радиопеленгатором к востоку от Флориды в Атлантике, оказалось в Мексиканском заливе, почти в семистах километрах от предполагавшегося ранее района крушения?

Но, перед тем, как ответить на этот вопрос, следует также сказать и о том, что командир звена лейтенант Тэйлор, несмотря на то, что у него, по версии Куше (не подтвержденной, правда, официальными материалами следствия) вышли из строя оба компаса, все же прекрасно ориентировался и вел свое звено правильным курсом. Во время переговоров по радио с пилотом-инструктором авиабазы Форт-Лодердейл лейтенантом Мисуортом примерно в 15 ч. 45 мин. 5 декабря 1945 года Тэйлор сказал:

"Подо мной земля, местность пересечённая. Уверен, что это Кис… но не знаю, как долететь назад до Форт-Лодердейла".

Заметим, что Кис – это острова Флорида-Кис, тянущиеся от южной оконечности Флориды на юго-запад по мелководью Мексиканского залива. Гряда Флорида-Кис тянется примерно на 200 миль и оканчивается небольшими островами Драй-Тортугас – остатками медленно погружающегося в воды океана атолла. На некоторых из островов Флорида-Кис имеются населенные пункты, в частности город Ки-Уэст с населением численностью 90 тысяч человек. По-видимому, самолет Тэйлора находился в 15 ч. 45 мин. над безлюдным островом из группы Флорида-Кис, возможно, Буш-Ки… В любом случае этого сейчас уже не докажет никто.

В 16 час. 25 мин. Порт-Эверглейдс – база спасательного подразделения авиации, сумела установить радиосвязь с Тэйлором. Он ответил: "Мы только что пролетели над небольшим островом. Никакой другой суши в пределах видимости нет". Наверняка Тэйлор был уверен, что все это признаки островной гряды Флорида-Кис. На авиабазе Форт-Лодердейл, на базе Порт-Эверглейдс, в штабе морской береговой охраны в Майями убеждены в другом, а именно что 19-е звено по-прежнему блуждает над Багамскими островами. Вот показания комиссии капитана 3-го ранга Бремертона из Майями: "Полагаю, что когда они считали, что летят над островами Флорида-Кис, самолеты находились в сорока милях к северо-западу от островов Большая Багама…"

Однако Бремертон тоже ошибался, и вскоре мы узнаем, почему.

До нас также дошло еще одно сообщение лейтенанта Тэйлора, когда в 16 час. 45 мин. он передал в Порт-Эверглейдс: "Мы будем идти курсом 30 градусов на северо-северо-восток в течение 45 минут, потом повернем на север, чтобы убедиться в том, что находимся НЕ над Мексиканским заливом"…

Оказывается, командир звена все же полагал, что они достаточно долго летели над островами Флорида-Кис, и боялся, что они оказались слишком далеко на юго-запад от Флориды, и поэтому выбрал курс в 3о градусов. В 17 часов 05 минут он скомандовал остальным самолетам своего звена: "Меняем курс. Направление – 90 градусов в течение десяти минут." Полагая, что за 20 минут полёта курсом 30 градусов было преодолено большое расстояние, а материк всё не показывался, Тэйлор решил лететь курсом 90 градусов, т. е. Строго на восток, чтобы попасть во Флориду.

Однако сомнение в правильности его действий было посеяно офицерами оперативной службы, следившими за полетом 19-го звена и передавшими Тэйлору указание сменить курс на противоположный. В своих показаниях комиссии капитан Мак-Берли с авиабазы Форт-Лодердейл заявил: "Когда в 16 ч. 45 мин. Порт-Эверглейдс установил радиосвязь с бортом FТ-28, который пилотировал лейтенант Тэйлор, я немедленно попросил передать на FТ-28, чтобы они шли курсом строго 270 град. Порт-Эверглейдс удовлетворенно подтвердил: "Вас понял". В 17 ч. 16 мин. Тэйлор доложил: "Будем лететь курсом 270 град. до тех пор, пока не достигнем берега или пока не кончится горючее".

Именно это решение диспетчерских служб, как сейчас многие полагают, и привело к тому, что самолеты Тэйлора еще больше углубились в Мексиканский залив. Пролетев достаточно долго на запад и не видя суши, Тэйлор, видимо, понял, что западный курс – ошибочный. В 18 час. 15 мин., т. е. Через четыре полных часа после начала полета, был случайно перехвачен разговор пилотов внутри звена. Тэйлор говорил своим подчиненным: "Мы летим над Заливом. Мы недостаточно долго шли на восток". Ему отвечали: "Сколько времени мы идем этим курсом?" "Предлагаю лететь прямо на восток, пока не кончится горючее". "Да-да, ближе к берегу у нас больше шансов на то, что нас найдут…"

Между тем около 18.00 с помощью высокочастотного радиопеленгатора было получено примерное определение положения самолета лейтенанта Тэйлора, согласно которому он находился в радиусе 100 миль от точки с координатами 29 град. 51 мин. северной широты и 79 град. 00 мин. западной долготы, то есть в Атлантическом океане. Это определение как будто лишний раз подтвердило позицию диспетчерской службы о том, что 19-е звено заблудилось над Багамскими островами, а затем переместилось севернее этого архипелага. Не случайно поиски потерпевших аварию самолетов готовились провести только в Атлантике. Вот текст радиограммы морской береговой охраны: "Всем судам и катерам в районе восточного побережья Флориды до 74 градуса быть в готовности… Пять самолётов, по-видимому, потерпели катастрофу именно в этом районе".

Вполне возможно, что, установив по каким-то признакам свое положение над Мексиканским заливом, самолеты 19-го звена в 18 ч. 15 мин. легли на обратный курс и почти дотянули до островов Флорида-кис. Во всяком случае, об этом свидетельствует находка обломков одного из "эвенджеров". Никто не искал там потерпевших катастрофу, считая, что они упали в море в Атлантике.

Теперь наконец об определении местоположения самолета лейтенанта Тэйлора с помощью береговых радиопеленгаторных установок, бывших в употреблении в те годы. Специалисты утверждают, что подобные радиопеленгаторные установки имели "неопределенность в 180 градусов, так как радиопеленгатор не был способен различить сигналы, пришедшие, например, с северо-востока или с юго-запада". Радиопеленгатор в Майями скорее всего зафиксировал 19-е звено на юго-западе в Мексиканском заливе, но под давлением априорной информации – учебный полет ведь проводился в Атлантике над Багамскими островами! – дал его координаты в Атлантическом океане, совершенно в противоположном направлении… Если бы за самолетами в тот момент следили два или больше радиопеленгаторов, ошибки удалось бы избежать и трагедии бы не произошло.

Таким образом, причина катастрофы становилась еще яснее, и эта причина, как мы видим, не имела ничего общего ни с потусторонними силами, ни даже с загадочными явлениями природы. Генерал Блейзер, в свое время поприсутствовавший на множестве заседаний различных комиссий, посвященных загадочному исчезновению, считает прямыми виновниками катастрофы сотрудников военно-морских авиабаз США во Флориде, проявивших самонадеянность и узость мышления, не потрудившихся в критический момент просчитать все возможные варианты, а самое главное, допустивших полное пренебрежение к докладам командира 19-го звена лейтенанта Тэйлора, сообщавшего о своём ДЕЙСТВИТЕЛЬНОМ местонахождении.

Наиболее компетентные исследователи считают также, что и в бесследном исчезновении "Мартин Маринера" нет ничего загадочного. В 19 час. 50 мин. с парохода "Гейнс Миллс" наблюдали взрыв в небе как раз в том месте, где должна была быть по всем данным летающая лодка. Моряки видели, как горящий самолет упал в воду. Подобрать оставшиеся на плаву обломки самолёта не удалось из-за сильного ветра и волнения моря. Кстати сказать, что за "Маринером" вплоть до его гибели велось радиолокационное наблюдение. Самолеты этого типа частенько называли "летающими цистернами", потому что в них скапливались пары бензина из подтекающих бензобаков, и любая искра, по мнению специалистов, могла вызвать взрыв.

3. "Детище ЦРУ"

Таким образом мы видим, что проблему с таинственным исчезновением шести самолетов, с которого и началась официальная "биография" Бермудского Треугольника как "восьмого чуда света", можно, в принципе, считать закрытой. В книге Чарли Берлитца, правда, фигурирует еще около сотни "не менее загадочных" исчезновений кораблей и самолетов, однако ценность всей этой "загадочности" обратно пропорциональна качеству подвергавшихся рассмотрению фактов. И тем не менее дух таинственности и загадочности неизменно присутствует в любом исследовании, посвященном этому Треугольнику. И отчасти потому, что в ряде случаев действительно присутствует таинственное и загадочное…

К числу таких загадок, несомненно, принадлежит и факт сокрытия некоторых материалов, какими-то путями просочившихся в разные времена в печать. Так, в 1975 году в Англии вышла статья, на которую не обратил внимания почему-то ни один из исследователей, и которая называлась весьма неожиданно:

"Бермудский треугольник – детище ЦРУ".

Основанием для статьи якобы послужило письмо некоего Гарри Боулинга, написанное спустя 30 лет после "Бермудской трагедии" и адресованное редактору английской газеты "Поляроид", издававшейся в Плимуте. В статье рассказывалось о том, как по заданию американской разведки (в статье эта разведка упорно называется ЦРУ, хотя в 1945 году, как известно, ЦРУ как такового еще не существовало) 5 декабря 1945 года с базы Форт-Лодердейл во Флориде в воздух поднялась пятёрка морских бомбардировщиков. Официальная цель полета – учебное бомбометание на полигоне в районе островов Бимини, расположенных в семидесяти милях от базы. Однако самолеты над полигоном так и не появились, а радиопереговоры их экипажей, якобы заблудившихся над морем, ретранслировались с самолета, пилотируемого полковником Боулингом, специально для того, чтобы скрыть ИСТИННОЕ местоположение 19-го звена. Как известно, "эвенджеры" Тэйлора исчезли навсегда, положив начало не прекращающейся до сих пор "истерии Бермудского Треугольника", но "Поляроид" утверждал, что это "исчезновение" было заранее спланировано "в штабе ЦРУ". И что самое главное – это звено "…выполняло суперсекретную миссию, о которой никто и никогда не должен был узнать!"

Продолжение этой истории должно было быть опубликовано в следующем выпуске газеты, однако этому самому "следующему выпуску" выйти уже было не суждено. В день выхода продолжения этого "сенсационного сообщения" редакция "Поляроида" сгорела дотла, а сам редактор как в воду канул. Полиция выдвинула предположение, что пожар – именно его рук дело, так как финансовое положение газеты было столь катастрофическим, что выхода у ее владельца не было никакого, кроме как скрыться и замести следы. На том и успокоились, а статью про Бермудский Треугольник посчитали чистой воды "уткой", как, впрочем, и всю прошлую деятельность "Поляроида".

Дело в том, что этот самый "Поляроид" был весьма заурядной, как принято выражаться в таких случаях, газетенкой, которую вполне можно отнести к разряду "ярко-жёлтых", то есть откровенно бульварных изданий. Она публиковала всякие очерки о сенсационных путешествиях и приключениях в духе Даниэля Дефо, не утруждаясь, впрочем, раскошеливаться на оплату услуг собственных корреспондентов. Все "репортажи", как можно было предположить, писались прямо в кабинете главного редактора – единственного сотрудника газеты, и читательский спрос этой продукции определялся исключительно мерой фантазии человека, сочинявшего ее. В конце 1975 года дела у "Поляроида" шли из рук вон плохо, и настолько, что уже никакая фантазия не могла помочь пополнению кассы газеты, что и предопределило ее финал. И хотя, на первый взгляд, это было не так уж и обязательно, но незадачливый редактор исчез также таинственно, как и 19-е звено лейтенанта Тэйлора, про которое он написал.

Так уж случилось, что фамилия Боулинг "засветилась" не только на страницах "Поляроида", но и в книге одного парагвайского публициста-коммуниста под названием "ЦРУ в Латинской Америке". Этого самого публициста звали Перес Альенде, и он погиб в 1981 году в Аргентине, застреленный подручными парагвайского диктатора Стресснера. Книгу свою он написал, исключительно используя источники, предоставленные ему советскими спецслужбами, и потому содержащаяся в ней информация имела сомнительную ценность, но некоторые места в ней оказались очень любопытными. В частности, в ней имеются сведения, без сомнения касающиеся способного заинтересовать некоторых специалистов лица, и вот какое можно вынести из этого чтения из этого чтения впечатление.

Джозеф Боулинг, по утверждению Альенде, был лейтенантом морской пехоты Соединенных Штатов. Этот человек прошел всю вторую мировую войну, что называется, "навылет", и закончил ее уже в звании полковника. Однако похвастаться боевыми орденами и медалями он никак не мог, потому что не принимал участия ни в одном мало-мальски заметном сражении. Зато, начав войну лейтенантом, быстро дослужился до звания, о котором многие лейтенанты могут только мечтать в самых радужных своих снах. А все дело в том, что Боулинг проходил службу в подразделении, известном как "внутренние силы особого назначения", или попросту в диверсионных отрядах, проводивших операции против всяких марксистских партизанских группировок, которыми во время войны были переполнены джунгли соседних латиноамериканских государств, имевших неофициальный статус "банановых республик", полностью зависимых в экономическом и политическом плане от США. Особенно угрожающим было положение в Гватемале, Гондурасе, Коста-Рике, Сальвадоре и на Гаити. Вот как описывает это Перес Альенде:

"…Прогрессивные силы Латинской Америки с сочувствием и симпатией следили за героической борьбой советского народа против фашистских захватчиков. Вдохновленные известиями о первых поражениях агрессоров под Москвой и Сталинградом, народы Латинской Америки все настойчивее выступали за немедленное запрещение деятельности профашистских организаций и изгнание их ставленников из государственного аппарата, за демократизацию внутренней жизни и поддержку военных усилий антифашистской коалиции, В то же время развитие антифашистской борьбы способствовало нарастанию рабочего движения, протеста против засилья североамериканских монополий и латиноамериканской реакции…"

Другими словами обстановку в регионе можно охарактеризовать следующим образом: правители вышеназванных стран не оправдали "высокого доверия великого северного союзника" (США), распустив своих подданных сверх всякой меры и позволив расплодиться на своей территории всяким "комитетам общественного спасения", "фронтам революционного единства" и "партиям социально-экономических преобразований". Американские интересы, конечно, это затрагивало прежде всего, и не имея в данный момент политической возможности пресечь эти "безобразия" самым решительным образом, то есть военной силой, задействованной в Европе и на Тихом океане, американские спецслужбы решили уничтожить назревающую оппозицию с "черного хода", так сказать.

Особо опасное положение создалось в Коста-Рике, где коммунисты, скрываясь под более благозвучным названием – "Партия народного авангарда" – попытались пролезть в состав парламента и правительства, а когда им это не удалось, стали баламутить народ и подбивать его на бунт. Бездельников, которые не имели ничего, но хотели иметь всё, в отсталой Коста-Рике в любые времена хватало с избытком, и не помогли даже отвлекающие манёвры правительства, которое, чтобы хоть как-то сбить накал страстей, ввело в стране чрезвычайное положение, для чего пришлось объявить войну Японии. Коста-риканские границы с соседними Панамой и Никарагуа стали напоминать проходной двор, на обоих побережьях – и на атлантическом, и на тихоокеанском – в пустынных гаванях и бухтах выгружались по ночам какие-то подозрительные корабли, заполняя страну неизвестно откуда привезенным оружием. Дошло до того, что генеральный секретарь "Партии народного авангарда", имевший звучное и немного странное имя – Ленин Москуарес, оскорбил президента Коста-Рики, публично обозвав его шулером и взяточником, за что был немедленно схвачен и водворен в тюрьму. По законам военного времени бунтарю была положена смертная казнь, как вражескому шпиону, но до ужаса демократичный Гуттиэрес по горячим следам ввел в конституцию закон, отменивший смертную казнь. Впрочем, невзирая на это, в любой момент можно было ждать открытого бунта с применением оружия, в том числе и тяжелого.

И тут в дело вступил отряд, возглавляемый Джозефом Боулингом. Глубокой ночью, когда по джунглям боятся шляться даже родившиеся в них индейцы, американские коммандос22 быстро и бесшумно спустились с неба на парашютах, и через час от центрального лагеря повстанцев остались только тлеющие головешки и гора трупов (в буквальном смысле). Когда к утру окрестные босяки и оборванцы пришли в этот лагерь, чтобы получить оружие для наступления на столицу, их глазам предстала большая груда лома, в котором с трудом угадывались останки некогда новеньких винтовок, пулеметов и минометов.

Восстание не состоялось. Наутро весть об этом донеслась до томящегося в темнице Ленина-II, и вождя коста-риканской революции обуяла такая ярость, что с ним трудом справилась целая дюжина здоровенных и специально натренированных тюремщиков. Впрочем, Москуаресу недолго пришлось расстраиваться по поводу крушения своих великих планов. На следующую же ночь столичная тюрьма взлетела на воздух вместе со всеми ворами и бандитами, населявшими ее, и объяснить это происшествие в жандармском управлении страны не в силах и по нынешние времена…

Следующей страной, удостоившейся неофициального визита "компании Боулинга", была Гватемала. Экономическое положение страны было столь плачевным, что она не могла позволить себе даже символического участия какой бы то ни было войне. Американцы и не пытались пристегнуть этот кусок девственных джунглей к своему военному блоку, но пассивно наблюдать за тем, как сталинские агенты готовятся захватить власть в единственном городе этой дикой территории, громко именующейся "государством", тоже не могли. Президент Гватемалы, немного слабоумный генерал Мануэль Монсон, забросил всякую политическую деятельность, предаваясь бесконечным кутежам в "фамильном замке", который по совместительству являлся также Президентским дворцом. Его многочисленные советники, ничего не смыслившие в управлении страной, в полном смысле "сидели на чемоданах" в ожидании неизбежного бунта крестьян, подстрекаемых неуловимыми коммунистами, и даже не считали нужным оповестить о назревающих событиях своего беспечного патрона. Базовый лагерь повстанцев располагался в горах всего в девяти милях от столицы; по слухам, у них имелись также два самолета, с которых в условленный час они намеревались сбросить на "фамильный замок" несколько бомб.

Однако эти слухи так и остались слухами – навсегда – после того, как в ночь с 14 на 15-е декабря 1944 года (на этот день в Гватемале приходится единственный нерелигиозный праздник – День Независимости) головорезы Боулинга посетили эту "колыбель будущей гватемальской революции" и не "обставили" ее по своему собственному усмотрению. Ни Монсон, ни его перепуганные до смерти ожиданием министры так ничего и не заподозрили. Руководство единственной не запрещенной партии "Движение национального освобождения" на следующий день запропастилось неизвестно куда во главе со своим бессменным председателем Хуго Падильей, и поговаривали, что они, как первейшие пособники коммунистов тайно сбежали из страны, прихватив при этом всю партийную кассу, которая эти годы пополнялась из каких-то неизвестных зарубежных источников. Мануэль Монсон вполне беззаботно прокутил еще три с четвертью года, пока завершившие все свои большие дела в Германии и Японии американцы не заменили его более соответствующей текущему моменту фигурой.

4. Польский шпион Анджей Кушмерчик

…Уяснив себе, какими именно подвигами сопровождалось столь стремительное продвижение Боулинга по службе, можно искренне удивиться тому факту, что столь заслуженному специалисту по борьбе с "бандитскими формированию" в тропических джунглях довелось выполнять задание по прикрытию довольно крупной, судя по привлеченным в ней силам, операции военно-морских сил (пять тяжелых "эвенджеров" – это не взвод десантников). Боулинг и летчиком-то никогда не был, тогда как в приведенных в "Поляроиде" фрагментах его "письма" четко говорилось, что отвлекающий самолёт, якобы пилотируемый полковником, был именно одноместным, значит, вести его должен был САМ Боулинг, причем не просто вести (к тому времени навыками управления лёгким самолетом владел почти каждый состоятельный гражданин США), а выполнять ответственную задачу, специфика которой требовала определенного многолетнего опыта управления боевыми летательными аппаратами. С первого же взгляда становится ясно, что в этой истории все же что-то не так. В статье без тени всякой иронии утверждалось, что самолету Боулинга была отведена роль ретранслятора, который должен был ввести в заблуждение диспетчеров пеленгатора в Форт-Лодердейле относительно местонахождения бомбардировщиков 19-го звена. Сами же бомбардировщики с подвешенными боевыми торпедами (а не учебными бомбами, как до сих пор считалось), устремились далеко в океан на выполнение какого-то секретного, и даже суперсекретного задания, судя по таинственности, с какой проводилась операция. В итоге задание было выполнено, а сами самолеты, благодаря "стараниям" Боулинга, считались без вести пропавшими.

Интересное заявление, однако учитывая "специфику" английского журнала, можно прекрасно понять, что это заявление заявлением так и останется, если не попытаться для начала навести кое-какие справки о пилотах 19-го звена, бесследно сгинувшего над бескрайними просторами Атлантического океана 5 декабря 1945 года. И тут в бой вступает польская разведка, вернее, не сама разведка, а бывший ее представитель, который располагает сведениями, которые вполне конкретно можно применить именно к нашему случаю.

Анджей Кушмерчик – нестарый еще человек приятной наружности, по крайней мере он выглядит гораздо моложе своих шестидесяти лет. Совершенное порождение эпохи "развитого социализма", в наши дни поляк весьма натурально остался и без работы, и без пенсии (в сравнении с западными "ставками", конечно), и хотя на недостаток средств ему жаловаться явно не приходится (он написал несколько томов собственных мемуаров, которые неплохо расходятся как на Западе, так и у нас), его время явно прошло безвозвратно. Обладая годами и десятилетиями тренированной памятью, бывший польский шпион держал в ней несметное количество весьма интересных дел, с которыми имел прекрасную возможность ознакомиться, работая в свое время на радио "Свободная Европа" и "Свобода", но которые абсолютно не интересовали его начальство в Варшаве и Москве.

…Ещё в том далеком 1961-м году, когда сын некогда зажиточного шляхтича, 24-летний Анджей Кушмерчик окончил университет и не раздумывая, пошел на службу в органы польской разведки, он прекрасно представлял себе, какой ему выпал шанс приобщиться ко всяческим мировым тайнам и загадкам истории. Интерес к которым у него имелся с самого детства. Весьма сообразительный молодой человек, он выбрал разведку как поле будущей свой профессиональной деятельности не по призыву сердца, а что называется – по велению ума. Историческое образование требовало расширения границ познания самыми радикальными путями, и если в процессе шпионской карьеры Кушмерчик не сменил хозяев, как это делали многие наиболее здравомыслящие красные разведчики и дипломаты, то вовсе не из-за какой-то особенной любви к абстрактным идеям коммунизма, а единственно из-за любви к своей родине. В апреле 1963 года, "воспользовавшись" туристической поездкой в Лондон, молодой поляк отправился в Западную Германию и явившись в нюрнбергскую полицию, заявил, что в Польшу возвращаться никогда больше не намерен.

Почти год Анджей Кушмерчик провел в лагере для перебежчиков под Нивцем, проходя всяческие проверки на благонадёжность и прочие "качества". В конце концов им заинтересовалось ЦРУ – американцам позарез нужны были толковые "новобранцы" для работы на радиостанции "Свободная Европа" в Мюнхене. Это было как раз то, для чего разведчика готовили целых два года – КГБ во что бы то ни стало намеревалось получить доступ к секретной картотеке радиостанции, а через нее – к богатейшим архивам европейских отделений ЦРУ. В конце концов с первой частью задания Кушмерчик справился блестяще – не прошло и трех лет с момента его заброски в Западную Европу, как он обзавелся вожделенным удостоверением сотрудника радиостанции "Свободная Европа". Очень скоро он стал пользоваться у своего нового начальства таким доверием, что это без помех позволило ему приступить к сбору нужной информации. Еще через год Кушмерчика перевели в картотеку отдела исследований и анализа Восточной Европы, а еще некоторое время спустя – в святая святых всей организации – в ее архивы, которые по большей своей части к программам передач радиостанции отношения никакого не имели. Это уже были СОБСТВЕННО архивы ЦРУ, вот они-то и были самой главной целью задания Кушмерчика.

…Шесть лет продолжалось "сотрудничество" польского шпиона со "Свободной Европой". Потом были долгие годы на радиостанции "Свобода", пока в 1977 году Кушмерчика не возвратили на родину. Дома он работал инструктором в главной шпионской академии в Варшаве, потом его пригласили в СССР – и он стал преподавать в Москве, пока известные политические перемены, произошедшие в социалистическом лагере на рубеже 90-х годов, не положили конец столь успешной карьере бывшего шпиона. Впрочем, Кушмерчик и не думает расстраиваться, всё наоборот. В конце концов его настоящее призвание вовсе не в увлечении похождениями агента 007, а историческая наука, причем в самом широком диапазоне.

Итак, в одной из своих книг Анджей Кушмерчик поведал своим читателям историю, которую в свое время причерпнул из архивов "Свободной Европы", в которых порой содержались такие сведения, которые, казалось бы, ЦРУ должно держать в гораздо более надежном месте, ну уж не в Европе – это точно. В документах, которые Кушмерчик обнаружил в 1968 году в одном из железных шкафов, нашпигованных всякой "побочной" информацией, речь шла о секретной операции, имевшей целью уничтожение останков истребителя ВВС Южного Вьетнама, сбитого северовьетнамцами неподалеку от побережья ДРВ 5 декабря 1965 года. Самолет был оснащен сверхсекретной аппаратурой, которая никоим образом не должна была попасть в чужие руки. "Фантом" упал в море в пределах минного поля, и потому на помощь кораблей рассчитывать не приходилось. Так как место падения самолета было зафиксировано довольно точно, то было решено подорвать его глубинными бомбами, сброшенными с воздуха. Однако в тот день на нужный участок моря опустился густой туман, под прикрытием которого, как сообщила разведка, в этом квадрате появилось советское судно. Было ясно, что русские решили опередить американцев и поднять обломки с секретной аппаратурой, прежде чем те уничтожат их бомбами. Необходимо было принимать самые решительные меры.

План операции был разработан в считанные часы. С аэродрома Камало взлетел самолет радиолокационного наведения, а с курсирующего неподалеку авианосца "Форрестол" – пятерка штурмовиков "скайрейдер". Всё произошло быстро, стремительно и точно, причем советский корабль пошел на дно с такой скоростью, что не успел даже послать сигнал "SOS". Спасшихся с него не было, и потому никто, кроме операторов северовьетнамских РЛС не смог толком объяснить, что же на самом деле произошло. Как показали последующие исследования, обломки секретного самолета разбросало по всему дну залива так удачно, что для сохранения необходимой тайны они не представляли уже совершенно никакой опасности.

Но главное опять-таки было не в этом. Всей операцией по уничтожению сбитого самолета руководил некий полковник Ч. К. Тэйлор – полный тёзка и однофамилец того самого Ч. К. Тэйлора, который исчез вместе со своим звеном торпедоносцев в Бермудском Треугольнике в тот памятный для многих любителей вселенских загадок день 5 декабря 1945 года. Это обстоятельство несколько позабавило Кушмерчика, тем более что все произошло день в день ровно 20 лет спустя после бермудской трагедии. Во "вьетнамском деле" фигурировала та же пятёрка самолетов – ни дать ни взять звено, и если искать совпадений до конца, то штурмовики "скайрейдер" по сути своей являлись лишь улучшенными версиями печально известных палубных торпедоносцев-бомбардировщиков "эвенджер" из 19-го звена. Правда, ломая довольно стройную линию совпадений, все "скайрейдеры" в конце концов вернулись снова на палубу родного авианосца, но тут в голову Кушмерчику пришла совершенно невероятная мысль: а что если и в тот декабрьский день 1945 года все "эвенджеры", считавшиеся погибшими, все-таки вернулись, вопреки утверждениям командования, на свою базу?

Работая в "Свободной Европе", Кушмерчик имел доступ ко многим секретам американских разведок, однако далеко не ко всем. Он очень старался получить дополнительные сведения об этом таинственном полковнике Ч. К. Тэйлоре, но ему это не удалось. Дело выходило за пределы его профессиональной компетенции, а то, что ему тогда случайно посчастливилось так много узнать о "вьетнамском деле", еще не давало никаких преимуществ в "раскрутке" дела о пропаже "эвенджеров". В конце концов и собственной работой он был загружен по самую голову, однако взял найденные сведения на заметку в надежде когда-нибудь решить загадку.

Таким образом прошли годы и даже десятилетия, и наконец информация, которой обладал Кушмерчик, упала на благодатную почву, подготовленную некоторыми радикально мыслившими историками, занимавшимися попытками доискаться до истинных корней "бермудского феномена". В последнее время были рассекречены многие архивы, и кое-кто из этих специалистов кое-что слышал о "вьетнамском деле", и почти в тех же самых тонах и с теми самыми подробностями, которые были известны Кушмерчику, однако во всех источниках фамилия руководителя операцией была совсем иная. Это был полковник Джозеф Райтлер, с которым Кушмерчик был знаком совсем по другим делам. Оказывается, в 60-х годах этот человек неоднократно посещал "Свободную Европу", где работал разведчик, и что в окрестностях Мюнхена у него был великолепный дом. Из этого вытекало, что в 1965 году Райтлер вопреки официальной информации (ох уж эта "официальная информация"!) никак не мог служить на авианосце "Форрестол", потому что к тому времени уже целых пять лет как находился в отставке. Являясь бывшим работником ЦРУ, он имел доступ на радиостанцию, где и познакомился с польским шпионом, не подозревая, естественно, о том, с кем именно свела его судьба. Кушмерчик, как уже говорилось, выполнял свою работу слишком хорошо для того, чтобы не воспользоваться подвернувшимся знакомством с наибольшей выгодой для себя и своих шефов. Кушмерчик стал частым гостем на вилле у Райтлера, и кое-какие сведения, которые он самым доверительным образом вытянул из этого, как он сам выражался, "мешка с информацией на пенсии", впоследствии очень пригодились Москве. Однако теперь наступил момент, когда частичкой этого "богатства" довелось воспользоваться и "разгадывателям бермудских тайн".

Как-то в одной застольной беседе с Кушмерчиком подвыпивший полковник намекнул на то, что если бы, мол, не он, то под боком у Соединенных Штатов сейчас находилась бы не одна коммунистическая страна, а две, или даже, возможно, что и целый десяток. Райтлер имел в виду Кубу, к власти в которой в 1959-м пришел Фидель Кастро, но намекал он вовсе не на Кубу, а на Гаити. Он утверждал, что в 1945 году именно на Гаити в самом идеальном варианте существовали все те условия, благодаря которым четырнадцать лет спустя победил Кастро на Кубе. Для только-только оправившихся от дурного последствия пьянящих побед в Европе и на Тихом океане американцев положение усугублялось еще тем, что в "подвластном" им соседнем государстве шла кровопролитная борьба не на жизнь а на смерть между двумя доминирующими элитами – негритянской и мулатской.

Во время второй мировой войны на Гаити политическую власть довольно крепко удерживали тайно финансируемые англичанами мулаты, но негры, недовольные тем, что их на целых тридцать лет оттеснили от кормушки, смириться не желали. Не в коей мере не рассчитывая на помощь американцев, которых также до поры до времени прекрасно устраивали заседающие в президентском дворце одиозные фигуры в безвкусно расшитых золотой мишурой мундирах, они обратились за помощью к совершенно противоположному лагерю – коммунистам. Тем более что в "беспросветном" положении гаитянских негров принял весьма деятельное участие лично "друг всех народов" Иосиф Виссарионович Сталин. Ещё в 1941 году пассажирский вариант советского стратегического бомбардировщика – летающей лодки МТБ-2, совершавший трансатлантический перелёт из Марокко во Флориду якобы с техническими специалистами на борту, приводнился почему-то не в гидроаэропорту Майями, а на Гаити, в окрестностях Гонаива, где проживал тогда известный негритянский писатель Жак Стефен Алексис, ставший впоследствии генеральным секретарем коммунистической партии Гаити, зашифрованной, впрочем, под более нейтральной вывеской: "Комитет общественного спасения".

…Конечно, тогда в ход по дипломатическим каналам было пущено весьма убедительное и технически обоснованное объяснение: неопытный пилот-де просто сбился с курса, но злые языки утверждали, что в Гонаиве тогда на самом деле высадились некие "негритянские товарищи", которых Сталин много лет готовил как раз для подобного случая…

Как бы там ни было, а к 1945 году на Гаити было всё далеко не так "благополучно", как, скажем, в Коста-Рике или в Гватемале. Отчаянные головорезы полковника Боулинга в создавшейся ситуации ничем не могли помочь американскому правительству, потому что "партизанские страсти" кипели не в джунглях и горах, которыми Гаити похвастаться вряд ли может, а в густонаселенном Порт-о-Пренсе, столице государства. Сталинские эмиссары, даром что негры, были прекрасно обучены тонкостям конспирации, и потому никакие Боулинги не могли им помешать подготовить восстание, намечавшееся на первые числа января 1946 года, как раз в канун национального праздника, посвященного 145-летию отмены на Гаити рабства.

Но американцы не были бы американцами, если бы не нашли выход и из этого опасного для них положения. Понимая, что негров утихомирить силой вряд ли удастся, они пошли по более традиционному пути – попытались купить всё негритянское "освободительное" движение в целом, пообещав черномазым, что мулаты в скором времени покинут политический олимп. Кто-то поверил, кто-то – нет, но среди поверивших оказался и будущий президент Гаити, чистокровный негр Дюмарсо Эстимэ. Вместо того, чтобы истратить предоставленные американцами деньги на подкуп сомневающихся, он их попросту прикарманил, а своих соратников натуральным образом "сдал" мулатским властям. Жак Алексис и глазом не успел моргнуть, как оказался в кутузке.

…Шпионам Сталина здорово повезло, их кто-то предупредил, и накануне провала своего "дела" они спешно эвакуировались на соседнюю Кубу, но дальнейшая их деятельность на пользу "мировой революции" нам сейчас неинтересна. Зато проведенные с помощью и при непосредственном участии "обрадованных" таким поворотом американцев выборы, состоявшиеся в мае 46-го, усадили иуду-Эстимэ в президентское кресло, и мулатскому господству на Гаити был положен конец на долгие десятилетия.

Судьба же самого главного гаитянского коммуниста – негра Жака Алексиса, закономерна. Пощаженный своими кровными недругами мулатами, которым сдал его НЕГР Эстимэ, он был убит якобы подручными другого НЕГРА – диктатора Дювалье в 1961-м. Впрочем, сам Дювалье, как мог, впоследствии открещивался от этого убийства и везде где можно заявлял, что главного коммуниста Гаити убили бывшие его дружки-приятели, сбежавшие в свое время на Кубу – агенты Фиделя Кастро, так как Алексис "слишком много знал, но на расосмесителей-кубинцев работать не хотел".

Кушмерчик прекрасно запомнил то, что ему рассказал Райтлер, однако подробности дела, в котором проявил себя бывший цэрэушник, к немалой досаде польского шпиона ускользнули от его понимания. Райтлер, хоть и разоткровенничавшийся, все равно был начеку, и твердил только, что ему и его "молодцам" удалось якобы уничтожить… всё оружие, которым коммунисты намеревались вооружить негров накануне восстания, но каким образом он это сделал, так и осталось тайной за семью печатями.

К сожалению, в те годы Кушмерчик ничего не слышал про Боулинга и его "компанию", иначе он прекрасно знал бы, какие именно вопросы задавать этому самому "мешку с информацией". При всем своем желании отождествить Райтлера с Боулингом он пока не имел возможности, и это самое обстоятельство подвигло его на кое-какие шаги в направлении дополнительного изучения материалов по делу исчезновения в Бермудском Треугольнике кораблей и самолётов. Когда он изучал книгу Лоуренса Куше "Мифы и реальность", где были практически все, как он сам заявлял, случаи, произошедшие в "треугольнике" в послевоенные годы, он не обнаружил в этом списке одного названия: "Рамона".

5. "Рамона"

"Рамона", торговое судно типа "Либерти", которых американцы в годы войны наклепали многие сотни, было построено на верфи "Лафайетт" в Чарльстоне в 1942 году. Когда война закончилась, его "сплавили" одной бразильской судоходной компании, которая занималась перевозкой всего, чего бог пошлёт. Судно было зарегистрировано в Либерии (порт приписки – Монровия), командный состав набирался в Норвегии, экипаж – во всех кабаках и притонах Старого и Нового Света.

…Нет нужды лишний раз расшифровывать понятие "регистрация под удобным флагом", об этом писано-переписано, стоит лишь напомнить о том, что одной из причин, заставляющей многих судовладельцев прибегать к услугам "подставной страны" – это стремление избежать излишних расходов на содержание квалифицированной команды, которая может набираться по усмотрению хозяина где угодно и на каких угодно условиях. Однако "удобный флаг" может служить также весьма удобной ширмой для всякого рода мошенников, стремящихся засекретить свои махинации от властей, и в разряд таких "мошенников" спокойно могут входить и всевозможные спецслужбы, которые свою деятельность афишировать не намерены никогда и ни при каких обстоятельствах.

Злополучный рейс "Рамоны", закончившийся ее загадочным исчезновением, начался из норвежского порта Ставангер 4 ноября 1945 года, а спустя месяц ее в последний раз официально зафиксировали, когда она проходила траверз порта Гранд-Тёрк (южные Багамы), расположенного в ста милях от Гаити. Через некоторое время после этого, а точнее – в 18 часов 30 минут 5 декабря связь с "Рамоной" неожиданно прервалась, и больше не возобновлялась. В Порт-о-Пренсе, куда, судя по документам, предназначался груз из Норвегии, судно так и не появилось, как не появилось оно больше вообще нигде.

Начались поиски пропавшей "Рамоны", но они успехом не увенчались, и через несколько дней корабль был объявлен без вести пропавшим. Правда, когда еще через некоторое время на один из кубинских пляжей выбросило обгоревший спасательный круг с "Рамоны", страховая компания подтвердила его гибель, однако расследование загадочного происшествия не принесло абсолютно никаких результатов, что дало страховой компании повод отказаться от выплаты страховой премии. Тем не менее хозяин "Рамоны" подозрительно легко отказался от страховки, на том дело и закончилось. Но "Рамону", как ни странно, все же не удосужились объявить "жертвой Бермудского Треугольника", о чем, кроме всего, вполне определенно свидетельствует отсутствие всяких упоминаний о ней в книге Лоуренса Куше.

Изучая эти материалы, можно прекрасно понять, что в этом деле далеко не так все просто. Как впоследствии выяснилось, хозяином бразильской компании, которой принадлежала "Рамона", был Марко Хеггер, богатый коммерсант из Рио-де-Жанейро, замешанный впоследствии в темных делишках, связанных с поставкой оружия знаменитому латиноамериканскому бунтарю Че Геваре. Более того – капитаном "Рамоны" в том злополучном рейсе был некий Рейдар Баардсен, участник норвежского Сопротивления в годы второй мировой войны, то же самое относилось и к его старшему помощнику Алфу Свигурдсену. Разыскивая сведения о прошлом этих людей, Кушмерчик наткнулся на интересные вещи: оказывается, и Баардсен, и Свигурдсен в 1944-м имели устойчивые контакты с советской разведкой и всей своей деятельностью значительно способствовали продвижению советских войск на севере Норвегии…

Кушмерчик поделился своим открытием с Мишелем Грассом, канадским исследователем-подводником, который собрал уникальную коллекцию ранее недоступных многим заинтересованным документов, имеющих отношение к катастрофам на море. Проанализировав предоставленную поляком информацию, он согласился с тем фактом, что расследование начинает принимать более интересные и определенные формы. Теперь можно было с большей долей уверенности говорить о том, что исчезновение "Рамоны" как-то связано с событиями на Гаити, предшествовавшими "восшествию на престол" Дюмарсо Эстимэ. Оставалось только кое-что уточнить, и Грасс с Кушмерчиком увлеченно принялись за работу.

6. Райтлер и Тэйлор

Самым слабым звеном во всей этой истории была проблема с подменами фамилий Тэйлора и Райтлера, и, возможно – Райтлера и Боулинга. Исследователи никак не могли понять, почему в разных источниках (официальных, хотя и секретных) один и тот же человек фигурирует под разными именами. Сами источники ответа на этот непростой вопрос дать нам не смогли. С ЦРУ Кушмерчик, естественно, уже давным-давно "завязал", и хотя после развала коммунистической системы в Европе ему и предлагали "поработать на победившую демократию", он по некоторым причинам, в основном этического характера, отказался.

Сведения же Грасса, причерпнутые из рассказов одного его знакомого, бывшего работника КГБ, бежавшего в 1975 году в Канаду, ныне покойного, носили исключительно поверхностный характер. Единственной зацепкой на этом направлении были "воспоминания" самого Джозефа Райтлера, которыми он когда-то "любезно" поделился со служащим "Свободной Европы". Самого Райтлера тоже в живых исследователям застать не удалось, как они выяснили, он утонул на рыбалке в 1979 году, при обстоятельствах крайне загадочных. Учитывая положительную слабость этого человека к воспоминаниям, касающимся некоторых не вполне официальных моментов его бурно прожитой жизни, можно было вполне определенно предположить, что Райтлера просто-напросто "убрали" за длинный язык – в ЦРУ, как и в любой ответственной шпионской организации в мире, с болтунами обычно не церемонятся, какими бы заслугами в прошлом они перед этой самой организацией не отличились. Однако, все могло быть и иначе. Вот это самое ИНАЧЕ как раз и находилось вне пределов досягаемости возможностей Грасса и Кушмерчика…

Однако исследователи и не думали опускать руки. Кушмерчик раздобыл книгу Дугласа Перри "Бермудский Треугольник в цифрах", являвшийся, по существу, довольно компетентным справочником, и выписал имена и фамилии всех членов экипажей пропавших 5 декабря 1945 года "эвенджеров". Естественно, фамилия Ч. К. Тэйлора в этом списке была первой. А вот последней в списке не было, потому что командирский самолет под номером FТ-28 принял перед стартом на борт не троих членов экипажа, как было положено, а только двоих. По официальной версии (позже раздутой до поистине мистических пределов Чарльзом Берлитцем), сержант Полкинг, он же бомбардир-наводчик, перед самым вылетом подал Тэйлору рапорт об отстранении его от того полёта. "В его глазах застыл ужас! – прибавляет от себя Берлитц, чтобы напустить туману. – Он чувствует, что полет завершится катастрофой, и потому, рискуя своей дальнейшей лётной карьерой в ВВС, понимая прекрасно, что навсегда теряет уважение товарищей, отказывается принимать в нем участие, сославшись на плохое самочувствие"…

Совершенно непонятно, какое самочувствие было у самого Берлитца в тот момент, когда он выписывал эти полные трагического энтузиазма строки, однако заинтересовать они могут только любителя, чтобы побыстрее запудрить ему мозги. Но каждый уважающий себя энтузиаст авиации прекрасно знает, что в мирное время в тренировочном полете третий участник экипажа, особенно на "эвенджере" – это что-то вроде бесполезного балласта. На "эвенджере" таким балластом был стрелок верхней пушечной турели, который в полете не выполняет абсолютно никаких других функций, кроме стрельбы по нападающим истребителям противника. А какие такие истребители противника могли повстречаться в тренировочном полете? Сравнивая трагический вылет 19-го звена с аналогичными вылетами, произведенными им же в другие дни, даже при самом пристальном внимании невозможно обнаружить в расстановках экипажей этого звена почти никакой разницы. Зато довольно быстро можно обнаружить разницу между самим 19-м звеном и другими подразделениями ВВС США в послевоенный период. Кушмерчику было прекрасно известно, что без малого исключения, все тренировочные полеты американских морских бомбардировщиков типа "эвенджер" проводились при участии ВСЕГО двух членов экипажа – пилота-командира и бомбардира-радиста. Вместо стрелка и бесполезного боезапаса к его пушкам на самолет грузились дополнительные запасы горючего и снаряжения. Вот так.

Но 19-е звено лейтенанта Тэйлора с самого момента своего появления на авиабазе Форт-Лодердейл 1 октября 1945 года было особым. Все его тренировочные вылеты производились при полном составе экипажей, и ни в одном обнародованном документе по этому поводу не обнаружено мало-мальски убедительного объяснения. День за днем Тэйлор уводил своё загадочное звено на тренировки в полном составе, и создавалось достаточно устойчивое впечатление, что этот бесполезный стрелок был ему гораздо нужнее дополнительных запасов горючего, которые могли бы здорово пригодиться в случае непредвиденных обстоятельств – ведь исключительно все полеты проходили над бескрайними просторами океана, где благополучная посадка тяжёлого самолета была весьма проблематичной, и любой дополнительный литр топлива мог спасти жизнь всему экипажу. И в тот злополучный полет 5 декабря "эвенджер" Тэйлора поднялся в воздух не с двумя летчиками, как утверждал Берлитц, а как обычно – с тремя. Да, "отказник", наличием которого Берлитц так умело козыряет, был на самом деле… Но его место в самолете с бортовым номером FТ-28 занял совершенно другой человек!

7. Два Вилкинсона

Если пролистать подшивку старых джексонвилльских газет "Мир Флориды" за 1966 год, то очень быстро можно узнать, что именно в этом самом году в Майями умер некий полковник Вилкинсон, бывший начальник базы в Форт-Лодердейле, а так как родом он был из Джексонвилла, который находится не так уж и далеко от Майями (если судить по американским меркам), то и некролог вышел в газете именно этого города. К некрологу были "подшиты" поминальные речи некоторых близких и друзей покойного, и одним из друзей умершего Вилкинсона был отставник Карл Даррелл, бывший в далеком 45-м начальником радиопеленгаторной станции на той же базе. Этот Даррелл упомянул в своих Вилкинсона воспоминаниях о том, что зря, мол, все считают его приятеля Вилкинсона "старой тыловой крысой", отсидевшейся в войну в Форт-Лодердейле. Непонятно, какие именно цели преследовал Даррелл, когда заявил, что под руководством его шефа 5 декабря 1945 года была проведена "одна из самых замечательных боевых операций американских ВВС всего последующего десятилетия, включая и Корейский конфликт…" И не только под руководством, но и "при непосредственном участии"!

Довольно смелое заявление, что и говорить. Но, хоть ценность этого заявления была весьма сомнительна, оно навело Грасса на более интересное открытие. Покопавшись в архивах одного своего коллеги из Торонто, отдавшего, помимо подводных исследований, немало своего времени и сил изучению НЛО и Бермудского "феномена", канадец выяснил, что 5 декабря 1945 года в списках служащих авиабазы Форт-Лодердейл фамилия Вилкинсон – не единственная. Помимо начальника базы полковника Вилкинсона он обнаружил еще некоего капитана Берта Вилкинсона – полного однофамильца и даже более того – тёзку полковника Берта Вилкинсона. Капитан Вилкинсон был пилотом-инструктором, прикомандированным к эскадрилье торпедоносцев, куда входило подразделение Тэйлора. Чем занимался Вилкинсон-второй на базе конкретно – непонятно, однако Грасс узнал, что он появился в Форт-Лодердейле вместе с Тэйлором именно 1 октября, в день, когда в документах авиабазы "всплыло" всё 19-е звено, а сгинул из базы также вместе с Тэйлором и другими летчиками 19-го звена 5 декабря. На какое такое личное участие полковника Вилкинсона в боевой операции намекал Даррелл, об этом исчерпывающих сведений отыскать так и не удалось. Естественно, никаких боевых операций в декабре американскими вооруженными силами в пределах страны и ее окрестностях не проводилось, и даже не планировалось. Но вот месяц спустя…

То, что произошло месяц спустя в стране, расположенной в непосредственной близости от территории Соединенных Штатов, знает каждый, склонный хоть изредка пролистывать справочник типа "Страны мира" или "Международные отношения". Конец сорок пятого года для американцев выдался очень хлопотным. Когда негры, возмущенные пуб личным заявлением мулатского президента Эли Леско о том, что он намеревается "ПРАВИТЬ ВЕЧНО", подняли бунт, американцы, якобы напуганные размахом "национально-освободительного движения", направили к берегам острова свой военный флот. Мгновенно в состояние полной боевой готовности были приведены военно-воздушные силы, на десантные корабли, которых у американцев было так много, как ни у кого в мире, срочно грузились войска и танки, готовясь к очередной оккупации Гаити.

До оккупации на этот раз, однако, дело не дошло, до каких бы то ни было боевых действий – тоже23. Но операции готовились. И вполне могли быть осуществлены. Американские политики на этот раз спасли ситуацию – они уговорили "обосравшегося" Леско бежать в Штаты, а "трон" уступить Эстимэ. Покладистый Леско, немного подумав для приличия, "подал в отставку", то есть тайком погрузился вместе со своими чемоданами в американский транспортный самолет, поджидавший его на аэродроме Порт-о-Пренса, и отбыл на нем в Майями. Это и была единственная осуществленная в этот период американцами военная операция, но явно не на нее намекал Даррелл на похоронах полковника Вилкинсона в 1966 году. Однако если поднимать вопрос об участии Вилкинсона в какой бы то ни было операции, то можно вполне определенно предположить, что Даррелл всего лишь "поднимал акции" своего патрона перед ограниченным кругом ничего не смысливших в военных операциях лиц, просто-напросто подменив персонажей… И он ничем не рисковал, даже если бы обман (или "рассеянная неточность") открылся.

Как мы теперь знаем, 5 декабря 1945 года было подозрительно богатым на урожай событий, произошедших на довольно ограниченном участке, входящем или непосредственно прилегающем к Бермудскому Треугольнику. Если эти события постараться связать между собою, то картина получается довольно интересная. Во-первых, именно 5 декабря в районе Багамских островов (или в Мексиканском заливе – кому как хочется) исчезают пять бомбардировщиков-торпедоносцев, вылетевших на "учебное бомбометание" на полигон в Бимини. Во-вторых именно 5 декабря в тысяче километрах от Флориды и двухстах от Гаити исчезает управляемая "сталинскими агентами" Баардсеном и Свигурдсеном и принадлежащее "красному барону" Хеггеру грузовое судно "Рамона". И в-третьих, именно 5 декабря, судя по воспоминаниям Карла Даррелла, полковник Вилкинсон разработал, подготовил, и даже поучаствовал в "одной из самых замечательных боевых операций американских ВВС всего последующего десятилетия!"

8. Снова 5 декабря

Теперь самое время разложить все по полочкам, потому что иначе представить себе цельную картину произошедшего будет совсем непросто. Но начать следовало не с фактического начала, а так сказать, с логического, и именно с того самого момента, как торпедоносцы лейтенанта Тэйлора поднялись в воздух. Они взлетели один за другим в 14 час. 10 мин, и при полной боевой нагрузке и на экономической скорости могли продержаться в воздухе около шести часов. За это время они могли покрыть расстояние в полторы тысячи километров, а с подвесными баками – вдвое больше. Однако в тот день дополнительных баков на самолеты не устанавливали, зато торпеды подвесили нового типа МК-45-I, под крылья подвесили напалмовые бомбы, а для пушек и пулеметов погрузили небывалое прежде количество патронов, одним махом увеличив полезную нагрузку более чем в полтора раза относительно расчетной. Таким образом, дальность действия "эвенджеров" снизила с полутора до тысячи километров. Однако до полигона на Бимини, где Тэйлор должен был "отбомбиться", было не более 70 километров – пятнадцать минут лёту. С той высоты, на которой должны были лететь самолеты, было прекрасно видно Флориду на западе, Багамские острова на востоке, а если хорошенько приглядеться, то можно было различить и Кубу на юге, С таким запасом горючего, какой имелся на "эвенджере", заблудиться в пределах этой ограниченной акватории можно было только намеренно.

Или же сделать вид, что заблудился.

И вот тут самое время вытащить на свет божий уже знакомую нам фамилию: Боулинг. Полковник Джозеф Боулинг, офицер морской авиации США.

9. "Товары" Сталина

…Если хорошенько приглядеться, то не без некоторого труда, правда, можно обнаружить, что Джозеф Боулинг и Джозеф Райтлер имеют очень и очень много общего. И тот и другой – полковники одного рода войск, и тот и другой – Джозефы, и у обоих их – жены-иностранки… Грасс откопал целую кучу мелочей, роднящих этих двух персонажей, но самое главное, что не может пройти мимо внимания даже самого рассеянного исследователя – оба эти человека во время войны "имели дело" с центральноамериканскими и карибскими повстанцами-марксистами. Правда, в сорок пятом они, по-видимому, ходили в разных рангах, но это для данного расследования не так существенно, как кажется. После недолгих умозаключений Грасс пришел ко вполне резонному выводу, что Джозефа Боулинга никогда на свете и не существовало, а его место как раз и занимал Джозеф Райтлер. Если верить плимутскому "Поляроиду", то Райтлер находился в таинственном самолете, "корректировавшем" на радарах и пеленгаторных станциях Форт-Лодердейла местоположение 19-го звена лейтенанта Тэйлора. Но если этому же "Поляроиду" не верить, то вполне резонно предположить, что в этом самолете сидел не кто иной, как… пилот-инструктор капитан Берт Вилкинсон, а сам Райтлер на всех парах несся в "эвенджере" с бортовым номером FТ-28 навстречу к тому, к чему сейчас, спустя более пятидесяти лет понесемся сейчас и мы – навстречу одной из самых первых жертв пресловутого Бермудского Треугольника, на встречу с таинственной "Рамоной"…

Можно не рисковать оговориться, совместив понятие "таинственный" со словом "Рамона". И вовсе не потому, что ее исчезновение для всех было окутано дымкой тайны. Дело в том, что эпитет "таинственный" к этому пароходу стали применять еще задолго до того, как всерьёз заговорили об его исчезновении. Когда "Рамона" загрузилась в Ставангере динамомашинами, предназначенными для Гаити, то многие всерьёз поговаривали, что грузоотправитель сошел с ума, потому что на всем острове вряд ли отыщется хоть одно место, где "эти черномазые" смогли бы применить хоть одну из этих самых динамомашин, а ими "Рамона" была набита под самую завязку. Грасс навел соответствующие справки и ему стало ясно, в чем именно тут было дело. На Гаити к тому времени существовала только ОДНА электростанция, которая вполне обеспечивала электричеством ВСЮ страну, и та принадлежала американцам, которые в услугах скандинавских производителей, ясное дело, не нуждались никоим образом. Но исследователю также стало известно, что в это же самое время в этих услугах очень сильно нуждался товарищ Сталин. И когда он наконец совершенно случайно узнал, что в начале ноября 1945 года злополучную "Рамону" видели с американской подводной лодки у мыса Нордкап (самой северной оконечности Европы), когда она, подгоняемая мощными водами Гольфстрима, мчалась не на юг, куда ей было положено, а на восток, в сторону Баренцева моря, то никаких сомнений в том, что в обратном рейсе в её трюмах находились уже "товары" советского "производства", у Грасса не осталось. Но какие такие "товары" мог экспортировать Советский Союз в том тяжелом для себя сорок пятом кроме леса, к перевозке которого "Рамона" была явно не приспособлена?

Грасс недолго изводил себя поисками правильного ответа на так мучивший меня этот непростой вопрос, и ему даже не потребовалась помощь Кушмерчика, чтобы все правильно понять. Это было столь очевидно, что никакому сомнению не подлежало. Расплатиться за такое необходимое ему в тот момент "шведское электротехническое оборудование" Сталин мог только тем, чего у него скопилось больше, чем надо – оружием из собственных арсеналов.

10. Тэйлор и Усс

Итак, в конце концов выяснилось, где именно болталась "Рамона" целый месяц после того, как вышла из гавани Ставангера, тогда как для перехода из Швеции на Гаити ей понадобилось бы от силы полторы-две недели. Естественно, она грузилась оружием, так необходимым готовым поднять в далекой тропической стране "знамя коммунизма" неграм – в Мурманске или Архангельске. Недаром после ее таинственного исчезновения в злополучном Бермудском Треугольнике американцы заморозили в своих банках все активы бразильского миллионера Марко Хеггера, и "освободили" их только тогда, когда тот решил не затевать шумихи вокруг исчезновения своего корабля. Однако можно думать, что он не рыпнулся бы даже в том случае, если бы американцы не вмешались, потому что ему, также как и им самим, реклама была абсолютно не нужна.

Теперь примерно можно представить себе, как развивались бы события на Гаити, если бы сталинское оружие все-таки попало к неграм в руки. В принципе, это может смоделировать кто угодно, если будет опираться на аналогичные события, происшедшие 14 лет спустя на соседней Кубе. Однако вместе с тем никто не сможет лучше бывшего польского шпиона Кушмерчика смоделировать другую ситуацию. Когда американцы внушили Эстимэ, что от коммунистов на Гаити неграм никакого добра не дождаться хоть тысячу лет, и будущий президент, поразмыслив над предложенными перспективами, решил "сдать" американцам "Рамону" со всеми потрохами, то последним ничего больше не оставалось сделать, как ликвидировать ее, да поскорее.

Конечно, у президента Трумэна так и чесались руки прищемить хвост Сталину, захватив плавучий арсенал м предоставив миру прямые доказательства вероломности бывшего своего союзника, однако здравомыслие пересилило, и до международного скандала дело не дошло. Проблему следовало решить тайно, чтобы "не дразнить гусей", которыми были переполнены банановые республики в 1945 году, вот тогда-то и было задействовано "знаменитое" 19-е звено лейтенанта Тэйлора… Дальнейшее развитие событий предсказуемо, тем более что почти каждая веха в этом самом развитии прекрасно подтверждается полученными в ходе дальнейшего изучения ситуации данными. Так как прибытие "Рамоны" в контролируемый коммунистами Алексиса Гонаив решено было не допустить любой ценой, вся операция должна была быть проведена в открытом море, вне видимости берегов. В полночь с 4-го на 5-е декабря "Рамона" находилась менее чем в ста милях от гаитянских берегов, и в сорока милях от острова большая Инагуа из группы Багамских островов, контролирующихся англичанами. Однако на близлежащей авиабазе Агуэдилья на Пуэрто-Рико не было самолетов, готовых к немедленному вылету, а задерживать проведение операции хоть на час было очень опасно – было ясно, что как только "Рамона" приблизится к Наветренному проливу, разделяющему Гаити и Кубу, ни о какой секретности можно уже не задумываться. Для немедленных действий оставалась лишь одна возможность – самолеты в Форт-Лодердейле, расположенном в тысяче километров от нужного места…

Как уже говорилось, исследователям не удалось установить, чем именно занимался на базе Форт-Лодердейл "пилот-инструктор" Берт Вилкинсон до 5 декабря 1945 года, однако предыдущая деятельность самого лейтенанта Тэйлора для них секрета не представляет никакого. Во всех "компетентных" источниках, к которым Грасс до этого по наивности обратился, когда решил проявить осторожный интерес к Бермудскому Треугольнику много лет назад, утверждается, что лейтенант Тэйлор был "опытным пилотом, за плечами у которого было 2500 лётных часов". Однако Анджей Кушмерчик смог прибавить к активу Тэйлора еще 3 тысячи часов, и в итоге получается, что общий налёт до этого у лейтенанта составлял весьма внушительную цифру. Для обычного лейтенанта это, конечно, многовато (даже слишком), но весь фокус-то и состоит в том, что Тэйлор, оказывается, в 45-м был не простым лейтенантом!

Строго говоря, на момент своего исчезновения в Бермудском Треугольнике Тйлор вообще не был лейтенантом. Прискорбно, что этот факт как-то прошел мимо таких компетентных исследователей как Берлитц, Куше и иже с ними. Оказывается, в "секретных шкафах" на радиостанции "Свободная Европа" хранились более исчерпывающие данные, касающиеся интересующего нас в данный момент лица. Если верить именно этим данным, а не научно-популярным книжкам, например, то Чарльз Тэйлор лейтенантские классы прошел еще задолго до начала второй мировой войны. А в 1945-м он имел звание КАПИТАНА флота. Если искать аналогий в военно-морских флотах многих других государств (в том числе и в советском), то это будет звучать так: капитан-лейтенант. Сами понимаете, что эта разница между простым лейтенантом и капитан-лейтенантом если не огромная, то довольно существенная – лет десять, не меньше, если уж выражать это все временными пространствами выслуги лет. Пока доподлинно неизвестно, в какой инстанции была допущена ошибка, и была ли она ВООБЩЕ, но суть этого нюанса сводится к следующему: командир 19-го звена был не просто опытным летчиком, а опытным лётчиком с солидным стажем, что исключало ошибки в управлении подразделением самолётов в любых условиях, приписываемые ему "разоблачителем" Лоуренсом Куше. Однако, подобно мифическому Боулингу, против немцев или японцев во время войны Тэйлор не дрался, а всю войну "просидел" на лейтенантской должности – командиром звена. Ну не смешено ли?

Но весь смех проходит, стоит только осознать тот факт, что все эти данные, хоть и до изнеможения скудные, хранились не где-нибудь, а в архивах ЦРУ. Сами понимаете, по пустякам такие вещи храниться политической разведкой не будут. Короче, Чарли Тэйлор в 1945 году командовал подразделением, выполнявшим личные задания самого директора Управления Стратегических Служб (несколько позже реформированного во всем известное ЦРУ) Уильяма Донована.

11. Решение

Любой советский человек с самого детства прекрасно знает, на какие пакости способно ЦРУ, лишь бы добиться своего. О проделках тайных агентов ЦРУ написаны миллионы книг и сняты миллиарды фильмов, и потому предстоящая задача очерчена более скромными рамками – она ограничится реконструкцией некоторых произошедших в том далеком 45-м событий, и это станет возможным благодаря многочисленным свидетельствам, появившимися в поле зрения многих специалистов по Бермудскому Треугольнику в разные времена и благодаря совершенно разным обстоятельствам. Однако, как это не прискорбно, а в багаже этих же исследователей имеется немало фактов, которые просто так, не прибегнув к помощи голой фантазии, не объяснить. Ну вот куда, спрашивается, прицепить такой факт, пролежавший на "пыльной полке" более полувека – это зарегистрированный властями рассказ кубинского рыбака, который как-то выловил сетями в проливе Инагуа к северу от кубинского города Баракоа большой ящик с… немецкими фаустпатронами?

Продолжая эту тему, необходимо добавить, что случилось это событие в 1949 году, и абсолютно все кубинцы, с которыми по этому поводу разговаривал Грасс, уверены, что ящик "свалился" с фашистской подводной лодки, которыми буквально кишели эти воды во время войны. Но никто из них так и не ответил на недоуменный вопрос канадца: что ИМЕННО могли делать ИМЕННО фаустпатроны и ИМЕННО на подводной лодке?

Вопрос этот не лишен своеобразной логики, которая по каким-то непонятным причинам ускользнула тогда от понимания всех опрашиваемых. Но сам-то исследователь понимал всё совершенно иначе – ведь если немцы не собирались поднять где-то в окрестностях Карибского моря или Мексиканского залива какого-нибудь восстания, то этим самым фаустпатронам делать на подводной лодке было абсолютно нечего. Фаустпатрон – оружие не морское, и предназначено оно исключительно для ближнего боя с танками и брон емашинами всех типов. Определенно ясно, что "пулять" с подводной лодки бронебойной гранатой кумулятивного действия по кораблям противника вряд ли было не только разумно, но и возможно. Но вот на Гаити, в Порт-о-Пренсе, в 1945-46 годах против броневиков правительственных войск или танков готовой высадиться на острове американской морской пехоты это оружие было единственным и разумным, и возможным средством. Совершенно понятно, что хоть Трумэн во многих вопросах и был глупее Сталина, но решив не захватывать "Рамону", а попросту утопить ее, он проявил верх так необходимого ему в те годы благоразумия (в контрасте с популярностью Рузвельта, конечно) – в противном случае он никаким образом не смог бы связать "Рамону", нагруженную оружием НЕМЕЦКОГО ПРОИЗВОДСТВА с версией о вмешательстве "друга всех народов" в американские дела в Западном полушарии. Да он не смог бы доказать даже того, что она грузилась этим оружием ИМЕННО в советском порту! А если он не мог этого доказать, то он не мог доказать вообще ничего. Вот он и призвал на помощь всесильного шпиона, дипломата и террориста Уильяма Донована, который хоть тоже ничего не мог доказать, но зато он прекрасно мог нажать на "тайный курок" да и "застрелить" опасный груз, что называется наповал… чтобы НЕ ДРАЗНИТЬ ГУСЕЙ.

Следующее. Дальность полета задействованных в операции "эвенджеров" позволяла дотянуться Тэйлору до "Рамоны", но не позволяла самолетам возвратиться назад, или хотя бы добраться до Пуэрто-Рико. План операции был разработан буквально за несколько часов, но в нем было учтено ВСЁ. Если уж 19-му звену суждено было исчезнуть при выполнении тренировочного полёта, то должны были исчезнуть ВСЕ члены экипажей, иначе потом могли возникнуть совершенно ненужные вопросы. После уничтожения "Рамоны" "эвенджеры" приводнились в море в заранее условленной точке, и были подобраны… летающей лодкой "Мартин Маринер"!

12. "Мартин Маринер" и "Банана Ривер"

…Летающие лодки "Маринер" фирмы "Мартин" совершенно справедливо считали "летающими цистернами", однако это определение касалось лишь первой серийной модификации Р-2, к конце 1945 года почти полностью замененной на более усовершенствованный вариант Р-3. На поиски 19-го звена 5 декабря вылетел именно этот вариант "Маринера", лишенный практически всех недостатков своего предшественника. Помимо прочих усовершенствований на этом самолете была значительно увеличена скорость полета – благодаря двум мощным двигателям "Double Wasp-2500" он летал в полтора раза быстрее тяжело нагруженных одномоторных торпедоносцев "эвенджер", и потому, вылетев с базы якобы на их поиски в 19.50, мог появиться в нужной точке еще ДО ТОГО, как 19-му звену пришлось приводниться, выработав топливо. Пока Райтлер-Боулинг болтался на своем "ретрансляторе" в воздухе над открытым морем в восьмидесяти милях от мыса Канаверал, изображая на радаре "летающую лодку", "Мартин Маринер" во весь дух несся в точку рандеву с "эвенджерами" Тэйлора. На его борту, как уже говорилось, было 13 членов экипажа, но это был непростой экипаж, учитывая специфику базы, с которой эти люди вылетели…

База, известная всему миру под названием "Банана-Ривер", была местом подготовки пилотов эскадрилий, входящих в состав так называемых "третьих специальных сил". Про эти самые "третьи силы" долгое время никто не знал, и только в конце 60-х, в связи с массовым проникновением советских шпионов в разведывательные структуры США и других капиталистических стран и последовавшей за этим шумихи по поводу "разоблачений подрывной деятельности ЦРУ", кое-что об этих структурах появилось в массовой печати. Конечно, вся эта информация была до крайности искажена, но самое главное все же было понятно. "Третьи силы" – это диверсионные подразделения американского флота, напрямую подчиняющиеся отделу "ОСПО" (отдел по осуществлению секретных политических операций) в структуре УСС под руководством самого У.Донована. Когда в 1947 году УСС путем сложных эволюций реорганизовалось в ЦРУ, то обе базы – и в Форт-Лодердейле, и "Банана-Ривер" стали частью единой системы. Но 5 декабря 1945 года на базе "Банана-Ривер" были собраны только самолеты, принадлежавшие "третьим специальным силам", и членами экипажей этих самолетов были, выражаясь более понятным языком, "агенты ЦРУ", так что симулировать исчезновение "Маринера", вылетевшего на спасение летчиков из вынужденных приводниться далеко в море "эвенджеров", не составляло особого труда. Самолет Райтлера, с самого начала операции барражировавший вне пределов видимости береговых радаров, и до этого ретранслировавший специально срежиссированные заранее "переговоры" летчиков Тэйлора с базой, в нужное время вышел в нужную точку, подменил собою гидросамолет. "Маринер", резко снизившись, ушел на задание, а Райтлер, продолжая "играть", изобразил его гибель.

Дальше – проще. "Эвенджеры" Тэйлора нанесли по "Рамоне" неотразимый и убийственный удар, обстреляли из бортовых пушек и выжгли напалмом поверхность океана в районе боя, уничтожив все, что всплыло с утопленного корабля и могло бы пролить хоть какой-то свет на произошедшее, после чего "упали" в море в заданной точке, где все экипажи были подобраны "летающей цистерной", даже не успев замочить ног. Когда же на другой день начались массовые поиски шести пропавших накануне самолетов, все подчиненные Тэйлора с командиром во главе наверняка отсиживались на какой-нибудь секретной базе разведки флота, ожидая вызова в Вашингтон, где их ждали награды за успешно выполненное задание, а также новые паспорта с новыми именами и фамилиями. Естественно, новое и весьма почетное место службы им всем тоже было гарантировано.

Америка ценит своих героев.

Заключение

В заключение стоит сказать еще вот что. Учитывая то, что за это дело с исчезнувшими "эвенджерами" в свое время взялись такие признанные в своих кругах авторитеты, как Чарльз Берлитц и Лоуренс Куше, трудно сейчас добиться "беспристрастного" расследования дела. Но факты, которые спустя столько десятилетий продолжают всплывать на радость всеядной публике, не так-то и просто объяснить, используя только лишь теории, которые взяли на вооружение эти две бесспорно яркие личности. Пытаться раскрыть загадку Бермудского Треугольника, игнорируя информацию, скрытую в обширных "кладовых" ЦРУ, ФБР, ПЕНТАГОНА (и КГБ, и ГРУ, и ФСБ, если уж быть последовательным до конца) – это то же самое, что пытаться, например, решать проблему синтеза белка, изучая историю средневекового колдовства. Так было со многими тайнами ХХ века, стоит только вспомнить хотя бы дело "Петрозаводского феномена 1977 года", которое всерьез связывали с пресловутыми НЛО, или дело "Призраков рейса 401", которое вообще уже граничило с каким-то малопонятным оккультным бредом под красивым м многозначительным названием "Рутения". Когда какой-нибудь более-менее здравомыслящий исследователь, подобный Грассу или Кушмерчику, принимается за какое-нибудь новое расследование, ему, конечно же, и в голову не приходит мысль о том, что в поисках нужных фактов и объяснений придется лезть куда-то в "сопредельные пространства", выдуманные всякими хиромантами и уфологами. Каждый раз его огорчает только одно – это крепость запоров хранилищ всяких спецслужб, в которых запрятаны, без сомнения, ключи от многих волнующих любознательное человечество тайн и загадок не только ХХ столетия, но и всей истории цивилизации в целом…

Но, как говорят в Одессе, "такова се-ля-ви". Каста современных жрецов общества в лице КГБ, ЦРУ и иже присных невероятно сильна, и рассчитывать на милость власть предержащих не только бессмысленно, но и опасно. Поэтому и плодятся подобные Берлитцы и Куше, расчерчивающие свои трассы к полюсу тайны по кривой, в обход недоступных им бастионов, в которых и скрыты по большей части НАСТОЯЩИЕ СОКРОВИЩА. Если даже и попадется этим людям случайно какой-то интересный факт, не вписывающийся в заранее разработанную ими теорию, то они попросту объявляют его фальшивкой, особенно упирая на "очевидную некомпетентность" откопавших его исследователей. Таким убийственно простым образом и размножаются пресловутые "прорехи" и "хвосты", сопровождающие каждое интересное начинание. Впрочем, бороться с таким положением вещей бесполезно ввиду вышеизложенных причин. Поэтому общеизвестный и вполне справедливый тезис о том, что уничтожить порок можно только лишь путем устранения причин, его породивших, является единственно верным в сложившейся на фронтах исторической науки ситуации.

А пока эти самые "причины" уничтожить не представляется возможным, придется нам всем довольствоваться всякими "официальными версиями".

Да ещё, пожалуй, рассчитывать на возможности собственного воображения.

Часть V. За кулисами Филадельфийского Эксперимента

1. "Письма Альенде" и другие "факты"

…2 августа 1955 года в Управление военно-морских исследований в Вашингтоне, на имя его начальника, адмирала Натаниэля Г. Ферта, пришла бандероль без обратного адреса, в которой обнаружилась книжка известного американского астрофизика Морриса Джессупа под интригующим названием "Аргументы в пользу НЛО". Книжка была изрядно потрепана, и ее страницы были испещрены многочисленными пометками, краткими комментариями и подчеркиваниями отдельных фраз и предложений. Было очевидно, что неведомый адресат хотел привлечь внимание начальника УМИ к тому факту, что он обладает обширной информацией по интересующим военных вопросам относительно происхождения НЛО, а так же сопутствующих этим вопросам вещах, в частности загадочному исчезновению кораблей, самолетов и людей в районе таинственного Бермудского треугольника, необъяснимому падению с неба различных предметов, необычных бурь и облаков и многого-премногого другого, о котором в своей книге так красочно написал Джессуп.

Однако адмирал Ферт совсем не заинтересовался этим странным посланием, сочтя его неумным розыгрышем, даже более того – он приказал присланную книгу с пометками уничтожить. Тем не менее приказ этот по каким-то причинам выполнен не был, и "исправленная" книга Джессупа в конце концов попала в руки помощника Ферта, офицера аэронавигационных проектов морской пехоты Даррела Риттера, который решил оставить эту книгу себе, как он впоследствии выразился, для личного развлечения. Однако развлекался Риттер недолго – изучив пометки более детально, он подумал о том, что всё это дело может иметь гораздо серьезный смысл, чем представляется с первого взгляда, потому что некоторые фрагменты касались вещей, к которым тогда и на самом деле проявляли особый интерес некоторые военные учреждения – это были исследования в области антигравитации. Через некоторое время Риттер показал книгу двум другим сотрудникам УМИ, которые в тот момент принимали участие в создании первого искусственного спутника Земли, и потому, по мнению майора, это могло касаться их в первую очередь. "Счастливцами" были офицеры ВМС Джордж Гувер и Сидней Шелби, и изучив, в свою очередь, книгу Джессупа более досконально, чем это сделал начальник УМИ, они решили переговорить с самим автором, для чего позвонили ему и попросили приехать в Вашингтон.

…Моррис Джессуп, внимательно прочитав чужие пометки в своей книге, в конце концов заявил, что они наверняка являются плодом творчества явно душевнобольного человека, тем не менее, оговорился он, некоторые моменты все же заслуживают определенного внимания. Например, примечания к главе, где Джессупом вскользь описывался некий эксперимент, проведенный, по слухам, в 1943 году на базе ВМС в Филадельфии с целью добиться невидимости военного корабля с помощью так называемых "пульсирующих силовых полей". По мнению Джессупа, этот эксперимент в действительности мог иметь место, и хотя примечания, сделанные неизвестным "рецензентом", ничего нового к его версии не добавляют по причине неопределенности источников, но теоретическая база при условии удачной ее разработки выглядит в весьма выгодном свете. Вдобавок Джессуп признался Шелби и Гуверу, что у него имеются несколько писем, присланных ему вскоре после опубликования книги "Аргументы в пользу НЛО" человеком, который называл себя в этих письмах Карлосом М. Альенде, и в которых заявлял, что был очевидцем кратковременного исчезновения экспериментального эскадренного миноносца "Элдридж" из своего дока в Филадельфии 16 октября 1943 года, а также перечислял данные некоторых лиц, которые якобы были к этому эксперименту причастны и выдвигал кое-какие соображения по этому поводу.

Альенде в частности утверждал, что проведенный военными во время войны эксперимент хоть и доказал правильность некоторых выводов Альберта Эйнштейна относительно разработанной этим выдающимся ученым в 1927 году Единой теории поля, но ввиду недостаточной технической оснащенности экспериментаторов закончился страшным провалом и повлек многочисленные человеческие жертвы, и что военные тщательно засекретили всё это дело, дабы избежать обвинений в некомпетентности а также прочих смертных грехах. Однако вместе с этим Карлос Альенде заявил, что, по его мнению, военные все же не остановились после провала в своих исследованиях полученного феномена, и воспользовались результатами неудавшегося эксперимента для производства НЛО, существование которых Джессуп так настойчиво рекламировал в своей книге.

Шелби и Гувер, ознакомившись с предоставленными Джессупом письмами Альенде, тут же присовокупили их к "делу Джессупа", и вскоре в результате их стараний, на свет появилось издание книги "Аргументы в пользу НЛО" с пометками неизвестного "очевидца" и письмами Альенде, размноженное ограниченным тиражом исключительно для предоставления "влиятельным людям из руководства". Книга была снабжена также пространным предисловием самих Шелби и Гувера, но дальнейшая судьба этого тиража прослеживается с огромным трудом. Джессупу был обещан один экземпляр, но получил он его, или нет, неизвестно. Сразу после истории с письмами Альенде Джессуп забросил всякую профессиональную деятельность и уединился в своем доме на окраине Майами во Флориде, зарабатывая на жизнь переизданиями своих ранее написанных трудов, а спустя три с лишним года покончил жизнь самоубийством, отравившись выхлопными газами в собственном автомобиле (кое-кто всерьез полагает, что Джессупа попросту убили правительственные агенты, потому что он "слишком много знал" и в любой момент мог "проговориться").

Однако один экземпляр, предназначенный для высшего военного руководства, какими-то не совсем понятными путями попал в руки широкоизвестного популяризатора НЛО и других необъяснимых природных феноменов Чарльза Берлитца. Берлитц, переговорив со своим соавтором Уильямом Муром, пришел к определенному выводу, что письма этого таинственного Альенде все же заслуживают того, чтобы начать собственное расследование под громким названием "Филадельфийские эксперимент" и выжать из этого дела много такого, что позволит сочинить очередной "убойный" бестселлер. Финансировать поиски Альенде в этом направлении вызвался хозяин балтиморской газеты "Тайные события и секретные факты" Роберт Деншем. Эти увлекательные поиски продолжались больше года, и после встреч с несколькими "лже-Альенде", готовых за соответствующую сумму продать "свою историю", в 1969 году исследователям улыбнулась долгожданная удача. Настоящий автор писем Джессупу был наконец найден, и Берлитцу и Муру удалось провести с этим человеком несколько весьма важных, на их взгляд, бесед.

…Во время войны Карлос Альенде (по другим источникам – Карл Аллен) был простым матросом, и с августа 1943 года по январь 1944-го служил на американском торговом корабле "Эндрю Фьюресет", только-только построенном на верфи "Кайзер индастриз" в Калифорнии и вступившем в строй, в качестве члена палубной команды. 16 октября 1943 года "Фьюресет" находился у причала в Филадельфии, а напротив него в доке в тот день стоял эскадренный миноносец "Элдридж", с которым в один прекрасный момент, как утверждает Альенде, стало твориться что-то невероятное. Довольно большой корабль водоизмещением почти полторы тысячи тонн, вдруг внезапно …исчез!

"…Я видел, как воздух вокруг корабля легко и очень постепенно становился темнее, чем воздух, окружающий место действия… – рассказывал Альенде, вспоминая события того дня. – Через несколько минут я увидел, как облаком поднимается вверх молокообразный зеленоватый туман. Я думаю, это было какое-то силовое поле… Я также видел, как после этого "Элдридж" быстро сделался невидимым для человеческого глаза, и при этом в морской воде остался неправдоподобно четкий отпечаток киля и днища этого корабля. Если попытаться описать звук, сопровождающий возникшее силовое поле, когда оно кружило вокруг "Элдриджа"… ну, сначала возник такой жужжащий писк, который быстро изменялся, превратился в гудящее шипение, а потом усилился до бурлящего грохота, точь-в-точь бурный поток…"

…Дальше Альенде ссылается на газетную заметку, которую читал, находясь, по его собственным словам, в увольнении на берегу в Филадельфии через несколько дней после описанных событий. В статье, названия которой он сейчас не помнит, сообщалось о том, как несколько моряков с "Элдриджа" спустя три дня после эксперимента без разрешения своего начальства покинули базу и совершили нападение на "Матросский отдых" – так назывался кабачок при местной морской верфи. Корреспондент газеты, написавший статью, утверждает, что изрядно "заложившие за воротник" моряки могли запросто превращаться в невидимок, повергнув своими поступками всех официанток и посетителей в обморок и шок. Однако больше об этом газеты не написали ничего, и потому Альенде, по его собственным словам, мог следить за этим делом только по циркулирующим в матросской среде слухам. Одним из таких слухов, претендующем на наибольшую достоверность, была сказка о том, что во время эксперимента эсминец якобы каким-то образом перенесся в Норфолк, отстоявший от верфи почти на 200 миль (350 км), и побыл там несколько мгновений перед тем, как материализоваться на старом месте в доке Филадельфии.

Потом Альенде заявил, что по прошествии времени из иных источников ему стало известно об этом странном эксперименте следующее: испытания были проведены в целях выяснения возможности достижения полной невидимости военного корабля вместе с экипажем при выполнении боевого задания посредством создания определенного вида энергетического или силового поля вокруг испытуемого корабля. Эксперимент был инициирован засекреченной группой известных американских ученых, которые занимались разработкой принципа невидимости с довоенных времен, приняв на вооружение Единую теорию поля Альберта Эйнштейна, и что сам Эйнштейн также какое-то время принимал в этих работах участие. К 1943 году техническое обеспечение эксперимента еще не было доведено до полной готовности, но ввиду тотального закрытия правительством всех научных разработок, которые не сулили практического применения к концу войны (который уже отчетливо маячил на горизонте), ВМС все же решилось на его проведение на свой страх и риск, причем времени на то, чтобы подобрать более подходящее место, корабль и экипаж, практически не оставалось. Военные надеялись, что ученые не подведут, и "выйдет всё как надо"…

Однако в итоге вышло совсем не так, как хотелось военным. В результате воздействия силовых полей "Элдридж" не стал невидимым, а попросту телепортировался в не обусловленную экспериментом точку, отстоящую от Филадельфии на сотни миль. И хоть после прекращения воздействия на него силовых полей корабль тут же вернулся обратно, но последствия этого воздействия стали роковыми для многих членов экипажа. Альенде утверждал, что команда эсминца отреагировала на происшедшее по-разному: с одними на первый взгляд ничего не случилось, но впоследствии некоторые из них исчезли прямо на глазах окружающих, а другие сошли с ума и попали в психбольницу. Еще некоторые покончили жизнь самоубийством, а пять или шесть человек умерли впоследствии от воздействия на жизненно важные органы их организма силового поля…

Кроме всего прочего Альенде назвал несколько имен, которые якобы смогли бы подтвердить его наблюдения 16 октября 1943 года, так как в момент исчезновения "Элдриджа" эти люди находились рядом с ним на палубе "Фьюресета", а также предоставил некоторые сведения о руководителях и участниках проекта по созданию эффекта невидимости, которые он добыл уже после войны по своим каналам. Раскрыть источники он, правда, наотрез отказался, сославшись на неких "своих друзей в верхних эшелонах власти", однако информации, предоставленной им Берлитцу и Муру, вполне хватало для того, чтобы продолжить столь перспективное, на их взгляд, расследование.

По словам самих исследователей, дело по выявлению участников и вдохновителей небывалого проекта было в высшей степени трудоемким, но в конце концов это был их хлеб насущный, и потому они сочли нужным продолжить дальнейшее сотрудничество с Робертом Деншемом – намечающееся расследование требовало немалых финансовых средств. Правда, это расследование растянулось на добрый десяток лет, однако итог стараний Берлитца и Мура оказался довольно впечатляющим – ими были опрошено множество лиц, которые хоть и не принимали личного участия в подготовке к эксперименту, но многое о нем знали. Некоторое подозрение, впрочем, вызывает та легкость, с какой эти лица поделились с исследователями секретами высшей государственной важности, а также тотальная замена настоящих имен псевдонимами, однако поклонников творчества Берлитца и Мура такая "мелочь" никак не смутила. Главное заключается в том, что в случае с "Филадельфийским экспериментом", по мнению исследователей, американское правительство поступило точно также, как поступило впоследствии и в случае с "Розуэлльским инцидентом"24 в 1947 году – тщательно засекретило все свои деяния, не пожелавших молчать участников объявило сумасшедшими, фантазерами или дешевыми мошенниками, а особо опасных попросту устранило физически – как это в подобного рода делах обычно и бывает.

Смысл утверждений Берлитца и Мура относительно происшествия в 1943 году с эсминцем "Элдридж" до ужаса прост: в проведении "Филадельфийского эксперимента" наверняка могли участвовать инопланетные пришельцы, с которыми армия вступила в контакт еще до войны (и сотрудничает до сих пор), и потому тотальное появление НЛО над территорией США начиная с 1947 года – это логически следующий шаг в отношениях землян с пришельцами. Из этого, правда, проистекает такой же логический вывод, что в таком случае автором теории Единого поля, теории Относительности и многих других теорий является вовсе не Эйнштейн, однако выводы такого характера ни Мура, ни Берлитца нисколько не пугают – если уж играть, так по крупному, а на одном только Эйнштейне история науки не кончается.

2. Дональд Кремнер выражает сомнение

…Однако кроме Берлитца и Мура отыскались и другие исследователи, которые заинтересовались "Филадельфийским экспериментом" настолько, чтобы провести свое собственное расследование и прийти к выводам, несколько отличающимся от выводов этих двух экстраординарных личностей. Одним из таких исследователей оказался полковник ВВС США в отставке Дональд Кремнер, который на досуге, обеспеченном солидной пенсией, решил заняться разгадыванием всяких загадок истории, связанных с американским военным ведомством. Когда ему в 1985 году попалась на глаза книга Берлитца и Мура "Филадельфийский эксперимент", он обнаружил в ней такие детали, касающиеся некоторых известных ему не понаслышке лиц, что это показалось чересчур странным и даже подозрительным. В первую очередь Кремнера очень удивило упоминание о некоем Питере Моусли, первом офицере транспорта "Эндрю Фьюресет", который якобы в момент исчезновения "Элдриджа" находился рядом с Альенде и вместе с ним наблюдал за тем, что происходило с эсминцем.

Моусли был родственником Кремнера – он был женат на двоюродной сестре жены отставного полковника, и во время второй мировой войны служил на военных транспортах, перевозивших войска и вооружение из Америки в Европу и Северную Африку. Кремнер с ним мало общался, и потому не знал названий кораблей, на которых плавал Моусли, но был уверен, что если бы тот был свидетелем непонятного события, о котором твердил Альенде в своих письмах Джессупу, то Кремнеру рано или поздно стало бы об этом известно – хотя бы от своей жены. Моусли умер где-то в начале 60-х, примерно тогда же умерла и его жена, но в Оклахоме проживал их взрослый сын Роджер, и Кремнер не мешкая связался с ним, чтобы попытаться выяснить все то, что не удалось выяснить ни Джессупу, ни Берлитцу с Муром, ни кому бы то ни было еще.

Роджер Моусли показал своему дяде военные письма отца, которые тот присылал домой начиная с 1943 года, но в этих письмах не оказалось той информации, на которую рассчитывал отставной полковник – во время войны цензурой не допускались упоминания в письмах родственникам о конкретных событиях или военных действиях. Однако кроме писем сохранился дневник Питера Моусли, и когда Кремнер принялся его изучать, то обнаружил, что в нем не хватает многих страниц. Впрочем, вскоре эти страницы отыскались среди других вещей бывшего моряка, но было совершенно непонятно, зачем они были изъяты из тетрадей – ничего интересного в них не было, как, впрочем, и в самом дневнике. Моусли попросту записывал наиболее запомнившиеся ему эпизоды своей службы на флоте во время войны, но никаких сообщений о "Филадельфийском эксперименте", который он якобы наблюдал 16 октября 1943 года вместе с Альенде, не оставил. Зато Кремнер выяснил кое-что другое – оказывается, 16 октября 1943 года Моусли никак не мог наблюдать в филадельфийском доке хоть что-то, потому что именно в этот день он находился от этого самого дока на расстоянии не менее, чем 3500 миль!

Эту деталь было трудно обнаружить, но Кремнеру при беглом осмотре дневника совершенно случайно попалась на глаза строка, где бывший первый офицер "Фьюресета" как бы между прочим записал, что день рождения сына (Роджера) отпраздновал в Оране (Алжир), в порту, который после вторжения американцев в Северную Африку являлся главной перевалочной базой союзников в этом регионе. Как Кремнер узнал, день рождения сына Моусли – 18 октября, и если "Филадельфийский эксперимент" проводился, согласно утверждениям Альенде (а также Берлитца и Мура) 16 октября, то Питер Моусли никак не мог быть его очевидцем. Тут уж приходилось верить кому-то одному – либо Моусли, либо Альенде, но так как версии обоих на данном этапе невозможно было ни проверить, ни опровергнуть, Кремнер стал перепроверять данные, приведенные в своей книге Берлитцем и Муром, более тщательно.

Американские исследователи утверждали, что транспортный корабль "Эндрю Фьюресет" был принят в эксплуатацию в октябре 1942 года и успел совершить несколько рейсов с военными грузами из Сан-Франциско и Лос-Анджелеса в Австралию и Новую Зеландию, пока его не перевели на восточное побережье США для участия в атлантических конвоях. Карл Альенде, согласно его собственным утверждениям, появился на этом корабле за целых два месяца до "эксперимента" – 16 августа 1943 года, когда "Фьюресет" находился в порту Ньюпорт-Ньюс, расположенном в семи милях от военно-морской базы в Норфолке в самом устье Чесапикского залива, и сразу после этого "Фьюресет" отправился в очередное плавание в составе атлантического конвоя. Конечной целью перехода является Касабланка в Марокко, и 4 октября транспорт приходит обратно в Ньюпорт-Ньюс, где выгружается и встает в док Филадельфии для ремонта, и остается там до 25 октября. Затем снова поход в Северную Африку, на этот раз в Алжир, в порт Оран, и не возвращается в Америку до середины января следующего, 1944 года. После возвращения в Штаты Альенде покидает "Фьюресет" и переходит на другое судно.

Берлитц и Мур сообщают, что эта версия взята ими из официальных документов, предоставленных руководством фирмы "Мatson Navigation Company", которая эксплуатировала "Фьюресет" до 1946 года, но когда они вознамерились отыскать вахтенные журналы корабля за 1943 год, то оказалось, что они якобы были уничтожены по приказу свыше, и никаких дубликатов в природе уже не существует. Все это навевало мысли о том, что военные власти скрывали правду, и это, по мнению Кремнера, было более чем странно – ведь у Берлитца и Мура на вооружении были только две версии, и им-то уж доверять мнению какого-то непонятного бывшего матроса было более глупо, чем официальному заявлению военного командования. Но у Кремнера был дневник Питера Моусли, который опровергал предыдущие версии, включая официальную, и тем самым создавал условия для предположения, что во всей этой истории и на самом деле было что-то не так, причем тут были замешаны совершенно разные силы, преследующие каждая свои собственные интересы.

Теперь Кремнеру следовало заняться эсминцем "Элдридж", официальная биография которого не отличалась от биографии ни одного из подобного рода кораблей, участвовавших в войне. Берлитц и Мур утверждали, что в свое время они всеми правдами и неправдами добрались до официальных документов морского министерства и выяснили, что корабль этот был спущен на воду 25 июля 1943 года в Ньюарке и принят в эксплуатацию ровно два месяца спустя в Нью-Йорке. Поначалу эсминец планировалось использовать в качестве разведывательного корабля в водах Западной Атлантики, и 5 сентября он вышел в свой первый поход к Бермудским островам, где с 1941 года располагалась база ВМС США. В Нью-Йорк "Элдридж" вернулся 28 декабря того же года, а спустя неделю ушел в свое первое трансокеанское плавание – с конвоем в Африку. Таким образом, официальные документы начисто опровергали версию Альенде, но эти документы настойчивым исследователям не показались надежными, и потому они провели более тщательное расследование.

Судовые журналы "Элдриджа", содержащие информацию об истинных перемещениях корабля с момента спуска на воду и до конца декабря 1943 года, также, как и документы "Фьюресета", были "утеряны", и потому Берлитцу и Муру пришлось изрядно потрудиться, чтобы попытаться хоть как-то прояснить ситуацию. Через некоторое время они обнаружили в незадолго до этого рассекреченных архивах рапорт командира "Элдриджа", капитан-лейтенанта Чарльза Гамильтона, об атаке глубинными бомбами на немецкую подводную лодку, который ставил под сомнение официальное заявление военного ведомства о том, что до начала 1944 года эсминец не покидал воды Западной Атлантики, так как согласно этому рапорту бомбометание производилось в непосредственной близости от берегов Марокко 20 ноября 1943 года. Следующей находкой Берлитца и Мура был инженерный вахтенный журнал, в котором, правда, не содержалось информации, необходимой для непосредственного решения вопроса, однако в нем приводились координаты корабля по некоторым другим спорным датам, и потому исследователи вполне резонно решили, что если уж в официальной версии обнаружились эти "ошибки", то запросто могут обнаружиться и другие, гораздо более существенные. Это все говорило о том, что официальной версии в этом деле верить совершенно нельзя, но в распоряжении Кремнера имелось не две версии, как у Берлитца и Мура, а целых три, и вот эта самая третья версия не позволяла верить и версии Альенде, которая выдвигалась на первое место после дискредитации официальной, потому что если "Элдридж" и находился в Филадельфии 16 октября 1943 года, то "Фьюресет", согласно утверждению Моусли, там находиться не мог никак, следовательно, не мог находиться на нем и сам Альенде.

Если только этот самый Альенде на самом деле проходил службу на "Фьюресете", а не совсем на другом корабле.

3. Дело о "подставах"

…Когда Кремнер служил в ВВС, он слышал всякие истории про НЛО, но сам никогда с этими непонятными "летающими тарелками" не сталкивался, и даже не был знаком с людьми, которые их наблюдали. Он не был сторонником теории инопланетного присутствия на Земле, хотя и подозревал, что военные проводят какие-то эксперименты по созданию летательных аппаратов с недостижимыми для современной авиации характеристиками, правда, ему неизвестно было, с какой целью они эти эксперименты засекречивают. Вся эта пена начала подниматься еще в первые послевоенные годы, когда американские военные готовились получить от своих конструкторов новую авиатехнику, которая на несколько порядков должна была превосходить ту, с которой Америка закончила войну. Но в итоге они получили большую и жирную фигу в виде старых схем, снабженных, правда, реактивной тягой, прибавившей самолетам скорости, дальности полета и бомбовой нагрузки, но это было совсем не то, на что рассчитывали генералы и адмиралы. Еще в 1943-м году американские авиаконструкторы Нортроп и Циммерман объявили во всеуслышание, что давно готовы запустить в серию новые, ультрасовременные схемы, которые не просто значительно расширят диапазон боевого применения летательных аппаратов, а перевернут вверх дном всю военную стратегию – русские в авиации значительно отставали от американцев, и потому можно было рассчитывать одним махом покончить с ними нападением с воздуха и даже без применения сухопутных армий и военных кораблей (за исключением, разумеется, авианосцев, которые должны были обеспечить предварительное уничтожение ПВО противника).

…В 1946 году молодой, но уже опытный специалист, лейтенант Дональд Кремнер был пилотом стратегического бомбардировщика Б-29 "Суперфортресс" из 3-й воздушной армии, штаб которой располагался в Пуэбло, штат Колорадо. Война с немцами и японцами закончилась больше года назад, но среди личного состава ходили упорные слухи, что не за горами новая война, на этот раз уже с бывшим союзником Америки – Сталиным. Никто из строевых офицеров, правда, этому в глубине души не верил, но было ясно, что командование ВВС лихорадочно к чему-то готовится, устраивая чехарду с перевооружением армии на реактивную технику, которая, по большому счету, мало чем отличалась от зарекомендовавших себя в боях второй мировой истребителей и бомбардировщиков с поршневыми двигателями. Конечно, реактивная тяга сулила неплохие перспективы в будущем, но это все же было будущее, а война могла возникнуть вот-вот.

0|1|2|3|4|

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru HotLog informer pr cy http://ufoseti.org.ua